Пианист Тигран Амасян: «Вся интеллектуальная музыка берёт начало из народной»

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив редакции
GD

interview1 декабря в Театральном зале Московского международного Дома музыки выступает один из самых ярких молодых джазовых пианистов современной мировой сцены — музыкант из Армении, живущий в США Тигран Амасян (Tigran Hamasyan). 27-летний ныне, музыкант получил мировую известность в возрасте 19 лет, когда победил на самом престижном в мире джазовом состязании — Конкурсе им. Телониуса Монка. В Москве пианист выступал девять с половиной лет назад — ещё не в профессиональном качестве, а как рядовой участник Первого международного конкурса джазовых пианистов, где 17-летний Тигран занял тогда… третье место (его с ним разделил французский пианист Поль Лэи). Десятилетие спустя пианист из Армении приезжает в российскую столицу уже в ранге мировой звезды.

Перед своим выступлением в Москве Тигран ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.

Tigran Hamasyan
Tigran Hamasyan

Прежде всего — несколько слов о музыкантах, которые приезжают вместе с вами…

— На барабанах — Артур Гнатек, на басу Сэм Минайе, вокалистка Арени Агбабян. В основном мы будем играть музыку с моего будущего альбома «Mockroot», записанного в составе трио; он должен выйти 27 января на лейбле Nonesuch. Так что будет 90% новой музыки. С Сэмом я играю уже лет пять-шесть, Артур присоединился к ансамблю примерно два года назад.

Все новые произведения ваши?

— Почти все, кроме одной или двух аранжировок армянских народных песен.

Будете ли вы сами петь?

— Да.

Насколько я могу судить, пение — ваше или чьё-либо ещё — представляет собой важную часть вашей музыки. Вы не могли бы рассказать, почему вы часто используете вокал?

— Для меня голос, пение — нечто естественное. Я пою с детства, а позднее я осознал, что могу развить свой голос, я начал заниматься, начал писать такую музыку, которую я мог бы петь.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью, ВИДЕО, контактная информация 

Я читал, что вы когда-то давно хотели быть рок-музыкантом и даже трэш-гитаристом. В связи с этим хочу задать два вопроса. Во-первых, как вы перешли от рока к джазу? Во-вторых, реализовали ли вы хотя бы частично свою мечту (ведь в некоторых ваших записях, например, в «Red Hail», рок чувствуется)?

— Я примерно одновременно начал слушать рок и фанк-джаз. Мой отец очень любил рок, и пока я рос, я слушал Black Sabbath, Led Zeppelin, Queen. А мой дядя больше любил фанк и джаз, и благодаря ему я познакомился с музыкой Хэрби Хэнкока («Head Hunters»), мне стали близки Чик Кориа, Майлз Дэйвис. Я рос, открывая для себя оба эти мира. Думаю, джаз я выбрал потому, что очень любил импровизировать — задолго до того, как узнал, что такое джаз. Я много импровизировал и сочинял на ходу.

Рок, роковая энергия тоже всегда присутствует в моей музыке, в моих соло, в моих импровизациях.

ВИДЕО: Tigran Hamasyan Jazz Trio «A Crane Came from Van» (2012)

Какова была ситуация с джазом в Армении, когда вы начали учиться?

— Там было несколько очень классных ансамблей, несколько хороших пианистов, например, Ваагн Айрапетян, у которого я учился в течение года; от него я узнал, что такое джаз и что такое импровизация, он учил меня бибопу.

Почему ваша семья решила переехать в США, и как складывалась ваша жизнь поначалу, как вы прокладывали дорогу к джазовой сцене?

— Сначала переехал мой отец, три года он жил там один, чтобы подготовить нам фундамент, на котором мы с сестрой могли бы делать карьеру. Я мечтал отправиться туда, но первый год я испытывал культурное потрясение, и мы переживали определённые бытовые трудности. Но там, в Лос-Анджелесе, я познакомился с великолепными музыкантами, и вскоре после переезда я записал первый альбом с Ари Хонигом, Беном Уэнделлом, Рубеном Арутюняном и Франсуа Мутеном. Это мне очень помогло — я работал с этими невероятными музыкантами, и мне казалось, что я сплю. Я много сочинял, много играл.

Tigran Hamasyan
Tigran Hamasyan

Кого среди ваших партнёров вы упомянули бы прежде всего как имевших самое большое значение?

— Сейчас самые важные для меня партнёры — это Сэм Минайе и Артур Гнатек. У нас прекрасное взаимопонимание. Для меня также ценно, что я поддерживаю связь с Ари Хонигом, мы с ним вместе работали с певцом и исполнителем на арабской лютне уд Дафером Юсефом. Я играю с трубачом и электронщиком из Норвегии — Арве Хенриксеном и Яном Бангом, это совсем другая музыка, но мы очень сблизились. Я очень люблю играть со всеми, кого я перечислил. Со всеми ними у меня особые отношения.

Вы часто играете и записываетесь с другими армянскими музыкантами. Можно ли говорить об армянах в американском джазе, в американской культуре как об отдельном явлении?

— В Штатах не так уж много армянских джазовых музыкантов. У меня есть друг, пианист Вартан Овсепян, он живёт в Лос-Анджелесе, но нас нельзя считать частью организованного армянского джазового сообщества. Скорее можно говорить о джазовом сообществе Лос-Анджелеса, в которое входят люди разного происхождения. У меня здесь есть друзья, которые организуют невероятные проекты, — это Вартан, о котором я уже говорил, басист и виолончелист Артём Манукян, они сотрудничают со многими выдающимися артистами в Лос-Анджелесе.

Правильно ли я понимаю, что для вас особый интерес представляет работа с музыкантами, представляющими другие музыкальные традиции? Вы упомянули Дафера Юсефа, норвежских музыкантов.

— Пожалуй, народная музыка имеет для меня важнейшее значение, поскольку всё, вся интеллектуальная музыка берёт начало из неё. Я слушаю разную народную музыку — и армянскую, конечно, и индийскую, и персидскую, и скандинавскую. Мне интересно работать с музыкантами разного происхождения — но при этом представляющих те музыкальные культуры, с которыми я знаком. И сами они много знают о народной музыке, они открыты для изучения разных традиций.

Повлияли ли на вас пианисты-новаторы нового поколения, которые, в частности, существенно изменили звучание фортепианных трио?

— Мне очень нравится музыка норвежского пианиста Кристиана Валлюмрёда. Я бы также назвал Крэйга Тэйборна, конечно, Брэда Мелдау, но если говорить о более молодых, то я бы упомянул ансамбль Dawn of MIDI — это фортепианное трио, но звучит они, как ансамбль, играющий музыку хаус.

ВИДЕО: Tigran Hamasyan Trio, выступление в Ереване, 28 октября 2014

1 декабря, 20:00, Московский международный Дом музыки (Театральный зал) — Космодамианская наб., 52 стр.8 (м. Павелецкая)

Пианист Тигран Амасян: «Вся интеллектуальная музыка берёт начало из народной»: 2 комментария

  1. медитативный авангард +виртуозная техника джаза + глубинное погружение в полифонические кластеры армянской этномузыки . = Несомненный гений.

Добавить комментарий для Lydmila Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *