Таллинн, Jazzkaar-2011, часть вторая: история, лицо и репутация

NEW Таллинн, Jazzkaar-2011, часть третья: звёзды и колорит
У «Джаз.Ру» есть давние традиции в освещении таллиннского фестиваля Jazzkaar: впервые мы получили репортаж с фестиваля от эстонского автора Мати Брауэра ещё в 2002 г. , затем наш автор Ростислав Зяблов, в то время живший в Кохтла-Ярве, писал о фестивале для «Полного джаза» (ещё в версии 1.0) в 2005 г., а в 2006-м в Таллинн впервые приехала авторская бригада из Москвы, результатом чего стала публикация большого репортажа из Таллинна в «Полном джазе» (часть I , часть II).
Годом позже в Таллинн вновь ездила целая бригада, но в «Полный джаз» пошёл уже только краткий вариант отчёта о фестивале-2007 , а полный вариант, вместе с интервью бессменного директора фестиваля Анне Эрм, был опубликован в №4-2007 уже бумажного «Джаз.Ру», который можно, если в вашей коллекции этого номера нет, прочитать в сети. Только фестиваль 2008 года мы, по разным причинам, пропустили; зато в 2009 г. на 20-й Jazzkaar ездил обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново, чей объёмный репортаж был опубликован аж на шести страницах сдвоенного 4/5 номера бумажного «Джаз.Ру» за 09 год (в сети этого номера пока что нет). И, наконец, в прошлом, 2010 г. в Таллинн опять ездила бригада — зам. главного редактора «Джаз.Ру» Анна Филипьева и ваш покорный слуга, которые написали о XXI версии фестиваля материалы и для бумажного «Джаз.Ру» (№3-4, 2010), и для «Полного джаза», уже в версии 2.0 (краткий «блиц» и большой обзор).
И в этом году мы решили не отставать от заданных темпов: о первой части «Йаццкаар-2011» свидетельствовала Татьяна Балакирская, а сегодня мы публикуем отчёт о второй части фестиваля, о которой рассказывает главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков.

Кирилл Мошков CM

Jazzkaar — фестиваль с историей, лицом и репутацией. На ближних к нам окраинах Европейского союза фестивалей такого уровня, кроме Таллиннского, немного: один в Каунасе, два в Вильнюсе и один — в Тампере, вот и всё. Но ни один не овеян такой исторической славой, как Таллиннский: ведь именно фестиваль в Таллинне (тогда писали «в Таллине») в 1967 году стал одной из переломных точек в истории советского джаза — первый фестиваль, на который съехался буквально весь Советский Союз, от Тбилиси до Новосибирска; первый фестиваль, на котором «настоящие американцы» (квартет Чарлза Ллойда с молодым Китом Джарреттом за роялем) играли рядом с советскими, шведскими, польскими музыкантами; первый, наконец, фестиваль, породивший адекватный событию литературный отзвук — великолепный репортаж Василия Аксёнова в журнале «Юность», ставший одним из лучших образцов ранней русской джазовой журналистики.
Конечно, нынешний Jazzkaar — это совсем другой фестиваль. Он носит порядковый номер 22, и с «тем самым» фестивалем 44-летней давности организационно никак не связан, но для постсоветского джазового пространства связь, пусть неявная, несомненна. Это ответственность: величайшему фестивалю 60-х надо соответствовать. И эту ответственность фестиваль, во главе которого все 22 года стоит журналистка Эстонского радио Анне Эрм, несёт с гордостью — и вполне успешно.

«Йаццкаар» — дословно, «джазовая дуга», но «йаскаар» при этом — деревенская пирушка с танцами и выпивкой, праздник, посиделки. И фестиваль действительно старается выдерживать это двойное обличие: помимо «главной» концертной программы в залах, у него есть и клубная программа, и множество сопутствующих мероприятий, а в этом году внутри его программы был и полноценный «вставной» фестиваль, о чём уже рассказала Таня Балакирская несколько дней назад.

Raivo Tafenau
Raivo Tafenau

Для меня Jazzkaar-2011 начался 26 апреля. Концерты фестиваля к этому моменту шли уже не в зале Братства Черноголовых, а на обычной своей площадке последних лет — в Русском культурном центре, бывшем Доме офицеров флота советских времён, построенном в 1950-е гг. на фундаменте разбомбленного довоенного кинотеатра. Первый концерт был посвящён эстонскому джазу и его внешним взаимодействиям. Открыл его ансамбль, у которого два лидера — оба саксофонисты, Сийм Аймла (тенор, баритон и флейта) и Райво Тафенау (тенор, альт и сопрано).
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа с фестиваля, много фото, ВИДЕО!
В целом ансамбль показал приятную, аккуратную, крепко сделанную музыку, в исполнении которой была только одна проблема — отсутствие того, что мы здесь деликатно назовём «огоньком», а американские музыканты, не обинуясь, напрямки именуют balls (см. в словаре). Возможно, дело было в недостаточности репетиций; возможно — в недостаточно точном взаимодействии в ритм-секции. Есть такое музыкантское понятие: chemistry. Химия эта в ансамбле может быть, а может и не быть, и если её нет, не сложилась — значит, ждать её прихода практически бесполезно. Вот тут был как раз такой случай: хороший, интересный материал, которому недостаточность «химии» не дала показать себя в полный рост. Пожалуй, наиболее «химическим» из всего коллектива оказался старший участник — саксофонист Райво Тафенау. Пресловутого «огонька» (а попросту, balls) в его игре хватало с избытком, он и шутил за всех, и играл самые яркие соло за всех, за что ему честь и хвала.

Награды нашли героев

В начале второго отделения концерта состоялось вручение Эстонской джазовой премии — Jazziauhinna. Собственно, это не одна премия, а три. С 2007 года Эстонская джазовая федерация, фестиваль «Йаццкаар» и эстонская телекоммуникационная компания Elion ежегодно вручают наиболее заслуженному, по мнению экспертов премии, эстонскому джазовому музыканту основную премию: в этом году её получил пианист Кристьян Рандалу.

Kristjan Randalu
Kristjan Randalu

Премию Noore Jazzitalendi («Молодой джазовый талант») за 2011 год получил 21-летний пианист Йоэль-Расмус Реммель.

И, наконец, обладателем премии «Джазовый продюсер», которую вручали только в третий раз, стал известный контрабасист Тойво Унт — за концерты и фестивали, которые он много лет проводит в таллиннском пригороде Нёмме.

Крутой Либман

Dave Liebman
Dave Liebman

Премию Унту вручал человек, который через несколько минут вышел на сцену уже с инструментом, чтобы возглавить самый интересный ансамбль этого вечера. Первоклассный джазовый педагог, глава Международной ассоциации джазовых школ (IASJ), саксофонист Дейв Либман приехал в Таллинн, чтобы дать трёхдневный интенсивный мастер-класс в Таллиннской академии музыки и театра (бывшей Таллиннской консерватории). Музыкальная академия — единственное высшее учебное заведение в Эстонии, обладающее джазовой программой международного уровня, созданной и запущенной по высшим стандартам американского джазового образования (см. интервью «Полному джазу», которое в 2006-м дал президент Эстонской джазовой федерации гитарист Яак Соояар). За мастер-классы Либмана в Академии отвечал именно Соояар, глава этой джазовой программы; неудивительно, что и эстонский ансамбль, во главе которого Дейв Либман вышел на таллиннскую сцену, возглавлял тоже Соояар. Вместе с Либманом и Соояаром играли Танел Рубен (барабаны), Михкель Мялганд (контрабас) и Кристьян Рандалу (ф-но), то есть, фактически, сборная современной Эстонии по джазу: все, кроме Мялганда, в разные годы становились лауреатами Эстонской джазовой премии.

Jaak Sooäär, Dave Liebman, Mihkel Mälgand, Tanel Ruben
Jaak Sooäär, Dave Liebman, Mihkel Mälgand, Tanel Ruben

По словам Яака, выбор материала для концерта принадлежал эстонской стороне. Более 300 композиций Дейва Либмана изданы и доступны в виде нот, так что Яак просто отобрал те пьесы, которые участники ансамбля знали по записям, любили и хотели сыграть, а когда американский саксофонист оказался в Таллинне — представили ему свой выбор. Кстати, Дейв пару избранных ими пьес играть отказался, сказав, что написал их давно и уже не помнит, как их играть!

Кокетничал? Непохоже, что этот брутальный с виду, крепко скроенный, сильно прихрамывающий человек с толстой золотой цепью на запястье (воплощение экранного образа «крутого бруклинского копа», например) может кокетничать. Да и материал, отличавшийся крайним разнообразием, звучал совсем не так, как если бы автор его не помнил — очень легко, органично и мощно, причём заокеанская звезда вовсе не тянула все одеяла на себя одного. Уже вторая пьеса отделения представила не столько лидера, сколько пианиста Рандалу, сыгравшего сильное, скульптурно вылепленное соло. Правда, с объявлением пьесы возникла некоторая неясность: Дейв сказал, что называется она «Negative Space», но при этом взята со второго сольного альбома Либмана, вышедшего в 1974 г. на лейбле ECM. Возможно, обладание впечатляющим многосотенным каталогом авторских пьес вызвало у мастера некоторую аберрацию восприятия: два альбома Либмана действительно вышли на ECM в 1974 и 1975 гг., в те самые годы, когда Либ ещё играл в «электрическом» ансамбле Майлса Дэйвиса, вот только ни на первом («Lookout Farm»), ни на втором («Drum Ode») пьесы «Negative Space» не было — в сольной дискографии Либмана я встречал её только на концертном альбоме с таким же названием («Negative Space»), выпущенном EmArcy в 2008 г. и содержавшем записи выступлений Дейва в Италии в 2005 г. Возможно, конечно, я чего-то и не знаю.

Зато именно со второго ECM-овского альбома Либмана была пьеса «Loft Dance», посвящённая нью-йоркской «лофт-сцене» 1970-х. У Либмана в те годы был в манхэттенском Мидтауне и собственный «лофт» (заброшенное индустриальное помещение, используемое как студия и концертный зал) — Free Life Communications на Западной 19-й улице. В этой пьесе зазвучали бибоповые фактуры, на соло пианиста Рандалу вдруг пахнуло даже Бадом Пауэллом — в общем, от фьюжн общий стилистический показатель внезапно покатился назад по шкале джазовой истории.

Захватывающая логика непродолжительного, но крайне интенсивного импровизационного высказывания стала драматургической основой пьесы «Fuchsia», в которой Либман и Соояар обменивались напряжёнными квадратами соло. А вот в «Dancing on Bird’s Grave» мы вновь отправились назад в историю джаза — на сей раз во времена Чарли Паркера (того самого Птицы, на могиле которого в Канзас-Сити, по словам Либмана, и было написано это посвящение). Эта пьеса никогда не выходила на «номерных» альбомах Либмана — только на учебном диске «Contemporary Standards & Originals», который он в 2000 г. записал как учебный материал для знаменитой программы Джейми Эберсолда.

Dave Liebman
Dave Liebman

19 лет назад Карис, жена Либмана и издатель его нот, написала мягкую босса-нову «For Lydia», посвящённую их новорожденной дочери Лидии. «Легко подсчитать, сколько Лидии теперь лет», прокомментировал Либ эту пьесу, в которой Яак Соояар начал своё соло чистым, звонким, почти сёрфовым звуком — адекватно сентиментальной мелодии. Однако соло Либмана на сопрано-саксофоне далеко ушло за границы сентиментальности: Дейв постоянно предлагает слушателю идти чуть дальше, чем предполагается по шаблонам более предсказуемой музыки.

Финальным номером этого запоминающегося сета стала «India» Джона Колтрейна. Здесь каждый из участников ансамбля получил возможность показать всё, что хотел, и никто не ушёл обиженным.

Стеклянная музыка

Arve Henriksen
Arve Henriksen

Днём 27 апреля мне и ещё двум коллегам (из AllAboutJazz.Com и из норвежского журнала Jazznytt) довелось, благодаря курирующей в комитете «Таллинн-2011» музыкальное направление Мадли-Лиис Партс, увидеть часть «закулисной» программы Культурной столицы Европы-2011: во время джазового фестиваля в одной из аудиторий Таллиннской академии музыки два норвежских музыканта, трубач Арве Хенриксен и перкуссионист, специалист по «звучащим объектам» Терье Исунгсет, готовили программу, которая должна быть показана на закрытии года «Таллинн-2011» в декабре этого года. Смысл программы — в том, что она международная: Арве и Терье будут извлекать звуки из стеклянных объектов, которые готовит целая группа эстонских художников-стеклодувов — три преподавателя Таллиннской академии и семь их студентов. Среди объектов — и своего рода стеклянные колокола, и поющие толстостенные чаши, и что-то вроде стеклянного карильона, и стеклянные трубы, и даже стеклянный бой, который толкут перед микрофоном стеклянными же ступками. В программу непосредственно Jazzkaar этот проект, ещё только разрабатываемый, не входил, однако знакомство с ним оказалось одним из самых сильных впечатлений от поездки в Таллинн: даже по этим звуковым наброскам видно, в каком направлении действуют два импровизатора-экспериментатора, и понятно, что 20-21 декабря в Таллинне будет на что посмотреть и что послушать!

Оркестр приехал

Есть в Европе такая организация — Европейский вещательный союз, что по-английски образует очаровательную аббревиатуру EBU. Уже два с половиной десятилетия союз этот поддерживает проект Европейского джазового оркестра; до 2005 г. оркестров было два — Биг-Бэнд Еврорадио и Европейский джазовый молодёжный оркестр; с 2006 оба проекта слились. Идея изначально проста: страны-члены ЕВС по очереди принимали у себя проект, участники которого набирались из всех желающих принять участие стран-членов Союза. Расходы на участие «своего» музыканта оплачивали государственные радиоорганизации соответствующих стран, а страна-«хозяин» оплачивала репетиционный процесс и затем небольшое финальное турне оркестра очередного созыва, которое записывалось и передавалось в эфир странами-членами EBU. Входит в эту организацию и Россия, но «Радио России» не имеет бюджета на оплату участия российских музыкантов в Европейском джаз-оркестре; изредка кто-то ездил за свой счёт, причём возможны были удивительные комбинации — так, в 2002 г. Россию в собиравшемся тогда в Будапеште оркестре представлял американский гражданин Михаил Мордвинов, российской джазовой публике наверняка памятный как эксцентричный саксофонист Майк Эллис, и составлявшие костяк оркестра европейские музыканты завистливо говорили, что Майк, как «русский» (он всем представлялся 100% русским), имеет «блат» в оркестре, так как может время от времени перекинуться парой фраз по-русски с венгерским дирижёром.

Впрочем, времена эти позади. Теперь оркестр сугубо молодёжный, руководит им в этом году финн Йере Лаукканен (у которого в Финляндии есть собственный «Афрокубинский оркестр»), а репетиционный процесс больше не путешествует, а проходит в Дании, в местечке под названием Хернинг, где базируется теперь организация-продюсер оркестра — Swinging Europe. Тур European Jazz Orchestra-2011 включал выступления в Швеции, Норвегии, Дании, Германии, Польше, Латвии, Эстонии и Финляндии, причём выступление в Таллинне входило в программу фестиваля Jazzkaar.

European Jazz Orchestra
European Jazz Orchestra

Старомодный зал Русского центра оказался забит телевизионной техникой — помимо записи для радио, концерт снимали и для телевидения, причём снимали с размахом: над залом летала камера на кране, перед сценой плавными шагами бегал закованный в футуристическую конструкцию Steadicam оператор-стедикамщик, а боковые крылья сцены оказались намертво загорожены стационарными телекамерами, так что фотоматериал получился довольно бледным — пришлось ограничиваться съёмкой с одной точки, иначе был риск попасть под стедикамщика или помешать телеоператорам.

Примерно половину сыгранного оркестром материала составляли сочинения его дирижёра Лаукканена; другую (и более яркую) половину написал эстонец, почему концерт в Таллинне и представлял особый интерес — причём эстонец, в данном составе оркестра не участвовавший: это саксофонист, композитор, аранжировщик и педагог Рауль Сёот. Рауль когда-то и сам выступал в этом оркестре, и писал лет 12-13 назад музыку для одного из его составов, и вот новая работа для European Jazz Orchestra очень, надо сказать, впечатляющая.

European Jazz Orchestra
European Jazz Orchestra

Интересные ритмические модели, богатые оркестровые фактуры, насыщенные идеями аранжировки, многообразие динамических оттенков и тембровых текстур — всё это отличительные признаки оркестровой музыки Рауля Сёота, показавшего материал, пожалуй, вполне на уровне лучших европейских образцов (уровня легендарного Vienna Art Orchestra, хотя и совсем в другой, менее механистичной и более романтической, стилистике). Причём его музыка удачно открывается для сольного вклада инструменталистов-импровизаторов, и надо отметить, что нынешний состав EJO богат такими импровизаторами — заслуживают более чем одобрительного упоминания и норвежский трубач Хэйден Пауэлл, и австрийская саксофонистка (альт, сопрано, кларнет, флейта) Юлия Шрайтль, и словацкий тенорист Мирослав Попради, и баритонистка из Чехии Маркета Смейкалова, и трубач из Канады Саймон Миллерд, и тромбонист из Словении — Вид Жгайнер.

ВИДЕО: фрагмент пьесы Рауля Сёота «Kandidaat» с соло Юлии Шрайтль (Австрия) на сопрано-саксофоне

Надёжный фундамент оркестра составила его крепкая ритм-секция, в которую входили германский пианист Пабло Хельд, болгарский перкуссионист Иван Цонков, барабанщик из Хорватии Янко Новоселич и эстонский контрабасист Пеэду Касс.

Peedu Kass
Peedu Kass

Касса следует отметить особо: он не только превосходно отыграл сочинения лидера и более сложную музыку Сёота (кстати, Касс учился у Сёота в Эстонской музыкальной академии, а в последние два года Рауль Сёот играет в ансамбле Пеэду Касса) — он, единственный из оркестрантов, представил и свою авторскую пьесу («Ice Breaker Son»), запомнившуюся не только сложнейшим вступительным аккордовым соло на контрабасе, из головоломных арпеджированных переборов перешедшим в свистящие флажолетами тона, взятые смычком у самой подставки контрабасовых струн, но и причудливейшей темой, изложенной контрабасом и бас-кларнетом поверх повторяющегося сложного оркестрового риффа, и непростым, свёрнутым в изящно закольцованное рондо развитием музыкальной мысли.

Барабанная интерлюдия

Подходя к Русскому культурному центру, ваш корреспондент издалека ещё услышал характерный барабанный бой и смекнул, что в «уличной» программе Jazzkaar участвует проект Trumm-It — молодёжный барабанный ансамбль, которым в Таллинне руководит бразильский перкуссионист Велдсон Аршанжо. В Рио-де-Жанейро такие ансамбли играют социальную роль: их создают для того, чтобы дать возможность социализации для молодёжи из фавел, нищих трущоб бразильских мегаполисов. Не думаю, что в Таллинне есть многомиллионные трущобы, как в Рио, но таллиннские подростки участвуют в Trumm-It с явным удовольствием и энтузиазмом (ну, насколько его позволяет проявить сдержанный северный темперамент, конечно):

Русская нота

Концерт, на который я направлялся, имел особую значимость: после примерно пятилетнего перерыва в программе Jazzkaar вновь появились российские джазовые музыканты. Ансамбль вокалистки Анны Бутурлиной выступал не только на основной сцене фестиваля, но и во внестоличной программе Jazzkaar, в рамках которой концерты фестиваля на протяжении 11 дней проходят в самых отдалённых уголках Эстонии: так, Анна выступила в Валга, в Тарту и в Хаапсалу, но самый большой концерт состоялся у неё в Таллинне. Зал Русского центра был практически полон, и программу российской вокалистки принимали весьма тепло — причём, что немаловажно, Бутурлина представила таллиннской публике не только проверенные времением джазовые стандарты, но и четыре песни на русском языке: произведения наших «приджазованных эстрадников» поколения 1960-х (Юрий Саульский, Александр Зацепин) и две детские песенки, удивительно здорово лёгшие в джазовый формат — «Лошадиная песня» Сергея и Татьяны Никитиных («И только лошади летают вдохновенно…») и «Ключ от королевства» Евгения Клюева на стихи Маршака.

Анна Бутурлина
Анна Бутурлина

Перед концертом продюсер фестиваля Анне Эрм поделилась озабоченностью: Аня Бутурлина в дороге простыла, с голосом плохо, утром возили к фониатру… Но Анна вышла на сцену как ни в чём не бывало и показала отличную вокальную форму. Фониатр, конечно, постарался, но, по словам Бутурлиной, дело было ещё и в том, что на сцене был очень комфортный звук, напрягаться не пришлось, и всё прозвучало хорошо ещё и поэтому — так что слава звуковой бригаде Jazzkaar, действительно очень квалифицированным ребятам!

Бутурлина выступала с трио, каждый из участников которого получил свою долю аплодисментов: прецизионно чёткая работа барабанщика Александра Зингера, надёжный фундамент баса Андрея Дудченко и интересная игра молодого пианиста Олега Старикова сработали на безусловный успех концерта.

ВИДЕО: Анна Бутурлина исполняет на Jazzkaar в зале Русского культурного центра «This Could Be The Start Of Something Big» Коула Портера

Продолжение следует: заключительные дни фестиваля, фанк-фьюжн Пуджи Белла, эксперименты ансамбля Танела Рубена, новая певица из Кабу-Верде и мегазвёзды — Бобби Макферрин и Ришар Бона!

Таллинн, Jazzkaar-2011, часть вторая: история, лицо и репутация: 1 комментарий

  1. Уведомление: World of Glass « arvehenriksen

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *