Передвижной фестиваль «Dжаzz территория»: новый маршрут российского джаза

Наталья Риккер,
Челябинск
Фото автора
NR

reportС 30 августа по 13 сентября в «закрытых городах» (ЗАТО) Челябинской и Свердловской областей дебютировал фестиваль импровизационного искусства «Dжаzz территория». Новый транзитный джазовый форум охватил пять городов: Лесной, Новоуральск, Озёрск, Снежинск и Трёхгорный. Артистическая бригада, которую с полным правом можно назвать цветом современной российской джазовой сцены, во главе с заслуженным артистом России Леонидом Винцкевичем по три дня гостила в каждом из пяти городов, успевая показать разноплановую концертную программу, дать уроки и мастер-классы для профессиональной и любительской аудитории. В составе команды — народные артисты России Игорь Бриль и Алексей Кузнецов, заслуженный артист России Арзу Гусейнов, группа Alexey Popov — Lera Gehner Project, «Симфоджаз» заслуженных артистов России Михаила Иванова и Андрея Иванова, струнный квартет Санкт-Петербургской филармонии джазовой музыки, певица Этери Бериашвили, скрипач Феликс Лахути, один из самых востребованных барабанщиков Москвы Пётр Ившин, и, помимо самого Леонида Винцкевича, ещё два представителя этой талантливой семьи — саксофонист Николай Винцкевич и басист Сергей Винцкевич. Просветительское «знамя» (в его теоретической части) нёс заслуженный деятель искусств, автор энциклопедических справочников «Джаз. ХХ век» и «Джаз в России» Владимир Фейертаг.

«Dжаzz территория»: Леонид Винцкевич, Арзу Гуссейнов, Николай Винцкевич, Вартан Бабаян, Сергей Винцкевич
«Dжаzz территория»: Леонид Винцкевич, Арзу Гуссейнов, Николай Винцкевич, Вартан Бабаян, Сергей Винцкевич

Эпитет «просветительский» применительно к этому музыкальному форуму не случаен. Именно так рассматривает его задачу Леонид Винцкевич. Программу фестиваля и состав его участников музыкант сформировал так, чтобы объёмно показать стилистический диапазон нынешнего российского джаза, в котором по-прежнему существенное место занимает традиционная джазовая музыка, с ней легко уживаются новоджазовые опыты, ярко представлены фанк, джаз-рок и smooth jazz. Это в свою очередь даёт возможность показать вариативность инструментальных составов (от традиционных комбо до симфо-групп), широкую палитру выразительных средств (от мелодики русского фольклора до новейших достижений музыкальной электроники). Благодарный слушатель инициативу воспринял с большим энтузиазмом, заполнил залы местных дворцов культуры и, судя по всему, проникся желанием «просвещаться»: такого уровня музыканты выступали в уральских «запретках» впервые. В этом контексте название программы «Территория культуры Росатома», под эгидой которой действует фестиваль, получилось символическим.
ДАЛЕЕ: о том, как прошёл фестиваль «Dжаzz территория»… 

Автору этого материала довелось побывать на первом концерте в Озёрске Челябинской области. Узнав о грядущем музыкальном событии, мы задолго побеспокоились о пропусках в закрытый город. Благо, челябинские и озёрские джазмены поддерживают не только профессиональные, но и дружеские отношения. Целью поездки было не только послушать столичных коллег, большая часть из которых регулярно выступает на челябинском джаз-фестивале «Какой удивительный мир!», но испытать радость общения и, наконец, познакомиться с известным джазовым энтузиастом, автором уникального для нашей страны передвижного фестиваля «Джазовая провинция» — Леонидом Винцкевичем. Как ни странно, при всей обширности гастрольной географии этого пианиста в Челябинск он приезжал лишь единожды, и познакомиться с представителями местной джазовой «диаспоры» толком не успел. Говорили мы о его новом фестивальном детище, о своеобразной специфичности маршрута «Dжаzz территории», проложенного только по закрытым городам.

Леонид Винцкевич
Леонид Винцкевич

— Решение организовать фестиваль было принято на уровне Антона Фёдорова (начальника Управления по работе с регионами госкорпорации «Росатом». — Авт.), — рассказал Леонид Владиславович. — До нашей встречи Антон Юрьевич был на фестивале «Триумф джаза», где мы представляли с сыном Николаем его авторский альбом «Vive L’amour». Ему очень понравилось. Он предложил: «Может, вы покажете этот проект, привезёте русских музыкантов?» Так возник фестиваль. И насколько возможно, мы показали срез джаза — от традиционного до камерной музыки, фанка, экспериментов. Надеюсь, это понравится.. О моём отношении к просветительству можно сказать так: неважно, на каком ты языке играешь и говоришь, талант решает всё, поэтому я с восторгом могу слушать Орнетта Коулмана, Эрролла Гарнера, Кита Джарретта, экспериментальную музыку, старых мастеров. И здесь мне кажется важным показать разный мир. Я рад, что приходят люди, говорят: «Я думал, что никогда не смогу полюбить эту музыку, а выходит, что это так интересно, увлекательно!» Они что-то для себя находят.

На первый взгляд, у «Dжаzz территории» есть некое сходство с фестивалем «Джазовая провинция», который Леонид Винцкевич вот уже 17 лет проводит в полудюжине городов российского Нечерноземья, каждый год отправляя фестивальный тур по маршруту из родного Курска. Но эта похожесть исчерпывается только тем фактом, что оба фестиваля передвижные. В остальном их концепция отлична, подчеркивает Владимир Фейертаг:

Леонид Винцкевич, Владимир Фейертаг
Леонид Винцкевич, Владимир Фейертаг

— Здесь есть тур-команда, и в каждом городе мы повторяемся драматургией. Три концерта, такие же три концерта в другом городе — и пять раз таких же концертов. Насыщение, может быть, музыкой другое, но компания одна. На «Джазовой провинции» Леонид приспосабливается к тому городу, в который попадает. Приезжает в Воронеж — там воронежские музыканты играют вместе с ним, в Белгороде — белгородские. Словом, есть некое разнообразие, приезжают американцы, немцы — там много чередований, а здесь одна сплочённая команда.

Возможно, участие местных джазменов в фестивале «Dжаzz Территория» — вопрос будущего, при условии, что инициатива Леонида Винцкевича будет поддерживаться госкорпорацией и впредь. Закрытым городам Челябинской области есть кого показать. Именно здесь живут и работают лауреаты многих джазовых фестивалей — биг-бэнд под управлением Виктора Завьялова, группы «Пять Четвертей» Дениса Негрова и «Кредо» Влада Завьялова (Озёрск), Диксиленд Александра Корнилова (Снежинск), ансамбль Максима Гейнца (Трёхгорный) и многие другие достойные коллективы, год за годом приезжающие на джаз-фестиваль в Челябинск. Но на дебютной «Dжаzz Территории» им был уготована роль искушённых слушателей, способных оценить весь просветительский и драматургический посыл столичных коллег по сцене.

Арзу Гуссейнов, Алексей Кузнецов
Арзу Гуссейнов, Алексей Кузнецов

Погружение в глубины современного джаза получилось совсем не резким. И здесь нужно отдать должное опыту и грамотности Леонида Винцкевича как продюсера и организатора. Нарастание динамики концертного действа он просчитал с эталонной точностью: вместе с тур-командой фестиваля слушателю было предложено пройти своего рода дистанцию, отправная точка в которой — классический джаз высокой филармонической пробы, а финальная — самый настоящий «фанк-шабаш». И если публика испытала состояние шока, то это был шок культурного характера: меняя составы, музыканты демонстрировали недюжинную исполнительскую мощь, изобретательность, свободу и лёгкость. По определению, эти свойства изначально присущи джазовой музыке, и самая сложная задача, как мне кажется — сделать так, чтобы их смог заметить и оценить массовый слушатель, чаще не имеющий профессиональной или меломанской подготовки. Однако, по словам Леры Гехнер, музыканты в туре намеренно не стали облегчать свою музыку, адаптировать её под вкус «толпы». Ключ к взаимопониманию — та самая «объективная картина» современного джаза, отражённая фестивалем. По крайней мере, такой вывод напрашивался после первого концерта в Озёрске, свидетелями которого мы стали. В качестве увертюры — сет из традиционных джазовых тем в исполнении секстета под «предводительством» зрелых мэтров отечественной джазовой сцены: самого Леонида Винцкевича за роялем и клавишными, трубача Арзу Гусейнова, гитариста Алексея Кузнецова и бас-гитариста Сергея Винцкевича. Их коллеги — саксофонист Николай Винцкевич и барабанщик Вартан Бабаян, несмотря на разницу в возрасте размером в поколение, в мастерстве и эмоциональной выразительности своим партнёрам отнюдь не уступали. Возрастной критерий в данном случае не имеет значения. За плечами музыкантов — огромный исполнительский опыт, десятки джазовых проектов, в числе которых разнообразные ансамбли Леонида Винцкевича.

Николай Винцкевич
Николай Винцкевич

Начав с пьесы Дюка Эллингтона «In A Mellow Tone», секстет и далее отбирал темы, узнаваемые для слушателя: «Body And Soul» Джонни Грина, «All Blues» Майлса Дэйвиса. И, кажется, расстояние между джазовой практикой прошлого века и новой аудиторией с каждой пьесой сокращалось. Этому немало способствовали и аккуратная интерпретация мелодий, и увлекательные исторические комментарии Владимира Фейертага. Однако данной части программы вовсе не была уготовлена участь стать иллюстрацией джазовой хрестоматии, иллюстрацией качественной, но всё же предсказуемой. Слушатель, по мнению Леонида Винцкевича, должен подключаться к исполнению. И пианист быстро научил публику отбивать трёхдольный ритм, зазвучала тема «All Blues», её, как полагается, развили в импровизации, которая в свою очередь неожиданно вылилась не в финальное тутти, а в старую добрую «When the Saints Go Marchin’ In». И не успел зал зайтись в одобрительном свисте и овациях, как вдруг на сцену выскочил танцор. В невероятных пируэтах и изгибах, характерных для современной уличной танцевальной эстетики, развевая просторные кумачовые шаровары, Сергей Тарабукин удивительно логично вписался в общую картину происходящего. Поражённый зритель с ритма не сбился, и не только энергичней захлопал, но даже вскочил с кресел, затанцевал и запел. Стоит ли говорить, что завершившая этот сет пьеса Алексея Кузнецова «Голубой коралл» тоже была воспринята на всеобщем эмоциональном подъёме!

Сергей Тарабукин, Алексей Попов
Сергей Тарабукин, Алексей Попов

Полная амплитуда музыкальных переживаний — от экстаза до задумчивого вслушивания — структурообразующий метод «Dжаzz Территории». После танцев — четверть часа инструментальной медитации. На сцене — сосредоточенный дуэт двух Винцкевичей, Леонида и Николая. Они вдохновлены темами русского песенного фольклора и уже не заботятся о том, чтобы мелодия была как-то «опознана» или поддержана. Это, по выражению Фейертага, «камерный джаз с русской тематикой, спонтанная импровизация двух музыкантов, которые договорились лишь о том, как сойтись в финале».

Полагаю, в такой эклектике и есть суть просветительской концепции фестиваля: представить джаз как актуальное искусство, в богатстве интонаций которого уместны и молодёжные танцы, и национальный мелос. Эту идею Леонид Винцкевич акцентирует и в своём интервью, обобщая предмет разговора до культурной политики государства в целом:

— Современная камерная музыка, классика, джаз не имеет большого места в эфире, в средствах массовой информации. Они держатся на плечах энтузиастов. Это не поможет эстетическому воспитанию нации. Должна быть программа в области культуры. Мы же не пытаемся поодиночке решать проблемы обороноспособности страны? Необходимо на государственных каналах пропагандировать Свиридова, Чайковского, выдающихся российских, европейских, американских музыкантов, чтобы люди чувствовали, что они являются частью мира.

Алексей Попов и Лера Гехнер
Алексей Попов и Лера Гехнер

Создать интернациональную атмосферу, не задействовав ни одного(!) зарубежного артиста, у организатора «Dжаzz Территории» хорошо получилось. Пока мы беседовали с Леонидом Владиславовичем, залом завладел урбанистический фанк группы Lera Gehner — Alexey Popov Project. Гремучая смесь гармоний чёрного блюза и соул, упругого бита и средств музыкальной электроники, и никаких скидок на «неподготовленность» слушателя! В основе репертуара — сольное творчество: песни из совместного альбома «Flora & Fauna», новейшие авторские сочинения Леры Гехнер и Алексея Попова на стихи английского поэта XVIII века Уильяма Блэйка. Преодолевать сопротивление аудитории экзотическому музыкальному материалу не пришлось. Влекомый гиперэмоциональным вокалом Леры, напористой игрой Алексея и его коллег-инструменталистов, зал, словно по мановению волшебников, заколыхался в танце, подчиняясь фанк-атаке. Ещё во время саундчека, рассказывая о предшествующих концертах в городах Лесной и Новоуральск, Лера не без улыбки заметила:

— Нас поначалу предупредили: раз закрытый город, то громко не надо, играйте что-нибудь стандартненькое, понятненькое. А как потом оказалось, наша музыка была самая понятная! Люди получили удовольствие. Они даже подходили и говорили: можно с вами постоять рядом? Можно за вас подержаться? Конечно! — говорю. — А я за вас буду держаться! Давайте держаться вместе!

Лера Гехнер
Лера Гехнер

Игнорировать золотое наследие гениев композиторской мысли питерский коллектив всё же не стал, и в очередной раз обратился к наследию Майлса Дэйвиса. Думаю, у Алексея Попова вообще особое отношение к творчеству великого афроамериканца. Чего стоит серия концертов, проведённая Алексеем с группой Four & More в год 80-летнего юбилея Майлса.

Пьеса «Tutu» хоть перу легендарного трубача и не принадлежит, но прославлена именно Дэйвисом. В версии Lera Gehner — Alexey Popov Project этот исторический факт превратился в рефрен-речитатив. Преобразуя голос с помощью цифровых процессоров, Лера увесистым баритоном, усиленным дилэй-эффектом, многократно произнесла: «Майлс Дэйвис. Маркус Миллер», затем вернулась в свой тембр, спела тему и уступила место на авансцене бас-гитаристу Виктору Савичу. Его продолжительное соло в технике слэп, пожалуй, стало одним из лучших комплиментов и Миллеру, и Дэйвису. Но беспокойный дух понёс музыкантов дальше — в дебри экспериментов. Понизив громкость до пианиссимо, все устремились вслед за Лерой. Она вздохами, всхлипами, стрёкотом, цокотом и более привычным для джазовой публики скэтом «обдувала», опевала знаменитый миллеровский рифф, свела его к вокальной имитации звука трубы с сурдиной, на невероятной скорости прочитала рэп на французском языке и, наконец, передала «эстафету» Алексею Попову. Думать, что саксофонист заиграет на обычном тембре своего тенора, после всего услышанного уже было странно. Соответственно им же придуманным новым стандартам, Алексей «сдобрил» соло дилэй-эффектом, словно послал сигналы в неведомые астральные дали, где, возможно, и витает душа Майлса Дэйвиса…

Алексей Попов
Алексей Попов

Собрав изрядную охапку роз и астр, на лирической волне Лера Гехнер с группой обратились к теме Джорджа Вайса «What a Wonderful World», символичной для описываемой ситуации, превратившейся в своего рода гимн единству музыкантов и их преданных слушателей. Впрочем, в интерпретации Леры, Алексея и товарищей это был уже не гимн, а скорее проповедь в стиле госпел. В роли проповедника — сама певица (у неё и африкано-карибский расписной костюм был подобран как нельзя кстати), её визави — Алексей Попов, хор — разгорячённая эмоциями публика. Чуть охладило экспрессию мелодичное соло на саксофоне, но Лера тут же вплела в него арабский вокализ. Он вдруг переродился в русскую народную песню «Куда ездил-гулял…» и постепенно, набрав, звуковой мощи, вернулся к экстатическим интонациям госпел. Экзальтация зала, казалось, достигла апофеоза. Танцор Сергей Тарабукин переводил эмоции на язык современного танца, в танце стремительно двигались на сцене все участники Lera Gehner — Alexey Popov Project. И если бы не неожиданная пауза, когда состав на несколько секунд умолк и «заледенел» в неудобных позах, со сцены от накала эмоций могли бы полететь искры. Отгремев последними аккордами и собрав ещё немало букетов, музыканты вытирали мокрые от пота лица и делились впечатлениями. «Я всегда говорю, нельзя называть города, где есть прекрасные люди, провинцией. Провинцией их назвали в Москве. Главное ведь — не небоскрёбы в городах, а такой же высоты внутреннее состояние», — сказала Лера Гехнер.

По словам моих знакомых счастливцев, побывавших на следующих концертах фестиваля «Dжаzz Территория» в Озёрске, а затем в Снежинске и Трёхгорном, возвышенное внутреннее состояние возникало ещё неоднократно. И у каждого нашлась своя путеводная «звезда». Для кого-то ей была скрипка Феликса Лахути, для кого-то вокал Этери Бериашвили…

Леонид Винцкевич, Арзу Гуссейнов
Леонид Винцкевич, Арзу Гуссейнов

Без сомнения, новый проект джазового подвижника Леонида Винцкевича оказался успешным. Высокая эстетическая планка для Леонида Владиславовича естественна: «Ведь музыканты играют достойные!» А вот новый слушатель, житель уральских «запреток», джазмена очаровал:

— О публике: я думаю, что там живёт цвет этой страны. На концерте были заинтересованные люди. Я не питаю иллюзий: кому-то может не понравиться это искусство. Но люди имеют право знать о нём от первого лица. Они с колоссальной любовью говорят о той земле, на которой живут, чего в чернозёмной полосе я почти не вижу, в Москве — тем более. Преобладает потребительское отношение. Здесь ни на минуту этого не увидишь, и меня это радует!

Много лет назад Леонид Винцкевич выступал в маленьком американском городке Москоу, где проходил престижный фестиваль Лайонела Хэмптона. Удивительной, прежде всего, показалась статистика: из 25 тысяч жителей городка 10 тысяч (!) пришли на джазовые концерты. После этого фестиваля Винцкевич придумал и организовал свой джаз-фестиваль на родине, в Курске. Так родилась его «Джазовая провинция». Спустя 17 лет положено начало ещё одному проекту. Станет ли он регулярным, в условиях российских реалий прогнозировать трудно. Однако весомые аргументы для будущего развития «Dжаzz Территория» однозначно имеет. Это обоюдное желание музыкантов и их слушателей встречаться и дарить друг другу радость общения.

ВИДЕО: «Dжazz территория» в Лесном
ТВ-репортаж Натальи Логиновой (телеканал «Трансинформ»)

Передвижной фестиваль «Dжаzz территория»: новый маршрут российского джаза: 1 комментарий

  1. Слово «подвижник» — ключевое в этом прекрасном репортаже в отношении Леонида Винцкевича. Желаю тебе, Лёня, много сил и терпения для осуществления выбранной тобой благородной миссии просвещения!

Добавить комментарий для Валерий Коннов Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *