Фестивали этого лета. Пять лучших актов юбилейного 50-го Montreux Jazz Festival (Швейцария)

Соня Соколова
Фото: официальный сайт фестиваля
AS

reportРанее в «Полном Джазе 2.0»: 50-летие Montreux Jazz Festival, или как джаз-фестиваль стал градообразующим предприятием (Соня Соколова)


Montreux Jazz Festival 2016 (photo © Alex Klug)
Montreux Jazz Festival 2016 (photo © Alex Klug)

Программа юбилейного 50-го Montreux Jazz Festival в Монтрё (Швейцария), одного из крупнейших и при этом старейшего джаз-фестиваля Европы, воплотила все ожидания и все мыслимые клише: концерт-посвящение основателю фестиваля Клоду Нобсу (1936-2013), трибьюты великим мастерам джаза и поп-музыки — от Майлза Дэйвиса и Нины Симон до Принца и Дэвида Боуи, — а также трогательные ученические сессии и бесшабашные мастер-классы сопровождали нас две недели. Публике это пришлось по душе: за две недели на берегах Женевского озера собралось более 240 тысяч любителей музыки — при этом 95 тысяч из них купили билеты на большие шоу, а остальные посещали концерты, лекции и конкурсы на 11 открытых площадках. Более 3/4 шоу в главных залах Stravinsky и Miles Davis Hall вывесили таблички «sold out» (распродано).

Флагманским шоу Монтрё стал ретроспективный гала-концерт под руководством Куинси Джонса. Знаменитый продюсер на протяжении всего вечера приглашал на сцену коллег и друзей, не делая разницы между молодыми исполнителями и мэтрами. Он запросто представлял их «мой брат Джон Батист» (Jon Batiste), «мой друг со времен до изобретения электричества Эл Джарро» — этот трогательный конферанс сообщал всему вечеру некоторую камерность и уют. Даже старенький Джарро, которого выводили на сцену под руки, сиял и раскланивался, когда зал устроил ему овацию после исполнения эллингтоновской «I’m Beginning To See The Light» в аранжировке прославленного джазового оркестровщика Винса Мендосы (Vince Mendoza), замедленной раза в два. Чествование мэтров — обязательная составляющая программы, сам факт выступления здесь важнее его содержания.

На протяжении двух недель таких «мемориальных концертов» было довольно много: в Монтрё блеснула великолепная Патти Остин (Patti Austin), выступившая в честь 100-летия Эллы Фицджералд, сыграли по отдельному сету большой любитель свинга Мик Хакнолл (Mick Hucknall), 82-летний гуру регги Эрнест Ранглин в компании нигерийского перкуссиониста Тони Аллена и, разумеется, посол джаза ЮНЕСКО — джазовый пианист и композитор Хэрби Хэнкок. Мы расскажем о самых интересных концертах, которые привлекли наше внимание.

Montreux Jazz Festival 2016 (photo © Alex Klug)
Montreux Jazz Festival 2016 (photo © Alex Klug)

Акт первый

Iiro Rantala, Ulf Wakenius
Iiro Rantala, Ulf Wakenius (photo © Marc Ducrest)

Финский пианист Ииро Рантала (Iiro Rantala) и шведский гитарист Ульф Вакениус (Ulf Wakenius), добрый десяток лет игравший с легендарным пианистом Оскаром Питерсоном (Oscar Peterson), превратили свое шоу в набор трюков. Пара начала с витиеватого вступления, в ходе которого рассыпала целую груду мелких пиццикато и стаккато — словно стеклянные шарики прыгали по звонкой поверхности. Все это богатство перетекло в регтайм, который постепенно скатился в атональную смешную возню, а затем трансформировался в барочную классику. Это дуэт с чувством юмора!
— Сейчас мы исполнили для вас колыбельную для детей под названием «Shit Catapult», — продолжил Ииро невозмутимо. — Просто у меня довольно-таки адские дети!
Прекрасную балладу Ииро посвятил памяти шведского коллеги Эсбьёрна Свенссона, джазового революционера начала прошлого десятилетия. Оба — и Рантала, и Вакениус — принимают участие в проекте памяти его E.S.T. Symphony, и когда звучит нежная и трогательная «Tears For Esbjörn», на глаза наворачиваются слезы.

Iiro Rantala, Ulf Wakenius
Iiro Rantala, Ulf Wakenius (photo © Marc Ducrest)

Каждый джазовый музыкант обходится со стандартами по-своему. Рантала без стеснения заявляет: «Когда я был студентом Академии Сибелиуса, я обожал бесить своего преподавателя. Особенно я любил корёжить стандарты. Всё это у него вызывало массу возмущения — и вот вам то, что доставало его в моём исполнении больше всего!» После чего исполняет хрестоматийные «Giant Steps» Колтрейна, разворачивая под конец целое попурри из колтрейновских тем.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о 50-м фестивале в Монтрё 

Ещё один номер, который не может не запомниться, — головокружительно сложная композиция «Breakfast In Baghdad», которую Ульф Вакениус три года назад исполнял вместе с корейской вокалисткой Юн Сун На. Попробуйте послушать эту композицию и представить, что вместо вокала звучит гораздо более богатый гармонический инструмент. Звучит завораживающе.

Iiro Rantala, Ulf Wakenius
Marc Ducrest)» Iiro Rantala, Ulf Wakenius (photo © Marc Ducrest)

На протяжении композиции дуэт не ускорял темп — он просто наращивал плотность звука, развивая композицию до мощных крещендо. Если в начале концерта Рантала придерживался манеры «джазовое исполнение академического произведения», то сейчас он куда ближе к арт-року.
Объявляя свое соло, Ульф с удовольствием вспоминает Оскара Питерсона, с которым играл в Монтрё, и начинает композицию с романтичного вступления из «Once Upon a Time in America». А в финал вдруг вылетает «Smoke On The Water», написанная, напомним, по случаю пожара именно на джаз-фестивале в Монтрё. Рантала снова за роялем, и теперь — очередь его соло. Дробные стаккато предваряют основную часть композиции, но дальше — сюрприз: пианист кладет на струны мягкую ткань, отчего они звучат чуть приглушённо, ближе к звуку акустической гитары или клавесина. А в верхнем регистре остались не зажатые, сочные свободные ноты, поэтому инструмент звучит как дуэт струнных и фортепиано.

В финале дуэт исполнил пару композиций джаз-фанковой группы Stuff — в 1976 они выступали в Монтрё. Два хита — «Stuff» и «Love the One You Are With» — прозвучали в причудливых аранжировках. Дуэт откланялся и отправился подписывать пластинки, и через 10 минут весь тираж привезенных CD и винила уже улетел.
СМОТРЕТЬ ВИДЕОЗАПИСЬ КОНЦЕРТА ЦЕЛИКОМ

Акт второй

A Bu
A Bu (photo © Daniel Balmat)

А Бу (A Bu) — 16-летний китайский пианист, участник проекта Игоря Бутмана «Будущее джаза» в Зале Чайковского в ноябре прошлого года и победитель прошлогоднего конкурса пианистов в Монтрё (Parmigiani Montreux Jazz Solo Piano Competition), — наследник классической европейской школы. Игра А технически безупречна и не несёт на себе никаких отпечатков китайской культуры — напротив, обнаруживает явное тяготение музыканта к Belle Époque. А Бу не только виртуозно исполняет стандарты, но и пишет довольно изящные собственные композиции. Он начал концерт со своего произведения «Remember The Snow» и самокритично предупредил:
— Надеюсь, что сольный фортепианный концерт — это не очень скучно, и вы не заснёте.

A Bu
A Bu (photo © Daniel Balmat)

Витиеватые, прихотливые, респектабельные — А Бу одну за другой показывает нам вещи со своего нового (уже третьего по счету) альбома «Memories Of Love», и каждая из них по-своему свежа и интересна. «What I Did For Love» напоминает баллады Брайана Ферри; экспрессивная вещь, которую музыкант посвятил другу Марку, нам уже известна — он играл её в прошлом году на конкурсе. У пианиста есть, пожалуй, только один недостаток — он любит к месту и не к месту завершать композиции каденциями в стиле «Спокойной ночи, малыши».
Но самое интересное происходило тогда, когда была закончена основная программа. Как будто А Бу себя отпустил и разрешил себе пуститься во все тяжкие. Он играет регтайм и блюз, цитирует американскую киноклассику и самозабвенно подпевает собственной игре. Пожалуй, ради этого эпизода стоило увидеть весь концерт.
СМОТРЕТЬ ВИДЕОЗАПИСЬ КОНЦЕРТА ЦЕЛИКОМ

Акт третий

Ernest Ranglin and Friends
Ernest Ranglin and Friends (photo © Daniel Balmat)

Гуру регги Эрнест Ранглин (Ernest Ranglin), 84-летний гитарист-легенда из Ямайки. Заслугам и регалиям этого музыканта можно посвятить пару глав в истории мировой музыки, но и состав, с которым нынче выступает Ранглин, весьма силён. За барабанами в этот вечер сидел 76-летний пионер афробита Тони Аллен (Tony Allen), на саксофонах — прославленный британский джазмен Кортни Пайн (Courtney Pine), на басу — американский трюкач Айра Коулман (Ira Coleman), за фортепиано — Алекс Уилсон (Alex Wilson). Состав дополнил колоритный сенегальский мультиинструменталист Шейх Ло (Cheikh Lo).

Ernest Ranglin, Ira Coleman, Courntney Pine
Ernest Ranglin, Ira Coleman, Courntney Pine (photo © Daniel Balmat)

Под залихватский прогулочный бибоп и даб группа приветствовала Ранглина — он появился на сцене, сухой и ужасно напоминающий Магистра Йоду. Программа вечера состояла из залихватски сыгранных ска и регги-стандартов, хитов самого Ранглина, вроде знаменитой «Surfin», а также пары композиций, написанных Ло и, аранжированных всем составом. Мэтр с удовольствием делегировал коллегам ведение основных партий, чаще появляясь на авансцене с каким-нибудь заковыристым соло, в ходе которого он запросто мог поменять гармонию и темп. По энергии, харизме и технике в этот день явно лидировали Пайн и Аллен, оттянувшие на себя все внимание публики. Но великолепный финальный номер все расставил по местам: это не просто Ranglin & Co., это группа равновеликих музыкантов и хороших друзей.

Tony Allen, Ernest Ranglin, Courney Pine on EWI
Tony Allen, Ernest Ranglin, Courney Pine on EWI (photo © Daniel Balmat)

СМОТРЕТЬ ВИДЕОЗАПИСЬ КОНЦЕРТА ЦЕЛИКОМ

Акт четвёртый

Marcus Miller
Marcus Miller (photo © Damien Richard)

Композитор, аранжировщик и мультиинструменталист Маркус Миллер (Marcus Miller) — один из ключевых хэдлайнеров и старинных друзей Монтрё. Любимый в всем мире бас-гитарист принимал участие в записи более 500 альбомов, его приглашают к работе Эрик Клэптон, Джордж Бенсон, Арита Франклин, Пол Саймон и Брайан Ферри — и, конечно же, главную роль в его жизни сыграл Майлз Дэйвис (Miles Davis), для которого Миллер спродюсировал, в частности, хрестоматийный альбом «Tutu». Миллер — один из самых горячих поклонников и новаторов джаз-фанка, и именно это жанр стал основой его сольной карьеры, принеся ему две Grammy.
В этом году Маркус Миллер отметил 35 годовщину на сцене Montreux Jazz Festival, представив новый альбом «Afrodeezia» — дань своей гуманитарной миссии в качестве посла доброй воли ЮНЕСКО и спикера международной миссии Slave Route Project. Об этом альбоме Миллер рассказал следующее:

— На моем альбоме «Renaissance» есть пьеса под названием «Gorée». Она была написала после нашей поездки на остров Гори, в ходе которой я посетил музей под названием La Maison Des Esclaves — «Дом рабов». Это здание, в котором работорговцы держали захваченных в Африке людей — мужчин, женщин и детей, набив их в крохотные комнаты, одного поверх другого, как зверей. В конце концов их по одному выпускали через дверь, которая вела к трапу корабля. Эта дверь называлась «Дверь невозврата», и все рабы знали, что это дорога в один конец.
Я написал эту мелодию о том, как я чувствовал себя, стоя там, в доме рабов. Как я работал над мелодией, я был поражен идеей, что «Дверь невозврата» символизирует собой не только историю африканского рабства, но, в определенном смысле, также и начало нашей, афроамериканской истории.
Таким образом, вместо того чтобы сделать песню о гневе и боли, я решил сделать целый альбом-путешествие о способности человека оставаться сильным и живым даже в ужасных ситуациях. Я записывал его по всему миру и использовал инструменты из регионов, которые изучал.

Marcus Miller
Marcus Miller (photo © Damien Richard)

Далее прозвучала мощнейшая по силе воздействия композиция с этно-перкуссией «B’s River», в ходе которой Миллер использует попеременно народный африканский инструмент гембри и щемящий саксофон. Но вот настроение меняется, и композитор предложил вспомнить лихие времена лейбла Motown: Майкл Джексон, Дайана Росс, Смоуки Робинсон, кадиллаки и прокуренные бары. «Вы хорошо узнаете этот стиль, есть даже вещи, которые вы узнаете с одного аккорда или даже с двух нот». Ну конечно, узнаем — это «Papa Was a Rollin’ Stone»!
Очень правильное решение — напомнить о себе не только как о великом басисте. В концерте возникает потрясающий момент — Миллер берет кларнет, к нему присоединяются Алекс Хэн (Alex Han) на саксофоне и Расселл Ганн (Russell Gunn) на трубе — получается мощная и красивая духовая секция.

Marcus Miller
Marcus Miller (photo © Damien Richard)

На протяжении концерта Миллер тепло говорил о старых временах и любимых друзьях, вспоминал Майлза Дэйвиса и исполнил его «Jean-Pierre», и даже сыграл на бис забытый номер из времён, когда он играл в гастрольной группе Дэйвиса, «Frankenstein» — он помнит всех, и он благодарен этой памяти. И сам Миллер — куда более серьёзное музыкальное явление, чем все его дуэты и коллаборации.

Акт пятый

Manu Katché
Manu Katché (photo © Marc Ducrest)

Французский барабанщик и композитор родом из Кот-д-Ивуара Ману Каче (Manu Katché) — музыкант с огромным сессионным стажем, его манера лидера — поддержка и равноправие. Поэтому на его концерте простора для самовыражения хватит всем: саксофон Рафаэлле Казарано (Rafaelle Casarano) и труба Луки Акино (Luca Aquino) — словно два пути, которые расходятся, чтобы снова сойтись у одного порога. А фортепиано Джима Уотсона (Jim Watson) — это ещё один самостоятельный путь, ещё одна долгая красивая история, полная импровизации и воздуха.

Manu Katché
Manu Katché (photo © Marc Ducrest)

Сольная партия Ману звучит только в финале — но она головокружительно сложна и прекрасна. В сети есть видео прошлогоднего выступления Ману в Монтрё с другим составом — на нем видно, что общие принципы игры он сохраняет.

А в полночь состав Ману Каче встретился на одной сцене с ансамблем израильского трубача Авишая Коэна, чтобы до пяти утра играть самый невероятный, сложный и головокружительный джем, какие только бывают в Монтрё.
СМОТРЕТЬ ВИДЕОЗАПИСЬ КОНЦЕРТА ЦЕЛИКОМ

Фестивали этого лета. Пять лучших актов юбилейного 50-го Montreux Jazz Festival (Швейцария): 1 комментарий

  1. Соня, спасибо огромное и за текст и за великолепные фото и видео иллюстрации!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *