Архангельск. Третий фестиваль Владимира Резицкого. Как это было

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

reportНачатый продюсерским центром «Архангельск-Джаз» в 2011 г., Фестиваль Владимира Резицкого не мог не обрести собственное лицо сразу же — просто потому, что, несмотря на порядковый номер «3» в названии фестиваля 2013 года, корни его минимум вдесятеро глубже. Когда вашего корреспондента привезли на площадку (ныне — Дом молодёжи Архангельской области, в недавнем прошлом — кинотеатр «Модерн»), водитель-волонтёр, ради развоза фестивальных гостей оторвавшийся от ремонта собственной квартиры, мимоходом обронил: «На этой площадке мы с Резей ещё тридцать лет назад проводили первые «Дни джаза»…» Резя — это и есть саксофонист Владимир Резицкий, харизматичный лидер архангелогородского джазового движения, который прожил всего 57 лет, но оставил наследие, о котором спорят и через 12 лет после его ухода из жизни и которое до сих пор определяет направления развития джазового искусства в родном городе музыканта.

Через 10 лет после смерти Резицкого в Архангельске окончательно сложился новый джазовый «центр силы» — продюсерский центр, душой и главным двигателем которого стал гитарист Тим Дорофеев. Он играл в последних составах джаз-группы «Архангельск», которую возглавлял Резицкий, а в 1990-2000-е гг. много экспериментировал в области соединения этнических и джазовых звучаний: среди его музыкальных проектов особое место занимал ансамбль «Восток-Север», в котором новоджазовая импровизация перемежала эпизоды традиционной поморской и — неожиданно — восточной (закавказской) музыкальной культуры, а среди организованных им фестивалей видное место занимал «Этно-Баренц Music», на котором были представлены фольклорные культуры так называемого Баренц-региона (бассейн Баренцева моря, или Евроарктика — северные губернии, лены и провинции Норвегии, Швеции и Финляндии, плюс север России — республики Карелия и Коми, Мурманская и Архангельская области и Ненецкий автономный округ).

Первый («Архангельск, Фестиваль Владимира Резицкого: живая память», Кирилл Мошков, 24.10.2011) и второй («Архангельск, Фестиваль Владимира Резицкого: дать выбор и перспективу», Сергей Бондарьков, 13.11.2012) фестивали имени Владимира Резицкого мы очень подробно освещали. Они были разными: первый был сфокусирован на посвящении Резицкому и его творчеству, второй привлёк уже очень широкий и стилистически разнообразный состав музыкантов и в полной мере работал на основную задачу, которую Тим Дорофеев определяет как «культурную инъекцию» своему городу — представление публике широкого спектра музыки со всего света в условиях практически полной информационной блокады. О какой блокаде речь? Дело в том, что при возобладавшей «либеральной» модели культурстроительства в нашей стране, как было недавно высочайше подтверждено, «то, что в рынке не выживает, то не должно в рынке существовать», а следовательно — по логике повседневной жизни — не должно существовать в принципе. В условиях отдельно взятого города это означает, что за аудиторию нужно бороться самим энтузиастам-организаторам культурной жизни, причём буквально за каждого отдельного человека и каждый раз заново. И, увы, эта борьба венчается победой не каждый день.

На сцене III Фестиваля Владимира Резицкого, Архангельск
На сцене III Фестиваля Владимира Резицкого, Архангельск

Третий фестиваль Владимира Резицкого, который прошёл в Архангельскке с 18 по 20 октября, как мне представляется, продолжал линию второго — программа была максимально разнообразной стилистически, имена были привлечены максимально яркие, был ряд сильнейших выступлений, то есть «культурная инъекция» была сделана первосортно. Благодаря поддежке министерства культуры Архангельской области, областного правительства и целого ряда городских структур фестиваль получил определённую поддержку, в том числе и в рамках государственной программы Архангельской области «Культура Русского Севера». Но за аудиторию, за доступ к ней, за отклик каждого нового человека предстоит ещё биться и биться.

ДАЛЕЕ: подробный рассказ о событиях фестиваля, много фото, ВИДЕО! 

Archangelsk Jazz Friends
Archangelsk Jazz Friends

Первый концерт фестиваля открыли Arkhangelsk Jazz Friends — старейший существующий джазовый состав города, во главе которого стоит пианист Валентин Зеленов, преподаватель джазового отделения Архангельского музыкального колледжа. Для фестиваля «Друзья джаза» подготовили не обычные для себя стандарты, а программу авторской музыки, в которой интересно показалась вокалистка Татьяна Попова — кстати, выпускница колледжа, учившаяся у Зеленова по классу фортепиано. Заметно было, что состав привык играть всё-таки другую, более предсказуемую музыку, но благодаря участию специального гостя — гитариста Тима Дорофеева, художественного руководителя фестиваля — акустический фьюжн европейского типа, к которому свелись музыкальные поиски Arkhangelsk Jazz Friends в авторских сочинениях Зеленова «Альтостратолентикулярис» (именно так, считает автор, называются высотные линзовидные облака, altostratus lenticularis) и «Простыми словами», прозвучал достаточно открыто и зрело.

Archangelsk Jazz Friends
Archangelsk Jazz Friends

А когда в пьесе Виктора Хабарова «Chilly Fjord Blues» ритмическая основа развернулась в сторону доброго старого свингового типа музыкального движения, в ритм-секции наконец-то воцарилось взаимопонимание.

Plan B
Plan B

Участники следующего коллектива под говорящим названием Plan B — музыканты, в основном, совсем молодые: клавишник Игорь Гарькавой собрал их, судя по всему, для выступления на молодёжном фестивале UrBand Camp, который прошёл в Архангельске всего за месяц до Фестиваля Владимира Резицкого. В силу наличия в составе скрипки (Илья Ершов) и общей склонности юных музыкантов к музыке фьюжн ансамбль этот звучал не без намёков на сольные проекты фьюжнового электроскрипача Жан-Люка Понти, но именно что намёков: до относительно похожей имитации стилистики Понти остаётся ещё твёрдо выучить значение слова «динамика» применительно к собственной музыке, т.е. научиться играть хотя бы не всё время на одной и той же громкости (как правило, максимальной), а хоть чуть-чуть эту самую громкость варьировать, пытаться выстраивать хоть какую-то динамическую драматургию. Желание молодых музыкантов всё время играть на пределе возможностей («потому что я умею!») объяснимо, но требует очень выносливого слушателя. Каюсь, ваш корреспондент позорно сбежал после второй пьесы.

Break Orkestra
Break Orkestra

Зато вполне зрело владеет всем динамическим спектром третий ансамбль фестивальной программы, архангелогородское трио Break Orkestra (именно Orkestra, а не Orchestra — видомо, таков концепт). Ну, это и не удивительно. Лидер «Брейк-оркестра» гитарист Николай Куликов — опытный музыкант, несмотря на относительную молодость: за плечами Российская Академия музыки им. Гнесиных, стажировка в США, игра в самых разных московских проектах — и джаз, и фьюжн, и фанк. Последние два направления явно сформировали звучание и Break Orkestra, но результат тут куда интереснее, чем имитация западных оригиналов — это вполне самостоятельный и зрелый коллектив. Да, слышны влияния того-сего-третьего, но это именно что отдельные кирпичики, средства, а не самоцель — густая и плотная ансамблевая фактура «Брейк-оркестра» ведёт слушателя то в махровый органный соул-джаз, то в острый, оттяжный фанк, то в джем-бэндовое звучание 2000-х а-ля Überjam Джона Скофилда, но ни одна из составляющих этого коктейля не превалирует, не заводит музыкантов в имитацию образцов: они на основе этих образцов создают собственную, вполне оригинальную музыку, причём очень добротного качества. Уровень партнёров Куликова в этом проекте — это клавишник Андрей Шабашев (как в классическом органном трио, его же левая рука выступает в роли басиста группы) и барабанщик Валерий Журавлёв — вполне соответствует уровню лидера, и на выходе мы имеем коллектив вполне общероссийского уровня, который не стыдно было бы показать на любом фестивале в стране и за её пределами.

ВИДЕО: Break Orkestra

Но главное открытие ждало вашего корреспондента в конце вечера: это был вологодский ансамбль с немудрящим названием «СВ Квартет», сложенным, как оказалось, из первых букв имён участников — одного Сергея (саксофонист Сергей Кузнецов) и двух Владимиров (басист Владимир Закиев и барабанщик Владимир Шестаков).

СВ Квартет: Сергей Кузнецов + Тим Дорофеев
СВ Квартет: Сергей Кузнецов + Тим Дорофеев

При всём уважении к двум последним — надёжным, умелым музыкантам, хорошо чувствующим динамические и композиционные перепады и повороты в импровизационном развитии музыкальной ткани — это всё-таки «шоу одного артиста», и артист этот — Сергей Кузнецов (даже при том, что весьма важную роль в этом выступлении играла гитара специального гостя, Тима Дорофеева). Общее впечатление от выступления — медитативный рок-импров, вогнавший публику в психоделический гипноз. И не сказать, что использованные для этого гипнотического напора музыкальные средства как-то особенно сложны. Нет, всё подвергается весьма рациональному объяснению. Кузнецов пользуется почти исключительно не акустическим, а электрифицированным звучанием саксофона, пропущенного через несложные эффекты, свойственные скорее электрогитаре: у меня сложилось впечатление, что он и использовал для этого именно гитарный звуковой процессор. Мало того, этот ревущий электрифицированный звук саксофона ещё и закручивается в длинные, долго не стихающие циклы задержки цифрового ревербератора — именно что не сэмплерные «петли», которые могут повторяться на неизменной громкости бесконечно, а «дилэи», которые после нескольких постепенно спадающих по громкости повторений всё-таки сходят на нет.

ВИДЕО: «СВ Квартет» и Тим Дорофеев в Архангельске — «Пустота»

В этой сложной звуковой среде, полной призвуков, обертонов, перекличек, искажений и замираний, собственно импровизационная техника саксофониста неизбежно использует как главное выразительное средство не построение сложных виртуозных мелодических линий (они потерялись бы во множественной реверберации), не реализацию комплексных гармонических моделей (их попросту нет: развитие почти всех пьес Кузнецова представляет собой статичное модальное обыгрывание несложных, преимущественно пентатонических ладов), а темброво-динамическую импровизацию. Это настолько редкий зверь в наших краях, и Кузнецов владеет его возможностями так убедительно, что общее впечатление экзотичности и сенсационной новизны не покидает слушателя до конца сета — хотя, строго говоря, ничего особенно нового в этом нет, да и используемые средства не так чтобы чрезмерно экзотичны. Но, повторюсь, Сергей Кузнецов очень умело владеет этими средствами. При этом музыкант он достаточно харизматичный и умеет простыми попевками на саксофоне, пропущенными через гитарный «дисторшн» с выкрученным на максимум ревербератором и подхваченными умелой и настойчивой ритм-секцией, создать впечатление чего-то волшебного. Волшебное это, с одной стороны, то загадочно-восточное, то посконно-русское (о, чудотворные свойства пентатонических ладов, общих для большинства традиционных фольклорных культур!), напряжённо-экстатическое почти на уровне психоделического рока (о, достижения современной электроники!) и в какие-то моменты почти по-цирковому захватывающее (в хорошем смысле слова: цирк — это искусство!), так что публика при этих эффектных трюках послушно ахает и замирает. Вот, например, саксофонист взмахивает ладонью над раструбом саксофона: отражённые от ладони, как от сурдины, звуковые колебания попадают в установленный в раструбе микрофон-петличку, резко меняют тембровую окраску пропущенного через гитарный процессор искажённого звука, а линии задержки ревербератора превращают эти тембровые изменения в целый хоровод повторяющихся неслыханных звуков. Публика, послушно — ах!

Здорово сделано — и безусловно имеет хороший фестивальный потенциал, особенно при участии специального гостя — Тима Дорофеева, изрядно углубляющего музыкальную ткань «СВ-квартета» своей импровизаторской искушённостью.

ВИДЕО: «СВ Квартет» и Тим Дорофеев в Архангельске — «Чёрная дыра»

Во второй день фестиваля, 19 октября, первым выступал валторнист Аркадий Шилклопер с Архангельским камерным оркестром п/р Владимира Онуфриева. В исполнении пяти авторских пьес Шилклопера (плюс «Gods of Yoruba» Хораса Силвера) участвовала также архангельская ритм-секция, искушённая, в отличие от академческих оркестрантов, в исполнении ритмичной музыки — контрабасист Георгий Стрелков и барабанщик Олег Юданов.

Аркадий Шилклопер и Архангельский камерный оркестр
Аркадий Шилклопер и Архангельский камерный оркестр

У Шилклопера есть достаточно обширная и разнообразная программа для валторны, флюгельгорна и альпийского рога (три основных его инструмента) с камерным или симфоническим оркестром, и, если оркестр заранее достаточно добросовестно репетирует, программа эта гарантирует сильный результат, который хорошо срабатывает как на типичных «филармонических» аудиториях, так и на публике джазовых фестивалей. В Архангельске, возможно, оркестру на пользу пошло бы ещё несколько репетиций, но часть материала прозвучала совершенно адекватно — и очень красиво, вот как пьеса Шилклопера «Tribute»:

ВИДЕО: Аркадий Шилклопер и Архангельский камерный оркестр — «Tribute»

Во втором отделении стилистический вектор был развёрнут в радикально ином направлении: со сцены зазвучал архаичный, старомодный, но оттого ничуть не менее рьяный и душераздирающий европейский фри-джаз образца середины 1970-х. То было базирующееся в Амстердаме трио свободной импровизации Dikeman/Kugel/van der Weide. Живущий в Амстердаме молодой американский музыкант Джон Дайкман (альт-, тенор-, баритон-саксофоны) — бескомпромиссный адепт свободной импровизации; в широком спектре импровизационных жанров работает и маститый голландский контрабасист Рауль ван дер Вейде. Самый известный на европейской сцене участник трио — западногерманский барабанщик Клаус Кугель, который неоднократно выступал в России с самыми разными проектами: это музыкант достаточно широкого спектра интересов, но все эти интересы в трио с ван дер Вейде и Дайкманом отступают перед безудержной стихией всесокрушающего «фри».

Dikeman/Kugel/van der Weide + Сергей Летов
Dikeman/Kugel/van der Weide + Сергей Летов

Особую пикантность выступлению (которое было частью довольно продолжительного тура по России — семь концертов в шести городах) придавало участие специального гостя — московского саксофониста Сергея Летова. По его словам, тур с трио Dikeman/Kugel/van der Weide оказался не только творчески, но даже и физически непростым — в шквале свободной имровизации, практикуемом этим трио, не требуются ни тонкие нюансы, ни яркие темы: нужно просто дуть изо всех сил, тем более что основной саксофонист трио, Джон Дайкман, отличается тем, что сил этих у него очень много.

Джон Дайкман и Сергей Летов
Джон Дайкман и Сергей Летов

Третье отделение — и вновь контраст: на сцену вышел московский ансамбль Pervoe Solnce (не ломайте язык: это читается просто «Первое солнце»). Под руководством вибрафониста Владимира Голоухова этот довольно обширный по составу коллектив создаёт капризную и причудливую смесь фьюжн, лаунж, разных эстрадно-джазовых стилей («новое танго» и т.п.) и современной прикладной музыки, прежде всего кинематографической.

Pervoe Solnce
Pervoe Solnce

Вполне кинематографический, кичевый образ загадочной красавицы создаёт на сцене и виолончелистка-вокалиста Дарья Ловать, на которой большую часть времени сосредоточено внимание публики; но кичевость эту изрядоно оттеняет и уравновешивает второй важнейший внемузыкальный элемент сценического шоу группы — добродушно-резонёрский иронический конферанс Владимира Голоухова.

Владимир Голоухов
Владимир Голоухов

Учитывая, что в группе заняты сильные джазовые музыканты, прежде всего ритм-секция (басист Денис Шушков и барабанщик Пётр Ившин), а неджазовые (аккордеонист Алексей Соколов, гитарист Сергей Урюпин) — как минимум, весьма крепкие инструменталисты, программа «Первого солнца» представляет собой весьма качественный музыкальный продукт, в котором искусно используется главная функция прикладной (в том числе кинематографической) музыки — «создавать настроение». Здесь не следует искать вершин искусства музыкальной импровизации, но это успешный проект с ярким собственным лицом, создающий единый (и вполне запоминающийся) музыкально-сценический образ и удачно работающий с публикой.

ВИДЕО: Pervoe Solnce в Архангельске

Третий день (20 октября) начался в полдень весьма важным для фестиваля проектом — концертом «Дети в джазе». Удивительно, как много в Архангельске детей, которые хотят играть или петь джаз. Не менее удивительно, что довольно многие из них могут это делать. И очень важно, что практически всем участникам юниорского возраста организаторы придавали в партнёры или участники ансамбля кого-нибудь из взрослых, даже вполне звёздных музыкантов фестиваля — и музыканты эти играли с архангельскими детьми с полной отдачей и заметным удовольствием.

«Дети в джазе»: Алексей Круглов и детский ансамбль
«Дети в джазе»: Алексей Круглов и детский ансамбль

Трудно представить, но даже адепт радикальной импровизации Джон Дайкман поиграл с детьми, и даже с несколькими разными составами — причём обнаружил (вполне, конечно, предсказуемо для прошедшего американскую систему джазового образования музыканта) разумный размер знакомства с джазовой классикой и крепкое умение её играть.

«Дети в джазе»: Джон Дайкман играет традицию
«Дети в джазе»: Джон Дайкман играет традицию

Даже непроницаемый Клаус Кугель сел аккомпанировать трём весёлым тинейджеркам, задорно певшим «Lollipop» (оставим за скобками вопрос, какое отношение этот репертуар имеет к джазу — ну, 50-е годы же: в представлении многих тогдашняя попса, как говорится, «граничит с джазом», хотя на самом деле это не совсем так). Надо сказать, это был весьма рискованный «Lollipop», но к чести юных вокалисток надо сказать, что ни активные барабаны Кугеля, ни круто завёрнутое соло саксофониста Алексея Круглова не смогли свернуть их с хорошо отрепетированного на три голоса лоллипоп-пути.

Клаус Кугель и Алексей Круглов помогают исполнять «Lollipop»
Денис Шушков, Клаус Кугель и Алексей Круглов помогают исполнять «Lollipop»

Возможно, на будущее этот элемент взаимодействия совсем юных дебютантов и опытных «зубров» стоит даже как-то расширить, ввести в программу мастер-класс кого-то из участников. В джазе, который есть искусство взаимодействия музыкантов, ничто не может быть важнее для начинающих, чем возможность увидеть, услышать и «попробовать на зуб» игру более опытных артистов. Уверен, что даже сейчас, когда «мастер-классная» программа сводится к одному-двум трюковым выступлениям ведущих артистов фестиваля перед аудиторией детей-музыкантов, которым происходящее квалифицированно объясняет штатный ведущий фестиваля — московский музыковед Елена Сергиевская, ценность этой встречи начинающих джазменов с захватывающими дух «штуками» в исполнении мировых знаменитостей трудно переоценить.

ВИДЕО: Аркадий Шилклопер играет для «Детей в джазе»

Вечерний концерт финального дня открылся выступлением дуэта Олег Бутман — Наталья Смирнова. Барабанщик и пианистка работают вместе уже шестой год. В интервью «Джаз.Ру» полтора года назад Олег рассказывал об этом дуэтном проекте:

— …когда мы только познакомились с Натальей и стали приходить в студию, она говорила: «Ну, надо басиста звать». Я говорю: «Не надо звать никакого басиста. Мы просто поиграем вдвоём… играй партию, которую ты должна играть, я буду свою партию играть, только мы будем слышать, реагировать [друг на друга], никто не будет нам вообще мешать. Всю грязь мы услышим сами сразу»… В том и задача, в том и интерес, что не нужно басовой линии, то есть достаточно того, что есть аккордовая фактура у рояля, и у меня тоже есть концепция — не просто, знаешь, скромно играть аккомпанемент, но играть цвета, краски, шумовые эффекты. Я часто использую теперь перкуссию, у меня слева стоят два конга или бонги, всякие шейкеры, и это дополняет звучание…

Олег Бутман
Олег Бутман

Именно по этой схеме и было построено выступление Олега и Натальи в Архангельске, включавшее пьесы с обоих альбомов дуэта («Страсть» и«Взлётная полоса») и ряд «разбавляющих» этот материал аранжировок стандартов, в которых время от времени задействована и вторая ипостась Натальи — вокал. Напор и энергия обоих музыкантов оказались вполне достаточны, чтобы заполнить тембрально разнообразнм и фактурно неоднородным музыкальным материалом полное отделение, а главное — сделать так, чтобы отделение это было интересно слушать.

Наталья Смирнова
Наталья Смирнова

К сожалению, этого нельзя было сказать о втором отделении. Санкт-петербургский состав под названием «Андрей Светлов Project» предложил архангельской публике очень громкую и напористую программу фанка с обильным афро-элементом — не только в музыке, ведь один из участников Project’а — вокалист из Конго «Серафим» Селенге Макангила (экс-Markscheider Kunst, ныне также лидер собственной афро-бит-группы Simba Vibration). Звуковой напор сочетался с однообразием используемых средств (не тембровых, тут-то средства были вполне разнообразны, а, скорее, музыкальных идей, вращающихся вокруг ощущения «позитива» в его клубно-молодёжном понимании). За этой гомогенной стеной звука, генерируемой под началом лидера — незаурядного бас-гитариста, даже несколько потерялась игра, например, незаурядной клавишницы Светланы Маринченко.

Андрей Светлов Project (слева - Светлана Маринченко)
Андрей Светлов Project (слева — Светлана Маринченко)

Третьим на сцену вышел крымский виртуоз тэп-гитары Энвер Измайлов. Он давно не был в Архангельске, так что с удовольствием обрушил на архангелогородцев весь арсенал своего выдающегося гитарного шоу — включая даже бессмертное «Утро в совхозе Завет Ленинский», представляющее собой не столько музыкальную пьесу, сколько череду весьма убедительных звукоподражаний на электрогитаре (вот пролетел самолёт, вот завёлся и уехал деревенский мопед, вот прозвучали позывные «Маяка», вот замяукала кошка, вот залаяла собака, а вот — на этом месте «подрывается» почему-то совершенно любая аудитория, и детская, и взрослая — замычала корова).

Энвер Измайлов
Энвер Измайлов

 

Но свою программу Энвер-ага всегда балансирует практически идеально: во искупление одного «совхоза» он щедро положил в свой сет несколько бурных и ярких пьес, играемых на грифе гитары всеми десятью пальцами в разных невероятных размерах (условно говоря, семь четвертей в левой руке, девять — в правой), иногда даже с заметным элементом импровизации — хотя у Измайлова, с его брызжущей через край общей музыкальностью и, не побоюсь этого слова, чудовищной виртуозностью, добываемой почти непрестанными занятиями на инструменте на протяжении как минимум четверти века, импровизацию от заранее подготовленных эпизодов отличить бывает довольно сложно.

Тим Дорофеев, Евгений Маслобоев, Анастасия Маслобоева
Тим Дорофеев, Евгений Маслобоев, Анастасия Маслобоева

Финал фестивальной программы на большой сцене (были ещё программы на малых сценах, которых ваш корреспондент, увы, не видел): архангельский «Арт-Ансамбль» Тима Дорофеева и специальные гости: московский саксофонист Алексей Круглов и дуэт из Иркутска — перкуссионист Евгений Маслобоев и его дочь, вокалистка и цимбалистка Анастасия Маслобоева. Точнее, так: сет открыли дуэтным музицированием именно сибиряки, а затем их втянул в свой состав вышедший на сцену «Арт-Ансамбль».

ВИДЕО: Евгений Маслобоев, Анастасия Маслобоева

В силу включения Маслобоевых звук и материал «Арт-Ансамбля» сравнительно с прежними годами изменился: Круглов и Дорофеев в этом году уже выступали (в том числе на втором «Лео-Фесте» в Москве) с иркутским дуэтом вчетвером, ансамблем под названием Russian Free Folk Quartet, у них наработан совместный репертуар, и естественно, что часть этого репертуара в каком-то виде вошла и в новую программу сборной «пост-резицкого» архангелогородского нового джаза, которую в 2011 г. создал Тим Дорофеев как трибьют и продолжение идей Владимира Резицкого и его «джаз-группы Архангельск»: в «Арт-Ансамбль» входит часть её состава — барабанщик Олег Юданов, контрабасист Николай Клишин, вокалист-флейтист Константин Седовин и сам Дорофеев, плюс москвич Круглов, а теперь ещё и Маслобоевы.

ВИДЕО: «Арт-Ансамбль» + Алексей Круглов + Евгений и Анастасия Маслобоевы

Если говорить коротко, то это и раньше было медитативно и экстатично, а теперь, с добавлением цимбал, «народного» вокала и парадоксальной перкуссии, обрело какие-то дополнительные измерения, вызывающие в памяти эксперименты не только Резицкого, но, с одной стороны, и Сергея Курёхина, а с другой — Moscow Art Trio с его введением элементов фольклора в новоджазовую импровизацию. Причём этот последний элемент в какой-то момент стал превалировать, потому что на сцене появился ещё один специальный гость — одна треть Moscow Art Trio, то есть Аркадий Шилклопер.

ВИДЕО: «Арт-Ансамбль» + Алексей Круглов + Евгений и Анастасия Маслобоевы + Аркадий Шилклопер

Под конец состав принял и вовсе гаргантюанские размеры, потому что к нему присоединился ещё и Энвер Измайлов, утяжелив звучание ансамбля и приведя его, парадоксальным образом, к саунду эдакой прог-рок-группы. В общем, это был весьма впечатляющий сет, в котором, скорее всего, дух ансамблей Владимира Резицкого был вызван совершенно адекватно — дух современной импровизации, применяемой вне шаблонов коммерческого мэйнстрима: на стыке самых разных жанров и даже видов музыки, всегда с риском выйти слишком далеко «за грань» проверенных и кодифицированных рецептов, но зато с возможностью быть свободным в том, что ты делаешь.

«Арт-Ансамбль» + Круглов + Шилклопер + Измайлов
«Арт-Ансамбль» + Круглов + Шилклопер + Измайлов

Архангельск. Третий фестиваль Владимира Резицкого. Как это было: 1 комментарий

  1. Зачем я поддался на фотографию неотразимого моего коллеги! Думал послушаю и погляжу на нескольких знакомцев и пойду работать со своими делами… Не вышло! Не заметил такой крутой ЗАХВАТ музыкой и музыкантами!! И вот смотрю на все и думаю, был день. вечер, обедал ли я сегодня, поздравил ли все по списку с Новым Годом? Нет, время остановилось. Полет тоже. Все. оо часов, 25 минут. с детства так поздно не уходил к Морфею. Спасибо! Спокойной ночки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *