Jazz Bez 2009:лучше поздно, чем никогда


report

Прошло больше месяца с момента окончания 9-го международного фестиваля Jazz Bez , который проходит во Львове, — инфоповод почти безвозвратно утерян, — но я решила, что всё-таки нужно рассказать российской аудитории о том, что это за феномен. Украинской публике объяснять, что такое Jazz Bez, не приходится, — тем более, что на «укроджазовом» ресурсе UAjazz.Com, которым я руковожу, мы опубликовали около десяти материалов с фестиваля.

Lviv
Львов (фото: Иван Лешко)

Во-первых, всем потенциальным зрителям фестиваля, которые живут в России и готовы поехать в живописнейшее место послушать отличную новую музыку, нужно знать, что «жёсткое неприятие русскоговорящих во Львове» — это миф. Воронежская группа Happy 55, выступавшая на фестивале и объехавшая со своей программой несколько западноукраинских городов, в этом убедилась: «JazzBez — отличный фестиваль с прекрасной организацией и широкой палитрой исполнителей. Ощущения от гастролей — самые что ни на есть положительные. Исключительные. Со всех сторон. Звукорежиссёры в каждом отдельно взятом городе на высоте, что очень важно для нас как исполнителей. А про Львов могу сказать, что хотел бы там жить! Это город с прекрасной успокаивающей энергетикой!«- говорит барабанщик Александр Битюцких.

Так что бояться ехать во Львов совершенно не стоит — особенно зная, что с конца 2009 года в этом городе проводится интенсивная кампания по привлечению туристов, в том числе и из России. Если решитесь поехать — обязательно зайдите в ресторан «Криївка«: у входа вас спросят, «чи ви не москаль» и если выяснится, что таки да, то нальют водки в два раза больше, чем не-москалям.

Во-вторых, нужно понимать, что Jazz Bez — фестиваль, на котором направлений популярного джаза (фанка, фьюжн, диксиленда и т.п) как таковых очень мало. Здесь в обилии представлена спонтанная импровизация в исполнении лучших представителей жанра со всего мира и украинский этно-джаз. Мэйнстрим если и имеется, то он отдан на откуп польским музыкантам.

В-третьих, Jazz Bez — это не только музыка, но и уникальная атмосфера. Музыкальный форум организуется арт-агентством Дзига, которое управляет полудюжиной концептуальных кафе, фотоклубом и картинной галереей — кроме всего прочего. Будьте готовы к тому, чтобы охать и ахать, восхищаясь тем, как стильно и вместе с тем душевно на фестивале обустраивается каждая мелочь.

Ну и в-четвёртых, во Львов вообще надо ехать. Особенно накануне католического Рождества — а именно в это время проводится фестиваль.

В качестве репортажа с  Jazz Bez я хотела бы предложить вам перевод фрагментов заметок Андрея Издрыка, львовского журналиста и поэта. Свои впечатления я уже написала и опубликовала ранее (раз, два, три), и повторяться не очень хочется, а вот Издрыка на украинском большинство из посетителей нашего ресурса читать будут вряд ли.

Итак, 10 дней джаза во Львове.

Марьяна Садовская. Фото Оксаны Ключенко (UAjazz.Com)
Марьяна Садовская (фото: Оксана Ключенко, UAjazz.Com)

День Первый. В этом году в программе фестиваля было много разножанрового околоджазья, так что довольно симптоматично, что открытие фестиваля было доверено Марьяне Садовской и ее группе Borderland (Германия), непростую музыку которых джазом назвать можно лишь с большой долей условности. Прежде всего, это этно, пропущенное сквозь призму авторства, таланта и безумия Садовской и приведённое ее мастерством в резонанс. У Марьяны актерское прошлое, так что вполне логично, что выступление происходило в театре Марии Заньковецкой. Кроме чудесной акустики помещения, можно отметить то, что сцена театра просто очень шла Садовской, выступление которой было ознаменовано большой долей театральности. Нет, Марьяна не готовила сценического шоу: она сама была этим шоу. Бывают группы, которых лучше слушать в записи. Садовской и Borderland это не касается. Несмотря на прекрасное качество их пластинок, на них невозможно зафиксировать атмосферу, которую создают музыканты и в которой растворяют своих слушателей.

День Второй. Тему этно-джаза продолжила львовская группа ShockolaD+PL, которая выступила в зале Филармонии вместе с септетом музыкантов из муниципального оркестра Leopolis. «+PL» – это два польских музыканта, которые присоединились к группе: трубач Томаш Дабровски (Tomasz Dabrowski) и контрабасист Михал Ярос (Michal Jaros). Они представили шесть композиций — «Українська Сюїта», «Веснянка», «На п’ять», «Подоляночка», «Вийди, Іванку» – с альбома «Намбер Ван«, а также новую композицию «Сезам«. Композитор всех пьес, кроме «Веснянки», которую написала пианистка Анастасия
Литвинюк
, — барабанщик группы (восходящая звезда украинского джаза — Т.Б.), Игорь Гнидин. Все аранжировки и оркестровки написала вокалистка Богдана Винницкая. Шесть композиций за полтора часа сета. Значит, каждая звучала по 15 и более минут. Причём каждая строилась по такой схеме: сначала Дана представляет тему, выпевая пару куплетов из народной песни, затем начинается джазовая обработка, сольные партии практически каждого из инструментов, переплетающиеся с грамотно прописанными оркестровыми фрагментами. В завершение — реприза темы. Leopolis играл роль более второстепенную, чем можно было надеяться. Он обогащал звучание, но особенно необходимым ни в одной композиции, кроме «Сезама«, не казался. Впрочем, нужно отдать должное львовским «шоколадкам»: оркестр добавил музыке молодых джазменов новых красок, а исполнительская техника у ребят и без того на высоте.

Во втором отделении вечер продолжили поляки New Bone, которые исполняли стандартный бибоп. В этом жанре что-то новое сказать очень трудно, — да никто и не пытался — но потешить любителей направления полякам удалось в полной мере. Впрочем, парни отличились агрессивным звуком: похоже, в арсенале из музыкальных выразительных средств понятие piano отсутствует как класс.

Анджей Ягодзинский. Фото Оксаны Ключенко (UAjazz.Com)
Анджей Ягодзинский (фото: Оксана Ключенко, UAjazz.Com)

День третий выдался ожидаемо контрастным. Еще бы: на одной сцене выступали адепты академичнейшего джаза и группа фри-джазменов. Первыми были  Jagodzinski Trio, основным занятием которых является джазовая обработка музыкального наследия Шопена. Полный зал Филармонии засвидетельствовал то ли хороший вкус львовян и их осведомленность в сфере современной музыки, то ли хорошую работу PR-отдела. На самом деле, рассказывать о музыке трио Ягодзинского, по сути, и нечего. Потому что выражением «джазовые версии творений Шопена» суть передаётся, а всё остальное словами описать невозможно. Трое мужчин творят искусство — трое мужчин в скромной чёрной одежде, которая словно напоминает о том, что они здесь не главные, а главный — тот, чью музыку они аранжируют. Ягодзинский обращается с материалом очень осторожно, даже трепетно. Ему удается быть одновременно и хорошим академическим композитором, и отличным джазменом, и владеть фантастической техникой, так необходимой для исполнения Шопена, и вместе с тем иметь чувство свинга, без которого не бывает джаза.

Выступление Ягодзинского стал бальзамом на душу тех, кто устал от модерновых экспериментальных выкрутасов без ритма и тональности. Он напомнил слушателям, что куда бы ни заводила нас культура современности, воспетое романтиками Прекрасное существует и может брать за душу даже в наше циничное время. С меньшей долей пафоса о Ягодзинском говорить негоже. Благодарная публика дважды вызывала маэстро на бис; похоже на то, что второй был незапланированным.

Avtokar. Фото Оксаны Ключенко (UAjazz.Com)
Avtokar (фото: Оксана Ключенко, UAjazz.Com)

«Но недолго солнце грело»: вторым на сцену вышел импровизационный проект Avtokar — квартет в составе львовянина Марка Токаря на контрабасе, Вацлава Зимпеля и Миколая Тшаски на саксофонах и кларнетах и англичанина Марка Сандерса на ударных. Для тех, кто пришел на Ягодзинского, звучание
Avtokar оказалось слишком «завёрнутым» — и такие покидали зал, — но те, кто откровенно наслаждался происходившим, было довольно многочисленны и своих эмоций не скрывали. Avtokar сыграли всего две длиннющие композиции и одну коротенькую — на бис.

Казалось, музыканты старались не особо шокировать пришедшую на Ягодзинского аудиторию: по крайней мере, спонтанные импровизации были ритмичными. Благодаря акустике филармонии все, кроме контрабасиста. играли без усиления. Музыка оказалась на удивление нарративной […], хотя те, кто сравнивали этот концерт с выступлением Токаря с Зимпелем на Неделе Актуального Искусства, знал, что музыканты не использовали и трети своего художественного арсенала. Это хороший знак: музыканты собрались, чтобы передать определенное сообщение, а не просто померяться техникой. Впрочем, Токарь не мог не использовать деку инструмента в качестве перкуссии, а духовики не могли не поиграть в сонористику. Благодаря же ритмам Сандерса музыка приобретала древние шаманские обертоны и отдавала доязыческими временами, когда боги ещё не имели имён, а человек не окончательно ощутил свое отличие от бестелесных духов…

День четвертый. Он прошел в клубном формате, — скорее даже, в формате квартирника, потому что состоялся в кофейне «Квартира 35». Кто знает это помещение, помнит, что там нет сцены и площадь довольно ограничена: это и поспособствовало большей интимности между музыкантами и рителями. Молодая группа Ad Libitum в составе фортепиано (Роман Бардун), баса (Сергей Бридун), гитары (Орест Жук) и ударных (Алексей Дольников) играли довольно драйвовый фанк. Сначала, для разогрева, инструментальный, а затем к парням присоединилась вокалистка Надежда Жук — и коллектив перешёл к исполнению авторского материала и обработок народных песен.

День пятый. Во вторник клубные концерты фестивали продолжились выступление проекта Bez Spogadiv, созданного специально для фестиваля на базе львовской группы MT-3. К стабильному составу МТ-3 (саксофонист Мартын Твердун, ударник Андрей Войтюк и клавишник Кирилл Абрамов) присоединился Александр Максимов, гитарист украинского происхождения, проживающий в Нидерландах. Гитара Максимова придала объемности звучанию группы и уравновесила лидирующий саксофон. Сами музыканты обозначают стиль, в котором играют, как modern jazz (хотя лучше охарактеризовать Bez Spogadiv как группу, исполняющую музыку в духе ECM — Т.Б.).

День шестой. После двух дней сешнов Jazz Bez вернулся к полноформатному размаху. Этот день был посвящен музыкальным экспериментам северных соседей Украины — групп Happy55 из России и Gurzuf из Беларуси. Оба коллектива представляли нетрадиционную музыку. А вторая — еще и нетрадиционный состав: один баянист и один барабанщик. И обе группы удивили публику.

Happy55 — трио, состоящее из барабанщика, пианиста и контрабасиста, — предложил львовянам абсолютно свежее уху джазбезовца звучание. Авторские пьесы исполняются в составе классического джазового трио, однако вместе с тем к джазу отнесены быть могут с трудом. Творения воронежцев — нечто среднее между поп-музыкой, джазом и фортепианным роком образца Procol Harum и Muse. Напрашивается термин джаз-рок, но Happy55 не имеют ничего общего с фьюжн. Наверное, что-то подобное мог бы играть в свои лучшие годы Майк Олдфилд, если бы он так не увлекался монументальностью.

Happy55 звучат насыщенно, местами драматично, местами пафосно. Замените рояль на другие инстурменты — и вы получите что угодно, от нью-эйджа до хард-рока, в зависимости от выбранных тембров. Творчеству Happy55 можно присваивать гордое звание Музыки в прямом смысле этого слова — музыки, не привязанной к жанрам и стереотипам искусства.

Gurzuf — еще один сюрприз шестого дня фестиваля. Музыка беларусов тоже больше походит на рок. Баян как многоголосный инструмент, оказывается, вполне может заменить целую группу. В отличие от предыдущего коллектива, который, как бы то ни было, тяготел к академизму, Gurzuf взяли публику драйвом и напористостью: подчёркнуто грубым саундом, громким и по-роковому пронизывающим. Впрочем, хотя концепт той музыки, которую играют беларусы, любопытен, не мешало бы чётче продумать, что в его рамках предпринимать.

 Doneda-Nakatani-Yaremchuk-Blondi. Фото Оксаны Ключенко (UAjazz.Com)
Doneda-Nakatani-Yaremchuk-Blondi (Фото Оксаны Ключенко, UAjazz.Com)

День седьмой снова представил разноплановые проекты. Первым был импровизационный квартет в составе Фредерика Блонди на фортепиано, Тацуи Накатани (Япония) на ударных, Юрия Яремчука (Украина) и Мишеля Донеды (Франция) на духовых. Вторым — джаз-рок квартет из Москвы Witnesses of фusion. Импровизаторы, выступавшие первыми, за весь концерт сыграли всего несколько нот, все оставшееся время извлекая из инструментов вовсе не те звуки, для которых те были изначально предназначены — вполне в духе сонористики. Проекту следует отдать должное за невероятный спектр звуков, которые музыканты способны добывать, и за то, как они это делают. Концерты с подобной музыкой следует записывать не столько на аудио, сколько на видео, поскольку визуальная сторона происходящего значит очень много. Выступление походило на саундтрек к спектаклю — с той разницей, что спектакль ставился бы под конкретную музыку. Вернее, он возник сам собой от звуков, организовавших всё происходившее на сцене. На бис музыкантов вызывали долго. Хочется верить, что дело в хорошем вкусе львовян, но интуиция подсказывает, что скорее в жажде ко всему новому. Как бы то ни было — музыканты удовлетворили аудиторию еще одним коротеньким скетчем.

Вечер продолжила жанровая музыка — фьюжн в исполнении гостей из Москвы. «Свидетели Фьюжновы» были любопытны, прежде всего, составом, — к соло- и бас-гитаре с ударными добавили вибрафон. Его мягкий и чистый тон придает музыке праздничности. Джаз-рок москвичей свёрстан по всем канонам жанра: ни разу не нудный, энергичный, мелодичный и прекрасно исполненный.

День восьмой был представлен еще одной парой коллективов, польским ЕМРЕ-3 и украинским коллективом Игоря Закуса. ЕМРЕ-3 соединяют разнообразнейшие традиции, инструменты и мотивы в просто фантастическую смесь. Их музыка — кроссворд для этнографов, которым бы наверняка было бы интересно долгими зимними вечерами разбирать, что откуда взято в музыке поляков. Как бы то ни было, world music ЕМРЕ-3 очень сильно отшлифован и пропущен через призму джазового подхода.

Вторым выступал киевский джазмен червоноградского происхождения, по образованию духовик, переквалифицировавшийся в бас-гитариста и ставший одним из лучших инструменталистов в стране и официальным представителем фирмы Fender — Игорь Закус. Его Z-Band работает в легких стилях фанк и поп-джаз, но никогда не переходит ту границу, где начинается попса (под какой бы жанр она ни маскировалась бы). Игорь привез во Львов программу c альбомов «Zakus was here» и «Коломийки» (импровизации на народные темы). Драйвовый фанковый бас бэндлидера является основой энергетики группы.

День девятый: воздушные Thuillier trio, электронные Аuguscik-Kinior-Makaruk Trio и горячие Hot Potato Project. Трио Тюлье из Франции выделяется, прежде всего, необычным составом — туба, тромбон и ударные. И если состав диктует звучание в большинстве случаев, то в этом — уж точно. Тромбону досталась роль солирующего инструмента, туба взяла на себя функцию, которая обычно отводится контрабасу или бас-гитаре. Отсутствие инструмента, который бы задавал гармонию, освободил группу от ограничений и позволил путешествовать по ладам. Но, конечно же, главный эффект обеспечил не выбор инструментов, а то, что с ними делают музыканты. А те работают в спектре стилей от фри-джаза до классического свинга.

Группа, состоящая из вокалистки Гражины Авгущик, электронщика Диариуша Макарука и мультиинструменталиста Влодзимежа Кинора, тоже не вмещается в рамки жанровых определений, работая на стыке джаза, world music и экспериментальной электроники. От джаза — партии саксофона и вокала, от музыки мира — вокал же и перкуссия, а электронные инструменты обеспечивают всему этому надежный базис, иногда изменяя оригинальный саунд до неузнаваемости. Наверное, так бы звучала Бьорк периода Telegram, если бы с ней вместе играли Питер Гэбриел и Катя Заволока.

Hot Potato Project контрабандой из Каира привезли фанк с этническими мотивами. Из всех участников девятого фестивального дня этот коллектив отметился самым плотным звуком — это вам не минимализм Тюлье. Погоду делали, в основном, бас-гитара и саксофон. Тщательно выверенная, сочиненная по законам жанра и с чувством исполненная музыка — ничего невероятного, но вполне приятно и тепло.

День десятый. Off-Quartet (Дания-Польша) в составе гитары, трубы, контрабаса и ударных исполняли contemporary с уникальной на этом фестивале джазовой гитарой и просто фантастическими барабанными соло. Говорят, что датчане чаще, чем жители прочих стран, заявляют, что они счастливы. И действительно, музыканты выглядели неимоверно позитивно.

В заключение фестиваля выступили гости из Литвы — Mint Digital, которые привезли с собой не только экспериментальную смесь поп-музыки, джаза и электроники, но и виджея, сопровождавшего все выступление визуализацией. Несмотря на титулованность маэстро, видеоряд не особо впечатлял — переходы между сюжетами были чересчур уж грубыми, да и в резонанс с музыкой они не всегда попадали. Зато это была единственная группа, которая попробовала раазвлчь публику визуальным шоу.

В целом Jazz Bez 2009 получился интереснее, чем фестиваль предыдущего года. Несколько мэйнстримовых проектов приятно разбавляли интеллектуально насыщенную программу лёгкими звуками, но все-таки не определяли общую тенденцию. Похоже на то, что Jazz Bez наконец воспитал львовского слушателя — и тот стал довольно искушённым и требовательным к новой для себя музыке.

Jazz Bez 2009:лучше поздно, чем никогда: 1 комментарий

  1. По-моему, интересности Безу во многом добавили именно те, чья музыка «не вмещается в рамки жанровых определений» — именно в таких»пограничных зонах», на стыке направлений и происходит развитие, появляется что-то новое и интересное, чтобы со временем стать классикой. Взять например Гурзуф — «баянный гранж» или литовцев «MD», соединяющих музыку с видео. Некоторые критики, правда, справедливо указывают на «комки» — слабоватое видео, несоответствие площадке (Гурзуф в Филармонии), но на то и эксперимент, чтоб видеть, куда двигаться дальше. Два упомянутых проекта ассоциируются у меня с еще одним беларусским коллективом — Порт Моне, с не менее интересным составом из аккордеона, баса и джембе. Их экспресивная и одновременно созерцательная музыка, «акустический эмбиент», тоже (и даже в большей степени, чем тот же Гурзуф) вступает на джазовую территорию. Артемий Троицкий вообще заявил, что Порт Моне — лучшее, что случилось в жанре аккордеонной импровизации за последнее время, включая и джаз. Так что появление «ПМ» на фестивале-2010 было бы вполне закономерным и органичным (для меня лично — и долгожданным).
    Кстати, трио также эксперементирует и с визуальным искусством — это вообще очень актуальное нынче направление. Так что спасибо организаторам Джазбеза за поиск и эксперимент, и ждем новых интересных имен в 2010.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *