Фестиваль «Джаз в саду Эрмитаж» состоялся в Москве в пятнадцатый раз

Константин Волков
фото: Анна Филипьева
KW

От редакции: это первый из двух запланированных нами материалов о XV фестивале «Джаз в саду Эрмитаж» — в ближайшие день-два мы также планируем опубликовать обширный фоторепортаж о событии (как обычно, на фестивале было на что посмотреть!)

24-26 августа в Москве в 15-й раз состоялся фестиваль «Джаз в саду Эрмитаж». «Джаз.Ру» и этот фестиваль появились на свет практически одновременно, и наша онлайн-версия, «Полный джаз», освещала все предшествовавшие «Эрмитажи» исключительно подробно. При желании с историей фестиваля можно в деталях ознакомиться именно по нашим репортажам: 1998, 1999, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004 часть 1, часть 2, 2005 часть 1, часть 2, 2006, 2007, 2008, 2009 часть 1, часть 2, 2010, 2011 .

«Эрмитаж» 2012 года получился не таким, как раньше. Всё меняется, и именно в этом году перемены стали заметнее всего. Во-первых, у сада (напомним, это городской парк, «зелёная жемчужина столицы») сменилось руководство. Вследствие ли этого, или просто так совпало, но внешний вид места действия сильно изменился: справа от сцены пропали огромные шатры находившегося тут ранее общепита (да и вообще, кстати, общепита в саду стало меньше, особенно — общедоступного, что в дни продолжительного массового мероприятия вряд ли можно назвать достижением). Во-вторых, благодаря усилившейся поддержке со стороны департамента культуры правительства Москвы один из дней фестиваля (воскресенье) стал полностью бесплатным для публики. И даже стенд нашего журнала, неизменно присутствующий на центральной дорожке сада перед сценой, изменился — теперь это не столик под деревьями, а солидная бело-синяя палатка (удачно зафиксированная в Инстаграме нашим постоянным автором Гульнарой Хаматовой).

Талисман фестиваля - пара танцоров
Талисман фестиваля — пара танцоров, неизменно выходящих во время звучания свинговых или медленных пьес, чтобы тряхнуть стариной и показать молодёжи, как надо на самом деле танцевать под эту музыку.

Что же до музыкальной программы, то она строилась так же, как в предыдущие годы: четыре ансамбля за вечер, начало в пять, финал до десяти вечера (рядом — жилые дома, поэтому музыка должна прекратиться к 22:00). В этом году, по сравнению с 2011 и 2010 годами, в программе неожиданно увеличилась удельная доля электрифицированных звучаний, прежде всего за счёт включения в неё проектов направлений smooth и contemporary (плюс один довольно радикальный джаз-роковый ансамбль, о чём см. далее). И при этом было довольно много полностью зарубежных ансамблей — из Израиля, Австрии, Польши и США.

Впрочем, обо всём по порядку.

ДАЛЕЕ: отчёт о фествале в словах, фото и видео!

День первый (24 августа)

Юрий Крашевский (KLM Band)
Юрий Крашевский (KLM Band)

Первый концерт фестиваля открыло выступление московского проекта KLM Band (неожиданно «авиационное» название расшифровывается как «Клуб любителей музыки»). На бас-гитаре в нём играл технический директор фестиваля Сергей Балакирев, во фронтменах были два солиста Оркестра Олега Лундстрема — опытный альт-саксофонист Олег Грымов и недавно возникший в составе старейшего биг-бэнда страны трубач Денис Ежков, но главный человек в этом редко появляющемся на больших сценах коллективе — клавишник и композитор Юрий Крашевский. В 80-е он участвовал в записях музыки «министра джаза СССР» — композитора Юрия Саульского, играл фортепианные дуэты с Игорем Брилем, но в 90-е ушёл в студийную работу — так, в период существования легендарной неформатной радиостанции «РаКурс» (1994-97) работал в принадлежавшей ей студии звукозаписи штатным аранжировщиком. KLM Band представил неожиданно обширную программу авторской музыки Крашевского, выдержанной в звучаниях современного фьюжн (на грани contemporary джаза, только без ритм-н-блюзовой основы), и был принят публикой весьма тепло.

Джордж Коллиган, Андрей Дудченко, Евгений Рябой
Джордж Коллиган, Андрей Дудченко, Евгений Рябой

Американский пианист Джордж Коллиган уже выступал на «Эрмитаже» несколько лет назад. Но тогда мы слышали его преимущественно как клавишника. На сей же раз Джордж, который в очередной раз покинул Нью-Йорк — на сей раз чтобы преподавать джаз в университете города Портланд, штат Орегон — приехал как пианист. Его ритм-секцию составили московский барабанщик Евгений Рябой и постоянный участник его трио, контрабасист Андрей Дудченко; в формате классического фортепианного трио они играли интересную авторскую музыку Коллигана, но особое оживление аудитории настало, когда Джордж пустил в ход новейший инструмент своего арсенала — трубу (на которой, как выяснилось, весьма убедительно играет).

Святослав Текучёв, Диана Поленова
Святослав Текучёв, Диана Поленова

Неожиданный крен в smooth jazz произошёл в следующем отделении: LABer Band клавишника Евгения Ревнюка, снабжённый духовой секцией (в которой пару раз интересно солировал тромбонист Илья Вилков), играл с солистами Святославым Текучёвым (альт-саксофон) и Дианой Поленовой (вокал). Солнечное калифорнийское звучание было воспроизведено довольно адекватно, хотя вокруг, сколько хватало глаз, царил пасмурный и прохладный московский август.

Сергей Васильев, Хенрик Мёркенс, Давид Ткебучава
Сергей Васильев, Хенрик Мёркенс, Давид Ткебучава

Вечер завершало выступление нью-йоркского мастера губной гармоники с российским ансамблем: Хендрик Мёркенс играл с составом Алексея Подымкина. Мёркенс — воплощение космополитичности современного джаза: родом из Германии, он учился сперва игре не вибрафоне, потом под влиянием бельгийца Тутса Тилеманса освоил хроматическую губную гармонику, изучал джаз в Америке, затем несколько лет погружался в пучины стихии бразильской музыки прямо на месте её произрастания, на десять лет вернулся в родную Германию играть в радиооркестрах и, наконец, с середины 90-х годов прошлого века живёт и работает в Нью-Йорке. В ансамбль пианиста Подымкина он вошёл как влитой: если бы он был единственным солистом, то, несмотря на жанровое разнообразие (бибоп, постбоп, бразильские стили), сплошная губная гармоника час подряд слушалась бы, может быть, и не очень разнообразно, но присутствие сильного второго голоса — тенор-саксофона Сергея Баулина — и искушённая игра самого Подымкина сделали фактуру этого ансамбля, всю вторую половину августа совершавшего по России продолжительный тур, весьма плотной и в то же время изящной.

День второй (25 августа)

Валерий Киселев, Сергей Баулин
Валерий Киселев, Сергей Баулин

В субботу, как обычно, количество публики увеличилось, а погода улучшилась — было вполне тепло, а дождь принялся всего один раз на пару минут и вскоре, устыдившись, уступил место приятному закатному солнцу. Владимир Борисович Фейертаг, по традиции ведущий «Джаз в саду Эрмитаж» по субботам, вывел на сцену «Ансамбль классического джаза» саксофониста Валерия Киселева, представивший публике жизнерадностную и качественно сыгранную программу свинговой классики. Кстати, здесь вновь блеснул тенорист Сергей Баулин — на сей раз не в постбоповой, а в традиционной свинговой идиоме, и вновь весьма адекватно.

Сергей Головня
Сергей Головня

Стилистическая палитра резко сменилась, когда на сцене появился тенорист Сергей Головня. В силу разных причин Сергей несколько лет присутствовал на московской сцене довольно фрагментарно, и на сей раз у него получился как бы второй дебют — ожидаемо сильный и при этом зрелый, цельный и попросту, как говорили в 80-е годы, крутой. Современный авторский мэйнстрим, большое разнообразие темпоритмических решений, впечатляющие динамические контрасты, яркие интересные темы, в которых ощущается движение мелодии, а не просто обыгрываение гармонических последовательностей (как это, увы, слишком часто случается в мэйнстриме на шестом десятке лет существования этой стилистики) — всё это показало публике совсем нового Головню, даже внешне не очень похожего на прежнего, 10-12-летней давности отчаянного «поливальщика» в постколтрейновском русле. Присутствие в ансамбле специального гостя — пианиста Якова Окуня — обеспечило, без преувеличения, мировой уровень звучания этого незаурядного состава. Несмотря на явное нежелание лидера оглядываться на вкусы публики, квартет был принят с исключительной теплотой.

Flip Philipp & Organ Transport
Flip Philipp & Organ Transport

Зато следующий коллектив, австрийский квартет Flip Philipp & Organ Transport, очень даже оглядывался на вкусы публики, начав своё выступление аж с «Каравана» (правда, довольно-таки неканонически аранжированного и под соответствующим названием «Odd Caravan»). Надо сказать, звучит этот ансамбль интересно и необычно: основа его тембральной «картинки» — сочетание вибрафона и аналогового электрооргана Hammond, приправленное джазовой электрогитарой. Лидер ансамбля, 43-летний вибрафонист Флип (Фридрих) Филипп, изучал ударные инструменты в прославленном Университете музыки в Граце, а конкретно джазовый вибрафон — на летних курсах колледжа Бёркли в Перудже (Италия). Как и множество других австрийских джазменов, Филипп сочетает джазовые работы с исполнением классической музыки: с 1989 г. он был участником Венского симфонического оркестра, где играл на оркестровой перкуссии. В 2006 он был солистом в нашумевшем исполнении «Marimbavibe», концерта для маримбы, вибрафона и струнного квартета, написанного знаменитым австрийским джазовым композитором Михаэлем Мантлером. В общем, заслуженный лидер. Прихотливые и изящные аранжировки его ансамбля по предварительно прослушанной записи вызывали подозрение на стерильную европейскую скуку, но, по счастью, в реальности ансамбль оказался весьма живым, тёплым по звучанию, слегка ироничным по отношению к своему материалу и очень умелым, причём в сторону шаблонного понимания «европейского джаза» (длинные ноты, медленные темпы, печальный колорит) не ходил, оставаясь всё время в рамках современного мэйнстрима.

Алекс Сипягин (Opus 5)
Алекс Сипягин (Opus 5)

Центральным событием всего фестиваля стал финал субботнего вечера — выступление Opus Five, ансамбля солистов нью-йоркского Mingus Big Band. Мы можем с гордостью чувствовать определённую связь с этим ансамблем, потому что в его составе два давних (начал 1990-х) выпускника Академии музыки им. Гнесиных — трубач Алекс Сипягин и контрабасист Борис Козлов. Оба уже по два десятилетия работают в Нью-Йорке, а Козлов вообще занимает в нью-йоркском джазовом сообществе уникальное место: ведь в Mingus Big Band и его малом составе — Mingus Dynasty он играет роль самого Чарлза Мингуса, не только исполняя музыку величайшего джазового композитора второй половины прошлого века, но и играя на его личном контрабасе. Чрезвычайно востребован и Сипягин — тончайший мастер трубы и флюгельгорна.

Борис Козлов (Opus 5)
Борис Козлов (Opus 5)

Московской (и вообще российской) публике прекрасно знаком и пианист Дейв Кикоски, который вносит в звучание этого ансамбля не только превосходное владение чисто джазовым языком, но и виртуозное умение то и дело подпустить весьма глубокого ощущения академической классики — особенно запомнился сольный эпизод, когда ансамбль покинул сцену, а Дейв внезапно развернул перед изумлённой публикой эпическую импровизацию целиком в духе фортепианных каденций европейских романтиков XIX века. Богатая и упругая ритмика ансамбля, опирающаяся на контрабас Козлова, не была бы настолько изощрённой, если бы не опытнейший барабанщик Дональд Эдвардс (тоже давний знакомец). Менее всего известен нам саксофонист Шеймус Блэйк (он приезжал в Россию пока всего пару раз), но он показал себя как великолепный солист с богатым и бескомпромиссно современным импровизаторским языком. Вообще говоря, сила и глубина авторского материала, выдержанного целиком в духе современного американского мэйнстрима, уровень композиторской и аранжировочной работы (хитроумные унисоны и контрапункты, затейливо выписанные ансамблевые эпизоды, сложные мелодические линии, плавно перетекающие в весьма непростую импровизацию солистов) многих любителей развлекательной, «садово-парковой» стороны джазового искусства поставили в тупик. Но несомненное обаяние ансамбля, харизма мастеров-импровизаторов, работающих не столько на демонстрацию лично себя, сколько на реализацию общей музыкальной идеи, удерживали интерес публики до самого конца выступления Opus 5, сопровождавшегося настоящей овацией.

ВИДЕО: Opus Five на фестивале «Джаз в саду Эрмитаж», 25 августа 2012 — пьеса Шеймуса Блэйка «Sign of Life»

День третий (26 августа)

Большой Джазовый Оркестр
Большой Джазовый Оркестр (третий слева — руководитель биг-бэнда Пётр Востоков)

Финальный день фестиваля знаменовался большим стечением публики (и неудивительно, при бесплатном-то входе!) и был открыт чрезвычайно бодро: играл Большой Джазовый Оркестр под управлением Петра Востокова. Из своего довольно обширного уже репертуара самый молодой биг-бэнд столицы выбрал тематическую программу, посвящённую классике свингового периода 1930-40-х гг. — музыке из репертуара биг-бэнда Джимми Лансфорда. Блеснули буквально все участники оркестра, от вокалистки Дарьи Антоновой (чей низкий, «тёмный» тембр идеально подошёл для лансфордовского репертуара) и до… ну, всех! Особенно поразил тромбонист Сергей Серов, который, прежде чем сыграть соло на профильном инструменте в одной из пьес, весьма стильно спел, имитируя «сладкую» манеру 30-х, но хороши были и все остальные — и прежде всего, конечно, сам лидер оркестра, великолепный трубач, знающий классическую джазовую манеру досконально.

Itamar Borochov Quartet
Itamar Borochov Quartet

Выход на сцену гостей из Израиля, Itamar Borochov Quartet, резко сменил направление и стиль к самому современному звучанию мультикультурной импровизационной музыки Восточного Средиземноморья. Четыре молодых израильтянина из Яффы, самого пёстрого в культурном плане города на средиземноморском побережье Святой Земли, искусно сочетают в своей музыке влияния и еврейской, и арабской, и североафриканской культур — и, собственно, джаз, которому все четверо обучены на твёрдые пять с плюсом. Сам лидер, трубач Итамар Борохов, учился на прославленном джазовом факультете нью-йоркского Университета Новой Школы, где соединение джазовой традиции с иными музыкальными языками поощряется, как поиск собственного лица в джазе. Самых тёплых слов заслуживают и остальные музыканты — брат лидера, контрабасист Аври Борохов, сильный альт-саксофонист Хагай Амир и харизматичный барабанщик Авив Коэн. Несмотря на обильное использование этнических элементов (интонаций, оборотов, фраз и целых звукорядов), в музыке Itamar Borochov Quartet нет развлекательной «этничности». Это не world music, это самый что ни на есть джаз, просто использующий в качестве основы мелодических построений не блюзовый лад и интонации, а лад и интонации ближневосточной музыки. Интересно, что, несмотря на печальный и самоуглублённый колорит большинства пьес, явно не развлекательных по характеру, публика слушала израильский квартет очень внимательно и наградила горячими аплодисментами.

Анна Королёва
Анна Королёва

Играть после них было непросто, но саксофонистку и вокалистку Анну Королёву трудно напугать. Нынешний состав её группы Jump — это басист Евгений Шариков, клавишник Дмитрий Илугдин, перкуссионист Вартан Бабаян и барабанщик Пётр Ившин: сильное фьюжн-ядро многих других коллективов электрифицированного направления — и Vision of Sound, где Илугдин и Шариков выступают солидерами, и Vive l’Amour Николая Винцкевича, и других формаций. В Jump они играют несложный, но громкий и безумно напористый фанки-фьюжн, вполне адекватный бешеной энергичности лидера (особенно когда Анна поёт).

Henryk Miśkiewicz
Henryk Miśkiewicz

Завершило фестиваль ещё одно выступление в стилистике фьюжн, но, пожалуй, уже ближе к оригинальному электрическому джаз-року 1970-х — ансамбль Full Drive польского саксофониста Хенрика Миськевича. Польский культурный центр в Москве регулярно поставляет на российские джазовые фестивали первоклассные составы из своей страны. Вот и в этот раз приехал сильный коллектив, где лидер делит энергические соло примерно пополам с электрогитаристом Мареком Напёрковским, и этих двух высоковольтных инструменталистов мощно поддерживают бас-гитарист Роберт Кубишин и барабанщик Кшиштоф Джеджич (в прошлом — участник трио Томаша Шукальского, ансамблей звезды группы SBB Апостолиса Антимоса и кроссовер-проекта скрипача Найджела Кеннеди). Пан Хенрик дебютировал на джазовой сцене ещё в 60-е годы, участвовал в знаменитых польских биг-бэндах «Стодоля» и SPPT Chałturnik («Товарищество поддержки честного творчества «Работник»» — ироничное название из мрачных времён военного положения 1981-83 годов). С лидером последнего, Яном «Пташином» Врублевским, Миськевич сотрудничал и в други проектах, играл с Ярославом Сметаной, Хенриком Маевским, Анджеем Ягодзиньским и другими прославленными польскими джазменами — в общем, это музыкант с огромным опытом и знанием дела, да ещё умеющий «зажечь» свой ансамбль и поддерживать температуру горения выше точки плавления, к удовольствию публики. Сказать, что польский квартет играл мощно — это ничего ещё не сказать. В общем, точка в музыкальной программе фестиваля была поставлена весьма убедительная!

Фестиваль «Джаз в саду Эрмитаж» состоялся в Москве в пятнадцатый раз: 2 комментария

  1. Хороший материал, но, к сожалению, вкралась небольшая ошибка: тромбонист в БДО Петра Востокова — это Сергей Серов. Уточните, пожалуйста.

Добавить комментарий для Алексей Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *