Архангельск, Фестиваль Владимира Резицкого: пора творческой зрелости. Часть I: открытия и победы

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

report15-18 октября в Архангельске прошёл V «Фестиваль Владимира Резицкого», который его организаторы — продюсерский центр «Архангельск-джаз» — определяют как «фестиваль новой джазовой музыки и современного искусства». Начатый в 2011, фестиваль посвящён памяти саксофониста Владимира Резицкого (1946-2001) — первопроходца джазовой сцены Архангельска. Во главе центра «Архангельск-джаз» стоит гитарист и популяризатор джазовой музыки Тим Дорофеев: он играл в последних проектах Резицкого.

В программе фестиваля 2015 года были выставки московского фотографа Павла Корбута и архангельских художников Ивана Тарутина и Юрия Габанова, лекции главного редактора «Джаз.Ру» Кирилла Мошкова, презентация книги бессменного ведущего фестиваля — Елены Сергиевской, ночные джемы в клубе «Почтовая Контора 1786» и, конечно же, концерты — один в Поморской филармонии и три в в Архангельском городском культурном центре (АГКЦ).

В музыкальной программе фестиваля приняли участие музыканты из Архангельска, Москвы, Тихвина, Санкт-Петербурга и Вологды, а также из Эстонии, Японии, Болгарии, Норвегии и Нидерландов.

Впрочем, обо всём по порядку. Хотя собственно программа фестиваля включала концерты 16, 17 и 18 октября, к ней непосредственно примыкал концерт в Поморской государственной филармонии 15 октября. Огромный гулкий зал бывшей лютеранской кирхи, который в советский период служил то складом, то спортзалом, украшен огромным органом. Нет, это не оригинальный церковный инструмент, разобранный ещё до войны — это современный электрифицированный орган, произведённый в Дрездене и собранный в Архангельске в 1991 г. Гулкость зала приятно разнообразит звучание камерных джазовых составов, но делает репортажную видеосъёмку с одним микрофоном на камере практически бесполезной: на видео слышно в основном эхо, а не прямой звук.

Игорь Володин
Игорь Володин

Первым в этом красивом, но акустически сложном помещении играл дуэт тихвинского пианиста Игоря Володина и петербургского мастера губной гармоники Максима Некрасова. Вашему корреспонденту не приходилось раньше слышать Володина без ритм-секции, и по первым пьесам сета трудно было понять его особенности как сольного пианиста. В начале дуэт играл «портретные» пьесы Игоря, которые он посвятил своим жене, дочери и матери («Баллада для Иришки», «Ева» и «Мамины руки»). Они были изложены кратко, почти без импровизационных соло.

Игорь Володин, Максим Некрасов
Игорь Володин, Максим Некрасов

В теме «Память», мелодический строй которой напомнил французскую киномузыку 1970-х, впервые прозвучало развёрнутое соло Максима Некрасова, которое живо напомнило: перед нами мастер хроматической гармоники, обладающий большим лирическим даром и способностью выстраивать продолжительные, яркие, эмоциональные мелодические линии — особенно если не чрезмерно увлекается экспериментами с электронной обработкой своего инструмента. И, наконец, на пятой пьесе — «Кафе Блюз» — дуэт вышел на проектную мощность: здесь и Некрасов сыграл прекрасное, яркое соло, и Володин продемонстрировал развитую игру как в соло, так и в аккомпанементе (где он искушённо чередовал в левой руке компинг — аккордовое сопровождение — и «шагающий бас»). После интересной темы «Невидимка» (которую Игорь посвятил «бойцам невидимого фронта в джазе» — музыкантам-аранжировщикам) на сцене для исполнения последних двух номеров сета появился гость дуэта — ветеран джаз-группы «Архангельск» Константин Седовин, который добавил к звучанию тихвинско-петербургского дуэта яркие тембровые краски флейты и инструментального вокала.

Игорь Володин, Константин Седовин, Максим Некрасов
Игорь Володин, Константин Седовин, Максим Некрасов

Во втором отделении концерта играло московское «Трио ВКЛ» — органист Владимир Нестеренко, гитарист Николай Куликов и барабанщик Алексей Беккер (название трио образовано из первых букв уменьшительных вариантов их имён: Володя-Коля-Лёша). Впрочем, фирменное для этого коллектива звучание электрооргана «Хаммонд» (воспроизводимое, впрочем, цифровым процессором, подключённым к двум MIDI-клавиатурам и ножной педальной клавиатуре, имитирующей аналогичную у оригинального аналогового органа Hammond) послышалось не сразу.
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, много фото, ВИДЕО! 

Владимир Нестеренко )музыканта на заднем плане снимает мастер российской джазовой фотографии Павел Корбут)
Владимир Нестеренко (музыканта на заднем плане снимает мастер российской джазовой фотографии Павел Корбут)

Для начала Владимир Нестеренко использовал преимущество зала Поморской филармонии, располагающего настоящим концертным духовым органом, и некоторое время сольно импровизировал на этом гигантском инструменте. Весной этого года Владимир впервые дал сольный концерт джазовой импровизации на духовом органе (в Органном зале Пензенской филармонии в рамках фестиваля Penza Jazz May), и его интерес к продолжению этого эксперимента очевиден. Что ж, очевидно, в российском джазе завершилась продолжавшаяся четверть века фактическая монополия на тему использования большого «церковного» органа в джазовой идиоме, принадлежавшая до сих пор народному артисту России челябинцу Владимиру Хомякову.

Алексей Беккер
Алексей Беккер

Несколько минут духовой орган звучал впечатляющим дуэтом с фортепиано: Алексей Беккер напомнил, что он не только и даже не столько барабанщик (хотя и один из лучших джазовых барабанщиков в Москве), но сильный джазовый пианист.

Алексей Беккер, Николай Куликов, Владимир Нестеренко
Алексей Беккер, Николай Куликов, Владимир Нестеренко

И только затем на сцене появился гитарист Николай Куликов, Беккер и Нестеренко заняли места за, соответственно, ударной установкой и цифровым электроорганом, и грянул моторнейший соул-джазовый грув, который в течение развёрнутой первой пьесы неоднократно претерпевал увлекательные темповые, ритмометрические и динамические трансформации, невольно вызвав в памяти прихотливые извивы арт-роковой сюиты «Tarkus» с одноименного альбома 1971 г. британского трио Emerson, Lake & Palmer. Только у московского трио, при всём уважении к эпохальной работе английских рокеров, дело с точностью ритмических акцентов обстояло получше.

Николай Куликов, Алексей Беккер, Владимир Нестеренко
Николай Куликов, Алексей Беккер, Владимир Нестеренко

Протяжённую первую пьесу-сюиту сменила баллада Николая Куликова «Когда она плачет». Пожалуй, именно теперь, к концу 2015, можно говорить, что органное трио Владимира Нестеренко полностью созрело: оформился и вызрел в плане формы музыкальный материал, усохли длинноты, выкристаллизовались идеи импровизационных соло. И значительно расширился стилистический диапазон: хотя даже в первом составе, зафиксированном на альбоме 2012 г. «Органология», трио Нестеренко стояло достаточно далеко от шаблонов и стереотипов звучания классических «органных трио» 1960-х гг., в нынешней версии место есть почти любой стилистике. Так, «Специальный репортаж» Нестеренко посвящён первым джаз-рокерам 1970-х (отсюда отсылка к названию группы Weather Report в названии пьесы) и звучит, соответственно, в бодрых 8/8 с характерными «рипортовскими» динамическими контрастами, а в «Последнем танце» Алексея Беккера можно при желании уловить отзвуки стилистики группы Пэта Мэтини и интонации фламенко. Но и от раннего репертуара Нестеренко старается не отходить: впечатляюще прозвучала новая версия «Коляски» с «Органологии», которую органист начал каденцией на духовом органе. Заметим, что от клавиатуры классического инструмента до точки базирования цифрового органа, в силу непростой конфигурации сцены «Кирхи», было метров пятнадцать, так что Владимиру пришлось для перехода на электроинструмент совершить впечатляющую пробежку. В этой пьесе был роскошно представлен гитарист Николай Куликов, который вообще сильно вырос в плане использования тембров и выразительных средств электрогитары: его соло в «Коляске», с использованием педальной «квакушки» и гитарного слайда, особенно запомнилось вашему корреспонденту.

Собственно программа фестиваля как такового началась в АКГЦ 16 октября. Как обычно на Фестивалях Владимира Резицкого, корни которых — в проводившихся самим Резицким «Международных днях джаза», программа включала не только концертные выступления. В фойе открылись выставки работ выдающегося московского фотографа Павла Корбута и архангельских художников Ивана Тарутина и Юрия Габанова, публику внутри АКГЦ встречала игра архангельских музыкантов, разогревавших основную программу, и вообще аудитории скучать не давали. Надо отметить, аудитории стало заметно больше. Если в первые годы проведения фестиваля (2011-2013) зал Городского культурного центра бывал заполнен едва ли наполовину, то на фестивале 2015 года наконец накопилась «критическая масса» известности фестиваля в городских культурных кругах: слушатель, что называется, пошёл косяком.

Pro-live
Pro-live

И слушателю — а точнее, зрителю — в первом отделении концерта, в лучших традициях фестиваля, было предложено мультижанровое зрелище: театрально-танцевально-музыкальная постановка «PROсвет» в исполнении танцевального коллектива Pro-live. Архангельские хореографы Дмитрий Мельников и Анастасия Змывалова представили впечатляющее шоу в исполнении слаженного коллектива атлетичных дивчин и хлопцев в спортивных одеяниях, каковые одеяния не оставляли воображению почти ничего, так что автор этих строк почувствовал себя ну прямо как в родные 80-е годы. Танцевальное движение солистов и всего коллектива было построено вокруг зажигания и гашения множества различных осветительных приборов — синхронно и асинхронно, в соответствии с музыкальной фонограммой или в контрапункте к ней.

Kadri Voorand, Marek Talts
Kadri Voorand, Marek Talts

Собственно музыкальная программа началась со второго отделения — и это второе отделение смело можно было назвать открытием для российской аудитории крупного, действительно значимого имени стремительно растущей джазовой звезды из соседней страны. 28-летняя эстонская певица Кадри Вооранд (Kadri Voorand) — восходящая звезда европейского джазового вокала, самый молодой преподаватель джазового отделения Таллинской академии музыки и театра, которую вокалистка окончила всего три года назад.

Kadri Voorand, Marek Talts
Kadri Voorand, Marek Talts

Она успела также поучиться в Королевской музыкальной академии в Стокгольме и ряде джазовых школ в США, включая джазовое отделение Принстонского университета. В США она участвовала, совместно с саксофонисткой Тиа Фуллер и другими крупными мастерами, в записи альбома композитора Энтони Брэнкера «Dance Music» (2010), а в Эстонии она выпустила два альбома с квинтетом барабанщика Танела Рубена и несколько сольных работ, включая получивший отличную прессу дебютный альбом «Echo of the Feeling / Tunde kaja» (2009) и камерный «Kosmogooniline Etuud» (2912). В 2014 г. Игорь Бутман пригласил её участвовать в организованном им World Jazz Festival в Риге (Латвия). Кадри уже выступала в России, но главным образом на клубных сценах. Октябрьский же приезд стал настоящим прорывом Вооранд на российском рынке: сильный концерт в московском клубе «Эссе», выступление на джаз-фестивале в Саранске и мощный сет на Фестивале Владимира Резицкого показали нам совсем новую Кадри — уже не многообещающую дебютантку, а состявшегося артиста, зрелую певицу, умеющую создать насыщенное музыкальными идеями, эмоционально яркое и увлекательное музыкальное полотно весьма скромными средствами.

Kadri Voorand. Marek Talts

Она выступала в составе всего лишь дуэта (сама Вооранд — фортепиано, вокал, электроника; Марек Талтс — гитара), но этот мини-состав сразу прочно захватил внимание аудитории — и не отпускал до самого конца отделения, в течение которого Кадри провела слушателей через затягивающий лабиринт музыкальных состояний, настроений и эмоциональных оттенков самого разного свойства.

ВИДЕО: Кадри Вооранд и Марек Талтс на Фестивале Владимира Резицкого в Архангельске

Интересно, что эстонская певица комментировала своё выступление на русском языке (хотя и заглядывая в рукописную шпаргалку), в нескольких словах передавая содержание своих ярких авторских песен, написанных преимущественно на эстонском. Пожалуй, самым головокружительным моментом стало исполнение развёрнутого импров-саундскейпа («Шишков, прости: не знаю, как перевести…» © А.С.Пушкин) на русском языке.

Kadri Voorand, Marek Talts
Kadri Voorand, Marek Talts

Солнце русской поэзии помянут внутри скобок хотя и в шутку, но не случайно: Кадри выбрала для своей импровизационной звуковой поэмы стихотворение Александра Пушкина «Зимний вечер» («Буря мглою небо кроет…», 1825). Это чрезвычайно рискованный шаг… но риск оправдался сполна: Кадри развернула вокруг пропеваемых ей пушкинских строк такой невероятный водоворот цифровых задержек, звуковых петель и гипнотически-психоделических обработок собственного вокала, искусно подхваченных свободной импровизацией гитары Марека Талтса, что созданный ею музыкальный образ томительной зимней вьюги, заметающей бесконечные просторы Руси, определённо можно назвать одним из самых удачных воплощений русской поэтической классики в идиоме современной импровизации.

Kadri Voorand
Kadri Voorand

Финальный «роковый» номер с тяжёлой фанковой ритмикой — энергетический контрапункт к медитативному «пушкинскому» номеру — окончательно закрепил полное принятие эстонской певицы архангельской публикой. В финале разразилась такая овация, что Кадри спела бис — тончайшую, высокотехнологичную (пронзительно высокие ноты, которые цифровая обработка дублирует низкими звуками на октаву ниже основных) и при этом нежно-трогательную версию «Blackbird» Пола Маккартни с битловского «Белого альбома» 1968 г. Проняло до слёз.

Kadri Voorand, Marek Talts
Kadri Voorand, Marek Talts

Московскому трио Лебедев / Ревнюк / Кравцов, которое вышло на сцену в третьем отделении, выпала нелёгкая доля: завоевать аудиторию, эмоциональные арсеналы которой уже были сильно истощены мощным сетом Кадри Вооранд. И надо признать, что пианист Евгений Лебедев, басист Антон Ревнюк и барабанщик Игнат Кравцов достойно справились с этой нелёгкой задачей.

Евгений Лебедев
Евгений Лебедев

Программу дебютного альбома трио, «Открытые струны» («Open Strings», Butman Music, 2014), ваш корреспондент уже несколько раз слышал в исполнении большого состава, аналогичного тому, каким он записан (или большего): джазовое трио плюс струнный ансамбль. Так звучала программа на её премьере в Доме музыки в январе текущего года, так — при участии пензенского струнного квартета «Премьера» — москвичи играли этот материал на фестивале Jazz May в Пензе в мае, и так — с большой струнной группой оркестра Краснодарского музыкального театра на фестивале GG Jazz в Краснодаре в ноябре.

Евгений Лебедев, Антон Ревнюк, Игнат Кравцов
Евгений Лебедев, Антон Ревнюк, Игнат Кравцов

В Архангельске же тот же материал, сочинённый Евгением Лебедевым и Антоном Ревнюком, был исполнен составом фортепианного трио. И так, в полном обнажении конструкций каждой пьесы, с опорой только на собственные возможности и только на тембры классического джазового трио, этот материал прозвучал как-то совсем по-особому. Не вдаваясь в особые подробности, могу только подтвердить, что для автора этих строк трио Л. / Р. / К. подтвердило статус главного открытия 2015 года в российском джазе.

ВИДЕО: трио Лебедев / Ревнюк / Кравцов на Фестивале Владимира Резицкого — «No Tears» (Евгений Лебедев)

Весь второй день фестиваля, 17 октября, представлял собой «фестиваль в фестивале» — в этот день тур артистов известного британского авангардного лейбла «Leo Records фестиваль в России» приехал в Архангельск. В этом концерте принял участие вокальный квартет импровизаторов из Германии VoсColours, а также известный норвежский контрабасист нового поколения Стейнар Ракнес со своим новым проектом Arrvas — дуэтом, где с ним взаимодействует вокалистка Сара Мариэлле Гауп Беаска, специальность которой — «йойк», фольклорный вокал народа саами. В этом же концерте участвовал международный проект «Гардарика», во главе которого стоит выдающийся саксофонист и композитор Анатолий Вапиров (Болгария), а на фортепиано играет именитый нидерландский джазмен Майк Дель Ферро. Но об этом — во второй, заключительной части отчёта о фестивале на следующей неделе.

Архангельск, Фестиваль Владимира Резицкого: пора творческой зрелости. Часть I: открытия и победы: 2 комментария

  1. Замечательный фестиваль, масса восторженных впечатлений и приятных открытий! Очень радостно за Архангельск. Восхищает Тимофей Дорофеев!
    Замолвлю за дуэт Игоря Володина и Максима Некрасова, потому как слушала ранее эту программу в записи, но!!! музыка словно обнажилась «в гулкости красивого, но акустически сложного зала» бывшей лютеранской кирхи и без стыда звучала, очень откровенно, по- новому… исповедально! тема « Память» настолько тронула правдивостью чувств… там и нежность…. и мощь искрилась так, что в напряжении дух захватывало, накрывала волной… Наслаждалась прекрасной авторской « живой» музыкой; искренней, необманной ))
    Спасибо всем!

  2. Наталья, спасибо Вам за такие добрые, тёплые и красивые слова в адрес нашей музыки! Такие отзывы очень важны и нужны каждому творческому человеку! Помогают и жить, и творить! Особенно я Вам благодарен за строчки: «.. музыка словно обнажилась…без стыда звучала, очень откровенно, по- новому… исповедально!.» Мне иногда кажется, что в современной музыке столько новаторства и открытий, что места для откровений просто не остаётся…
    После просмотра видео из статьи, открыл для себя замечательное трио Лебедев/Ревнюк/Кравцов. По-настоящему «зацепили» яркой мелодикой и русским духом звучания, как мне показалось…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *