Телешоу «Большой джаз»: первые эфиры, первые вопросы, первые симптомы

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

videoРАНЕЕ в «Полном Джазе 2.0»:
Канал «Культура»: 11 мая начинаются эфиры шоу «Большой джаз»;
Канал «Культура» начал съёмки шоу «Большой джаз»

11 и 18 мая состоялись два первых эфира нового проекта телеканала «Россия-Культура» — «Большой джаз».

«Большой джаз»: The New Orleans Jazz Orchestra
«Большой джаз»: The New Orleans Jazz Orchestra

Не устаю повторять, что сам факт появления этого проекта — настолько позитивный симптом, что один этот большой плюс перевешивает все его минусы. Российская культура как таковая (и «Культура», в частности — как её отражение) за последние два десятилетия настолько задушена и задавлена «диким рынком», то есть катастрофически превратно понятой идеей свободной конкуренции в сфере искусства, что сам факт появления в еженедельном субботнем прайм-таймовом эфире двухчасового (21:00 — 23:00) шоу о джазе, которое рассчитано на восемь недель показа — это неоспоримый плюс. Точка. Не обсуждается.
Не то чтобы я не ожидал негативных оценок этого шоу. Ожидал, и даже сам их давал. Безусловно, это шоу создают люди, не слишком хорошо знакомые с самими принципами, приоритетами и тем более текущим состоянием джазового искусства. Характерный для всего современного телевидения приоритет визуального над содержательным, «картинки» над «контентом» — присутствует, и никуда от него не деться. Это шоу делается ради картинки, прежде всего. Сравним брызжущий за края экрана бюджет, вложенный в нелепо роскошные декорации и изумительно мощное световое шоу — и довольно плоское впечатление, которое производит звуковая дорожка программы: уж если был бюджет привезти из США оркестр (New Orleans Jazz Orchestra под руководством 35-летнего трубача Ирвина Мэйфилда) для двух недель репетиций и съёмок (ни для кого не секрет, конечно, что выпуски шоу делаются не по мере выхода в эфир, а всего за семь съёмочных дней в две «сессии» — в апреле и в мае), то отчего бы было не привезти из США если не звуковую бригаду, то хотя бы одного звукорежиссёра с телевизионным опытом и пониманием специфики звучания джаза? Слабость российской звукорежиссёрской школы, увы, общеизвестна, подтверждение чему мы и слышим в выпусках «Большого джаза»… Но, с другой стороны, природа джазового искусства такова, что «контент» сам по себе раз за разом оказывается сильнее «картинки». И, как ни дави его не всегда понятным подбором не всегда интересных музыкальных тем, слабой звукорежиссёрской работой, сыростью и неотрепетированностью оркестрового материала (и, увы, не всегда сильной игрой приглашённого оркестра) — джазовый материал всё равно оказывается жизненнее и ярче, чем визуальные решения со всей их мещанской «роскошностью».
Но при всём при этом вышеперечисленный негатив — всего лишь мелочи и частности. Конечно, джазовое сообщество, обсуждающее первые выпуски «Большого джаза» в социальных сетях (примеры: здесь, здесь — это, кстати, пишет профессиональный джазовый музыкант, только я не имею права говорить, кто — или здесь), во многом право: недостатки у шоу есть, и это заметные недостатки. Но, господа джазмены, давайте отлипнем от пристального разглядывания этих недостатков, сделаем шаг назад и попробуем охватить картину целиком! Повторю вопрос, который мы уже задавали: как часто общенациональный российский телеканал, доступный всем телезрителям (другое дело, что рейтинг у канала «Культура» — всего лишь около полутора процентов всей аудитории, но ведь это правильные полтора процента) показывает джаз на регулярной основе, и не в два часа ночи, а в прайм-тайм? И показывает не как подпольный малобюджетный маргинальный жанр, а как солидный и уважаемый вид музыкального искусства? То-то и оно. «Большой джаз» — всего лишь третья попытка такого рода за четверть века (после программ «Джаз-Тайм» в 1991-м и «Джазофрения» в 1998-2004), и при этом самая высокобюджетная и, да, что факт то факт — самая «телевизионная». Это именно телешоу. Дорогой «продакшн», крепкий монтаж, качественная картинка, в общем — серьёзная телевизионная работа.
ДАЛЕЕ: частности и общее, брюзжание и анализ, и самое главное — разбор двух уже вышедших в эфир выпусков шоу; много ФОТО и ВИДЕО!

Да, «картинка» не блещет высоким вкусом, но она яркая, она привлекает зрителя (я внимательно слушал, как её оценивали зрители в студии, безусловно представляющие и телезрителей), она подробно продумана и весьма профессионально выполнена. Да, приглашённый оркестр в какие-то моменты звучит слабее конкурсантов (я знаю, что говорю: я присутствовал на шести из семи съёмочных дней проекта и был свидетелем моментов, когда оркестр совершенно не справлялся с материалом и вынужден был останавливаться и начинать заново — конечно же, в эфирные версии программы эти моменты не вошли), но по большей части играет вполне ровно и даже достаточно крепко. Да, представления создателей программы о джазовом искусстве — дилетантские, но они есть хотя бы в зачатке…

Впрочем, вот тут позволю себе всё же побрюзжать, хотя это и не конструктивно: создателям программы явно не помешало бы предварительно каким-то образом выяснить, что А) помимо историй 50-70-летней давности, у джазового искусства вообще-то есть ещё и сегодняшний день, и большинство конкурсантов представляют именно этот сегодняшний день, а не школьно-музейную историю; и что Б) назойливо впихиваемый в каждую щель проекта Нью-Орлеан — да, господа, этот город называется Нью-Орлеан, а не Новый Орлеан, как настойчиво произносит ведущая, иначе следовало бы говорить и «Новый Йорк» — так вот, Нью-Орлеан уже лет 80 как не центр развития джаза, а всего лишь хорошо коммерциализированный городским управлением туризма музей истории рождения джаза, и как таковой не играет практически никакой роли в джазе последнего полувека; и что В) назойливо поминаемые в рекламе проекта «Голливуд и Бродвей» в американской культуре, вообще-то, представляют собой эстетический антипод джаза, а не его олицетворение. Конец брюзжания.

И тем не менее — это первый в России большой телевизионный проект современной эпохи, посвящённый джазу. И он отнюдь не провален: это крепкая и яркая работа. Ну а что эта работа могла быть и лучше — это уже другой вопрос.

ВИДЕО: выпуск сопровождающей шоу «Большой джаз» утренней передачи «Весь этот джаз» №1

Теперь о том, что мы уже увидели в эфире. Автор этих строк присутствовал на съёмках практически всех выпусков программы (кроме финала и гала-концерта), но, чтобы сохранить интригу, я пока буду рассматривать только то, что уже вышло в эфир: ведь «Большой джаз» представляет собой конкурс, и конкурсанты эфир за эфиром выбывают из соревнования — так что пока не буду разглашать те результаты, что мне уже известны, но в эфире появятся только в июне.

Первый выпуск программы вышел в эфир 11 мая. Это было представление всех участников: по три конкурсанта по семи специальностям, итого 21 музыкант.

В жюри первого выпуска (состав жюри неделя за неделей постепенно меняется, от начала до конца остаются только двое «судей», включая председателя) вошли Алексей Козлов, Аркадий Шилклопер и председатель жюри Давид Голощёкин, а также человек извне джазового мира — продюсер Ольга Ростропович. Могу предположить, что её участие в жюри — некий телевизионо-политический ход: она, безусловно, разбирается в музыке как таковой, но джазовая специфика ей, увы, не всегда доступна. Впрочем, она и говорит меньше всех участников жюри и в наименьшей степени влияет на коллегиальные решения.

Вадим ЭйленкригЯ позволю себе не анализировать хореографические номера, которыми начинаются или заканчиваются выпуски программы. Школы современного танца в России, судя по ним, нет и не предвидится, о самой возможности совпадения движений с ритмичной музыкой профессиональные балетные танцовщики, видимо, не подозревают, а сам факт появления этих номеров в программе объясняется, по всей видимости, тем, что поставила их одна из двух ведущих программы — хореограф Алла Сигалова. Я позволю себе также не анализировать и её работу в качестве ведущей джазового шоу (я подчеркну слово «джазового»). Впрочем, второй ведущий, трубач Вадим Эйленкриг, имеет к джазу прямое отношение; это его дебют в качестве телеведущего, но даже как дебютант он оказался на экране вполне органичен, компетентен и намного более естественен, чем… впрочем, да, не стану. Возможно, если бы ведущие больше говорили от себя, Эйленкриг отработал бы ещё ярче; но, увы, большую часть текста ведущие «Большого джаза» читают с телесуфлёра, написан этот текст не ими и временами представляет собой весьма странный набор слов, имеющий самые запутанные отношения с реальностью. В рамках предложенной ситуации Вадим отработал, безусловно, очень хорошо.

Первыми представлялись трубачи: Виталий Киселёв, Михаил Бручеев и Максим Пустовит. Второй трубач сразу выделился сильной техникой, ярким звуком и хорошим пониманием джазового языка и эстетики, чего не скажешь об остальных. Максим, возможно, более уверенно держится на сцене, и в его соло была (в отличие от Виталия и Михаила) попытка показать что-то, помимо наработанного джазового словаря; но вот только эта попытка увела Пустовита довольно далеко и от материала (хрестоматийного, затёртого до дыр «Каравана» Хуана Тизола), и от любой джазовой стилистики как таковой — он всё-таки не джазовый, а эстрадный трубач.

«Большой джаз»: трубачи Виталий Киселёв, Михаил Бручеев, Максим Пустовит
«Большой джаз»: трубачи Виталий Киселёв, Михаил Бручеев, Максим Пустовит

Оценивая их выступление, участники жюри, ещё не притёршиеся к формату шоу (это было самое первое выступление самого первого съёмочного дня), пустились в пространные рассуждения, которые режиссёру, естественно, пришлось для эфира довольно жёстко монтировать — в результате чего подробнейший рассказ Д.С.Голощёкина «по местам боевой славы» обрёл сюрреалистические нотки, так как в смонтированом варианте получилось, что в знаменитой истории о его совместном музицировании с Дюком Эллингтоном гармонию «Satin Doll» забыл не ленинградский контрабасист, а… сам Дюк.

Ирвин Мэйфилд участвует в обсуждении представления пианистов (справа от оркестра: Алексей Чернаков, Светлана Маринченко, Григорий Паламарчук)
Ирвин Мэйфилд участвует в обсуждении представления пианистов (справа от оркестра: Алексей Чернаков, Светлана Маринченко, Григорий Паламарчук)

Не очень понятно, кто и какими данными руководствовался при написании текста для ведущих при объявлении следующего номера — выступления пианистов: так, в этом тексте москвич Алексей Чернаков почему-то оказался приписан к Новосибирску (где он родился, но не жил). Студенту Гнесинской Академии, калининградцу Григорию Паламарчуку, и ученице Андрея Кондакова — петербурженке Светлане Маринченко повезло в этом плане больше, но всем троим не повезло с темой. К этому моменту стало понятно, что создатели шоу выбирали конкурсные темы не по критериям их музыкальной значимости или интересности, а исключительно по признаку узнаваемости — чтобы они были знакомы на слух возможно более широкой публике. Вот в рамках этого принципа пианистам и досталась для представления тема Мишеля Леграна «The Windmills Of Your Mind» — неяркая, лирически-песенная минорная мелодия совершенно неджазового характера. Адекватнее всего к мелодико-гармоническому строению темы приблизился Паламарчук, и это увело его максимально далеко от джаза — фразировка (да и ритмика) оказалась чисто эстрадной, как и сама тема. Чуть ближе к джазовому прочтению оказалась Светлана, но её подвела некоторая ритмическая скованность. Зато всё в порядке с ритмикой и фразировкой оказалось у Чернакова, который выстроил соло по классической драматургии динамического нарастания. В этой пьесе впервые (но, увы, не в последний раз) стала всерьёз заметна недорепетированность оркестрового материала: бесконечно (и чрезмерно) расхваливаемый и ведущими, и авторами программы Нью-Орлеанский Джаз-оркестр, который сопровождает выступления всех конкурсантов, довольно крупно «поплыл» в строе отдельных групп.

Темой первого, ознакомительного шоу были джазовые стандарты. Соответственно, жюри ожидало от конкурсантов именно демонстрации знания стандартного репертуара и стандартных способов его импровизационного решения, то есть основательного знакомства с азами, с джазовой школой, с базовыми «кирпичиками» джазового языка. Это, безусловно, имеет смысл, учитывая, что широкая телевизионная аудитория (даже аудитория «Культуры»!) не знает ни джазовой школы, ни джазовых стандартов, ни основ джазового языка. Идея показывать эти основы через конкурсные выступления — вполне ожидаемая идея, тем более для современного телевидения, которому не привыкать к визуализации бесконечных античеловеческих «конкурсов с выбыванием». Отмечу только, что создатели шоу, возможно, знают шаблоны современного телевидения, но вряд ли знают телевизионную классику: лучшее в истории телевизионное джазовое шоу — американский цикл «The Subject Is Jazz» («Наша тема — джаз», NBC, 1958) справился с задачей представления джазового искусства широкой аудитории без организации искусственной конкуренции между музыкантами и вообще без конкурсного элемента, и тем не менее остался в истории как недосягаемая вершина. Но — как мы уже договорились, берём, что дают.

Представление гитаристов. Справа от оркестра: вверху Сергей Чашкин, внизу Максим Шибин, справа Илья Зырянов.
Представление гитаристов. Справа от оркестра: вверху Сергей Чашкин, внизу Максим Шибин, справа Илья Зырянов.

Гитаристам из стандартов досталась «Sweet Georgia Brown» Бена Берни и Мэйсио Пинкарда; в угоду красивой картинке конкурсанты оказались причудливо рассажены по декорации на разном расстоянии от оркестра, что, несмотря на наличие на их головах «ушных мониторов» (миниатюрных наушников, подающих звуковую картинку прямо в ухо), вряд ли помогло им одинаково хорошо слышать и себя, и аккомпанемент. Почему-то из конкурсной программы именно на игре гитаристов это отразилось сильнее всего: так, петербуржец Илья Зырянов оказался дальше всех, а на его гитарном усилителе ещё и был накручен какой-то нереально протяжный «холл», что явно ему мешало. Опытный екатеринбуржец Сергей Чашкин, за плечами у которого — бостонский Berklee College of Music и пара лет в Нью-Йорке, справился лучше, а ещё лучше справился москвич Максим Шибин — ученик Алексея Алексеевича Кузнецова. Но тем не менее представление гитаристов прозвучало, объективно говоря, не блестяще.

Денис Швытов, Эльдар Цаликов, Дмитрий Мосьпан
Денис Швытов, Эльдар Цаликов, Дмитрий Мосьпан

Самая французская тема из всех джазовых стандартов — «Les feuilles mortes» Жозефа Косма, больше известная как «Autumn Leaves» — досталась саксофонистам. Тут сразу завязалась итрига будущего «конфликта с выбыванием»: Денис Швытов (игравший в первом туре на сопрано) и Дмитрий Мосьпан (вышедший с тенором) — близкие родственники, что, конечно, тут же было неоднократно проэксплуатировано в тексте ведущих («как же ты будешь соревноваться с собственным братом?»). Правда, авторы конферанса в очередной раз поставили ведущих в странное положение рупоров параллельной реальности, потому что Дмитрий и Денис — мало того что не родные братья (а двоюродные), так ещё и родом они из Волгограда, а не из Ростова-на-Дону, к которому их упорно приписывал конферанс. Из Ростова — только третий конкурсант, молодой и яркий альтист Эльдар Цаликов, выпускник знаменитой ростовской джазовой школы им. Кима Назаретова, ныне — студент Берлинского музыкального института им. Ханнса Айслера (именно так, гг. авторы, переводится название Musikhochschule Berlin: ведь Hochschule — это не неведомая «высшая школа», это «институт»). Все трое представились весьма ярко, у каждого есть индивидуальная, не заимствованная манера, все прозвучали весьма сильно — хотя, конечно, члены жюри были правы, высказав недоумение тем, что все три саксофониста играют на совершенно разных по природе и эстетике звучания инструментах (сопрано, альт и тенор), так что сравнивать их между собой — всё равно, что сравнивать игру на скрипке, альте и виолончели, например.

Представление барабанщиков
Представление барабанщиков. Видна студийная машинерия, которую не увидишь в эфире. Слева внизу на стальной раме — телесуфлёр, с которого читают свой текст ведущие (они за правой границей кадра).

Для трёх барабанщиков перед оркестром были установлены две ударные установки, так что выпускник Ростовской консерватории Давид Сагамонянц играл на одной установке, а вот Александра Могилевич из Ярославля и Егор Крюковских из Санкт-Петербурга сменяли друг друга за второй. Им достался весьма выгодный для барабанщиков стандарт — «Sing, Sing, Sing» из репертуара оркестра Бенни Гудмана; вот только характерный гипнотический 4/4 бит во вступлении и мощный свинговый «кач» в теме играли вовсе не они, а штатный барабанщик Нью-Орлеанского Джаз-оркестра Адонис Роуз (Adonis Rose), а конкурсантам досталось всего лишь показать по паре квадратов соло, что, как совершенно справедливо отметил Д.С.Голощёкин, представляет только часть возможностей джазового барабанщика, и при том не самую главную. Впрочем, и в соло было понятно, что Александра и Егор знают свинговую стилистику и успешно её эмулируют, играя соло «в ритме», тогда как Давид явно тяготеет к «современной» игре, к фанку, и при этом сразу потерял в соло ровные 4/4 в басовом барабане, которых требует эта тема.

Представляются контрабасисты (Николай Затолочный, Дарья Соколова, Макар Новиков)
Представляются контрабасисты (Николай Затолочный, Дарья Соколова, Макар Новиков)

Съёмки продолжались уже пятый час подряд (а двухчасовой эфир близился к завершению), когда представляться вышли контрабасисты. Опять не очень понятное репертуарное решение: если тема — джазовые стандарты, то давать контрабасистам в качестве конкурсной темы небыструю, ровно ступающую, не свингующую по своей природе босса-нову «Girl From Ipanema» Антонио Карлуша Жобима, да ещё и требовать от них, чтобы протяжно-лиричную тему они играли смычком — ход, мягко говоря, спорный. Как результат — ни один из трёх басистов не раскрылся так, как мог бы, а ведь на сцене стояли состоявшиеся профессионалы: петербуржец Николай Затолочный, молодая московская басистка Дарья Соколова (кстати, родная сестра другого конкурсанта — пианиста Алексея Чернакова) и один из ведущих контрабасистов московской сцены, в свои неполные 30 уже признанный мастер — Макар Новиков. Редкостно нестройная в этой пьесе игра оркестра и неудачная звукорежиссёрская работа, из-за которой контрабасовые соло звучали одинаково невнятным бормотанием, делу тоже не помогли.

Карина Кожевникова, Алина Ростоцкая, Асет Самраилова
Карина Кожевникова, Алина Ростоцкая, Асет Самраилова

Точно так же «попали» и вокалисты, точнее — вокалистки. Маститая Карина Кожевникова, знающая всю хрестоматию джазового вокала назубок; обладательница глубоко индивидуального подхода и манеры Алина Ростоцкая; да и гораздо менее опытная Асет Самраилова (эстрадная вокалистка, для которой этот телепроект стал первым в жизни джазовым конкурсом) — все они, возможно, прозвучали бы намного лучше, если бы им, во-первых, досталась не запетая всеми дроздами и оттого ужасно унылая «Колыбельная Клары» из оперы «Порги и Бесс» (в качестве джазового стандарта известная, по первому слову текста, как «Summertime») — а во-вторых, если бы они выступали не последними. Вокалистки, по-хорошему, просто «перепеклись» в ожидании. Но некоторым членам жюри всё-таки, возможно, не стоило после их выступления так откровенно высказывать пренебрежение джазовым вокалом в целом, и женским джазовым вокалом — в частности. Понятно, что народным артистам это уже не так актуально, но всё-таки в джазе именно вокалистки обычно дают работу инструменталистам, а не наоборот; и при этом, возможно, именно вокалисткам сложнее всего показать что бы то ни было актуальное и индивидуальное в настолько заигранном хрестоматийном репертуаре.

Впрочем, всё это было ещё только начало, только представление всех участников; во втором выпуске предстояло вновь выступить всем 21, после чего должны были быть отсеяны первые семеро.

ВИДЕО: выпуск сопровождающей шоу «Большой джаз» утренней передачи «Весь этот джаз» №2

Второй эфир «Большого джаза» случился 18 мая. Это была уже «игра на выбывание»: из трёх музыкантов каждой специальности один должен был отсеяться. При этом оценивали их по той же формуле, по какой происходило представление конкурсантов в первом выпуске: Нью-Орлеанским Джаз-оркестром было сыграно семь пьес, по одной на каждую специальность, и все три конкурсанта по каждой специальности должны были сыграть по одному соло внутри одной пьесы (часто также и провести тему, играя по несколько тактов поочерёдно). Мягко говоря, непростые условия для оценки. В жюри под конец программы даже забастовал было сам председатель, но об этом чуть позже. И да, это было уже несколько иное жюри: А.С.Козлова в его составе сменил петербургский пианист Андрей Кондаков.

За кадром съёмок второго дня: срочно гримёра к дирижёру!
За кадром съёмок второго дня: срочно гримёра к дирижёру!

Темой выпуска был заявлен «советский джаз», но те, кто рассчитывал услышать лучшие пьесы настоящего «советского джаза» — темы Андрея Товмасяна, Романа Кунсмана, Геннадия Гольштейна, Николая Левиновского или, скажем, Георгия Гараняна — наверняка жестоко обломались. Впрочем, таковых было заведомо много меньше, чем тех, чьи эстетические запросы в области «советского джаза» оказались вполне удовлетворены эстрадными мелодиями из репертуара Леонида Утёсова и Вадима Козина, кинопесенками Андрея Петрова и Андрея Эшпая и т.п. лёгкими популярными пьесками.

Солирует Алексей Чернаков
Солирует Алексей Чернаков

Первыми в бой за выход в следующий тур пошли пианисты. Им было поручено импровизировать на тему песенки эстрадного композитора Марка Минкова «Старый рояль», которую для фильма 1983 г. «Мы из джаза» Анатолий Кролл аранжировал как стилизованный регтайм — и именно эта аранжировка легла в основу той обработки, которую играл Нью-Орлеанский Джаз-оркестр. Увы, но оркестру то ли не хватило времени для репетиций этой пьесы, то ли в начале программы музыканты ещё не вошли в рабочий строй, но тема была сыграна, мягко говоря, средне: нестройно, торопливо и интонационно неровно. Возможно, и это тоже внесло долю ритмической и интонационной неуверенности в то, как на тему «Старого рояля» импровизировала Светлана Маринченко. Григорий Паламарчук справился лучше, а ярче всех блеснул Алексей Чернаков — настолько, что вокруг его стилистически безупречного соло разгорелась оживлённая полемика. Андрей Кондаков вышел на сцену показать за роялем (соло, без оркестра), какие идеи (прежде всего ритмические) применил бы, на месте конкурсантов, он; председатель же жюри Д.С.Голощёкин усомнился в том, что соло Чернакова было сымпровизировано, а не выучено наизусть, и попросил Алексея сыграть соло ещё раз. Всегда невозмутимый, Чернаков тут же сел за рояль и сыграл совершенно другое по характеру, но тоже стилистически весьма точное соло; подняв руки в шутливом жесте, Давид Семёнович немедленно взял свои слова назад, признав Чернакова «замечательным пианистом».

ВИДЕО: выпуск сопровождающей шоу «Большой джаз» утренней передачи «Весь этот джаз» №3

Вокалисткам на сей раз не пришлось ждать до ночи: их выпустили вторыми. «Московские окна» Тихона Хренникова на слова Михаила Матусовского — такой же лёгкий эстрадный материал, как и «Старый рояль»: в сочинении джаза бывший председатель Союза советских композиторов вообще как-то не был замечен, но Л.О.Утёсову в далёкие 60-е вполне удавалось эту песню «оджазировать».

Солирует Карина Кожевникова
Солирует Карина Кожевникова

У конкурсанток песня как-то не заладилась. Карина Кожевникова перепутала строки второго куплета (вместо первой строки «я могу под окнами мечтать» дважды спела вторую строку «я могу, как книги, их читать»), но этого никто не заметил; зато она сама не только заметила, но и сообщила во всеуслышание, что оркестр забыл сыграть (а вокалистки — спеть) второе — финальное — проведение темы, которое девушки подготовили не просто как чередование строк, но как единственное за весь номер взаимодействие трёх голосов; и уже после частично состоявшегося обсуждения номера забытый финал был доигран и допет.

Исполняется забытый финал (Карина, Асет, Алина)
Исполняется забытый финал (Карина, Асет, Алина)

Опыт Карины и её глубокое знание импровизационных манер великих певиц джазовой истории позволил ей показать в основной части номера весьма сильное скэтовое соло; что же до Алины Ростоцкой, то её соло было, может быть, менее «фирменным» по звучанию, но зато это была импровизация именно Алины Ростоцкой, вполне индивидуальная по содержанию и весьма эмоциональная по подаче. А вот ограниченный джазовый опыт Асет Самраиловой не позволил ей состязаться с Кариной и Алиной на равных, и она почти единодушным решением жюри в следующий тур не прошла.

Причудлива судьба песни, которую как материал для импровизации получили барабанщики. Самая достоверная версия — что в 1934 г. её сочинили во Владивостоке для эстрадного певца Вадима Козина руководитель его ансамбля, пианист Владимир Сидоров (музыка), и конферансье Андрей Шмульян (слова). Козин пел её как эстрадный фокстрот; однако впоследствии, у того же Утёсова, она обрела и «оджазированную», точнее — освингованную версию. В общем, барабанщикам пришлось непросто, тем более что оркестр опять справился с материалом не вполне удовлетворительно (особенно его вокалистка, которая, не зная русского текста, должна была петь просто мелодию без слов — но не только не везде точно интонировала, но и вообще не сумела вовремя вступить).

Александра Могилевич
Александра Могилевич

Однако с соло вполне удачно справились и Саша Могилевич, которая наиграла много характерных старинных приёмов (типа прижимания барабанного пластика локтём для плавного изменения высоты звука, или игры в полуоткрытый хай-хэт с буквально акробатическим чередованием ударов то комлем, то головкой барабанной палочки), и опытный оркестровый барабанщик Егор Крюковских, который много работал с двумя биг-бэндами — петербургским Philharmonic Big Band и московским «Большим джазовым оркестром» Петра Востокова, так что свинговую игру на барабанах знает вдоль и поперёк (да ещё и умело применяет эффектные фактурные приёмы, типа открытия соло драматичной игрой колотушками, имитируя литавры).

Егор Крюковских
Егор Крюковских

Что касается Давида Сагамонянца, то при несомненной виртуозности его техники он слабее попал в предложенный стиль, с полдороги свернув в джаз-роковое «мясо»: момент выхода на частую прерывистую дробь малого барабана у него вообще прозвучал как фрагмент соло Билли Кобэма, в любви к которому Давид тут же и признался, когда в разборе сыгранного Андрей Кондаков спросил у него о любимых барабанщиках. Судьи разделились в оценках; ведущие обратились к Ирвину Мэйфилду, который, будучи большим дипломатом, обычно на их вопросы отвечает довольно подробно, но исключительно обтекаемо и почти никогда впрямую. Ирвин уклончиво передал вопрос своему барабанщику Адонису Роузу, но тот точно так же дипломатично перепасовал решение судьям.

Джазовые дипломаты: Адонис Роуз (с микрофоном) и Ирвин Мэйфилд
Джазовые дипломаты: Адонис Роуз (с микрофоном) и Ирвин Мэйфилд

Последовал эпизод выяснения степени подготовленности Саши Могилевич (Аркадий Шилклопер попросил её сыграть часть соло ещё раз, и она тут же ловко перекомбинировала свои заготовки, сыграв соло с теми же приёмами, но в другом порядке и с другой динамикой), и наконец решение было принято волей председателя жюри — Давид Голощёкин перевёл в следующий тур Александру Могилевич и Егора Крюковских.

Конкурсное выступление трубачей (солирует Михаил Бручеев)
Конкурсное выступление трубачей (солирует Михаил Бручеев)

Самый, пожалуй, джазовый номер достался трубачам: они играли первый и главный советский джазовый стандарт — «Неудачное свидание» Александра Цфасмана (первая запись — 1937). Уже по изложению темы было ясно, что лучший по фразировке и «наработанности» импровизаторского «словарного запаса» — безусловно, Михаил Бручеев, хотя интонация и (в меньшей степени) ритмическая организация соло несколько хромала у всех троих. Что поделать: сильные, хорошо подготовленные молодые трубачи — сейчас редкость не только в России, но, как подтвердил Ирвин Мэйфилд, и в США. Труба — уж очень непростой для овладения инструмент, требующий непрестанных и очень упорных занятий.

Этого не увидишь в эфире: крупные планы трубачей (с микрофоном - Максим Пустовит) снимает оператор передвижной камеры (стэдикама).
Этого не увидишь в эфире: крупные планы трубачей (с микрофоном — Максим Пустовит) снимает оператор передвижной камеры (стедикама).

И нельзя сказать, чтобы три конкурсанта им не овладели: и ростовчанин Виталий Киселёв (ещё один выпускник школы им. Кима Назаретова, ныне обучающийся в Германии), и студент Джазового колледжа на Ордынке — 19-летний Михаил Бручеев (кстати, ученик ведущего программы, Вадима Эйленкрига), и опытный эстрадник — 34-летний Максим Пустовит (среди своих достижений гордо упоминающий работу с поп-группой «Премьер-министр» и певцом Дмитрием Маликовым) — все трое, в принципе, играют. Просто средний их уровень, как импровизаторов, в целом ниже, чем у тех же саксофонистов и пианистов: ну нет (или почти нет) сейчас в России крепкой школы джазовой трубы. Жюри, надо сказать, практически единодушно не пропустило в следующий тур Максима Пустовита, как наименее джазового из всех троих — хотя, конечно, это сложившийся артист, только совсем другого направления.

Контрабасисты (Затолочный, Соколова, Новиков) вместе играют тему конкурсной пьесы
Контрабасисты (Затолочный, Соколова, Новиков) вместе играют тему конкурсной пьесы

Драматически развернулись события у контрабасистов. Они играли кинохит Андрея Петрова «Я шагаю по Москве», который в оригинальном исполнении 18-летнего Никиты Михалкова в одноимённом фильме 1963 года был, мягко говоря, очень далёк от джаза, но вполне поддаётся «освинговыванию», что и было сделано в аранжировке для Нью-Орлеанского оркестра. И опять здесь возникли проблемы с озвучкой, причём не только в звучании собственно контрабасов. Соло Николая Затолочного, например, в телевизионной трансляции практически не читалось в общем потоке звука, поэтому я не могу сказать о нём что-то определённое; зато отчётливо читалось, было мастерски выстроено, логично развито и ритмически безупречно соло Макара Новикова — что, в принципе, для знающих этого большого мастера слушателей не новость.

Ирвин Мэйфилд и конкурсанты слушают жюри
Ирвин Мэйфилд и конкурсанты слушают жюри

Чётко и логично начала своё соло и Дарья Соколова, но потом… потом что-то случилось. В эфирной версии обсуждение её выступления было смонтировано так, как будто жюри указывает ей на то, что она вылетела из квадрата, и Даша кротко соглашается. На самом деле она, отвечая на вопрос жюри, спокойно сообщила, что на середине первого квадрата её соло в её ушных мониторах не просто пропал звук, но раздались громкие, отвлекающие внимание шумовые помехи. Это её объяснение было вырезано; я не стану пускаться в спекуляции, случайно ли пропал звук в Дашиных мониторах и входит ли в задачи конкурсанта не просто сыграть музыкальное и логичное соло (что, судя по первым тактам и по финалу соло, когда Соколова снова поймала звук оркестра, вполне могло ей удаться), но и противостоять отвлекающим техническим помехам, делая при этом вид, что ничего не случилось — как и полагается артисту, конечно. Короче говоря, после обсуждения в следующий тур прошли Николай Затолочный и Макар Новиков.

За кадром: гитаристы готовятся сменить выходящих с площадки контрабасистов
За кадром: гитаристы готовятся сменить выходящих с площадки контрабасистов

Гитаристам было предложено играть тему и соло в пьесе Андрея Эшпая «А снег идёт», которая не просто легко поддаётся «джазированию», но и в оригинале — в фонограмме фильма 1961 г. «Карьера Димы Горина», где её пела Майя Кристалинская — звучала в свинговой ритмике с «шагающим» контрабасом. Видимо, ради всё той же всемогущей телевизионной «картинки» оркестровый барабанщик Адонис Роуз был выдвинут на подиуме-«таблетке» в центр студии, впереди и оркестра, и гитаристов, отчего — утратив привычный визуальный контакт с оркестром и попав в изменившуюся акустическую ситуацию — сразу утратил и значительную часть своего упругого нью-орлеанского грува. Тем не менее, все трое гитаристов — Сергей Чашкин, Илья Зырянов и Максим Шибин — сыграли буквально «ноздря в ноздрю» и намного сильнее, чем это удалось всем троим в первой передаче.

Адонис Роуз, Илья Зырянов, Сергей Чашкин, Максим Шибин
Адонис Роуз, Илья Зырянов, Сергей Чашкин, Максим Шибин

Жюри попало в патовую ситуацию. В какой-то момент Д.С.Голощёкин даже отказался было исполнять далее обязанности председателя жюри, потому что данных за удаление кого-либо из троих не было, но авторы передачи настаивали на соблюдении придуманных ими правил. Наконец, по настоянию Давида Семёновича всем трём было дано дополнительное задание — сыграть с ритм-секцией оркестра по два квадрата блюза. Грянул паркеровский блюз «Now’s The Time», и… все трое отыграли по два добротных квадрата, без неожиданностей. Снова тупик!

Максим Шибин отвечает на вопросы ведущих
Максим Шибин отвечает на вопросы ведущих

Пришлось обращаться за решением к Ирвину Мэйфилду. Бэндлидер опять блеснул дипломатической уклончивостью, отдав вопрос на обсуждение и чуть ли не голосование всего оркестра. И только после этого решение было принято — во второй конкурсный тур перешли Илья Зырянов и Максим Шибин.

Дмитрий Мосьпан и Денис Швытов слушают конкурсное соло Эльдара Цаликова
Дмитрий Мосьпан и Денис Швытов слушают конкурсное соло Эльдара Цаликова

Последними играли саксофонисты. Неожиданность: Денис Швытов (изначально вообще-то альтист, в первой передаче игравший на своей основной «дудке» последних лет — сопрано-саксофоне) выходит на сцену с тенором. Таким образом, теперь в конкурсе два тенориста (он и Дмитрий Мосьпан) и альтист Эльдар Цаликов. Им выданы для импровизации «Дорогие мои москвичи» Исаака Дунаевского — мелодия песни, которой с 1947 г. завершал все свои концерты Леонид Утёсов. В аранжировке Нью-Орлеанского оркестра этот незамысловатый фокстрот обрёл вдруг разухабистую афрокубинскую ритмику, что дало солистам довольно выразительную ритмогармоническую среду для импровизации. Все трое прозвучали достаточно сильно и интересно, хотя Швытов, кажется, испытывал некоторую скованность на более объёмном (по количеству продуваемого воздуха) теноре, а яркое соло Цаликова, кажется, этой самой яркостью несколько превосходило собственную содержательность. Видимо, это обстоятельство и определило решение жюри: хотя Дмитрий Мосьпан благородно предлагал самоотвод (наши джазмены вообще то и дело ставили ведущих и авторов программы в тупик, проявляя не зубастый эгоизм, к которому подталкивают своих участников набившие оскомину «шоу с выбыванием», а благородство и взаимную поддержку), в следующий тур прошёл именно он — и Денис Швытов, что обеспечило третьему выпуску «Большого джаза», эфир которого состоится 25 мая, столь желаемую создателями передачи сюжетную остроту — ведь соревноваться за выход в финальные туры будут два брата (пусть и не родных, как сначала обрадовались было авторы конферанса, а двоюродных).

ВИДЕО: выпуск сопровождающей шоу «Большой джаз» утренней передачи «Весь этот джаз» №4

Телешоу «Большой джаз»: первые эфиры, первые вопросы, первые симптомы: 129 комментариев

  1. джаз как один из видов импровизационной музыки АБСОЛЮТНО необходим современному человеку — это манифестация свободы творчества энергии мировоззрения
    джаз не навяжешь насильно им можно только заразить
    навсегда
    а данное шоу без корней — наши джазмены пока слабы
    надо показывать и комментировать самые крутые образцы — американские европейские…
    а не коммерцию которой пропитаны все джаз-программы радио
    есть же разбирающиеся люди а не тв-менеджеры без вкуса и образования

  2. Если бы я взялся за разбор двух первых программ, то написал бы точно то же самое, что Кирилл. Браво, Кирилл!
    Не буду ничего добавлять, отмечу три самых раздражительных для меня момента: 1) низкое качество аранжировок и плохой баланс оркестровых групп, 2) отвратительное, невнятное озвучивание (больше всего страдали контрабасы) и 3) позорные балетные номера, которые не вошли бы даже 50 лет тому назад в программу Friedrichstadtpalace.
    Спасибо Кириллу за информацию, что тексты для ведущих были написаны. Когда в начале второй программы патетически прозвучала фамилия «Утесов», я чуть не упал со стула.

  3. Более точный и обстоятельный анализ сложно найти. Кирилл, спасибо Вам за честность и объективность.

  4. Всё правильно, Кирилл! Хотя можно сказать «первый блин комом». Но с точки зрения тех, кто всю сознательную жизнь купается в звуках настоящего джаза, это шоу вполне соответствует золотой фразе незабвенного Виктора Степановича «хотели как лучше, а получилось как всегда!»
    Форма «на выбывание» конечно идиотская. Показать мастерство за пару-тройку квадратов, да ещё на сомнительном материале, может только суперзвезда. Пусть не расстраиваются конкурсанты, ведь это только «игра», шоу «на потребу».
    Не завидую «судьям», их, мягко говоря, подставляют говорить серьёзные фразы.
    Умиляет одно, что ТВ хоть изредка «произносит» слово джаз в своих программах.

  5. Спасибо за обстоятельный, серьезный и объективный обзор первых двух передач. Очень важно, что верно расставленные приоритеты в освещении проекта «Большой джаз», позволяют за многочисленными упущениями в организации этого шоу не терять главного — ощущения безусловной важности этого события для всех, кто любит джаз и желает умножения рядов его поклонников. В этом смысле можно только приветствовать категорическую «точку» в первом абзаце, которую поставил Кирилл, говоря о позитивности этого проекта на российском телевидении. Все остальное важно, но только в этом контексте. Единственный момент, с которым я не могу примириться — это ведущая: более неудачный выбор просто трудно себе представить.

  6. Отличная статья! Огромное спасибо!
    Жаль, что музыке в этом ‘шоу’ отвели самое крайнее место, по значимости. Она даже звучит тише обсуждений. Выбор репертуара… Аранжировки хорошо пойдут на пятом этаже КДС, в банкетном зале.))) Я хорошо знаю почти всех ребят (хотя некоторых из них узнать сложно после гримма в излюбленном этим каналом стиле ‘Чип и Дэйл’), и немного шокирован тем что ВСЕ играют значительно хуже обычного: строй, ритм. Что надо было сделать со звуком??? Кто-нибудь им говорил о традициях акустической музыки? Какие еще ушные мониторы??? Пусть Денису Мацуеву предложат в новогоднем ‘шоу’. Посмотрим, что он им скажет.
    И самое обидное конечно — дикий снобизм и неискренность, когда ведущая, называя Пол Блэя великим (и дальше бла, бла, бла) в первый (и вероятно в последний раз) в жизни называет его имя, читая с телесуфлера…
    Что касается внеконкурсных конкурсантов: как говорит мой хороший американский друг (республеканец конечно) — Билл Клинтон играет на саксофоне лучше, чем был президентом)))

  7. Спасибо, огромное, Вы выразили все мои мысли по этому поводу. Будем надеяться, что это только первый блин, дальше будет лучше.

  8. Я полностью согласен с комментом Кирилла и был приятно удивлён,что он во многом совпадает с моим любительским,который я опубликовал ранее и не совпадает с комментами изрядного числа высоколобых профессионалов(кстати,хотелось бы здесь увидеть реакцию автора на демарш Шилклопера).Видимо это потому,что телешоу «БД»и рассчитано именно на простых любителей джаза,для которых оно-настоящий праздник.

  9. Безусловно, проект привлек внимание зрителей. Не знаю как общую массу, но джазовых музыкантов точно. Жаль, что из хороших музыкантов делают какое-то дурацкое шоу. Надеюсь проект будет развиваться и в следующих сезонах шероховатости поправят

  10. Спасибо, Кирилл: профессиональный и обстоятельный разбор событий !А если чуть приземленнее и не влезая в музтонкости, то, мне кажется: а) очень хорошо, что джаз в Большом формате вышел вообще на Большой экран аж Главного ТВ канала; б)очень плохо, что в этом приторно блестящем, почти лубочном,но Большом и Первом полотнище сразу же оказалось столько дыр: в)все-таки это -шоу, и ДЖАЗОВЫЙ трубач Эйленкриг это понимает и играет в противовес балерине, у которой самый любимый джазмен — Леонид Утесов, но которая изображает из себя джазового профессионала, чем вызывает раздражение сидящих у телевизора;г) не знаю, чей это промах, но во всем проекте явно не хватает одного джазового профессионала, имеющего решающее слово. Отсюда множество перекосов и в принципиальных аспектах, и в выборе используемого музыкального материала ( а это очень важно!); д) оркестр привезен из Нью-Орлеана, но это оказалось почти его единственным достоинством — родственник джаза! Я уж не говорю о его штатных вокалистках. Да и многие аранжировки «желают быть», особенно в чисто советских композициях

  11. Опять все упираются в недостатки… Ну есть там недостатки. Дешевый непрофессиональный оркестр прежде всего (в Москве минимум три бенда НАМНОГО сильнее, и еще один в Питере — но в них же нет,простите,за неполит коректность, афроамериканцев… картинка пострадает, хе-хе).
    Но ЛЮДИ ОДУМАЙТЕСЬ! Сериал Кена Бернса «ДЖАЗ» не привел к концу джаза хотя,все рыдали и плакали какой он тенденциозный и непрофесиональный (там кстати тоже была фокуссировка на НьюОрлеане… Наши создатели насмотрелись? ;-0)) Не будет концом джаза и Большой Джаз потому что даже если, сто лишних слушателей придут под его влиянием,на джазовые фестивали — это уже ПОБЕДА.

  12. Игорь Вощинин — Голощекин Вам значит уже не профессионал? Решающее слово у него…

  13. Очень было интересно посмотреть это шоу и…почитать отзывы,и здесь,и на YouTube)). Да простят меня глубокие ценители и корифеи,но хочу обратить ваше внимание на некоторые важные,на мой взгляд,детали и моменты.
    Во-первых, ведущая Алла Сигалова -человек из другого жанра,и для обывателя(напомню,что эту программу посмотрели и совсем далекие от джаза зрители,и уж тем более не все из них вообще им интересуются) это просто красивая и очень темпераментная дама,которой вовсе и не обязательно быть слишком» умной» и продвинутой в теме,она же дама)). Для баланса рядом был трубач -профи. Текст ей тоже написали,она подала,как смогла.
    Но,ее энергия компенсировала некую прохладу и напряженность,которая все же витала в воздухе временами.
    Сама передача по формату- нова для ТВ, а тема джаза для многих непосвященных в нее зрителей сложна. Правильно сказал Кирилл,праймовое время на ТВ -это огромная победа для всех,и,что бы зрителя удержать у экрана все то время,что длятся передача нужно было максимально упростить многое для восприятия людей неподготовленных. На ТВ важна картинка прежде всего. Такое ШОУ в России-первая ласточка. От простого -к сложному,и пусть,первый блин комом,но,главное-начало положено!!! Может быть не стоит так критиковать сурово? Мне высказывали свое мнение простые люди в провинции,которые просто впервые во все это окунулись. И знаете,что они сказали? » Как здорово,что появилась такая программа,мы теперь знаем,что джаз-это весело и красиво,теперь будим слушать и наших!!!» Наверное,в основном,продюсеры и рассчитывают на такого вот зрителя,массового и не слишком ориентированного,что бы привлечь его внимание и вызвать интерес . А со звуком проблемы можно решить в рабочем порядке. Я думаю,организаторы справятся,если вы все им об этом скажете или напишите.И все у нас будет ДЖАЗ!!!))

  14. FOR WILL ONLY: Голощекин- профессионал высочайшего класса. в том числе и для меня, тем более, что мы встречались неоднократно лично и мне доводилось представлять его на сцене в гастрольных выступлениях. А сидя у телевизора, я мысленно даю оценку конкурсантам, и очень рад, когда эти оценки практически полностью и даже в комментариях совпадают с оценками Давида. Но маэстро -председатель жюри, а я имел в виду организаторов этого шоу. Выбором музыкальной тематики, выбором самих участников конкурса( а не определением победителей), какими-то организационными деталями преподнесения музыкального материала — до расстановки ударных инструментов и рассаживания на сцене гитаристов включительно , Голощекин , видимо, не занимался. Думаю, что и соревнование сопранового и тенорового саксофонистов устроил не он. Да и при всем моем уважении к народному артисту СССР Леониду Утесову его, кажется, с подачи балерины, опять пытались обозначить как Главного и Первого, как изобретателя мирового джаза! Но ведь об этом даже на Одесских юморинах уже давно перестали зубоскалить. А тут уважаемому Владимиру Борисовичу Фейертагу чуть было травму не нанесли — см. выше в комментариях как он чуть со стула не упал ! Вот за всем этим кто-то именно из ДЖАЗОВЫХ, а не ТЕЛЕВИЗИОННЫХ профессионалов и должен был проследить

  15. Как бы мне хотелось посмотреть передачу, сделанную нашими критиками хотя бы на таком уровне! Конечно, все не так прекрасно, как хочется и мы тоже это увидели и услышали, но, если Вы такие знатоки и столь компетентны, почему лично Вас не пригласили проконсультировать? Сделайте лучше, а мы с удовольствием посмотрим! Безусловно, критика нужна, чтобы двигаться и меняться в лучшую сторону, но почему, как всегда, один негатив. Ваше глобальное недовольство напоминает мне ситуацию со спортивными соревнованиями, когда слегка раздобревшие «знатоки» спорта негодуют, что кто- то там не быстро пробежал или не высоко подпрыгнул, попивая при этом пиво и лежа на диване, а может быть стоит самому пробежаться пару кругов!
    Ведь эта передача не для информированных снобов и » знаек», а для более широкой аудитории. И здорово, что наконец- то вспомнили не только о фигурном катании, песнях и танцах, а и о джазе. Ну и что же, что в виде конкурса, да эти ребята, может быть до пенсии ожидали бы популярности. Кто сказал, что идея победить гораздо привлекательнее, чем просто поучаствовать и быть замеченным не только в узко- клубном кругу любителей и ценителей джаза? Не нравится? Не смотрите, у Вас есть выбор. Не нравится? Организуйте, если сможете конечно, конференцию, постарайтесь быть услышанными и помогите следующий раз сделать более содержательную программу, а не демонстрируйте свой высокий интеллект, чтобы в очередной раз потешить себя же любимого, хотя я на 80 процентов и согласна с Вами.

  16. Саксофонисты не братья двоюродные, они дядя и племянник. Сами не хотели это обозначить и появились братья :)

  17. Конечно, передача нужная.С этим не поспоришь. Но очень хочется, чтобы у конкурсантов была возможность показать собственное видение современного джаза или импровизационной музыки. Знаю, что некоторые из них пишут замечательную музыку, которая давно уже переросла американские традиции 40-60 х годов. Было бы здорово показать, что современный джаз, по моему убеждению,- это музыка всего Мира. Он настолько многогранен и безграничен.Его уже давно не загнать в условные рамки стиля первой половины прошлого века ..Об этом надо говорить ОБЯЗАТЕЛЬНО, как мне кажется.
    Первые две передачи посмотрел не без удовольствия. Но, именно как Шоу. Сравнивал, оценивал…Большого эстетического удовольствие честно говоря не испытал.

    1. Игорь, проблема в том, что сам факт существования «современного джаза» вряд ли твёрдо знаком создателям программы. Для них джаз — это такое ретро, история, Бродвей и Голливуд. Ну, и «Новый» Орлеан.
      Говорю же: берём что дают… КМ

  18. Галина! Вы замечательную отповедь написали. Но… если бы эту передачу сделали любители на какой-нибудь телестанции в тайге. В том-то и дело, что цикл делали профессионалы своего телевизионного дела (я думаю), в арсенале которых масса московских (да и не только) знатоков и исполнителей данной музыки. Было с кем посоветоваться. Да и в жюри присутствуют таковые. Но очевидно организаторы решили, что «сами с усами» (такое впечатление). Отсюда и казусы. А призыв «не нравится, сделайте сами!» годится для глубинки.
    А ваша отповедь универсальна, можно давать и в других случаях,
    включая тем, кто рвал глотки на Болотной. Только чуть заменяя слова.

  19. Валерий, Ваше принебрежение к глубинке не интеллигентно.
    А говорить о цикле еще рано, думается , что это только начало, поэтому оно и не совершенно, возможно, хоть и неуклюже, хотели начать с истоков . Хочется верить, что все будет двигаться. Ну разве плохо, что мы имеем повод дискутировать?
    Да, не посоветовались, хотя мне кажется, что передачу делали не только одни телевизионщики. А слабо тому же Голощекину встать и демонстративно уйти с такого не профессионального действа? Но, ведь, сидит и, судя по масштабу мероприятия, за приличный гонорар, если уж быть до конца честным и ратовать за качество. Или почему бы после первой передачи и ни посоветовать, а, простите, кто был инициатором приглашения именно этого оркестра, телевидение? Да телевизионщики, наверняка, даже и не знали о его существовании, явно, это посоветовал кто- то из музыкантов. Сначала оркестр меня тоже жутко раздражал, тогда я попыталась найти позитив и пришла мысль, что они меня погружают в мое представление о прошлом джаза. Фальшиво, примитивно, дилетантски, не отрепетировано ( думаю, времени им дали очень мало на все),но так свободно! Друзья, будем снисходительны!
    Я пытаюсь представить себе, как бы играли популярные американские мелодии, я не имею ввиду джазовую классику, наши музыканты и как бы они делали аранжировки, боюсь, что были бы значительные расхождения с представлением об этом американских музыкантов. Однажды я услышала, как норвежский пианист играет музыку Грига, ну, скажу я Вам, ничего общего с нашим представлением, а ведь мы всегда думали, что мы правы и играем именно так, как нужно. Тоже самое открытие произошло как — то и с английской музыкой. И так далее…
    Лет пять- шесть назад была такой же ерницей и непримиримой критиканшей, пока не начала сама организовывать серьезные международные мероприятия. Это очень сложно, а главное, достичь в деле совершенства и » угодить» всем не возможно! Поэтому я и предложила попробовать что- то сделать самим критикам, правда, это уже другая профессия.
    По- поводу Болотной, к сожалению, ничего не смогу возразить или прокомментировать, потому что очень люблю заниматься СВОИМ делом и считаю такие мероприятия абсолютно бесполезными и срежиссированными. Не хочется быть марионеткой в тех или других руках, участвовать в таком спектакле, уж очень грязное и неоднозначное дело политика. Музыка гораздо привлекательней!
    Очень благодарна, Валерий, что Вы ответили мне, потому что я впервые во всем этом участвую. Скажу Вам, это затягивает, а хочется остаться свободным. Поэтому прощаюсь со всеми и желаю больше делать самим, нежели анализировать чужую деятельность, уверяю, это интересней!!!
    С московским приветом, Галина.
    А ответ, все- таки хочется получить. Но последний раз и все!

  20. Галина! И опять Вы всё правильно написали. Только первое предложение немного неверно. У меня не может быть пренебрежения к глубинке поскольку я как раз в ней и обретаюсь со дня появления на свет, а это за, примерно, 3500 км от Вас. Ну, а насчет интеллигентности — это можно определить не по переписке, а при личной встречи. Если Вы читали в Полном джазе мой последний репортаж с международного фестиваля в нашем городе, которого мы ждали 10 лет, то поймёте как далеко мы находимся друг от друга.
    Мне, конечно, неудобно перед Кириллом, что мы затеяли диалог на его площадке. Поэтому я тоже пишу в последний раз. Успехов Вам!
    С сибирским приветом, Валерий.

  21. Галина, ваши желания вполне выполнимы!Посмотреть отличные большие проекты,организованные джазовыми профессионалами, так раздражающими вас своей критикой, возможностей очень много.И вы ими можете воспользоваться , если живете в Москве, Питере или других крупных городах — Ярославле, Новосибирске, Челябинске,Самаре, Екатеринбурге, Ростове. Причем, среди организаторов этих проектов присутствуют и возмутители вашего спокойствия, в том числе Мошков, Фейертаг, а также члены жюри ТВ -проекта — Голощекин, Бутман, Козлов. Вот только на ТВ эти проекты попадают лишь в виде коротких информационных роликов,показываемых чаще всего глубокой ночью. не более. А роль названных выше джазовых профессионалов в»Большом джазе» телевизионщики свели лишь к работе в жюри. Хорошо еще, что так и что в жюри не посадили балерину, любительницу утесовских шансонных блатняков или кого-нибудь из попсовых звездищ! Я не знаю, есть ли вообще хотя бы консультант у этого ТВ-проекта из числа джазпрофессионалов!? Галина, Ваш вопрос «почему не пригласили?»я бы сам хотел кому-нибудь задать. Слышал, что Аркадий Шилклопер отказался далее участвовать в жюри, и не исключаю, что по причине именно отсутствия музыкальных профессионалов СРЕДИ ОРГАНИЗАТОРОВ и связанных с этим явных перекосов в проекте. Думаю, что и и Кирилла Мошкова, побывавшего на записях ТВ-программ, у входа спрашивали:»А ты кто такой?»

  22. Галина, отправил вам свое послание, а потом уже увидел и то. что вы написали. Видимо, мы писали в одно время! Абсолютно с вами согласен — хорошо, что мы получили повод для дискуссии. Сожалею, что вы именно сегодня попрощались с участниками разговора. Но, тем не менее, рад был обменяться мнениями.Всяческих успехов вам.
    Кирилл, я не сомневаюсь, что организаторы ТВ-проекта не знают не только, что такое СОВРЕМЕННЫЙ ДЖАЗ, а что такое ВООБЩЕ ДЖАЗ! Ну, «НОВЫЙ» Орлеан, думаю, давай им простим. А вот «БЕРЕМ, ЧТО ДАЮТ» -это ведь очень плохо! Хотя я и сам включился в этот разговор, начав с выражения радости по поводу вообще выхода джаза на Большой экран на Главном канале, да еще и в прайм-тайм! А что делать!?

    1. Игорь, если не «брать что дают», получится, что 21 отличный молодой музыкант показался на телевидении и отдал две, три, пять недель своей жизни напрасно. А это не так. Каждый из них, и особенно те, кто прошли дальше второго тура (и даже некоторые из тех, кто не прошёл), заслуживают показа — если не в подлинной среде своего творчества и со своим лицом, на что надеяться (с таким руководством программы и канала) не приходится, то ХОТЬ ТАК. КМ

  23. Настоящие джазмены в жюри и на сцене, а вынуждены участвовать в этой подмене. Неужели нельзя было «уважать себя заставить»? Вот мог, например, уважаемый Джаз.Ру высказать своё отношение ещё в марте, сформулировать общее мнение профессиональной среды и довести его до сведения авторов проекта?

    1. Олег, я мог бы ответить пространно, но если коротко — у Вас какие-то совершенно фантастические представления о действительности. Как можно сформулировать общее мнение о том, чего ещё нет, тем более — за два месяца до того, как оно появилось?.. КМ

  24. Шоу — есть, конкурс — есть, а вот концерта — нет. Видимо, потому что нет законченных цельных номеров. Кажется, никакой ещё попсовый телеконкурс, самый издевательский, не додумался до того, чтобы исключать участников как проигравших, не дав им представить и одного самостоятельного номера.

  25. Может быть я более пристально слежу за программой телеканала и его сайтом (конечно, живи я в Москве, где джазовая жизнь кипит, я вряд ли стал бы это делать)… Мне придётся повторить то, о чём уже писал в комментариях к письму Аркадия Шилклопера.
    Анонс программы «Большой джаз» появился на сайте «Культуры» («Россия-К») ещё в марте. То есть даже раньше, чем было опубликовано приглашение молодым музыкантам подавать заявки на участие в телеконкурсе.

    23 марта я написал на форуме телеканала:

    Тема: «Что в анонсе?»

    «Читаем в анонсе «проекта»: «Новый проект телеканала «Россия К», посвященный джазовой музыке… Справятся ли участники одинаково легко с репертуаром Фрэнка Синатры..? Будут ли достойны джазовых гениев Гершвина и Бернстайна? Смогут ли соответствовать шику Голливуда и классу Бродвея?.. Особое внимание создатели проекта планируют уделить сценическому решению: соединение ярких визуальных образов, музыкального действа и танцевальных элементов…»
    Но Синатра, Гершвин, Бернстайн, Голливуд и Бродвей с танцами — это не джаз. Сколько раз даже на Вашем же телеканале объясняли джазмены, что Гершвин НЕ СОЧИНЯЛ ДЖАЗ. Да, он стал самым интерпретируемым композитором в джазе (Бах, Бизе, Моцарт, Чайковский в этом явно ему уступают, хотя тоже горячо интерпретируются). Но это нормальный типичный партитурный композитор-нотник. Анатолий Кролл даже демонстрировал прямо в эфире (кажется, программы «БлокНот», была такая) разительное отличие нотного текста Гершвина от того, как его темы интерпретируются в свинге…
    Хотелось бы, чтобы грустное предчувствие не оправдалось, и не случилось бы опять такой подмены, какая произошла в так называемом «фолк-параде» «Вся Россия», где вместо аутентичной и современно интерпретируемой этники царил витринно-фанерный советский «колхозный строй». Будто не было Дм. Покровского и его последователей…
    А теперь будет «весь этот джаз» — околобродвейское ретро?? Будто не было и нет Лукьянова, Маркина, Круглова, Пищикова, Королёвой, Бутурлиной, Козлова и Кролла со всеми их воплощёнными замыслами…
    Вместо того, чтобы показывать работы состоявшихся мастеров-новаторов (как опытных, так и новых), телевидение предпочитает якобы свой собственный «телевизионный продукт», на деле представляющий собой — по содержанию — дремучее ретро. И вместо того, чтобы открывать новым поколениям зрителей вершины и перспективы жанра, оно его, зрителя, погружает в очередное увеселительно-ностальгическое шоу бытового разлива третьей-четвёртой свежести…»

    1. Олег, я завидую Вашему умению подробно описывать и утверждать очевидное (свой Капитан Очевидность, безусловно, нужен в каждом деле), но вынужден повторить тезис о фантастичности Ваших представлений о реальности. Дело в том, что я работал на телевидении, последний раз — как раз на «Культуре» в 1998 г. (я участвовал в создании первых четырёх месяцев программы «Джазофрения»). Поэтому иллюзий у меня не было (см., например, мой блог от 8 апреля). Но я при этом совершенно точно знаю, что А) никакого «общего мнения сообщества» нет, оно в лучшем случае появится только после эфира большей части выпусков программы, и что Б) махать руками и кричать «стой, там канава» бессмысленно — в кабине громко разговаривают и слышат только самих себя, и при этом окончательный план действий и тем более сценарий складывается уже после съёмок, в том числе и потому, что идут от картинки (заранее придумывают именно её), а не от контента. При этом у меня нет иллюзий относительно возможности произвольно повлиять на решения, принимаемые внутри крупной структуры, к которой сам я не имею отношения — тем более в случаях с этими новыми (а это именно тот случай: шоу делает пришедшая со стороны команда нового руководителя канала), потому что «эти новые» в любом случае (не только именно эти, не только в этом случае, на этом канале и т.п.) слушают только себя. Так всё и получилось.
      А кроме всего прочего, наша задача как средства массовой информации — информировать. Мы не политическая партия и не профсоюз, мы рассказываем о событиях, но не организуем их. КМ

  26. Если все это действительно было написано в марте, то теперь : «Олег, браво! Очень точно в десятку, хотя стрелял еще даже не видя цели!»

  27. P.S. Олег, хотя так огульно, тем более авансом все программы канала «Культура» я бы хаять не стал. Впрочем, из чисто джазовых программ, которые выходили здесь и раньше, капитально глаз ( и ухо) остановить было не на чем, хотя их и делали уважаемые джазмены. Но они опять только участвовали в них по зову телевизионных всезнаек! C некоторыми из этих джазменов я хорошо знаком лично и с их слов знаю кухню подготовки программ. Каналу в этих передачах нужны всего лишь лицо и имя известного профессионала. Но все-таки «Культуру» сам я считаю для себя Главным каналом, поскольку остальные практически не включаю. И на «Культуре» в другой тематике бывают очень профессионально сделанные передачи. Возможно, организаторы «Большого джаза» не посчитали для себя необходимым серьезно отнестись к этой теме — ну, подумаешь, какой-то там джаз. У этих «спецов» представление еще из тех времен, когда ансамбль с саксофоном считался однозначно джазовым, а самыми джазовыми хитами были квикстеп «Рио-Рита» и танго «Брызги шампанского».

  28. Большое спасибо Вам, Игорь и Кирилл, за отклик. На форуме ТВ-«К» яписал действительно в марте, что легко проверяется )) Кстати, текст анонса на сайте вскоре несколько изменился… Но мне, как опытному зрителю канала «Культура», сразу было понятно, что именно это «представление о джазе» восторжествует. Ведь если этника — Хор Пятницкого, то джаз, безусловно, — Утёсов. Ну а случись «Большой Рок» — это будет, в лучшем случае, «Машина времени»…
    Однако, дамы из «новых», которые креативно трудились над «Б. Джазом», в своей беседе на «Эхе» утверждают (возражая Алексею Козлову), что они, де, начали проект именно с того, что обратились за консультациями к специалистам… ???
    Понимая, что в этом шоу уже ничего не изменить, хочется подумать о том, что будет после? После «Фолк-парада» народная музыка на канале представлена, практически, только нарезками из того самого шоу… Из тех выпусков «Большого джаза», которые уже прошли, даже такой нарезки сделать нельзя…
    Я понимаю, что СМИ «слышат только себя», но я вижу, что и настоящей оценки их деятельности, по большому счёту, нет.

    1. Скажите, Олег, а «настоящая оценка деятельности» — это только отрицательная оценка? Вычленение позитивных элементов (при том, что отрицательные аспекты не замалчиваются) не может быть настоящей оценкой? КМ

  29. Я говорил не только о «Большом джазе». Например, о «фолк-параде» высказывались лишь кулуарно, в соцсетях и личных переписках…
    А с Вашей поддержкой «позитивных элементов» я целиком согласен. Я ведь довольно опытный джазовый слушатель. И джазовый телезритель. И читатель Джаз.Ру (с 1999 г.). Любые победы джаза — только в радость.
    А общие отрицательные аспекты злорадства не вызывают, только сожаление.

  30. Согласен с оптимистическими голосами,однако не понимаю ,почему
    Джазовая музыка прошлого должна стать популярной среди миллионов ?
    Вы что же надеетесь,что джаз может сделать чудо,и человек ,слушающий его ,
    станет добрее к окружающим и культурней ?Знать ,что есть классика,а мейнстрим и есть классика,врядли поможет.
    Пропагандировать важно не жанры,а вкус и лучшее в этих жанрах.
    Пропаганда ресторанного вкуса напомнит молодым джазменам
    ,что капитализм не дремлет …..

    1. Alex, мне просто очень интересно: пожалуйста, покажите мне, где в моём тексте написано, что А) джаз — музыка прошлого; Б) джаз должен стать популярен среди миллионов и В) что джаз должен сделать какое-то чудо? Просто хочу понять, откуда Вы взяли эту эзотерику. Не из моего текста — это уж точно. Вообще в очередной раз убеждаюсь, что многие люди читают не то, что написано, а то, что им хочется прочесть. КМ

  31. ALEX, Кирилл тут уже откликнулся, приняв ваши претензии на свой счет и в свой адрес. Хотя мне показалось, что они относятся вообще к ТВ-программе,поэтому, извините, хочу вклиниться. Действительно, может сложиться впечатление, да, нет это так и есть, — в «Большом джазе» взят ориентир на мейнстрим или , как вы пишете, на «джазовую музыку прошлого».Но это нормально, это ведь всего лишь требования характера программы.Она ведь прежде всего — конкурс и шоу. А приглашать на конкурс молодых музыкантов и предлагать им соревноваться в исполнении фьюжн, джаз-рока или даже фри (любого авангарда ) было бы опрометчиво.Поэтому и звучат стандарты, эвергрины, и известные отечественные мелодии. Хотя это как раз и есть лучшее ( ведь вы этого хотели ?!) , но не в жанре, а в стиле.Именно это и должно было звучать на ТВ в ШОУ-ПРОГРАММЕ, т.е. в программе для широкого зрителя. Но при чем здесь ресторанный вкус? Тут вас явно куда-то занесло. А джазовая музыка прошлого ( по вашей терминологии) уже и стала давно популярной среди миллионов. Никаких дополнительных усилий для ее внедрения уже и не требуется. А вот стили кул, фри, третье течение в джазе сегодня — это пока как раз музыка для гурманов. На ТВ-шоу я бы ее выносить пока не стал

  32. Похоже я не ясно выражаюсь.Коментирую не вашу статью,а ощущение в целом,что есть некий недооцененный публикой жанр под именем джаз.Не оттого ли недооценен,что оригиналы есть в каждом доме?

    1. Alex, Вы действительно не вполне ясно выражаетесь; вот и сейчас я просил бы Вас пояснить, в каком именно доме есть «оригиналы» — чего именно?

  33. Alex, вы действительно Уникум. Зачем я время-то терял распинаясь в чем-то?! Ну, что ж, давайте поговорим на вашем языке. Вообще-то , если с точки зрения наличия отсутствия, то оно конечно. Но в то же время опять же при этом как же?! Ведь в каждом и не только, а конечно оно естественно будучи очень даже Но ведь никак или потому что? Отнюдь

  34. Сложно понять, что хотел сказать Алекс. Но если репертуар «Большого Джаза» — мейнстрим, то именно мейнстрим каких-то прошлых лет. Затянувшийся экскурс в бутафорское прошлое давно не нового Нью-Орлеана ))
    Современный мейнстрим гораздо более развитая и постоянно развивающаяся музыка, которая ассимилирует многие новации. А вот насколько свежи сейчас фьюжн, джаз-рок, кул, фри, третье течение? Но уж конечно, всё это — не самое крутое contemporary ))
    Мне кажется, если бы это шоу действительно консультировали специалисты, они бы постарались дать не только ретроспективу, но и перспективу тоже.
    Вот тут бы и прозвучать «Кобре» Шилклопера! ))

  35. Кирилл! Может пора прекратить этот балаган? Товарищи уже по-моему потеряли нить дискутирования, а изощряются в словоблудии по поводу своего личного пристрастия.
    Это не концерт и не передачи по истории джаза, а конкурс с элементами шоу. Причем тут ретроспектива и перспектива джаза. Представляю, если бы конкурсанты ударились в «ассимиляцию многих новаций»!
    Лучше давайте дальше смотреть отснятый материал либо, кто не может, смотрите «Mezzo» или «Mezzo HD». Там есть и перспектива и новации».

  36. А конкурсантам не надо ни во что «ударяться», они, в основном, компетентные люди. Кто просит делать из шоу передачу по истории джаза? Но затянувшийся тест на профпригодность — в области бутафорского ретро — вот это, конечно, балаган.Или, в самом деле, профессиональный конкурс? для Мосьпана, Чернакова? )) И почему джазовое шоу — «это не концерт»?
    А смотреть «Меццо» — это конечно. Вот там мейнстрим 2012-13.

  37. В сегодняшней программе «Наблюдатель» на канале (и сайте) «Россия-К» — встреча с создательницами потёмкинской деревни «Новая Нью-Орлеановка» на виртуальных просторах «России-Куячечной».

  38. Позвольте и мне вставить слово, как человеку практически всю жизнь слушающему джаз и занимающегося джазом. Мне 77, и я видел многое. И только в Москве, но и Ленинграде, где жил в молодости.
    Можно согласиться с Кириллом Мошковым, которого я искренне уважаю, что спасибо на том, что хотя бы показывают джаз в невиданном прежде количестве. Подали, как говорится, Христа ради, и ладно. Чего тут сетовать. Но я чувствую унижение и ничего не могу с собой поделать.
    Вот каналу Культура захотелось устроить «праздник джаза», с чего это вдруг, с какого бодуна? Эти люди все время игноровали и продолжают игнорировать нашу музыку. Ведут себя, как будто она не существует. Только в Москве за последние годы произошли поистине исторические события ( с точки зрения джаза, разумеется), но они их не заметили. Достаточно вспомнить фестиваль, посвященный столетию Джанго Райнхардта в Доме Музыки, где выступали такие люди как Дидье Локвуд и Штокело Розерберг, кажется впервые. Что стоило прислать хотя бы одного оператора и записать концерт, но они этого не сделали. Не было канала Культура ни на прошлогоднем, ни на нынешнем Всемирном Дне джаза. Их нет ни на одном джазовом мероприятии. Почему? А просто потому, что джаз им не интересен. И вот на тебе — Джаз, и не просто, а Большой. Оказывается, где-то кто-то решил устроить конкурс джазовых исполнителей. Ну вы все видели, какое получилось убожество. Сегодня, наконец, я увидел авторов этого шоу, двух женщин, не имеющих о джазе даже приблизительного представления. Одна из них признается, что при подготовке обложилась книгами и справочниками. А посоветоваться, например, с Кроллом, Брилем, Файертагом, с тем же Мошковым ей почему-то голову не пришло. Видимо, она не знает, кто это такие.
    Эти люди заблуждаются, думая, что после их шоу аудитория слушающих джаз расшириться. Мы все знаем, что на того, кому наша музыка не интересна, ничто не подействует. А тот, кто любит джаз, и так будет его любить.
    Честно говоря, больше всего меня возмутило, что пригласили этот нью-орлеанский оркестр, откровенно невыдающийся. Ну хорошо, у вас есть деньги, так почему не помочь нашим музыкантам. Можно представить, как бы звучал в этой программе оркестр им. О. Лундстрема, или под упр. Контюкова, или Академик-Бэнд Кролла. Я назвал этих, но есть и другие. А какие замечательные наши вокалистки могли бы выступить с этими оркестрами. Анна Бутурлина, Ирина Радилес, Юлия Рогачева, Ольга Синяева, Полина Зизак и другие. Их бы впервые показали по федеральному телевидению. Так нет же, американцы. Да все в порядке, американцы хорошо, я их люблю, но почему не наши.
    В общем, меня переполняет досада. Почему такой поистине уникальный шанс отдали на откуп случайным невежественным людям.

    1. Леонид, почему-почему. Почему нашумевший сериал 2001 г. «Джаз» делал Кен Бёрнс, безусловно удачливый режиссёр-документалист, который при этом о джазе не знал ровным счётом ничего? Потому что он умел добывать на свои проекты деньги… КМ

  39. Дорогой Кирилл,
    У Кен Бернса было очень много консультантов. Арт — директор и со продюсер фильма Wynton Marsalis.
    А кто у Большого Джаза консультанты? Продюсер даже сказала, что разговаривала с Бутманом. Вранье. О Большом Джазе я узнал из Jazz.ru

    Игорь Бутман

    1. Дорогой Игорь,
      я как бы в курсе истории с сериалом «Джаз» и с тем местом, в котором оказались в конце концов большинство консультаций, предоставленных Бёрнсу самыми передовыми специалистами. В результате осталось в основном то, что было с самого начала работы над проектом — «концепции» С.Крауча. (См. стр. 481-490 моей книги «Индустрия джаза в Америке», там вся эта история подробно изложена). Честь и хвала Бёрнсу, конечно, что у него вообще хоть какие-то консультанты были. Но у него и времени было побольше, в среде т.н. «эффективных менеджеров» вряд ли возможно потратить, как он, два с половиной года на проект.

  40. Я очень люблю джаз, хоть и занимаюсь изучением аутентичной музыки. Когда снимался проект «Вся Россия», мои ближайшие коллеги были приглашены на съемки. От них потребовали фонограмму, что вызвало у людей, поющих ТОЛЬКО живым звуаом и только импровизационно, недоумение. Оказалось, съемочная площадаа просто не предполагает живого исполнения! А петь фолк ансммблю вообще пришлось ПОД хор им. Пятницкого. Это — представление авторов проекта (тех же самых!) о народном творчестве. Тоже на уровне совка. И эти же люди теперь делают БД. Не думаю, что это «первый блин комом» и не испытываю радости от того, что джаз В ТАКОМ ВИДЕ появляется на федеральном канале. Если люди некомпетентны, они любой проект будут делать некомпетентно. Трагедия — в том, что у профессионалов и людей компетентных нет возможности что-либо изменить. Возможно, уход Шилклопера — не конструктивная позиция, но это способ выразить позицию.

  41. Мне нравятся твои » какие то «консультанты.Кирилл, по моему даже нет смысла сравнивать два абсолютно разных проекта.

  42. Ольга подтвердила то, что очень хорошо чувствовалось и по другую сторону экрана… Но когда «у профессионалов и людей компетентных нет возможности что-либо изменить», то надо ли поддерживать это своим участием? Дескать, «пусть хоть новые поколения…», «хоть что-то…», «хоть в таком виде..»?? Надо же дорожить профессией! А профанацию — бойкотировать. И широковещательно свою позицию разъяснять. Шилклопер поступил как человек, который дорожит делом своей жизни. И немало серьёзных джазовых музыкантов и специалистов его поддержали. Так что напрасно высококультурный телеканал пытается представить его выход из проекта как демарш одиночки, да ещё и давать оценки человеческим качествам.

  43. К барышням и продюсерам, создавшим сие шоу, есть предложение по мотивам сего действа создать новое шоу — «Давай поджемимся !!!» )

  44. Интересно: что будет дозволено исполнить в финальном гала-концерте почётному гостю Алексею Козлову?

  45. Интересно было увидеть и послушать Николая Левиновского. Николай Яковлевич был очень политкорректен, но джаза ему явно не хватало…

  46. А вот я,благодаря»БД»,расширил свой кругозор в джазе(правда,опосредованно),приобрёл друзей-джазменов в соцсети и даже прослушал Майлса Дэйвиса на страничке Фишера,после чего понял,что настоящего джаза я ещё в жизни не встречал.Сейчас надеюсь на интересный гала-концерт в этом проекте.

Добавить комментарий для Павел Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *