Будущее от Игоря Бутмана: молодые дают джазу. Заметки «Джаз.Ру» и комментарий Анатолия Кролла

 

текст: Анна Филипьева,
редактор «Джаз.Ру»
фото, видео: Кирилл Мошков
комментарий: н.а.РФ Анатолий Кролл

report22 мая в Концертном зале им. Чайковского в рамках фестиваля «Черешневый лес» Игорь Бутман представил программу «Будущее джаза», в которой с Московским джаз-оркестром Бутмана солировал целый ряд молодых музыкантов из разных стран (иногда образуя друг с другом и малые составы).

Самым молодым участником концерта оказался студент эстрадно-джазового отделения Астраханского музучилища Михаил Гейфман, чья игра на хроматической губной гармонике совсем недавно покорила жюри Всероссийского конкурса в Ростове-на-Дону. Он открыл концерт, сыграв под аккомпанемент Московского джаз-оркестра «St. Louis Blues». Видимо, груз ответственности первого номера концерта оказался немного тяжеловат для молодого музыканта, отчего в его длинном соло поначалу слышалась некоторая робость. Но при этом многие эпизоды с мелодической и исполнительской точки зрения прозвучали просто блестяще. Будет интересно проследить за его ростом в дальнейшем.

Михаил Гейфман
Михаил Гейфман

Следом на сцене оказалась уже целая сборная молодых музыкантов, среди которых были пианист Олег Аккуратов, контрабасистка Кейт Дэйвис, саксофонист Франческо Кафисо, барабанщик Марк Уитфилд и тромбонистка Алевтина Полякова. Все они (подробности о каждом из молодых солистов см. в анонсе концерта) сразу ярко и напористо заявили о себе в пьесе «Jeanine».

Кейт Дэйвис, Франческо Кафисо, Алевтина Полякова
Кейт Дэйвис, Франческо Кафисо, Алевтина Полякова

Но эффектнее всех прозвучал Олег Аккуратов. Этот 23-летний музыкант с непростой судьбой и выдающимися способностями солирует легко, непринуждённо, водопадом извергая на слушателя множество музыкальных идей. А в следующей пьесе Олег проявил себя ещё и в вокальном дуэте с Кейт: дуэтом они спели «Just One of These Things», и Аккуратов вновь, после своего сенсационного появления на московской сцене в феврале этого года (фестиваль «Триумф джаза»), подтвердил своим пением, что в России появилась новая звезда джазового вокала. Но и это было ещё не всё. В пьесе «Sweet Loraine», исполненной в трио Олегом, Кейт и барабанщиком Марком, Олег показал себя ещё и выдающимся аккомпаниатором. Положа руку на сердце, на вкус автора этих строк вокал у Кейт плосковат, голос не слишком выразителен и не очень гибок. Но Олег так замечательно обрамил пение юной американской контрабасистки своим прозрачным деликатным аккомпанементом, оказал такую весомую поддержку, что голос девушки «заиграл» совсем иначе. И автор этих строк сделала себе пометку: «Видимо, на сегодняшнем концерте мой герой — Олег».

Олег Аккуратов и Игорь Бутман
Олег Аккуратов и Игорь Бутман

ДАЛЕЕ: продолжение заметок Анны Филипьевой и развёрнутый комментарий народного артиста России Анатолия Кролла!

Очень вдумчиво и лирично прозвучало соло саксофониста Ильи Морозова в пьесе «You Don’t Know What Love Is». А вот соло Кейт вызвало некоторое удивление. Контрабас у неё по временам звучит едва ли не как арфа: Кейт, кажется, едва касается струн, извлекая мягкие, лёгкие звуки (из трёх составляющих контрабасового звука — «пальцев», «струн» и «дерева» — отчётливо слышно только «струны»). С одной стороны, это интересный эффект, но с другой — всё-таки от контрабаса хочется «мяса», и по временам его в игре молодой американки остро не хватает.

Кейт Дэйвис, Эдуард Зизак, Илья Морозов
Кейт Дэйвис, Эдуард Зизак, Илья Морозов

В завершение первого отделения прозвучала пьеса «Вечный треугольник», в которой, по выражению Игоря Бутмана, для «битвы» с Ильёй Морозовым на сцену вернулся Франческо Кафисо. Впрочем, Илья и Франческо настолько разные, что им, в общем-то, незачем играть в войнушку. Франческо темпераментен — Илья сдержан. Франческо бурлит, как прорыв на теплотрассе — Илья, что называется, «с холодным носом» строит логически безупречные, технически точные соло.

Francesco Cafiso
Francesco Cafiso

Впрочем, некоторое подобие «сражения понарошку» всё-таки произошло, но не между саксофонистами, а между барабанщиками — молодым Марком Уитфилдом и опытным Эдуардом Зизаком, членом Московского джаз-оркестра. Особенно забавно было смотреть, как они по очереди солировали с довольными лицами. Установка Зизака стояла у американца за спиной и как бы немного над ним, из-за чего Марк беспрестанно вертелся, оборачиваясь на каждую заинтересовавшую его фразу Эдуарда.

Mark Whitfield, Jr.
Mark Whitfield, Jr.

Второе отделение открыл Московский джаз-оркестр Игоря Бутмана, с которым солировали Алевтина Полякова, трубач Александр Сахаров и Илья Морозов. Играли мажорный блюз Бутмана, который он представил как «Блюз для Куснировича» (посвящение главе компании Bosco di Ciliegi Михаилу Куснировичу, организатору фестиваля «Черешневый лес»).

Марк Уитфилд и Олег Аккуратов
Марк Уитфилд и Олег Аккуратов

В пьесах «A Foggy Day in London Town» и «Stardust» Кейт Дэйвис снова пела дуэтом с Олегом Аккуратовым, на этот раз под аккомпанемент оркестра. В первой пьесе Олег уступил место за роялем штатному пианисту оркестра Антону Баронину. Таким образом, у Олега в буквальном смысле этого слова оказались развязаны руки для того, чтобы полностью сконцентрироваться на пении. И тут стало окончательно понятно, что поёт он гораздо интереснее, чем Кейт. Может быть, не так громко; но большой вопрос — недостаток это или преимущество. По крайней мере, звучит его вокал гораздо непринуждённее и естественнее, чем «манера отличницы» Кейт.

ВИДЕО: Олег Аккуратов и Кейт Дэйвис исполняют в трио с Марком Уитфилдом джазовый стандарт «Stardust»

В пьесе «I Remember Clifford» снова проявил себя Франческо Кафисо. В балладе его исполнительские особенности раскрылись по-новому. У молодого итальянского саксофониста очень толстый, мощный, самобытный и при этом пластичный звук, в буквальном смысле вызывающий ассоциации с пением, как бы ни избито звучала эта аллегория.

Контрабасы: Виталий Соломонов, Кейт Дэйвис; солирует на саксофоне Франческо Кафисо
Контрабасы: Виталий Соломонов, Кейт Дэйвис; солирует на саксофоне Франческо Кафисо

Концерт завершился традиционным для оркестра Бутмана номером «C’est Si Bon», в котором молодые герои вечера солировали вместе с музыкантами оркестра.

Анатолий Кролл: комментарий к «Будущему»

Анатолий Кролл— Я нередко бываю на джазовых концертах разных коллективов и фестивалей, и, как правило, возникает много негативных ощущений, связанных то с качеством исполнения, то с репертуаром, то с поведенческими нормами. Поэтому, честно сказать, я не готовил себя к тем потрясающим ощущениям, которые испытал на концерте «Будущее джаза», организованном Игорем Бутманом. Вы знаете, это был редкий случай, когда, по существу, всё, что там происходило, меня устроило. Не только потому, что это совпало с моим настроением, а потому что оно, действительно, так и было. Начиная с прекрасного репертуара, в котором исполнители чувствовали себя комфортно, имея возможность играть то, что они умеют и хотят. Продолжая тем, что это, действительно, были уникальные молодые ребята, многих из которых я знаю по совместной творческой работе, в том числе и в стенах Российской Академии музыки им. Гнесиных. В целом, я могу подтвердить, что каждый из этих участников вполне соответствует тому, что было провозглашено в названии этого концерта — «Будущее джаза».

Это касается и совершенно фантастического по одаренности Олега Аккуратова. Причём, говоря это, я исключаю элемент какой-то снисходительности. Напротив, без всяких скидок на физические ограничения, выпавшие на долю этого потрясающе талантливого мальчика, заключаю: он фантастичен во всем! — Честно сказать, даже не совсем понятно, как, не имея зрения, можно так мастерски владеть инструментом: в его игре нет никакой ущербности, ни в одной ноте. Как он умеет играть соло, какая потрясающая фортепианная стилистика! У него нет «отходов» в музыкальном мышлении. Всё очень качественно, и всё впечатляет. В плане аккомпанемента Олег также великолепен, у него восхитительное чувство партнёра: он не просто «обслуживал» солиста, а, действительно, был с ним в диалоге.

Для меня было откровением то, что я услышал в исполнении трубача Александра Сахарова. Я достаточно хорошо знаю этого музыканта, знаю, что он человек очень способный. Но я совершенно не ожидал такого роста, такой в какой-то степени уже приобретённой мудрости — в построении импровизации, в той оригинальности, с которой он излагает свои мысли, где практически нет места для какого-то шаблона, придуманного много лет назад и исполняемого в каждом концерте. Саша всё время был в состоянии истинной импровизации, что очень важно. Я считаю, что он замечательно выступил — и как трубач, и как флюгельгорнист. Кстати, далеко не каждый трубач понимает, что такое флюгельгорн, хотя это и родственный инструмент. В этом смысле Александр был на высоте. Играл современно, качественно, умно. Каких-то огрехов — гармонических или стилистических — в его импровизациях я не услышал.

Кейт Дэйвис, Франческо Кафисо, Илья Морозов, Алевтина Полякова, Александр Сахаров, Михаил Гейфман
Кейт Дэйвис, Франческо Кафисо, Илья Морозов, Алевтина Полякова, Александр Сахаров, Михаил Гейфман

Алевтина Полякова — человек, чьё имя давно уже на устах наших ценителей джаза; и не только потому, что это девушка, играющая на тромбоне (хотя уже само по себе это, может быть, кого-то удивляет). Но, я считаю, не стоит впечатления физиологические переносить на впечатления творческие. Прежде всего поражает её великолепная техническая оснащенность, совершенно не присущая не только женщинам-тромбонисткам, но и для многим нашим ребятам-тромбонистам, немного увязшим в прошлом. В плане музыки Алевтина, конечно, в поиске. У нее весьма оригинальное мышление и слышна своя идея в импровизации — может быть, не всегда пока принимаемая слушателем, но её нужно именно принять как самобытное предложение. В целом, Алевтина произвела на меня очень хорошее впечатление — и с точки зрения исполнения, и с внешней стороны. Все-таки, представляя себе женщину с тромбоном, ожидаешь что-то такое… не очень отвечающее облику женщины. В случае с Алевтиной всё было замечательно — и внешне, и по музыке.

Илья Морозов

Илья Морозов. Я хорошо знаю этого способного музыканта, знаю стилистическую линию, по которой он развивается. В отличие от другого участника, Франческо Кафисо, несущего свою оригинальную идею, во владении инструментом и в звуке, Илья — представитель именно классического джазового саксофона. Вместе с тем, замечательно, что он довёл до очень высокого уровня основное импровизационное направление. Надо сказать, что педагоги Ильи в свое время, конечно, сделали свое благородное дело. Это Владимир Ильич Попов в Ростове и Александр Викторович Осейчук в Москве. Они привели этого ещё очень молодого музыканта на феноменально высокий уровень мастерства: в техническом отношении инструмент у него звучит великолепно. Не случайно Илья становится победителем почти всех конкурсов-фестивалей, где участвует, включая международный фестиваль Gnesin Jazz и прошлогодний конкурс в Ростове с Игорем Бутманом в качестве председателя жюри.

Наконец, исполнитель на хроматической губной гармонике Михаил Гейфман. Прежде всего, скажу, что применение этого инструмента было наиболее развито именно в джазе. Не случайно этот молодой человек, говоря о своей игре, привёл в пример Тутса Тилеманса, которого считают своим образцом не только гармошечники, но и вообще музыканты, любящие это направление, этот стиль. Я вижу, что Михаил развивается в стилистике Тилеманса, что очень важно. Конечно, ему, как очень молодому музыканту, предстоит ещё многое сделать, и я убеждён, что при таком уровне способностей он обязательно вырастет. Михаил владеет губной гармоникой не только в каком-то тривиальном понимании, как это делают, допустим, в песенной музыке. Он играет очень виртуозно, с пониманием джаза, владеет многими элементами, которые приносят его музыке высокую степень выразительности. Так что впечатление Михаил производит очень хорошее.

Касательно иностранных гостей. Саксофонист Франческо Кафисо — да, действительно, музыкант очень своеобразный. Но кого-то своеобразие пугает, а лично меня очаровывает — разумеется, если оно не построено на принципиальном желании быть непохожим на других (в результате таких авантюрных опытов за музыку часто выдается нечто её только отчасти напоминающее). В случае с Франческо видно, что музыкант достаточно хорошо знает традицию и всё о саксофоне, но предлагает какую-то свою версию игры на этом инструменте. Это касалось и динамики, и фразировки, и развития импровизационной идеи. Его импровизации поразили меня своей удивительной цельностью. Каждая была рассказом, который не прерывался через два такта, как это часто бывает у многих молодых музыкантов. У Франческо это всегда была одна история — очень музыкальная, мастерски рассказанная.

Kate Davis
Kate Davis

Очаровала меня Кейт Дэйвис. Не только потому, что она прекрасна сама по себе как женщина, но прежде всего тем изяществом, с которым она играет на контрабасе. Несмотря на громоздкость инструмента, совершенно не чувствовалось никакого физического его преодоления. В исполнении Кейт это было и виртуозно, и музыкально — словом, контрабас был «на своем месте». Не в пример многим современным контрабасистам, даже не понимающих истинного значения инструмента, она, будучи ещё молодой, удивительно показала свое глубокое понимание того, что должен делать контрабас в джазе — и как аккомпанирующий инструмент, и как солирующий. Ну и конечно, когда Кейт запела, меня тронул этот голосок «десятиклассницы-отличницы». Она делает это очень просто и искренне, без всяких претензий и вокального бравирования, что, конечно, произвело на меня впечатление.

Прекрасен был барабанщик Марк Уитфилд. Очень сценично себя вёл, замечательно играл и аккомпанировал. Вообще меня чрезвычайно порадовало то, с какой улыбкой молодые солисты наблюдали друг за другом. Это говорит и об их высокой культуре, и об искреннем дружелюбном настрое. Я уверен, что их талант не может исчерпаться в 20-25 лет, так что впереди у них большое будущее.

Очень достойно выглядел Московский джазовый оркестр, прежде всего потому, что не было биг-бэндовой «истерики». Иногда оркестры начинают «рвать и метать» для того, чтобы эпатажной манерой исполнения удивлять людей. В данном случае всё было очень рационально, спокойно и с улыбкой. Игорь Михайлович замечательно провёл этот концерт. Я считаю, организовав концерт «Будущее джаза», он внес большую лепту в поддержку молодых талантов. Все-таки наша джазовая молодёжь по большей части живет в ограниченном пространстве учебного класса. А выйти на большую сцену и получить возможность показать своё творчество — это, конечно, очень важно и очень полезно.

Таким образом, я нахожусь в однозначном состоянии — полного восторга! Привести меня в состояние такого абсолютного творческого удовлетворения очень непросто. (Всё-таки я много лет занимаюсь педагогической и бэндлидерской работой, и все музыканты, которые со мной соприкасались, знают о высоком уровне требований, который я им предъявляю, причём независимо от возраста.) Так что в следующий раз, получив приглашение на очередной проект Игоря Бутмана, я буду уверен в том, что испытаю те же ощущения, что и во время концерта «Будущее джаза» в зале имени Чайковского.

Будущее от Игоря Бутмана: молодые дают джазу. Заметки «Джаз.Ру» и комментарий Анатолия Кролла: 2 комментария

  1. Олег, дорогой ,спасибо за добрые слова. Молодежь растет великолепная.

    Игорь Бутман

Добавить комментарий для Олег Киреев Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *