Контрабасист Уильям Паркер: прямая речь

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив «Джаз.Ру»
GD

Как уже сообщал «Полный джаз 2.0», с 7 по 11 февраля в России будет выступать один из лидеров новоджазовой сцены Нью-Йорка — арт-директор Vision Festival, композитор и контрабасист Уильям Паркер. 7 февраля в культурном центре ДОМ он выступит дуэтом с Хамидом Дрейком (ударные инструменты), а 10 и 11 февраля — в Новосибирске с трио сибирских импровизаторов (Роман Столяр — фортепиано, Владимир Толкачёв — альт-саксофон, Сергей Беличенко — ударные).
ПОДРОБНОСТИ

В преддверии выступлений в России обозреватель журнала «Джаз.Ру» Григорий Дурново взял у Уильяма Паркера интервью, которое мы предлагаем вашему вниманию.

William Parker
William Parker

В Москве вы будете играть дуэтом, но вы руководите ансамблями с разным числом участников, вплоть до больших оркестров. Как отличается работа с большими ансамблями от работы с камерными?

— В дуэтах и трио меньше сопротивления. Когда общение происходит на телепатическом уровне, необходим быстрый поток информации. Это всё равно что сравнивать разговор один на один с групповой дискуссией. Большой ансамбль способен производить много звука, выстреливать фейерверком, выплёскивать энергию в крупном масштабе, но способ общения тот же самый.

Как вы сочиняете музыку для оркестров (если сочиняете)? Как вы с ними работаете?

— Я сочиняю, прежде всего думая о конкретных музыкантах, которые будут исполнять музыку. Если я знаю, что именно может заставить каждого из музыкантов петь, я смогу писать, учитывая их сильные и слабые места. Я могу также заняться поиском новых звучаний и включать в произведение новый звуковой опыт. В большинстве случаев я не знаю, каким будет результат, пока музыка не зазвучит.

Что вы можете сказать о барабанщике Хамиде Дрейке? Какие его особенности как музыканта вы бы упомянули прежде всего?

— Хамид — человек очень одухотворённый, он использует ритмы барабанов, чтобы исцелять людей. Он потрясающий слушатель, и всегда очень много даёт другим.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Уильяма Паркера

Как сейчас живёт Lower East Side — квартал Манхэттена, где родился Downtown-авангард? Можете ли вы сравнить нынешнюю ситуацию с тем временем, когда там возникло сообщество творческих музыкантов?

—Нижний Истсайд — место, где очень высока плата за жильё. Многие артисты переехали оттуда. Общее ощущение совсем другое, чем было в семидесятые. Многие выдающиеся творцы музыки умерли. Тем, кто остался, уже за восемьдесят, если они принадлежат к первому поколению, за семьдесят — если ко второму, за шестьдесят — если к третьему. А четвертого поколения среди чёрных музыкантов вроде как и нет. Сейчас, в основном, джаз изучают белые музыканты, которые учились в музыкальных заведениях. Джазовая программа в университете New School существует уже 30 лет. Жизнью общества сейчас управляет компьютерный век.

Как удаётся выживать вашему детищу Vision Festival? Каким вам видится его будущее — как в творческом, так и в финансовом аспекте?

— У Vision Festival, придуманного и ведомого Патришей Николсон, с каждым годом всё меньше денег. Музыка жива, но фестиваль постепенно умирает. И умрёт, если мы не получим денег либо из иностранных источников, либо у себя в стране.

Уильям Паркер с легендой афроамериканского авангарда Фредом Андерсоном на Vision Festival 2009 г.
Уильям Паркер с легендой афроамериканского авангарда Фредом Андерсоном на Vision Festival 2009 г.

Vision Festival посвящён музыке, изобразительному искусству, кино и танцу (кажется всё же, что музыка играет ведущую роль). Часто ли в ваших собственных проектах присутствуют другие формы искусства, помимо музыки?

— Первым источником вдохновения для меня стало кино. Стэн Брэкидж, Кеннет Энгер, Брюс Бэйли, Майя Дерен… Два года назад я сделал новый саундтрек к фильму Годара «Альфавилль». Я всегда работал для театра, работа с танцорами много лет составляла большую часть моей деятельности, и сегодня я сотрудничаю с танцовщицей и хореографом Патришей Николсон. Ещё один мой партнёр — поэт Амири Барака, который входит в ансамбль моего проекта, посвящённого Кёртису Мэйфилду.

Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию с импровизационной музыкой? В достаточной ли мере она востребована?

— Нет, она по-прежнему остаётся в андеграунде. Музыканты из андеграунда продолжают каждый день бороться за то, чтобы найти место, где они могли бы показать свою музыку.

Интересует ли вас электроника как средство создания музыки? Обращаетесь ли вы к року, к академической музыке?

— Я не против электроники, я сочинял произведения, в которых использовал плёночные кольца, и буду их сочинять и в дальнейшем, если понадобится. В моей жизни музыка — это всё, что красиво. А красота может быть синего, красного, жёлтого цвета и т. д. Звук, тон, ритуал, миф — вот, что меня по-настоящему интересует.

Вы упомянули проект, посвящённый Кёртису Мэйфилду. Обычно вы предпочитаете играть свою собственную музыку. Есть ли другие музыканты, чьему творчеству вы посвящали целые программы?

— 6 февраля я представляю новый проект, посвящённый Дюку Эллингтону: ансамбль из 14 человек будет играть мои аранжировки произведений Эллингтона и некоторые мои собственные произведения, сочинённые под впечатлением от творчества Дюка.

Вы часто используете инструменты, принадлежащие разным музыкальным культурам. Играете ли вы так же часто с музыкантами из разных стран? Знакомились ли вы в последнее время с чьей-нибудь музыкальной культурой, недостаточно хорошо известной?

— 28 января в Париже я представляю ещё один новый проект под названием «Universal Tonality». Я буду играть со смешанным ансамблем, в котором будут певцы из Сенегала и Индии. Это третья часть серии проектов, в которых я объединяю западные тональности с восточными, чтобы создать универсальную тональность. Я открыт для общения с музыкантами со всего мира. Думаю, любой человек есть нечто большее, чем можно подумать. Мы все происходим из одного места. Мы все братья и сестры по звуку.

Вы иногда обращаетесь к пространствам, находящимся вне Земли. Почему?

— Известные нам принципы жизни, принятые на Земле, провалились. Земля гибнет, и в этой суматохе я не знаю, действительно ли на чужой стороне трава зеленее. Но я точно знаю, что спасение в звуке внутри тонального мира. Когда мы войдём в этот мир, не будет больше войны, бедности, голода, а будет только чистая радость!

Расскажите о грядущих проектах, помимо тех, что вы уже упомянули.

— Будет выпущен комплект из шести дисков, на которых будут собраны результаты деятельности с 1972 по 1982 год. Комплект музыки для различных квартетов — с девяностых годов до сегодняшнего дня. Кроме того, я буду работать над музыкой, где потребуется больше места для сочинительства. Я только что записал произведение для струнного квартета с альт-саксофоном. Буду работать над новым циклом песен («New Song Cycle» по аналогии с «Song Cycle» 1990-х годов — Г.Д.).

William Parker
William Parker

Контрабасист Уильям Паркер: прямая речь: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *