Марина Виноградова: «Вокальное восхождение. Путевые заметки». Часть вторая

infraОт редакции. Одной из самых востребованных специальностей в джазовой музыке всегда был и остаётся вокал. Именно певцы зачастую становятся своего рода связующими мостиками между музыкой и обычным человеком, делая из него слушателя. Каждый человек в своей жизни хоть раз пытался петь. Однако достичь вершин вокального ремесла дано немногим. Впрочем, говорить о данности, пожалуй, не вполне корректно. Так или иначе, за каждым голосом стоит определённый путь, пройденный его обладателем. При этом под словом «голос» следует понимать не только тембр, привязанный к некоторому диапазону, а гораздо более сложный комплекс, включающий множество элементов: индивидуальность, эмоциональный опыт и даже мировоззрение. Человека, решившего стать певцом, ждёт по сути бесконечное количество ступеней посвящения на пути к недостижимому совершенству. Московская певица Марина Виноградова — одна из тех, кто осмелился начать этот путь. Она согласилась подробно рассказывать в своей мини-рубрике на страницах нашего издания о том, какой опыт ей удалось приобрести, обучаясь вокалу в России и за рубежом. Предлагаем вашему вниманию вторую часть её путевых заметок (первую см. в «Полном Джазе 2.0» от 1 апреля).


Марина Виноградова
фото из архива автора
MV

Начать вторую часть своего повествования мне бы хотелось со слов благодарности моим читателям. Я получила множество откликов и пожеланий. Людей интересуют подробности и технологии обучения. Попробую кратко ответить на часть вопросов.

Поскольку вокальный лагерь в Лос-Анджелесе (см. первую часть моих путевых заметок) работал всего две недели (это норма для интенсивно работающей и сильно занятой Америки, где взять отпуск — большая проблема), да я к тому же была поражена другой музыкальной культурой, то для меня всё прошло в некотором тумане. Или в розовых очках. Отличия от российской практики были во всём, начиная от разделения сфер ответственности и задач между разными вокальными педагогами и заканчивая ежедневным фитнесом, специально «заточенным» под вокалистов. Для меня было непривычно, что мной фактически занимались одновременно пять педагогов.

Во-первых, это был сам Сет Риггс, который задавал общее направление и находил каждому его собственную «фишку». Не секрет, что в отличие от классической музыки, где исполнитель должен быть универсальным, что зачастую приводит к обезличиванию и «отбыванию повинности» на работе в оркестре, в современной музыке твоя ошибка зачастую превращается в твою изюминку. Как не бывает идеально красивых людей, так не бывает идеальных исполнителей. «Неправильности» делают человека неповторимым, как, например, специально зажатый голос.

Во-вторых, это был Сатьям Патель, который ежедневно интенсивно, очень внимательно и очень требовательно занимался со мной техническими моментами, а именно дыханием, фразировкой, динамикой, артикуляцией, сглаживанием регистров и стилевыми особенностями. В каждом стиле есть свои нюансы. Часто мастера одного направления при попытке сделать что-то в другом стиле не уделяют должного внимания его особенностям и закономерно терпят неудачу. Но то, насколько пристальное внимание уделяют отработке стиля американские педагоги, было для меня необычно.

Кроме того, обязательной частью работы над артикуляцией является воспитание ритмической культуры вокалиста. К сожалению, многие педагоги не уделяют должного внимания работе с ритмом. В этом есть вина и наших студентов, которые зачастую не дают себе труд даже выучить текст наизусть. А говорить о ритме, артикуляции или интонировании, когда текст читается с экрана телефона, просто несерьёзно. Многие вокалисты, практикующие работу с «минусáми» (то есть с фонограммой аккомпанемента), привыкают на них «висеть». То есть они совершенно не уделяют внимание внутренней пульсации и ритму, всецело полагаясь на эту «палочку-выручалочку». Но, как правило, первый же опыт работы с живым составом у таких вокалистов оказывается разочарованием. Ведь они привыкли думать, что за ритм отвечает барабанщик, басист, гитарист — да кто угодно, только не вокалист, он ведь творческая личность, «поёт как дышит».

Но в американской традиции вокалист —это нечто большее, чем просто инструменталист. Как правило, он владеет на неплохом уровне как минимум одним инструментом (можно вспомнить Мадонну, начинавшую барабанщицей в группе Breakfast Club, и Стиви Уондера, который сам записал партии всех инструментов для одного из своих альбомов, и это скорее правило, чем исключение). Поэтому и требования к нему выше. Он должен настолько хорошо знать темп, пульс и ритм своей песни, что ни одна даже очень плохая ритм-секция не сможет его сбить…

Возвращаюсь к рассказу о педагогах.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о педагогах, ответ на вопросы об организационных и финансовых особенностях поездки… 

3) Мишель Уэйр, которая занималась исключительно джазовой импровизацией. Она учила, как строить импровизационную линию, как фразировать, как использовать «пространство и время» в композиции, какие слоги лучше использовать для скэта.

4) Педагог по бэк-вокалу. Не секрет, что в вокальном ансамбле очень важно умение быть в балансе, а именно: а) знать свою партию настолько хорошо, чтобы не быть сосредоточенным на ней, а контролировать, что происходит в ансамбле; б) уделять особое внимание балансу громкости. Если один будет чуть громче, другой чуть тише —аккорда не будет! в) уделять внимание интонированию — а то опять-таки аккорда не будет; г) уделять внимание ритму… аккорда не будет! д) уделять внимание совместным взятиям и снятиям аккорда…

5) Даже ежедневные занятия фитнесом были направлены на то, чтобы разогревать, развивать и укреплять важные для вокалистов мышцы и учить не сбивать дыхание во время выступления . В Америке этому уделяется ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ВНИМАНИЕ. Начиная от Бейонсе, которая ежедневно пробегает милю во время вокальных занятий, и заканчивая постановщиками шоу, которые всегда облегчают танец во время сложных вокальных партий.

Резюме: несмотря на краткость занятий в лагере, они были весьма насыщенными, и меня поразило отличие технологий. В России это, как правило, несколько влюблённых в своё дело энтузиастов, как правило — бессребреников, которые пытаются научить тебя всему, что они знают. В Америке это команда узконаправленных специалистов, каждый из которых отвечает исключительно за свою область, и в результате, за счёт разделения функций, всё получается более качественно, насыщенно, результативно и понятно.

Ещё меня просили написать про организационные и финансовые вопросы.

Надо заметить, что Seth Riggs Camp происходил у меня в благословенные времена, когда доллар был по 28 рублей, а возможностей заработать было гораздо больше. Хочу напомнить старую поговорку: кому не надо — ищет поводы, кому надо — ищет возможности. Хотя сумма 4500 долларов (плюс перелёт и проживание) и тогда была не маленькая, но мне было гораздо интереснее получить новые знания, а не купить кредитную машину «круче чем у соседки по офису». Если вам действительно это интересно, вы можете найти всю информацию по вокальному лагерю Сета Риггса, стоимости, скидках и т.д. на его сайте.

Несмотря на столь замечательный опыт, мне хотелось большего, потому что система Риггса рассчитана в основном на англоязычный вокал и к тому же на воспитание именно вокалистов, а мне хотелось быть Музыкантом. И тут знакомые мне рассказали про Berklee 5-Week Summer Program — пятинедельную летнюю программу колледжа Бёркли.

Кто из российских музыкантов не слышал про легендарный колледж Бёркли?

Один из залов Berklee College of Music
Один из залов Berklee College of Music

Я подозреваю, что легенд, мифов и фантастических историй про него ходит столько же, как и про Америку во времена железного занавеса. И когда мне рассказали про возможность попасть на летнюю программу Бёркли, естественно, я загорелась. На семейном совете мы решили, что «кредитный БМВ ещё подождёт». Я заняла денег у родственников и с головой ринулась в этот проект.

Надо заметить, что не всё было так гладко. Тогда я была руководителем вокального секстета «Пикабу», и мы должны были ехать на гастроли в Лондон. И всё бы хорошо, но работа английской визовой службы не заслуживает ничего, кроме нецензурных слов, которые я, как приличный человек приличным людям, писать не стану. Получилось так, что наши паспорта «зависли» в английском посольстве. Мы ждали информации неоправданно долго. В то же время мне нужно было оформлять визу в США. Всё было в порядке, за исключением застрявшего в английском посольстве паспорта. Из-за этой необоснованной задержки (не буду упоминать убытки, на которые «попали» организаторы гастролей), я хоть и приехала в последний момент на пятинедельную программу, но не успела к началу. Но я и предположить не могла, насколько эти пять недель изменят мою жизнь!..

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *