Джазовый ринг в Капелле

Владимир Фейертаг,
Санкт-Петербург
VF

21 февраля в зале Санкт-Петербургской академической капеллы состоялся концерт «Джазовый ринг» с участием двух прославленных и весьма востребованных коллективов — Moscow Art Trio и St. Petersburg Modern Trio (так назвали свой ансамбль Вячеслав Гайворонский, Андрей Кондаков и Владимир Волков). Концерт был частью ежегодного 7-го международного фестиваля «Музыкальный Эрмитаж». Последние пять лет организацией джазовых программ в рамках фестиваля занимается пианист Андрей Кондаков. За это время джаз — а точнее, разные виды импровизационной музыки — значительно обогатил палитру изначально чисто академического музыкального праздника. «Джазовый ринг» — название, которое должно было напомнить петербуржцам когда-то очень популярную питерскую телепрограмму «Музыкальный ринг».

Владимир Волков, Вячеслав Гайворонский
Владимир Волков, Вячеслав Гайворонский

«Мы будем играть несколько новых композиций, которые еще нигде не исполнялись», сказал мне перед началом концерта трубач Гайворонский. Собственно, так и было. В конце программы музыканты исполнили старую тему «В поисках стандарта». Все-таки удобно завершать программу проверенным хитом. Тем более, что в фойе слушателям предлагался одноименный диск, выпущенный на лейбле Leo Records и попавший (кажется, впервые для российских музыкантов) в число лучших релизов 2009 года по мнению нью-йоркского издания AllAboutJazz. Композиции трио (три принадлежат Гайворонскому, две — Кондакову и одна — контрабасисту Волкову), в отличие от многих чисто конструктивных пьес Вячеслава (построенных на звуковом изобразительном поле, нарочито диссонантных и угловатых), обладают ясно очерченными мотивами, многие из которых генетически связаны с интонациями разных композиторских школ ХХ века.И хотя музыканты несколько раз с улыбкой убеждали меня, что «джаз мы не играем», я принимаю это за джаз. Все элементы налицо: импровизационность — пожалуйста. Звукоизвлечение, обработка звука — ни намёка на академичность. И внутреннее ощущение свинга, хотя традиционной пульсации нет. «Свинг у меня только от Гленна Гульда» – пошутил Гайворонский, а я подумал: Гульд — дитя ХХ века. И не он один стал играть ритмически активнее, метрически точнее. Многие академические пианисты вот уже полвека играют с иной моторикой, чем в эпоху Гайдна и Бетховена.

Музыка трио завораживает непредсказуемостью, необычным соединением полистилистических импровизационных эпизодов, столкновением исполнительских темпераментов и общей провокационностью. Но её успех у слушателей понятен. Отдельные мазки, кластеры, хаотические переклички скреплены плотным обаянием музыкальной драматургии. И, как говорится, в конце всё сходится. В памяти не остаются мелодии, но возникает ощущение, что час проходит, как несколько минут. И эти мгновения прожиты вместе с музыкантами, которые щедро поделились с нами своими мыслями о пространстве и времени, своим интеллектом и чувствами.

Аркадий Шилклопер
Аркадий Шилклопер

И если уж вновь заикаться о джазе, то во втором отделении (Moscow Art Trio) его было значительно меньше. Михаил Альперин, Аркадий Шилклопер и Сергей Старостин — выдающиеся инструменталисты. Причём каждому дана возможность исполнить сольный номер. И в программе представлена музыка в трёх ипостасях — русский и отчасти молдавский фольклор (Старостин, Альперин), академическое виртуозное исполнительство (Шилклопер), джаз (Альперин). Многое я уже слышал, и больших изменений в программе этого замечательного терцета не нашёл. Про себя подумал: не так уж часто они встречаются, чтобы сделать что-то новое. Коммерчески успешный продукт произведён давно, имеет успех на фестивалях в Европе и России. Что же ещё надо?

Конечно, публика (в основном меломаны, посещающие академические концерты) восторженно принимала исполнителей. И дело вовсе не в том, что все было понятно и интересно, а в том, что сегодня мастерство музыкантов, выступающих под флагом джаза или новой импровизационной музыки, ни в чём не уступает уровню великих исполнителей классики, а во многом и превосходит. А исполнительская свобода и связанная с этим звуковая изобретательность – интрига, движущая фабула всего концерта. И спасибо компании Onego Shipping, которая помогла Фестивалю «Музыкальный Эрмитаж» осуществить этот проект.

Андрей Кондаков, Сергей Старостин, Михаил Альперин
Андрей Кондаков, Сергей Старостин, Михаил Альперин

«Джазовый ринг» предполагал обмен ударами-репликами, поэтому концерт завершился коротким, «нежным» (по определению Миши Альперина) джемом, в основу которого легла «Колыбельная» Андрея Кондакова. Новой музыки не возникло, но была профессионально отдана дань старой джазовой традиции. Не хочу говорить банальности — «победила дружба» или «победил джаз». Скорее, победила музыка!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *