Фестиваль к 100-летию Эдди Рознера в Берлине

Елена Слюсарева ES

На второй июньской неделе в Берлине впервые состоялся джазовый фестиваль имени Эдди Рознера. Инициатором и координатором фестиваля стал музыкант и музыковед, поэт и публицист, руководитель ансамбля The Swinging Partysans  Дмитрий Драгилёв. Автору этих строк удалось побеседовать с ним о непростой судьбе Эдди Рознера и о новом берлинском фестивале, посвящённом его памяти. 

Dmitry Dragilev
Дмитрий Драгилёв

— Эта идея уже давно не давала мне покоя. А если учесть, что историей Эдди Игнатьевича я профессионально интересуюсь и по мере сил занимаюсь без малого четверть века, можете себе представить мою радость, когда после долгих поисков, проб и ошибок удалось найти поддержку у организаторов ежегодного Германо-российского фестиваля в Берлине. Они включили новый проект в программу мероприятий. 2010 год — юбилейный. Сто лет со дня рождения Рознера. И теперь есть надежда, что Eddie-Rosner-Jazzfestival, — как бы «фестиваль в фестивале», — станет традиционным. 

Какие коллективы приняли участие в фестивале в этом году?

— Фестиваль стартовал 11 июня и длился три дня. В течение этих дней на нашей концертной площадке под открытым небом выступили ансамбли, представлявшие джазовую музыку во всех её проявлениях: свинг и салонно-танцевальный джаз играл Salon Orchester Berlin, фанк и фьюжн исполнял Kleene Bigband. Звучали композиции, которые можно охарактеризовать как gipsy swing (цыганский свинг), об этом позаботился Malenki Fun Orchester. Оригинальными темами Эдди Рознера вооружились «Свингующие партизаны». Порадовал слушателей квартет братьев Ивановых — с Михаилом и Андрем Ивановыми музицировали два других великолепных музыканта, а именно их постоянный партнёр барабанщик Дмитрий Севастьянов и бельгийский саксофонист Франк Ваганэ.

Вы часто говорите о том, что Эдди Рознер — не только музыкант, олицетворяющий джазовые связи между Германией и Россией, но и российский джазовый брэнд.

Eddie Rosner
Эдди Рознер

— Линия жизни Эдди Рознера началась и завершилась в Берлине, но половина пути была отдана Советскому Союзу, где Рознер сотрудничал с известными мастерами искусств и со многими молодыми джазовыми «неформалами» своего времени. В СССР Рознер достиг огромной популярности, руководил лучшими свинговыми биг-бэндами, успев познакомиться и с Колымским краем, и с тонкостями цензуры, и со сложностями освоения джаза в России. Страна обязана Рознеру целой плеядой знаменитых музыкантов и вокалистов.

Что объединяет Рознера с другими джазовыми корифеями?

— Даже если поверхностно рассуждать, можно выстроить такой ряд. Многие короли оркестрового джаза родились весной — Гленн Миллер, Дюк Эллингтон, Гарри Джеймс… Эдди Рознер — не исключение. На год без одной недели был он моложе своего коллеги Бенни Гудмана, и младше Арти Шоу всего на несколько дней. О жителе Берлина и Москвы Борисе Фрумкине и говорить не приходится: он тоже отмечает свой день рождения 26-го мая.
Помните, у поэта Михаила Светлова: «Иркутск и Варшава, Орел и Каховка — этапы большого пути». Этапы большого пути Эдди Рознера — это оркестры в Варшаве и Минске, Магадане (куда он был доставлен по этапу через Хабаровск, Комсомольск и Ванино) и, конечно, в Москве. Рознер — личность легендарная в полном смысле слова. Когда он решил вернуться на родину, он уже почти почувствовал себя в шкуре отказника — в разных смыслах. Последние дни своей жизни он провёл в Западном Берлине, в квартире по адресу Уландштрассе 110. В Союзе его имя вторично попало под запрет. Только в начале 90-х вышла маленькая книжка о Рознере, которую написал Юрий Цейтлин. Увы, даже Цейтлину, работавшему в оркестре, изменила память, и даты сместились: на год раньше он «отправил» своего шефа на Колыму и на три года раньше — на пенсию. И всё же честь и хвала Юрию Владимировичу. Ведь составители московской антологии статей «Эстрада без парада» вообще рассказывают мистическую, леденящую душу историю. Оказывается, Рознер умер ещё в 1949 году, умудрившись, впрочем, десять лет спустя переехать на постоянное жительство в Польшу… 

Ваш коллектив «Свингующие партизаны» успешно исполняет то, что можно назвать Rosner Legacy

— Что остаётся после музыканта? Легенды, свидетельства современников, память о звуке… Менее двадцати записей московского оркестра п/у Эдди Рознера уцелело в фондах Всесоюзного радио. Львиная доля их не издана до сих пор. Чтобы достичь желаемого результата, пришлось потратить не один год на подготовку программы. Она в определённом смысле уникальна. Искать материал, который многие считали утраченным, добиваться аутентичности в исполнении… Слава Богу, мои усилия встретили понимание у дочерей Эдди Игнатьевича — Валентины и Ирины, с которыми я давно дружу.

 Кого вы собираетесь пригласить на фестиваль в следующем году?

 — Я надеюсь, что в следующем году мы сможем расширить состав участников и пригласить больше российских исполнителей. Мы будем очень рады приветствовать на нашем фестивале бывших коллег и «питомцев» Эдди Игнатьевича, а также объединить наши усилия с теми, кто уже занимается схожими программами. В России есть замечательный опыт, связанный с репертуарно-мемориальным проектом Майи Кочубеевой, благодаря которому партитуры 40-х гг. были восстановлены Владимиром Прохоровым. В Беларуси дело Рознера, как известно, продолжает Михаил Финберг. Свою ностальгическую программу, посвященную Эдди Игнатьевичу, предложили в этом году берлинской публике восходящая звезда германо-российского джаза певица Талана Габриэль и Бедрос Филиппович Киркоров, работавший в 60-х гг. у Рознера в оркестре. Планов громадьё, пожелайте нам удачи, чтобы замыслы и планы, материальные ресурсы и организационно-технические возможности соединялись в счастливом аккорде, позволяя и впредь осуществлять задуманное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *