Сочи, лето, «Акваджаз»: четвёртый фестиваль предолимпийской эпохи

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

reportИдея проведения джазового фестиваля в курортной местности в разгар курортного сезона лежит на поверхности. В Европе и США первые джаз-фестивали именно в дорогих курортных зонах и проводились — Лазурный Берег, Ньюпорт… Проводились джаз-фестивали и в российских субтропиках, которых у гигантской страны всего-то 120 км — узкая полоса Большого Сочи на восточном берегу Чёрного моря. С 1993 г. время от времени в Сочи проходили джазовые фестивали разного уровня («Чёрное море», «Аква-джаз»), но к концу прошлого десятилетия они угасли. И вот, когда Сочи был избран местом проведения зимних Олимпийских игр 2014 года, в дело вступила московская продюсерская компания саксофониста Игоря Бутмана (Butman Music): в июле 2010 впервые в рамках Культурной олимпиады был проведён фестиваль «Акваджаз», о чём «Джаз.Ру» тогда же писал в своей сетевой версии.

Игорь Бутман
Игорь Бутман

Четвёртый фестиваль «Акваджаз» (1-4 августа 2013) по правилам Олимпийского комитета — последний в рамках Культурной олимпиады, которая проводится в будущем олимпийском городе четыре года перед Играми. Но, судя по размаху фестиваля 2013 г. и настрою его продюсера (и обещаниям локальных партнёров-организаторов), в какой-то форме фестиваль будет проводиться и в будущем.
Фестиваль 2013 года открылся 1 августа в том формате, в каком проходил в первые годы: уличный джаз-парад в парке «Ривьера» и затем — бесплатный для зрителей концерт в Зелёном театре, расположенном в этом же парке. К сожалению, ваш корреспондент мог прибыть в Сочи только на следующий день, но очевидцы рассказали, что, как обычно, Зелёный театр был практически полон, и выступления участников были восприняты с интересом. Вэтот день выступали гости из регионов России: Уральский дискиленд п/у народного артиста России трубача Игоря Бурко (Челябинск), ансамбль Сергея Коренева из Новороссийска, Филармонический джаз-оркестр Республики Татарстан под управлением нового руководителя — саксофониста Азата Баязитова, джаз-оркестр«Визит» п/у Владимира Завьялова из Набережных Челнов, ростовский Септет Адама Терацуяна, группа PROjazz екатеринбурского трубача Сергея Проня и др. Часть этих артистов вашему корреспонденту удалось увидеть в последующие дни на других сценах.

2 августа джазовый день начался на открытой сцене перед зданием Сочинского художественного музея (в сталинское время в этом здании находился горком партии). Площадку заливало южное солнце, и не все артисты это предусмотрели — кое-кто из состава Филармонического джаз-оркестра Республики Татарстан на следующий день жаловался на симптомы солнечного удара.

Азат Баязитов (слева) и Филармонический джаз-оркестр Республики Татарстан
Азат Баязитов (слева) и Филармонический джаз-оркестр Республики Татарстан

Саксофонист Азат Баязитов принял руководство оркестром только что, и говорить о стабильных результатах пока рано. И при прежнем руководителе, Анатолии Василевском (он сейчас — второй дирижёр оркестра), биг-бэнд был крепким и мастеровитым, но новый лидер явно стремится не просто к мастеровитости, а к актуальности звучания. Азат, представляющий новое поколение российских джазменов (он из Казани, но учился в Российской Академии музыки им. Гнесиных, где был одним из лучших студентов-саксофонистов), первым делом привёл в оркестр новую ритм-секцию — крепких профессионалов, прошедших московскую школу, стажировки в США и т.п.: это пианист Андрей Руденко, контрабасист Сергей Корчагин и барабанщик Давид Ткебучава. Мощные, современные соло лидера и игра новой ритм-секции добавили актуальных красок к звучанию оркестра, но и среди прежних оркестрантов есть сильные солисты — запомнилась, в частности, игра тромбониста Эльмира Юнусова и альтиста Юрия Щербакова.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о концертах фестиваля 2-4 августа, много фото, три фотогалереи (всего около 50 кадров!) и видео!

Сергей Пронь (в центре) и PROjazz
Сергей Пронь (в центре) и PROjazz

Заслуженный артист России трубач Сергей Пронь известен как бескомпромиссный сторонник авторского подхода к современному джазу: его ансамбль PROjazz редко играет стандарты, в основном — непростые, полные весьма современных идей оригинальные пьесы лидера или (реже) других участников коллектива. Среди последних широкой российской публике, видимо, лучше всего известен выпускник бостонского Berklee College of Music гитарист Сергей Чашкин, участвовавший в мае этого года в телевизионном проекте «Большой джаз», но и саксофонист Андрей Плетнёв (который выступал год назад с собственным отличным квартетом в московском фестивале «Усадьба Jazz»), и барабанщик Артём Иванов (только что ставший победителем конкурса «Усадьба Jazz» в составе трио Дениса Галушко), и пианист Александр Титов, и контрабасист Александр Булатов — музыканты опытные, знающие и весьма органичные для стилистики PROjazz, которая поблажек «облегчённому вкусу» не даёт.

Даниил Крамер
Даниил Крамер

Вечерний концерт проходил на площадке Зимнего театра, ещё одного монументального здания в стиле «сталинского ампира». Здесь люди уже не приходили бесплатно, а покупали билеты. И не сказать, чтобы эти билеты были как-то особенно дёшевы, но зал был вполне убедительно наполнен. Впрочем, это и не удивительно: программа вечера обещала одного из самых популярных российских джазовых музыкантов и известный американский коллектив, так что даже и в курортном городе, где собственное джазовое сообщество не слишком обширно, а отдыхающие приезжают и уезжают, наполнить 950-местный зал на джазовом концерте, как выясняется, вполне возможно и в наше время.

Пианист Даниил Крамер приехал на фестиваль со своим трио (контрабасист Сергей Васильев и барабанщик Дмитрий Власенко), с которым планировал отыграть полное отделение своей авторской программы, но по ходу подготовки концерта продюсер фестиваля несколько изменил концепцию — к авторской программе Крамера относились только первые несколько пьес в программе, а затем на сцену к трио один за другим начали выходить «специальные гости».

В авторских пьесах Даниил Борисович в полной мере показал творческие принципы, декларируемые им в интервью последних нескольких лет (см., например, книгу «Российский джаз», в первый том которой вошли два подробных интервью Крамера). Здесь и опора на гармоническое и мелодическое богатство академической музыки, вплоть до прямого использования нотного текста, скажем, В.-А.Моцарта как материала для импровизации в идиоматике, приближенной к джазу (в формате традиционного джазового фортепианного трио со свингующей ритм-секцией). Здесь и стремление отойти от эмоциональной одномерности популярных джазовых стилей, попытки ввести в эмоциональный спектр звучания ансамбля «сильные страсти», драматизм, едва ли не трагизм — не всегда, впрочем, достаточно трагический, в силу неизбежного конфликта с жизнерадностно подпрыгивающей пульсацией ритм-секции: отрыв от подчёркнутого свингового пульса, который в таких обстоятельствах практиковали, скажем, Билл Эванс или Кит Джарретт, не говоря уж о более близких к нам по временнóй шкале пианистах, здесь применяется достаточно дозированно.

Несколько пьес прозвучали дуэтом со «специальным гостем», израильским саксофонистом Робертом Анчиполовским. Оба участника этого спонтанно сложившегося дуэта — виртуозы, оба склонны к очень плотной, насыщенной нотами музыкальной ткани. В этом устремлении они весьма органично дополнили друг друга.

Трио Даниила Крамера, Полина Зизак, Вадим Эйленкриг, Роберт Анчиполовский
Трио Даниила Крамера, Полина Зизак, Вадим Эйленкриг, Роберт Анчиполовский

Звучали номера и в квинтетном формате: здесь к трио Даниила Крамера и Роберту Анчиполовскому присоединился трубач Вадим Эйленкриг, ещё уплотнив звучание своим исключительно сильным звуком. Но наиболее горячий приём, что естественно, вызвали номера с вокалом: широкая публика вообще любит, когда ей поют, так что вокалисты пользуются естественным правом самых популярных джазовых музыкантов. В этих номерах квинтет украсила собой Полина Зизак, после нескольких лет освоения московской клубной джазовой сцены резко пошедшая в гору благодаря своему участию в телешоу Первого канала «Голос». Понятно, что номера эти репетировались весьма недолго (если вообще), так что молодой вокалистке довелось столкнуться с несколькими композционными неожиданностями (особенно в финальных каденциях), но встретила она их храбро, с открытым забралом, и успешно преодолела все доставшиеся на её долю сюрпризы, которые в любом случае вряд ли кто-то в публике всерьёз заметил. Тем не менее, плюс двадцать пунктов за смелость и находчивость.

Второе отделение принадлежало американской звезде. Вряд ли тромбонист Делфиайо Марсалис так же широко известен в России, как его старший брат-трубач, но это тот случай, когда на музыканта работает его фамилия, и пользуется этим он вполне заслуженно — он и сам вполне себе «с усам». В нашей стране Делфиайо выступал, в отличие от трубача Уинтона, только один раз, только как сайдмен и довольно давно (в составе Jazz Machine покойного ныне великого барабанщика Элвина Джонса на московском фестивале «Триумф джаза» 2001 г.), так что сочинские зрители познакомились с ним практически с чистого листа.

Delfeayo Marsalis Quintet
Delfeayo Marsalis Quintet

Нью-орлеанское происхождение и неизбежно впитанное наследие нью-орлеанской музыки уживаются в музыке ансамбля Делфиайо Марсалиса с его богатым опытом исполнения современной полимодальной, политирмической, сложно организованной импровизационной музыки (как раз у Элвина Джонса, в ансамбле которого он гастролировал и записывался долгие годы). При этом нынешний состав его квинтета отлично владеет самым современным срезом нью-орлеанской традиции — вовсе не музейным «диксилендом», который уже в 60-е годы прошлого века представлял собой самое консервативное крыло тогдашней джазовой музыки и основывался на самом раннем срезе музыки Нью-Орлеана, зафиксированной грампластинками середины 1920-х гг. Нынешняя нью-орлеанская традиция по-прежнему включает диксилендовую гетерофонию (одновременное и не взаимоувязанное развитие импровизационных линий у разных инструментов), но её ритмика за минувшие десятилетия обогатилась и сложными формулами латиноамериканского происхождения, и танцевальностью ритм-н-блюза, и моторной упругостью фанка, а импровизационный язык в полной мере впитал достижения «модерн-джаза», который, тем не менее, в Нью-Орлеане принято снисходительно отрицать. Молодые участники квинтета Марсалиса, особенно барабанщик Уинард Харпер (Winard Harper) и совсем недавно присоединившийся к ансамблю тенорист Стивен Глэдни (Stephen Gladney), владеют этой сложносочинённой, но весёлой, ритмически отвязной, эмоционально «расслабленной» стилистикой на твёрдые пять баллов, причём умеют дать и «современки»: запомнился обширный сольный эпизод саксофониста на почти «фри» фактуре ритм-секции, свободный и весьма нешаблонный по мышлению. Неколебимая надёжность «нижнего этажа» в лице контрабасиста Дэвида Палфуса (David Pulphus) вкупе с гармонической искушённостью и тонким мастерством построения внешне простых, но изящно контрапунктирующих с ритмической тканью ансамбля импровизационных мелодических линий совсем молодого пианиста Ричарда Джонсона (Richard Johnson) отлично дополняют саунд квинтета. Странно, но временами наименее органичным элементом этого коктейля воспринималась игра самого лидера — эмоционально суховатая, подчёркнуто прецизионная технически (техника игра Марсалиса-тромбониста знает мало равных в мире) и в целом иногда несколько более математичная, выверенная, чем просит декларируемый общим звучанием ансамбля современный нью-орлеанский стиль, не терпящий сухости и требующий яркой экстравертности, и при этом менее свободная (и ритмически, и интонационно), чем это было бы органично для современного нью-йоркского звучания. При том, что квинтет начал своё отделение с самой декларативно-расслабленной, самой принципиально «антимозговой» пьесы современной «нью-орлеанщины» — «Mardi Gras in New Orleans» звезды послевоенного ритм-н-блюза Длинноволосого Профессора (Professor Longhair), ощущение эстетического контраста между манерой ансамбля и манерой лидера постепенно нарастало — но, по счастью, не успело перерасти в ощущение эстетического конфликта. Осталось интересное послевкусие знакомства с не самым очевидным, не самым однозначным проявлением столкновения (и попытки примирения) эстетически противоположных стилей современного джазового мэйнстрима, порождённых традицями Нью-Орлеана, с одной стороны, и нью-йоркского Аптауна — с другой.

ФОТОГАЛЕРЕЯ: все фотографии с фестиваля «Акваджаз-2013» за 2 августа

[nggallery id=9]

3 августа в программе фестиваля тоже были дневные концерты на открытых сценах в центре города, только не перед художественным музеем, а перед Органным залом Сочинской филармонии, архитектурно составляющим единый комплекс со зданием сочинской музыкальной школы. Здесь вашему корреспонденту довелось в очередной раз послушать Уральский диксиленд из Челябинска, представивший, под руководством народного артиста Игоря Бурко, обширную программу хрестоматийной классики традицонного джаза. Трудно придумать лучший вариант для привлечения гуляющей городской публики: тут и просвещение, и развлечение, и введение в контекст, и всё это — с неизменно высоким качеством: в составе Уральского диксиленда работают первоклассные профессионалы. Интересно, что часть партий трубы Игорь Бурко сыграл не сам, а доверил молодому музыканту по имени Иван Пона, которого представил публике как «свою смену». Впрочем, судя по филигранной игре Бурко в тех пьесах, где он всё-таки играл сам, смена ему может понадобиться разве что только в какой-то очень отдалённой перспективе, но растить эту смену, действительно, нужно сильно загодя — уж очень высокий уровень этой гипотетической смене предстоит взять.

Уральский диксиленд п/у народного артиста России трубача Игоря Бурко (Челябинск)
Уральский диксиленд п/у народного артиста России трубача Игоря Бурко (Челябинск)

Как всегда, внимание публики умело удерживалось введением в череду «вечнозелёных» пьес классики традиционного джаза вокальных номеров, где блистал ироничным, но стилистически точным подходом поющий гитарист «УД» Валерий Сундарев.

К концу выступления Уральского диксиленда на площадке перед Органным залом собралось уже вполне впечатляющее количество публики, среди которой были и курортники, в том числе даже и подростки (которых явно увлекали залихватские диксилендовые ритмы и умело демонстрируемый старой гвардией музыкантский кураж), и местное население, представленное многочисленными степенными интеллигентными персонами в возрасте.

Навстречу совсем уж массовому вкусу в финале прозвучали русские народные темы в незатейливой диксилендовой обёртке, и разогретая аудитория была с рук на руки передана биг-бэнду со странным, будто из перестроечного прошлого вынырнувшим названием «Визит».

джаз-оркестр «Визит» п/у Владимира Завьялова из Набережных Челнов
джаз-оркестр «Визит» п/у Владимира Завьялова из Набережных Челнов

Впрочем, не будем обращать внимание на название — по сути это городский джаз-оркестр из Набережных Челнов, крупного индустриального города в Республике Татарстан (откуда, по словам музыкантов, они приехали своим ходом, на автобусе: экономически оправданно, а идейно свидетельствует о преданности оркестрантов своему искусству). Руководит им Владимир Завьялов. Оркестр весьма крепкий, умелый и, что радует, более чем наполовину состоящий из молодых музыкантов, явно получающих большое удовольствие от игры в обширном, хорошо слаженном составе. Бэнд звучит по-молодёжному размашисто, с претензией на напор; но здесь, правда, дело упирается в традиционные для России качества ритм-секции, явно нуждающейся в более обширной практике игры в разных стилях и с разными составами — практике, которую в небольшом городе, конечно, негде взять. Но даже с учётом этого фактора оркестр звучит живо, явно ориентируется на солистов-импровизаторов (и некоторые участники биг-бэнда, надо заметить, демонстрируют вполне убедительный импровизаторский потенциал), а вокалистка оркестра Анна Меерсон порадовала и приличным английским, и вполне развитым пониманием стиля, и качественным скэтом.

Вечерний гала-концерт на сцене огромного (2500 мест) концертного зала «Фестивальный» явно планировался как центральное событие «Акваджаза-2013». И это удалось. Продюсер фестиваля Игорь Бутман совместил в программе концерта лучшие элементы фестивальной концертной программы своего Московского джазового оркестра (с многочисленными специальными гостями) и программы «Будущее джаза», так удачно показанной им в Москве в мае этого года (см. репортаж в «Полном Джазе 2.0»). Два обширных отделения, в которых Игорь тасовал выходы специальных гостей на соло с оркестром буквально по ходу концерта, добиваясь драматургического разнообразия манер, стилей и звучаний, продолжались более трёх часов, но до самого конца программы практически не было замечено исхода публики из огромного зала (ну, кроме обычного для такой обширной аудитории хождения взад-вперёд), что подтверждает тактическую точность построения программы.

Чередование солистов из числа специальных гостей фестиваля и молодых участников программы «Будущее джаза» началось буквально с первых номеров концерта, причём многие выходили далеко не по одному разу, так что воспроизводить в репортаже точный протокол выходов на соло вряд ли нужно. Например, юный мастер игры на губной гармонике Михаил Гейфман из Астрахани выходил на сольные блоки дважды — в начале концерта, когда его соло чередовалось с импровизацией на тромбоне Делфиайо Марсалиса, и во втором отделении, когда его партнёром оказался пианист Даниил Крамер.

Делфиайо Марсалис, Эдуард Зизак, Михаил Гейфман, Игорь Бутман
Делфиайо Марсалис, Эдуард Зизак, Михаил Гейфман, Игорь Бутман

Много и ярко солировали и штатные участники оркестра — и тенорист Дмитрий Мосьпан, и трубач Александр Беренсон, и… впрочем, наверное, проще перечислить всех: оркестр Бутмана известен как оркестр солистов, здесь нет сайдменов как таковых, все — фронтмены-импровизаторы. Особо следует выделить яркие сольные номера тромбонистки Алевтины Поляковой, потому что она, с одной стороны, играла как штатный солист оркестра, а с другой — как участник программы «Будущее джаза», в которой успешно выступила в мае.

Одним из самых ярких моментов концерта стали номера с участием трубача Валерия Пономарёва, прилетевшего в Сочи из Нью-Йорка, где он живёт в последние 40 лет. Один из коронных номеров Валерия Михайловича — посвящение его кумиру, трубачу Клиффорду Брауну, «I Remember Clifford». Браун погиб в автомобильной катастрофе в Нью-Йорке за несколько лет до того, как Пономарёв в Москве впервые заиграл джаз на трубе, но — посредством своих знаменитых записей с ансамблем барабанщика Арта Блэйки — сформировал манеру и стиль игры Пономарёва, который во второй половине 70-х, в свою очередь, стал играть в Нью-Йорке у Блэйки в ансамбле Jazz Messengers, регулярно исполняя в этом составе лирический реквием «Вспоминаю Клиффорда».

Вадим Эйленкриг, Валерий Пономарёв
Вадим Эйленкриг, Валерий Пономарёв

Вместе с Пономарёвым на сцену вышел и ещё один трубач, Вадим Эйленкриг, десять лет проработавший в оркестре Бутмана (когда тот, ещё до превращения в Московский джазовый оркестр, именовался просто «Биг-бэнд Игоря Бутмана»). Вадим давно начал сольную карьеру, а в этом году освоил и амплуа телевизионного ведущего, удачно выступив в этом качестве в проекте «Большой джаз» телеканала «Россия-Культура». Его сольные проекты довольно далеки от стилистически беспримесного классического джазового мэйнстрима, на котором всю жизнь специализируется Пономарёв, но их дуэтное выступление с Московским джазовым оркестром в Сочи запомнилось, наверное, всем, кто был в КЗ «Фестивальный»: это было и музыкально весьма захватывающе, и визуально ярко.

Ряд номеров сыграл как пианист прославленный российский бэндлидер и джазовый педагог — народный артист РФ Анатолий Кролл.

Несколько раз за концерт появлялся на сцене Олег Аккуратов — пианист и вокалист, который с февраля текущего года уже дважды появлялся на больших московских сценах в проектах Игоря Бутмана (фестиваль «Триумф джаза» и концерт «Будущее джаза»). Первый раз он вышел с трио, в которое входит его педагог в Ростовской государственной консерватории — контрабасист Адам Терацуян, а также перспективная молодая исполнительница на ударных инструментах Надежда Ильясова, которая окончила сейчас второй курс Ростовского училища искусств и на большой сцене оказалась едва ли не в первый раз, но, как говорится, не сдрейфила — отыграла вполне адекватно и музыкально.

Олег Аккуратов
Олег Аккуратов

Что до Аккуратова, то он уже очень опытный исполнитель, несмотря на свои 23 года: ещё в 15 лет он дебютировал сразу на большой европейской сцене, причём и как академический музыкант, и как джазмен. Его история непроста: Олег родился незрячим, и в его жизни были самые разные повороты, но небесные силы компенсировали отсутствие зрения поразительным музыкальным талантом необыкновенного масштаба. Если коротко, Аккуратов — великолепный пианист с огромным багажом музыкальных идей и безупречной техникой, но при этом ещё и джазовый вокалист, не побоюсь снова повторить ко многому обязывающую оценку — лучший на настоящий момент джазовый вокалист в России, обладатель не просто совершенно зрелого вокального таланта, чувства стиля и прекрасного интерпретаторского вкуса, но ещё и поразительной общей музыкальности, умения превратить в музыкальное событие буквально каждую ноту и опеть сложными импровизационными построениями буквально каждый поворот мелодической линии. В этом плане Аккуратова можно сравнить ни много, ни мало — с самим Бобби Макферрином. Впрочем, Олег не использует «экстрамузыкальных» техник Бобби (звукоизвлечение на вдохе, изменения вокального тембра посредством толчков и шлепков по резонаторам певческого аппарата и т.п.) — только певческий голос, ничего больше, но зато уж это с величайшим уровнем музыкальности. И, наконец, у Аккуратова не чрезмерно разнообразный, но очень красивый и (внимание, сюрприз!) мужественный тембр голоса, так что его буквально не с кем сравнить (не забудем, что он ещё и первоклассный джазовый пианист).

По ходу концерта Олег Аккуратов выступал также со своими молодыми американскими коллегами по программе «Будущее джаза» — харизматичным барабанщиком Марком Уитфилдом-мл. и поющей контрабасисткой Кейт Дэйвис, с которой у Олега за считанные месяцы сотрудничества уже выработался великолепный «коронный номер» — старинная джазовая баллада «Stardust»: они вдвоём поют её так, что буквально каждый раз вызывают у публики пресловутые «мурашки кожаные».

Полина Зизак, Игорь Бутман
Полина Зизак, Игорь Бутман

Вообще вокала в программе было достаточно много. Несколько номеров с Московским джазовым оркестром исполнила Полина Зизак. Оркестр Игоря Бутмана — буквально её дом родной: хотя она никогда не работала в этом биг-бэнде штатно, зато здесь с самого начала истории оркестра, с 1990-х гг. играет её отец, один из сильнейших джазовых барабанщиков страны — Эдуард Зизак. Был и снискавший бурное одобрение публики вокальный дуэт: Полина пела с американской вокалисткой Кэти Дженкинс, которая регулярно выступает с оркестром не только как певица (её голос, например, звучит на альбоме оркестра Игоря Бутмана 2011 г. «Сказки Шахерезады»), но и как менеджер международных проектов, в том числе — в случае с «Акваджазом» — менеджер участия в фестивале американских артистов.

Московский джазовый оркестр
Московский джазовый оркестр

В финале оркестр с гостями (Роберт Анчиполовский, Валерий Пономарёв, Вадим Эйленкриг) играл аранжированную пианистом Николаем Левиновским сюиту «Бутман играет Гудмана», построенную на темах из классического репертуара оркестра Бенни Гудмана — сюиту весьма обширную и требовательную к исполнительским качествам музыкантов (в частности, сам Бутман играет в ней Гудмана последовательно на альт-, сопрано- и тенор-саксофонах, временами буквально на пределе возможностей: уж очень там напряжённая партия ведущего саксофона). И надо же было так случиться: под конец, когда началось соло трубача Александра Беренсона, в гигантском зале на 2500 мест… полностью погас свет.

В таких случаях главное, чтобы барабанщик не остановился. Ну, а Эдуард Зизак, конечно же, не остановился — и не такое видал! Вся усилительная система отключилась вместе с освещением, только через гигантские проёмы по бокам сцены проникал слабый свет с набережной, но оркестр, изредка озаряемый вспышками фотоаппаратов, продолжал играть, и публика, конечно, слышала главным образом бешено рубящиеся барабаны и согласно рявкающие «пачки» духовых инструментов. За сценой забегали электрики, а тем временем в публике стремительно нарастал какой-то первобытный вой и рёв: эффект неожиданно понравился! Буквально через пару секунд по всему огромному амфитеатру уже замелькали светящиеся экранчики мобильных телефонов, которыми слушатели, ряд за рядом, принимались с энтузиазмом размахивать над головой. Мало того: всё время отключения усилительной системы Александр Беренсон, ни на секунду не остановившись, продолжал самозабвенно играть соло, остальные трубы молчали, так что руки у трубачей были свободны — и вот на верхней линии оркестра, где сидит секция труб, тоже взмыли вверх светящиеся экранчики и принялись описывать дуги над головами своих владельцев, как бы в ответ публике. Рёв и свист, нарастая, сотрясали помещение, но вот включилось аварийное освещение… пробился контрабас — значит, на сцене появился ток, и заработал басовый усилитель… и через несколько секунд прогревшиеся оконечные усилители порталов тоже врубились на всю катушку, а оркестр продолжал играть, теперь при бурной овации зала.

ВИДЕО: Игорь Бутман (as, ss, ts), Роберт Анчиполовский (as), Валерий Пономарёв (tp), Вадим Эйленкриг (tp) и Московский джазовый оркестр в КЗ «Фестивальный» 3 августа (любительская съёмка, 23 мин.). Сюита «Butman Plays Goodman» (Н.Левиновский) — в том числе и эпизод с отключением света!

Освещение в норму так и не пришло, над залом продолжал гореть общий аварийный свет, но это уже ничему не помешало. На бис, чтобы слегка остудить эмоции, была пущена общеизвестная сентиментальная баллада «What a Wonderful World», которую с оркестром невероятно красиво спели дуэтом Кейт Дэйвис и Олег Аккуратов. Гала-концерт завершился продолжительной стоячей овацией — и совершенно заслуженно.

ФОТОГАЛЕРЕЯ: все фотографии с фестиваля «Акваджаз-2013» за 3 августа

[nggallery id=10]

Четвёртый, финальный день фестиваля (4 августа) предусматривал только один концерт, вновь в Зимнем театре. В первом отделении барабанщик Олег Бутман и его трио выступили с молодой американской вокалисткой Зенией Макферсон (Xenia McPherson). Обычно с Олегом играет его постоянный музыкальный партнёр, пианистка Наталья Смирнова, но за пару месяцев до фестиваля у Олега и Натальи родился ребёнок, поэтому сейчас с Бутманом-младшим гастролирует пианист Иван Фармаковский; состав трио дополнил контрабасист Макар Новиков.

Xenia McPherson, Олег Бутман
Xenia McPherson, Олег Бутман

Зению Макферсон трудно назвать известной артисткой, но сочинскую публику ни не слишком широкая известность певицы, ни жестковатый вокал (временами с довольно проблемным интонированием, особенно в «верхах», носящих у молодой вокалистки какой-то жестяной, звенящий характер) не помешали публике горячо полюбить юную американскую гастролёршу с яркой внешностью и умением самозабвенно «рубиться» на сцене. Чего у Зении не отнять — это укоренённость в традиции: и жестяной тембр, и проблемные «верха» публика простила ей за нутряное блюзовое чувство, которое нет-нет, да и прорывалось в более темповых, ритм-н-блюзовых номерах.

Валерий Пономарёв, Олег Бутман
Валерий Пономарёв, Олег Бутман

Отделение изрядно украсил выход в нескольких номерах специального гостя — трубача Валерия Пономарёва, который сыграл с вокалисткой и ансамблем Олега Бутмана несколько стандартов.

А во втором отделении сочинской аудитории были представлены настоящие звёзды — вокальный секстет Take 6, работающий уже более трёх десятилетий ведущий американский ансамбль a cappella в направлении госпел (современные евангелические песнопения), десятикратные лауреаты премии Grammy. Генетически и стилистически связанная с ритм-н-блюзом, соул и джазом, стилистика госпел достаточно широка для того, чтобы Take 6 регулярно выступали перед джазовой аудиторией, говоря с ней на одном музыкальном языке — тем более, что они свободно включают в собственный стиль элементы и джаза, и современного ритм-н-блюза. Они далеко не впервые в России, и «Джаз.Ру» уже много раз подробно писал о выступлениях этого выдающегося коллектива (см. репортаж 2003 г. из Нижнего Новгорода, отчёт о выступлении ансамбля на фестивале «Триумф джаза» 2003 г. или подробный анализ их клубного выступления в Москве в 2005 г.).

Take 6 на сочинской сцене
Take 6 на сочинской сцене

Что можно сказать об их выступлении в Сочи? Take 6 не изменили себе, и это, наверное, главная новость для знатоков и ценителей их пения. Точнейший строй, тончайшая нюансировка, идеально выстроенная динамическая и тембровая драматургия, богатейший арсенал приёмов — от характерной для госпел тонкой мелизматики (виртуозных вокальных фиоритур, украшающих мелодические линии) в верхней части спектра до тяжёлой «молотилки» битбокса, то есть вокальной имитации баса и барабанов, внизу. Из новых лиц на сцене только баритон Кристиан Дентли (Khristian Dentley), но и его мы уже видели — именно он подменял прежнего баритона Седрика Дента во время приезда Take 6 в 2005 г., хотя штатным членом ансамбля стал только в 2011-м. Остальные в ансамбле либо с самого начала, с 1980 г., как первые тенора Клод Макнайт (Claude McKnight) и Марк Киббл (Mark Kibble), либо с 1985 г., как монументальный бас Элвин Чиа (Alvin Chea)и второй тенор Дэвид Томас (David Thomas), либо, на худой конец, с 1991, как второй тенор Джоуи Киббл (Joey Kibble). Из произошедших перемен в репертуаре отмечу чуть больший крен от экстатической протестантской проповеди в сторону джазовых элементов — несомненно, это результат успеха трижды номинированного на «Грэмми» альбома 2008 г. «The Standard», состоявшего именно из джазовых стандартов. Но это по-прежнему Take 6: абсолютно уверенные в себе, абсолютно раскованные, абсолютно не допускающие никаких «флюктуаций» в стиле, композиции, саунде, динамике. На аскетично оформленной сцене фестиваля «Акваджаз», без дымов, светового шоу, декораций и заграждений перед рампой, эта почти сверхъестественная точность в каждой ноте воспринимается как-то по-новому: в ней начинаешь видеть гораздо больше человеческого, личного, хотя по сравнению с экстатически драйвовыми ранними записями ансамбля нынешние Take 6, участникам которых сейчас уже кому за 40, а кому и за 50, звучат довольно устало.

После окончания концерта публика разошлась не вся, и не зря: через четверть часа после последнего «биса» участники Take 6 появились, под приветственные аплодисменты, в фойе Зимнего театра и ещё некоторое время общались с поклонниками, подписывали пластинки и фестивальные буклеты и вообще делали всё, чтобы, как в десятках других городов по всему миру, в Сочи их не забыли.

Как, думается мне, не забудут в Сочи и весь IV фестиваль «Акваджаз» — яркий, насыщенный событиями и исключительно точно нацеленный именно на аудиторию большого курортного региона.

ФОТОГАЛЕРЕЯ: все фотографии с фестиваля «Акваджаз-2013» за 4 августа

[nggallery id=11]

Сочи, лето, «Акваджаз»: четвёртый фестиваль предолимпийской эпохи: 5 комментариев

  1. Замечательно обстоятельный и увлекательный репортаж!
    Бывают же такие праздники! )

  2. Огромное спасибо за великолепную статью, абсолютно точно передавшую атмосферу хорошего джазового события.
    Буудем работать и дальше.

    Игорь Бутман

  3. Игорь Михайлович, огромное Вам спасибо! Вы несёте свет настоящего искусства во сумерках музыкальной масс-культуры!

    Я очень сожалела, что не получилось приехать на этот фестиваль (хотя мечталось), но благодаря Вашей статьей, Кирилл, и, конечно, эмоциональным рассказам участников ансамбля «Уральский диксиленд» у меня теперь есть впечатление, что я там тоже побывала. :-)

  4. В Сочи засияют джазовые звезды Культурной Олимпиады. С 1 по 4 августа пройдет V Международный фестиваль «Акваджаз. Sochi Jazz Festival». Не пропустите это мероприятие в этом году. http://vk.com/event71820699

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *