Томск: международного джазового фестиваля ждали десять лет

Валерий Рыбаков
(Томск)
Фото: Николай Рыбаков
GI

reportТомск, Большой концертный зал. Три дня — 25-27 апреля — народ валом валит в его входной узел. Ровно через 10 лет отсутствия в городе джазового праздника свершается новый международный джазовый фестиваль. Со времени последнего масштабного фестиваля «Джаз-марафон 2003» в нашей орденоносной области произошло много изменений. Новый глава региона, новый «руководитель культуры», новый (точнее, новая) директор областной филармонии. Причем всё настолько новое, что, судя по вступительным словам этих товарищей в фестивальном буклете, джазовой жизни в Томске до них не было. Всё впервые. Да нет, ребята, жизнь в нашем старинном городе была, даже временами сильно бурлила.
Нынешнему событию мы, как и прежде, обязаны стараниям музыканта и продюсера Асхата Сайфуллина. Можно только предполагать, сколько затрачено сил, энергии, нервов и прочих эмоциональных составляющих, чтобы поднять такой фестиваль. Конечно, не обошлось без помощи спонсоров и партнёров, среди которых были администрация области, австрийское концертное агентство World J.A.M, группа местных СМИ и др.

Асхат Сайфуллин (контрабас) и Даррелл Грин
Асхат Сайфуллин (контрабас) и Даррелл Грин

Заполнявшие каждый вечер тысячеместный зал представляли возрастной срез города или, как принято сейчас у нас выражаться, мегаполиса: от 7-8 летних детей, которые в антрактах носились, будто на переменах в школе, до седовласых бабушек и старцев. Хотя, возможно, тех и других не с кем было оставить дома? А может, я и ошибаюсь, и все они страстные любители джаза: кто приобщался, а кто ностальгировал. Вот такое разнообразие в зале.
Да и на сцене зала все три вечера тоже было много разного и удивительного.
На просьбу Асхата откликнулись его давние и надёжные друзья из зарубежья. Высадился, например, целый десант семейства Турре во главе с тромбонистом Стивом. Российские же музыканты были представлено очень избирательно.
Открытие фестиваля 25 апреля совпало с 95-летием великой Эллы Фитцджералд. Даже поисковик Google в этот день свою страницу оформил занятной картинкой, при нажатии на которую открывался перечень страниц всемирной сети, где упоминается Элла.
Но вернёмся к фестивалю.

Краснодарский биг-бэнд
Краснодарский биг-бэнд

Все три фестивальных вечера «запевалой» был Краснодарский биг-бэнд им. Георгия Гараняна. Прославленный мастер оставил нам в наследство крепкий коллектив музыкантов, умеющих играть в любом оркестровом стиле от свинга до джаз-рока. Молодость, творческий задор и высочайшее мастерство исполнения — основные свойства музыкантов оркестра. В его составе мы услышали превосходных солистов, среди которых — тенор-саксофонист Сергей Головня (на фото — средний в первом ряду), альт-саксофонист Владимир Шаповалов, гитарист Валерий Золотарёв и др. Руководит оркестром молодой талантливый пианист Илья Филиппов. С какой любовью в первый и последний вечер была исполнена альт-саксофонистом Владимиром Шаповаловым гараняновская «Баллада» в память об учителе и создателе оркестра! (Её часто исполнял и сам Георгий Арамович ещё в далёкие 60-е годы прошлого столетия). Оркестр проявил себя и тонким аккомпаниатором, сопровождая выступление наших гостей.
ДАЛЬШЕ: а кто, собственно, гости? Подробный репортаж обо всех днях фестиваля в Томске

Первым вышел танцующей походкой Карл Фрирсон (Karl Frierson), вокалист из группы De-Phazz (США-Германия). В сопровождении оркестра он исполнил несколько известных вещей, среди которых знаменитая «Hallelujah I Love Her So» Рэя Чарлза. Певец во время исполнения был подвижен как ртуть, забавляя публику, а спустившись в зал — подхватил блондинистую зрительницу и закружил её в вальсе. Надо ли описывать, как его встретила и проводила публика? Чтобы не повторяться, скажу сразу: выступления всех без исключения артистов публика сопровождала громкими дружными овациями, безудержным рёвом и одобрительным свистом. Чувствовалось, что томичи соскучились по настоящему джазу и атмосфере, которая обычно сопутствует таким событиям.

После короткого перерыва на сцене появилась группа инструменталистов в составе: трубач Андрей Лобанов (Германия) и барабанщик Томми Кэмпбелл (Tommy Cambell, США), а вместе с ними — россияне Евгений Серебренников (фортепиано), Асхат Сайфуллин (контрабас) и Владимир Панфилов (саксофон). Эта команда под руководством Томми замолотила хардбоп в лучших его традициях, исполнив среди прочих пьесу великого Сонни Роллинза «St. Tomas».

Закончил первый день фестиваля итальянский альт-саксофонист Росарио Джулиани (Rosario Giuliani). Помогали ему Лобанов, Сайфуллин, Александр Титов (фортепиано) и американский барабанщик Даррелл Грин (Darrell Green). Росарио не впервые в Томске, и публика встретила его как старого знакомого. Стиль игры итальянца лежит где-то между Чарли Паркером и Филом Вудсом. Благодаря таким музыкантам и сохраняется великое историческое наследие, которым обладает джаз.

Andromeda Turre
Andromeda Turre

Второй день начался выступлением также знакомой томичам вокалистки с космомифическим именем: Андромеда Турре — дочь тромбониста Стива Турре. На сцену выпорхнула темнокожая красавица с обворожительной улыбкой, приятным и проникновенным голосом. Она исполнила в сопровождении краснодарцев несколько стандартов, среди которых «Ain’t Misbehavin», «Bewitched, Bothered and Bewildered», «When I Fall In Love» и др.
По российским сайтам гуляет утверждение, что Андромеда снялась в фильме у самого Вуди Аллена и чуть ли не звезда Голливуда. Не надо создавать мифов: она хороша и в своём амплуа певицы и танцовщицы. Очевидно, неточность перевода породила эту сказку. Андромеда участвовала в бродвейском мюзикле «Murder Mystery Blues» (2006-07), который создан на основе сатирических рассказов Вуди Аллена о музыкантах, но поставлен рядовым бродвейским режиссёром. Этим и ограничивается связь её имени с именем знаменитого кинорежиссера и актёра.
Девушке, не знающей языка трудно понять, что о ней пишут или что произносит ведущий концерта. Она только очаровывает своей бесконечной белозубой улыбкой и вокальным мастерством.

Анатолий Вапиров
Анатолий Вапиров

После сета Андромеды сцену занял Black Sea Quartet: Анатолий Вапиров (саксофон-сопрано, Болгария), Золтан Лантош (Zoltan Lantos — скрипка, Венгрия), Стоян Янкулов (перкуссия, Болгария), Йотис Кёрцоглу (Giotis Kiourtsoglou — бас-гитара, Греция). Таким интернациональным составом ветеран советского джаза Анатолий Петрович Вапиров, который живёт у Чёрного Моря, в Варне, уже почти четверть века, излил на слушателей красивейшую музыку с болгарскими мотивами.

Giotis Kiourtsoglou - Stojan Jankulov
Giotis Kiourtsoglou — Stojan Jankulov

Зал был совершенно потрясён и раздавлен. Музыканты Старого света могут создавать красивейшие мелодии и не обращаясь к заокеанским мотивам. Не говоря уж о самом руководителе квинтета, все участники показали высочайший профессионализм и понимание друг друга в процессе создания необыкновенного славянского шедевра. О каждом из них можно рассказывать отдельно и долго…

Zoltan Lantos
Zoltan Lantos

После этого квинтета мы опять погрузились в американские мотивы. На сцену вышел великолепный пианист Малгру Миллер (Mulgrew Miller) с несколько угрюмым невозмутимым выражением лица, а-ля Телониус Монк. Миллер знаком знатокам джазовой грамзаписи по многочисленным записям выдающихся артистов джаза. Ритмически поддерживали пианиста Асхат Сайфуллин и Даррелл Грин. Конечно, верный блюзу Миллер показал превосходную изобретательную технику и глубокое знание как традиции, так и современного джаза. Сразу скажу, что это же трио закрывало и последний вечер чудесного праздника джаза в Томске.

Mulgrew Miller
Mulgrew Miller

В заключительный вечер после разогрева собравшихся оркестром краснодарцев к нему присоединился Стив Турре (Steve Turre) — выдающийся тромбонист, великолепный импровизатор и, конечно, первый в мире музыкант, рискнувший исполнять джаз на морских раковинах (он тоже раньше с успехом выступал в нашем городе). С ним и оркестр заиграл по-другому — мягко свингуя. После нескольких превосходных импровизаций на тромбоне Стив перешел к экзотическому «блюду», используя целый набор своих «даров моря». Чтобы раковины зазвучали, они проходят целый комплекс предварительной обработки и подготовки. Не так всё просто! Раньше мы встречали на живописных полотнах изображения аллегорических существ, дующих в морские раковины. Но кто же знал, что из этих диковинных инструментов можно исторгнуть звуки блюза?

На смену Стиву на сцене появилась его супруга (и мать Андромеды) — виолончелистка Акуа Диксон (Akua Dixon). Артистка предстала перед публикой как невеста в белом пышном платье; её сопровождал квинтет музыкантов — знакомый уже пианист Илья Филиппов; контрабасист Дмитрий Борисов; бывший наш земляк, перебравшийся в Краснодар превосходный гитарист и бас-гитарист Герман Мамаев; ещё один представитель семейства Турре — сын Акуа и Стива, барабанщик Орион Турре (Orion Turre).
Свинговать смычком на виолончели — непростое дело. Акуа старалась, и получила свою порцию восторга зрителей. Но когда она запела, зал взорвался. Имея приличный диапазон голоса, Акуа исполнила несколько пьес о любви и закончила потрясающим черным блюзом, после которого слушатели не сразу успокоились. Браво, Акуа!

После перерыва сцену занял сборный квинтет американского тенориста Билли Харпера (Billy Harper) с трубачом Андреем Лобановым, пианистом Ильёй Филипповым, контрабасистом Асхатом Сайфуллиным и тромбонистом Виталием Владимировым. И полились звуки музыки легендарного Джона Колтрейна: Билли Харпер отдал дань великому экспериментатору джаза, своему кумиру и учителю.

Как я уже упоминал, последнюю точку в программе праздника поставил Малгру Миллер — впрочем, после этого ещё состоялся традиционный джем.

В отличии от многих подобных мероприятий джазовой жизни, у нас не было так называемых «хэдлайнеров». Практически все выступившие составы и артисты джаза были интересны, профессиональны, музыкально и творчески равноценны.

Все вечера «на манеже» был ведущий Борис Зайдман, проживающий ныне в Нюрнберге (Германия). Борис — тоже наш земляк; он известен томичам как организатор первых международных джазовых фестивалей «Джаз на берегах Томи» в самом начале переломных в нашей истории 90-х годов прошлого века. С первых минут он установил с публикой доверительные отношения и ненавязчиво вел беседы о джазе, представляя выступающих музыкантов.

В течение фестивального периода были пресс-конференции, брифинги, круглые столы. Тони Кэмпбелл провёл два мастер-класса, обучая желающих тонкостям ритма.

Как всегда после таких бурных дней, возникает неизбежное чувство грусти. Когда будет следующий праздник нашей музыки? Если с такой же периодичностью в 10 лет, то заметки о нём придётся писать уже другому автору…

Томск: международного джазового фестиваля ждали десять лет: 3 комментария

  1. Спасибо большое Валерий Васильевич за обстоятельную информацию, долголетий тебе и успехов следующему международному джаз — фестивалю!
    Александр.

Добавить комментарий для Aлександр. Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *