Архангельск, Фестиваль Владимира Резицкого: пора творческой зрелости. Часть II: фестиваль в фестивале

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

reportКак мы уже сообщали, 15-18 октября в Архангельске прошёл V «Фестиваль Владимира Резицкого», который его организаторы — продюсерский центр «Архангельск-джаз» — определяют как «фестиваль новой джазовой музыки и современного искусства». Начатый в 2011, фестиваль посвящён памяти саксофониста Владимира Резицкого (1946-2001) — первопроходца джазовой сцены Архангельска. Во главе центра «Архангельск-джаз» стоит гитарист и популяризатор джазовой музыки Тим Дорофеев: он играл в последних проектах Владимира Резицкого.

В первой части репортажа мы рассказали о первых двух днях программы фестиваля.

Весь фестивальный день 17 октября представлял собой «фестиваль в фестивале» — в этот день тур артистов известного британского авангардного лейбла «Leo Records фестиваль в России» приехал в Архангельск. В этом концерте принял участие вокальный квартет импровизаторов из Германии VoсColours, а также известный норвежский контрабасист нового поколения Стейнар Ракнес со своим новым проектом Arrvas — дуэтом, где с ним взаимодействует вокалистка Сара Мариэлле Гауп Беаска, специальность которой — «йойк», фольклорный вокал народа саами. В этом же концерте участвовал международный проект «Гардарика», во главе которого стоит выдающийся саксофонист и композитор Анатолий Вапиров (Болгария), а на фортепиано играет именитый нидерландский джазмен Майк Дель Ферро. Но обо всём по порядку.

Лео Фейгин и Елена Сергиевская
Лео Фейгин и Елена Сергиевская

Концерт открыл, совместно с бессменной ведущей фестиваля Еленой Сергиевской, глава лейбла Leo RecordsЛео Фейгин. Выросший в Ленинграде энтузиаст советского джазового авангарда (ну и вообще джазового авангарда, чего уж там: среди основных звёзд его лейбла — Сесил Тейлор, «Арт Ансамбль Чикаго», Энтони Брэкстон, Эван Паркер, Сан Ра, Мэрилин Криспелл, Жоэль Леандр и другие представители мировой сцены «новой импровизационной музыки») не скрывает, что ему интересен очередной виток развития «импров», начавшийся в новом тысячелетии. Раскручивая этот виток, Лео за последние годы выпустил не менее десятка альбомов с участием артистов сегодняшнего поколения российской новоджазовой сцены. Достойную роль в этой части каталога Leo Records занимает теперь, например, живая запись нового Трио Ганелина (тель-авивский пианист Вячеслав «Слава» Ганелин, московский саксофонист Алексей Круглов и архангельский перкуссионист/барабанщик Олег Юданов), сделанная на фестивале джазового авангарда в Шэньчжэне (Китайская Народная Республика) и выпущенная на двойном CD в роскошном «диджипаке» в качестве совместной продукции с китайским лейблом Old Heaven Books. Вообще Алексей Круглов в последние несколько лет стал своего рода новым лицом «русского каталога» Leo Records, играя теперь ту же роль, которую в этом каталоге в конце 1980-х играл пианист Вячеслав Ганелин.

Алексей Круглов, VoсColours и Тим Дорофеев
Алексей Круглов, VoсColours и Тим Дорофеев

Круглов вот уже четыре года выступает в роли организатора «Leo Records фестиваля в России», и неудивительно, что он участвовал и в его сценическом воплощении: в Архангельске он вышел к публике в качестве специального гостя вокального ансамбля VoсColours, который работает на западе Германии уже несколько лет и теперь успешно записывается для Leo Records. Два женских голоса — ученица прославленного Фила Минтона, вокалистка-импровизатор Бригитте Кюппер и поющая барабанщица кёльнской рок-группы The Absurd Гала Хуммель, и два мужских — Норберт Цаяц из Wuppertaler Improvisations Orchester и живущий в Дюссельдорфе уроженец украинского города Изюм, профессиональный математик и джазовый певец Юрий Гранкин — составляют на сцене некое «противоречивое единство», погружаясь в глубины импровизационной вокальной эксцентрики. Два года назад, после их первого выступления в Москве, автор этого репортажа описал их сценические амплуа так:

Норберт — эдакий шкодливый дедушка-клоун; Гала и Бригитте — каждая по-своему — прожжённые «ветеранши» неформальных молодёжных движений 80-х; российскому же зрителю, подозреваю, ближе всего образ Юрия — импозантный и галантный диктор областного радиокомитета, выступающий в качестве отвязного тамады.

ВИДЕО: VoсColours в Архангельске

В принципе, участники «ВокКолорз» за минувшие два года не сменили стратегию или направление. Они продолжают развивать эти же образы, но нельзя не заметить, что их уверенность в том, что они делают, окрепла. Отвязность стала отвязнее, неформальность — неформальнее и даже шкодливость ещё шкодливее, так что даже в привычном к авангардным направлениям музыки Архангельске германский квартет только что не напугал часть публики.

Константин Седовин, Алексей Круглов и VoсColours
Финал выступления германского квартета: специальный гость — архангельский вокалист Константин Седовин, Алексей Круглов и VoсColours

Впрочем, испуг длился недолго. Часть аудитории, преодолев его, с энтузиазмом следила за вокальной эквилибристикой квартета. Даже концептуальная пьеса «Страх перед духами», где вокалисты при поддержке Круглова, перкуссиониста Олега Юданова и продюсера фестиваля — гитариста Тима Дорофеева в каком-то тантрическом шаманском запале перечисляли на немецком и русском языках страхи, идиосинкразии и фобии современного человека, была принята в целом сочувственно, хотя отклики и аудитории, и — впоследствии — архангельской прессы были смешанными. Хочется поблагодарить за впечатляющую откровенность журналистку газеты «Архангельск» Елену Ионайтис, которая отлично описала в своём рассказе о выступлении немецких вокалистов («Ценителям джаза предложили лай») типичную реакцию неподготовленного слушателя, воспитанного на песенных формах популярной прикладной (танцы, фон, вождение, «под настроение») музыки:

На второй минуте происходящего у меня застучало в висках. Я оглянулась на зрителей. Кто-то сидел с воодушевлённым задумчивым видом. Кто-то вставал с кресел и уходил. Я же, когда все закончилось, ощутила облегчение.

В принципе, именно так неподготовленный слушатель и должен реагировать на то, что в мире, кроме удобно потребляемого массового продукта, есть ещё дразнящие, некомфорные, необычные формы художественного выражения, построенные на чём-то ином, нежели легкоусвояемые «приятные мелодии».

ВИДЕО: VoсColours в Архангельске

В третьем отделении «Лео-дня» играл дуэт из Норвегии, который называется Arrvas — это контрабасист / бас-гитарист Стейнар Ракнес и вокалистка Сара-Мариэлле Гауп Беаска, которая поёт «йойк», фольклорные песни народа саами.

Sara Marielle Gaup Beaska, Steinar Raknes
Sara Marielle Gaup Beaska, Steinar Raknes

 

Участник известного норвежского джазового трио Urban Connection (и, кстати, младший брат известной певицы Эльдбьёрг Ракнес), 40-летний Стейнар создал этот дуэт в прошлом году и уже выступал с ним как в самой Норвегии, так и в Японии и ряде других стран. Дуэт вырос из его сотрудничества с покойной звездой саамского фольклора Ингой Юусо: именно она, узнав о своей неизлечимой болезни, порекомендовала Стейнару обратить внимание на Мариэлле, и новообразованный дуэт отправился на гастроли в Японию вместо прежнего проекта Юусо — группы Skáidi. Мариэлле Гауп родом из саамского посёлка Гуовдагеайдну (по-норвежски — Кёутокейну) в северной Норвегии, на самой границе норвежского Финнмарка и финской Лапландии. Молодая певица — уже достаточно опытная исполнительница саамской (лапландской) музыки йойк, с большим количеством совместных работ с исполнителями других традиций — например, у неё есть совместный альбом с эскимосской (иннуитской) певицей Сильви Клутье, а в 2013 г. она выступала в одном проексте с российскими этно-музыкантами — тувинской вокальной группой «Чиргилчин».

Саами (традиционное русское название «лопари») — народ уральской языковой группы, населяющий север Скандинавии (части нынешних Норвегии, Швеции, Финляндии и российского Кольского полуострова) со времён, как минимум, позднего палеолита. Саами жили на своих землях уже семь — десять тысяч лет назад, т. е. как только север Скандинавии освободился от ледников. Считается, что их музыкальный фольклор, в условиях древнего племенного уклада доживший до нашего времени практически неизменным, представляет собой едва ли не древнейшую музыкальную традицию Европы. В целом йойк, как и многие другие древние музыкальные традиции, представляет собой набор коротких попевок, как правило — в рамках пятиступенного звукоряда (пентатоники). У каждого саами теоретически есть свой собственный напев йойк, унаследованный от старших. Прославленная великой Мари Бойне в 1980-90-е гг., саамская песенная традиция воспринимается европейцами как обычная песенная система, но на самом деле оригинальный йойк представляет собой своего рода короткий скэт — гармонично звучащий, но не имеющий словесного смысла слоговой напев. На европейский слух саамскую традицию отличает активное использование фальцетных нот, проскальзывающих в обычном грудном пении. Это напоминает отзвуки тирольского «йодля», грузинского «криманчули» или псковского «гойканья».

Marielle Gaup Beaska, Steinar Raknes
Marielle Gaup Beaska, Steinar Raknes

 

И если бы Мариэлле Гауп Беаска просто пела йойки, а Стейнар Ракнес им просто аккомпанировал на контрабасе, то это имело бы, вероятно, некую этнографическую ценность… но было бы слишком скучно для широкого слушателя. Но в том-то и дело, что норвежский дуэт идёт дальше.

Ну, то есть, вокалистка таки поёт йойки, а контрабасист им таки аккомпанирует — как акустическим звуком, так и записанными собственным контрабасом «петлями» с различными электронными обработками поверх. Но потом Мариэлле замолкает, продолжая совершать незамысловатые движения ручками вправо-влево (так похоже на наших эвенкийских или чукотских фольклорных артистов), а петь начинает… контрабасист. Причём поёт Стейнар — хриплым, «мужественным» голосом — никакие не йойки, а вовсе даже свои собственные авторские песни на английском языке, брутально-маскулинного содержания («про жизнь»), а по стилю нечто среднее между алко-рокером Ником Кейвом и мужественным кантри-идолом Уилли Нельсоном. А потом мужской и женский голоса чередуются. И даже иногда поют попеременно, через строчку. И Стейнар даже свистит или напевает подобие духового соло в… звукосниматель контрабаса! В общем, в запасе у дуэта много идей и трюков.

ВИДЕО: Arrvas в Архангельске

А пару раз между контрабасом и вокалом даже возникало импровизационное, практически джазовое взаимодействие, вот как во второй половине этой лихой пьесы «Touch My Soul».

ВИДЕО: Arrvas в Архангельске — «Touch My Soul»

И первые три, четыре, даже пять раз это прекрасно. Впрочем, архангельскую публику лихая энергетика норвежского дуэта проняла всерьёз. После седьмой пьесы даже вызывали на бис, и бис был исполнен!

А в финале вечера состоялось его главное событие: выступление проекта «Гардарика».

 «Гардарика»: Майк Дель Ферро, Сергей Старостин, Анатолий Вапиров, Антон Горбунов, Юрий Парфёнов, Олег Юданов
«Гардарика»: Майк Дель Ферро, Сергей Старостин, Анатолий Вапиров, Антон Горбунов, Юрий Парфёнов, Олег Юданов

Древнескандинавское название Руси («Страна городов») сделано именем этого коллектива не случайно. Его лидер — саксофонист, который в советском джазе ещё на рубеже 1970-80-х гг. был первопроходцем использования в импровизационной музыке славянских ладов, славянской (прежде всего южной, а точнее — болгарской) мелодики — см. его пластинку «Славянская мистерия» 1977 г. В начале 1980-х его новые работы подпольным образом попадали на Запад и были изданы на Leo Records в 1983Sentenced To Silence») и 1984 г. («Invocations»). И когда Анатолий Вапиров в 1987 переехал на родину предков, в Болгарию, стал там директором международного джазового фестиваля в Варне и членом болгарского Союза композиторов, его новые работы (в том числе и симфонические), как правило, были основаны опять-таки на славянской мелодике.

Анатолий Вапиров
Анатолий Вапиров

Но в проекте «Гардарика» Вапиров впрямую обращается к не к балканскому, а к русскому, более того — северному русскому фольклору: второе важнейшее действующее лицо ансамбля — великолепный мастер русского пения и знаток фольклора разных регионов страны Сергей Старостин. Продолжительная сюита Вапирова, которую исполнил проект «Гардарика», построена на мелодических моделях русских народных песен, подлинная ткань которых вплетена Старостиным в материал сюиты — как голосом, так и посредством игры на рожке и гуслях.

Сергей Старостин, Антон Горбунов, Анатолий Вапиров
Сергей Старостин, Антон Горбунов, Анатолий Вапиров

 

И голоса Вапирова и Старостина — инструменты и голос — далеко не единственные в «Гардарике». Вапиров использует свой июльский фестиваль в Варне, «Варненско лято», как кадровый резерв для своих проектов: интересно наблюдать, как музыканты, выступившие у него на фестивале, потом появляются в его авторских проектах. Так попал в «Гардарику» музыкант, которого раньше трудно было заподозрить в интересе к композиторскому этно-джазу, новоджазовой импровизации и т. п. — фьюжн-басист из Москвы Антон Горбунов, который, невзирая на стереотипы, показал себя в проекте Вапирова вполне чутким и полистилистичным партнёром, уверенно скреплявшим ритмогармонический вес музыкальной ткани — между универсальным джазовым пианистом из Нидерландов, тоже прошедшим варненскую сцену, Майком Дель Ферро, и архангелогородским барабанщиком-перкуссионистом Олегом Юдановым.

Mike Del Ferro
Mike Del Ferro

Наконец, ещё один инструментальный голос — ветеран советского джаза Юрий Парфёнов (труба, флюгельгорн, альтгорн). Выпускник музыкального училища во Фрунзе (ныне Бишкек) и Ташкентской консерватории, первопроходец советского этно-фьюжн в казахстанском ансамбле «Бумеранг» в 1980-е, ветеран нескольких составов Оркестра Олега Лундстрема, участник авангардного «Три О» Сергея Летова и новоджазового «Оркестра Московских Композиторов», постоянный музыкальный партнёр продюсера-композитора Алекса Ростоцкого в его ориентальных фьюжн-проектах 1990-2000-х гг., Парфёнов впервые работал с Анатолием Вапировым ещё во второй половине 1990-х, опять-таки на Варненском фестивале.

Сергей Старостин, Анатолий Вапиров, Юрий Парфёнов
Сергей Старостин, Анатолий Вапиров, Юрий Парфёнов (с альтгорном)

Его огромный опыт использования в джазовой импровизации экзотических, чаще всего восточных звукорядов и интонаций внёс особую, пряную краску и в звучание «Гардарики», ставшее ещё одним из самых сильных музыкальных переживаний автора этих слов за последние месяцы.

ВИДЕО: «Гардарика» в Архангельске

Автор планирует завершить рассказ о Фестивале Владимира Резицкого 2015 года до… конца 2015 года и смиренно благодарит читателей за терпение, а организаторов фестиваля — также и за их гостеприимство.

Архангельск, Фестиваль Владимира Резицкого: пора творческой зрелости. Часть II: фестиваль в фестивале: 1 комментарий

Добавить комментарий для Iouri Grankin Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *