Эхо «Акваджаза»: гитарист Ли Ритенаур и клавишник Дейв Грусин — эксклюзивное интервью

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Владимир Коробицын
GD

interview1 августа в Клубе Игоря Бутмана на Таганке впервые в России выступил проект Lee Ritenour Band feat. Dave Grusin (США). Первопроходец «современного» (contemporary) джаза гитарист Ли Ритенаур и его группа при участии всемирно известного клавишника, композитора Дейва Грусина дала в российской столице концерт в рамках тура, посвящённого 80-летию Грусина, а затем переместилась на черноморское побережье России, где 3 августа стала хэдлайнером юбилейного фестиваля «Акваджаз. Sochi Jazz Festival» в Сочи. Дейв Грусин (Dave Grusin), 12-кратный лауреат премии «Грэмми» и обладатель «Оскара» за лучшую музыку к фильму («Война Милагро Бинфилда», 1988) выступил в России впервые.

Подробнее с биографиями музыкантов можно ознакомиться в анонсе их московского концерта.

Перед приездом музыкантов в Россию с ними побеседовал обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново.

Dave Grusin (photo © Vladimir Korobitsyn)
Dave Grusin (photo © Vladimir Korobitsyn)

Как началось ваше сотрудничество?

Ли Ритенаур:

— Это было очень-очень давно. Ещё подростком я знал Дейва, потому что он работал с одним из моих любимых джазовых гитаристов того времени Ховардом Робертсом. Роберт много записывался в студиях, и Дейв приглашал его на записи, а также всех студийных гитаристов, которых я обожал, поскольку моей тогдашней мечтой было среди прочего стать студийным гитаристом. Я ходил в джазовый клуб недалеко от Голливуда, где иногда играл Дейв. И когда мне было… Дейв, сколько, девятнадцать?

Дейв Грусин:

— Восемнадцать или девятнадцать.

Lee Ritenour (photo © Vladimir Korobitsyn)
Lee Ritenour (photo © Vladimir Korobitsyn)

Л.Р.: …я начал работать с Сержио Мендесом. Это произошло благодаря моему дорогому другу Оскару Кастро-Невесу, замечательному бразильскому гитаристу, который недавно скончался. Он много лет играл с Сержио Мендесом. Я сделал несколько записей с Сержио. Однажды Сержио устроил дома вечеринку, и туда пришёл Дейв, и Антонио Карлос Жобим тоже был там. Этот вечер имел для меня очень большое значение. У нас с Дейвом был ещё один общий друг, барабанщик Харви Мэйсон из Fourplay. Мы с Харви начали работать вместе и пригласили Дейва выступить с нашим небольшим ансамблем в известном клубе Baked Potato. Дейв присоединился к нам, потом стал приглашать меня поработать с ним над музыкой для кино. Вот так началась наша дружба и сотрудничество. У тебя те же воспоминания, Дейв?

Д.Г.: Да, почти.

Если проанализировать ваши совместные записи, можно прийти к выводу, что они очень разные, в них слышны следы влияния классической музыки, бразильской музыки. Есть ли у вас какие-то общие свежие музыкальные впечатления?

Л.Р.: В последнее время мы много ездим по миру. Мне кажется, Дейв сейчас ездит больше, чем раньше. Где бы мы ни были — в Европе, в Японии, в Юго-Восточной Азии, в России, — нашими главными вдохновителями являются наши поклонники. Меня всегда привлекала музыка разных культур.

Д.Г.: Я старший в нашем ансамбле. Когда я начинал, я был младшим, но теперь всё по-другому. Когда Ли придумывает какое-то новое направление — а он теперь записывается гораздо чаще, чем я, он стал чем-то вроде наставника для гитаристов всего мира благодаря альбому «6 String Theory», он судит на конкурсах гитаристов, — я просто наблюдаю, как он разрабатывает это направление для очередного проекта. В одном из недавних проектов было интересно использовать нечётные размеры, которые обычно с джазом не ассоциируются, — семь четвертей, девять четвертей. Возможно, мы просто слушаем друг друга и реагируем сами не знаем, каким образом. Скорее всего это происходит на подсознательном уровне. Так возникает импровизация и прежде всего звук.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью — о новой программе, участниках ансамбля, лейбле Грусина и новых проектах… 

В таком случае какова программа выступления в Москве? Свободная, или есть какие-то произведения, которые вы чувствуете себя обязанными сыграть?

Д.Г. смеётся.

Л.Р.: Тут важно иметь в виду, что мы не часто приезжаем в Россию. Дейв… Ты же в первый раз приезжаешь?

Д.Г.: Да, в первый.

Л.Р.: Так что мы обязательно выберем парочку известных мелодий Дейва, которые наверняка захотят услышать поклонники. Но вообще мы предпочитаем, чтобы структура программы была очень свободной. Даже когда мы играем мелодию и произведение, построенное по определённой форме, всё равно форма может быть очень свободной, и произведения могут развиваться, как хотят. В общем, весь концерт может стать большой импровизацией, обрамлённой некоей структурой. Возможно, мы сыграем с Дейвом дуэтом пьесу «Amparo», это песня Жобима, и так назывался один из наших альбомов, где мы экспериментировали с классической музыкой. Дейв сыграет на фортепиано, а я на электроакустической гитаре, звук которой очень хорошо подходит к этой пьесе. «Amparo» в большей степени выписана и исполняется почти как классическое произведение. Остальные же будет более джазовыми, фанковыми, бразильскими — называйте, как хотите.

Lee Ritenour (photo © Vladimir Korobitsyn)
Lee Ritenour (photo © Vladimir Korobitsyn)

Что вы можете сказать о двух Кеннеди, которые играют с вами?

Л.Р. смеётся.

Д.Г. (смеётся): О братьях Кеннеди. Интересно, что мне никогда не приходило в голову, что они однофамильцы, пока кто-то мне на это не указал. А ведь я знаю обоих очень давно. Уилл Кеннеди, как вы, наверное, знаете, много лет играл в группе Yellowjackets. Он удивительный барабанщик, очень техничный, прекрасный музыкант и очень верно понимает роль, которую барабаны играют в ансамбле. С Томом Кеннеди я познакомился много лет назад, но работал с ним всего один раз. Они близкие друзья с барабанщиком Дейвом Уэклом. Я участвовал в одном проекте Уэкла вместе с Томом и после этого много лет его не видел. Это один из самых любимых мною людей в мире, а ещё он один из моих любимых контрабасистов. На бас-гитаре он тоже прекрасно играет, но на контрабасе у него удивительный чувственный звук. А мне в моём нынешнем возрасте иногда хочется поиграть какой-нибудь старый бибоп вот с таким музыкантом.

Dave Grusin, Lee Ritenour, Tom Kennedy, William Kennedy
Dave Grusin, Lee Ritenour, Tom Kennedy, William Kennedy

Мистер Грусин, мистер Ритенаур сказал, что вы сейчас ездите по миру больше, чем раньше. Есть ли у вас постоянный сопровождающий ансамбль?

Dave Grusin (photo © Vladimir Korobitsyn)
Dave Grusin (photo © Vladimir Korobitsyn)

Д.Г.: Вот сейчас мы разговариваем с моим сопровождающим ансамблем.

Л.Р. смеётся.

Д.Г.: Я редко играю с кем-нибудь ещё. Ритм-секция может быть разной, но Ли обязательный участник. Иногда меня приглашают сыграть что-нибудь «с моей собственной группой», например, в Японию, но это бессмысленно, поскольку это и есть моя группа. Если Ли не может, я скорее всего просто остаюсь дома.

Л.Р.: В этом смысле мы почти братья. У нас есть несколько ритм-секций. Двое Кеннеди — из наших любимых музыкантов. Всего у нас есть три или четыре любимых барабанщика и басиста, с которыми мы играем. Благодаря этому мы с Дейвом всегда звучим свежо.

Lee Ritenour (photo © Vladimir Korobitsyn)
Lee Ritenour (photo © Vladimir Korobitsyn)

Мистер Грусин, я хотел бы спросить вас, какая идея лежала в основе создания компании GRP Records.

Д.Г.: Это было давно, посмотрим, что я смогу вспомнить. Моим партнёром в этой компании был Ларри Роузен. Он был звукоинженером и какое-то время был очень хорошим барабанщиком в биг-бэнде. Мы играли вместе когда-то. В конце 1960-х — начале 1970-х Ларри увлёкся звукорежиссурой, микшированием, поиском звука. Мы нашли с ним нескольких молодых музыкантов, у которых не было ни с кем контрактов, но они очень хорошо играли джаз. Тогда мы организовали небольшую компанию, чтобы продюсировать этих ребят. В то время были крупные джазовые лейблы. А мы как мелкий лейбл могли себе позволить сосредоточиться на этих новых артистах. Чтобы мы ими занялись, от них не требовалось быть большими звёздами. Итак, мы начали, а потом произошла цифровая революция, и мы смогли выпускать всё в цифровом формате. Мы продолжали выпускать винил и кассеты, но в итоге мы года на полтора обогнали крупные лейблы, которым пришлось выпускать все их записи в цифровом формате. Это могло нам заявить о себе на рынке как о цифровом лэйбле.

Dave Grusin (photo © Vladimir Korobitsyn)
Dave Grusin (photo © Vladimir Korobitsyn)

Мистер Ритенаур, какие у вас сейчас есть проекты, помимо проекта с мистером Грусином?

Л.Р.: В сентябре я собираюсь сидеть дома и записывать новый альбом. Пока что я хочу, чтобы это была акустическая запись с очень интимной атмосферой. Там будут сольные номера, может быть, дуэты, может быть, трио. Такого я раньше никогда не делал. Сейчас, когда я делаю альбом, я ищу, какую я мог бы поставить себе задачу, чтобы себя немного напугать. Поскольку если мне страшновато, это значит, что мне придется залезть высоко, чтобы все получилось. Это не всегда просто, зато всегда доставляет большое удовольствие.

Lee Ritenour (photo © Vladimir Korobitsyn)
Lee Ritenour (photo © Vladimir Korobitsyn)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *