Человек-эпоха. К 90-летию со дня рождения: саксофонист Джон Колтрейн (1926-1967)

NEW: Джазовый подкаст №718: новая серия «Coltraniana», выпуск 1 из 10

storyЭтот текст был опубликован в бумажном «Джаз.Ру» №5-2007, к 40-летию со дня смерти Джона Колтрейна. Впервые публикуется в сетевой версии нашего издания в актуализированной для 2016 г. версии. — Ред.

23 сентября 2016 исполнилось 90 лет со дня рождения саксофониста Джона Колтрейна — музыканта, без которого современная импровизационная музыка была бы совершенно иной. Изыми Колтрейна из истории джаза — получится совершенно другая история, и совершенно иной джаз. В столетней истории жанра всего несколько имён такого масштаба: Луи Армстронг, Дюк Эллингтон, Чарли Паркер, Майлз Дэйвис…

И Джон Колтрейн.

Почти полвека, прошедшие после смерти Колтрейна, пока так и не произвели на свет фигуры сопоставимого масштаба. Пять десятилетий вершинные достижения в джазе измеряются степенью приближения к уровню Колтрейна. И это не только уровень техники игры, как иногда кажется молодым музыкантам — хотя Колтрейн и поднял технику игры на саксофоне на небывалый дотоле уровень. Это духовный уровень, уровень того содержания музыки, которое не описывается технологическими терминами и не может быть отражено в нотных записях. Это магия, которая и делает музыку — музыкой, высшим проявлением человеческого духа, а не просто упорядоченным набором звуков разной высоты. К сорокалетию ухода из жизни Джона Колтрейна мы попытались очертить жизненный путь великого джазового волшебника. Искренне надеемся, что эти материалы окажутся полезны и тем, кто давно и хорошо знает музыку Трейна, и тем, кто только открывает для себя его творчество.

John Coltrane
John Coltrane

Михаил Сапожников MS

Магия звука Колтрейна: ступени

Колтрейн чувствовал, что музыка — это Вселенная… подобно тому, как смотришь на звёзды на небе и знаешь, что за звёздами, которые ты видишь, находится гораздо больше невидимых звёзд. Все, что можно было сказать — Колтрейн сказал.
Маккой Тайнер

Для меня он был ангелом, сошедшим на землю.
Элвин Джонс

Гениальный музыкант двадцатого столетия, саксофонист и композитор Джон Колтрейн был ключевой фигурой в истории джаза. Творчество Колтрейна оказало огромное влияние на развитие мировой музыки в целом, и это влияние не ослабевает и сейчас, спустя 49 лет после его смерти.

Впервые я услышал звук саксофона Джона Колтрейна 59 лет тому назад. В 1957 г. я учился в десятом классе и готовился к поступлению в Московский физико-технический институт, а вечерами регулярно слушал передачи Уиллиса Коновера «Time for Jazz» по «Голосу Америки».

И вот как-то я не успел к началу очередной передачи. Быстро настраиваюсь на нужную волну… и слышу пронзительно печальный, потусторонний звук трубы, мгновенно создающий атмосферу какой-то глубокой, отрешенной меланхолии. Тихий звук трубы, приглушённый сурдинкой, медленно затухает и исчезает… и вдруг происходит резкий, неожиданный и короткий взрыв — громкие фанфары, производимые одновременно трубой, саксофоном, фортепиано и барабанами.

А потом… потом появился невыразимо прекрасный, магический звук саксофона — одновременно грустный и величественный, жёсткий, эмоционально напряжённый, устремленный ввысь, в таинственную бесконечность. Изысканное, изобретательное соло саксофона заканчивается, опять вступает на короткий момент печальная труба, резко контрастирующая с саксофоном, и пьеса завершается.

Ничего подобного я раньше не слышал. Было это более полувека тому назад, а я помню тот восторг, который меня охватил, как будто это было только вчера. Жду с нетерпением, что скажет Уиллис.

И Уиллис, медленно, тщательно выговаривая каждое слово, торжественно объявляет на своём «специальном английском»: «’Round Midnight!… The Miles Davis Quintet. Miles Davis on trumpet, John Coltrane on tenor saxophone, Red Garland on piano, Paul Chambers on bass, «Philly» Joe Jones on drums».

Это была запись с новой пластинки «’Round About Midnight» знаменитого квинтета Майлза Дэйвиса с Джоном Колтрейном. Изумительная композиция Телониуса Монка, исключительно оригинальная аранжировка Гила Эванса, великолепное исполнение квинтета Дэйвиса, и в результате — абсолютный шедевр.

Почему я люблю музыку Джона Колтрейна? Попытаюсь объяснить.

Как физик, много лет изучающий резонансное взаимодействие лазерного излучения с веществом, могу точно сказать, что в основе моего восхищения музыкой Колтрейна лежит резонанс.

Магический звук его тенора, фразировка, интонации, сплав напряженных эмоций и интеллекта, высочайшая духовность его музыки, устремленной в космос — всё это я чувствую. Это вызывает в моей душе резонанс.

Сейчас я собрал практически всю музыку, записанную Джоном Колтрейном. И мне хочется рассказать о жизни и творчестве этого гениального музыканта.

John Coltrane
John Coltrane

ДАЛЕЕ: подробный очерк о жизни и творчестве Джона Колтрейна 

Детство и юность

Джон Уильям Колтрейн родился 23 сентября 1926 г. в городке Хэмлит в штате Северная Каролина. Его мать, Элис Гертруда Блэйр, была дочерью преподобного Уильяма Блэйра — пастора Африканской методистской епископальной церкви Сиона. Отец Джона, Джон Роберт Колтрейн, был сыном другого пастора этой церкви — Уильяма Колтрейна.

Через несколько месяцев после рождения Джона, в конце 1926 г., его семья переехала в соседний город Хай Пойнт к Уильяму Блэйру, где они стали жить вместе в большом двухэтажном доме пастора. Отец Джона был портным. Он был музыкально одарён и хорошо играл на скрипке, гавайской гитаре и кларнете.

Мать Джона занималась домашним хозяйством, она тоже была музыкальна, играла на пианино и пела. В доме постоянно звучала по радио музыка Дюка Эллингтона, Джимми Лансфорда, Луи Армстронга, песни Фрэнка Синатры, Эллы Фитцджералд и многих других. «Мы слушали всё подряд… и включали с Джоном радио в гостиной на всю громкость, чтобы было слышно на кухне», вспоминает Мэри Александер, двоюродная сестра Джона, с которой он был очень близок в детстве.

В 1932 г. Джон пошел в начальную школу. Когда Джону было 12 лет, в 1939 г., умер дед — Уильям Блэйр, через месяц неожиданно умер от рака его отец, а затем ушёл из жизни последний кормилец — дядя. Жизнь резко изменилась. Мать Джона вынуждена была пойти работать, затем, в поисках более подходящей работы, уехала в Атлантик-Сити, а Джон остался один заканчивать школу.

Впервые Джон начал учиться играть в любительском детском оркестре при церкви Св. Стефана осенью 1939 г. Первым инструментом Джона оказался альтгорн. Это получилось случайно: Джон пришел только на второе занятие, и все инструменты, кроме альтгорна, уже были разобраны. Но вскоре он переключился на кларнет. В сентябре 1940 г. директор средней школы им. Уильяма Пенна, где учился Джон, организовал школьный оркестр, и Джон стал первым кларнетистом.

В это же время Джон заинтересовался саксофоном. Он вспоминал:

— Я слушал джаз, особенно саксофонистов, начиная с ранних записей оркестра Каунта Бэйси с Лестером Янгом. И первым саксофонистом, оказавшим на меня влияние, был През [прозвище Лестера Янга — ред.]. Но первым моим саксофоном был альт, а не тенор. Я хотел играть на теноре, но кто-то посоветовал матери купить мне альт, потому что он был меньше и легче. Было это в 1943 году.
(«Колтрейн о Колтрейне», DownBeat, 29.09.1960).

Джон закончил школу в 1943 г. и в июне этого же года переехал в Филадельфию — в поисках работы и чтобы быть ближе к матери, которая работала в это время в Атлантик-Сити. Здесь он поступил в музыкальную школу Орнcтайна (Ornstein School of Music). Школу в 1940 г. основал Лео Орнcтайн (Лев Орнштейн), иммигрант из России, ученик Александра Глазунова. Учителем Джона по классу саксофона и теории музыки был Майк Гуэрра. Он был кларнетистом и играл иногда классическую музыку в Филадельфийском оркестре, но в то же время хорошо играл на альт- и тенор-саксофонах.

Гуэрра вспоминает о Колтрейне:

— Он был лучшим студентом в моем классе. Я писал сложные гармонические последовательности и специальные упражнения по хроматическим гаммам, и он был одним из немногих, кто выполнял задание практически на следующий день и играл всё на память. Было просто поразительно, как быстро он впитывал всё новое, чему я его учил, и постоянно стремился узнать еще больше.» (2).

Джон занимался в школе Орнcтайна около года и в это же время работал на сахарорафинадном заводе. Филадельфия тех лет была идеальным местом для начинающего джазового музыканта. В городе было множество джаз-клубов. Большие свинговые оркестры были очень популярны, и в них играли замечательные музыканты, большинство из которых, однако, никогда не записывались и поэтому были известны только в узких кругах.

Но во время войны популярность этих оркестров стала падать, и молодые музыканты уже стремились освоить радикально новую музыку, которая родилась в начале сороковых годов в Нью-Йорке, в гарлемском клубе Minton’s Playhouse, и получила название бибоп. Создали эту музыку пианист Телониус Монк, трубач Диззи Гиллеспи, барабанщик Кенни Кларк, гитарист Чарли Крисчен и альт-саксофонист Чарли Паркер.

В 1945 г. Джон впервые начал время от времени немного зарабатывать музыкой, вступил в профсоюз музыкантов и вместе c другим молодым саксофонистом, Бенни Голсоном, впервые услышал, как играет Чарли Паркер. Это случилось 5 июня в Филадельфии, на концерте квинтета Диззи Гиллеспи c Чарли Паркером, пианистом Элом Хэйгом, басистом Кёрли Расселом и барабанщиком Стэном Ливи. Виртуозная, совершенно новая манера игры гениального Паркера произвела на молодых музыкантов огромное впечатление. После концерта потрясенные Джон и Бенни пошли за кулисы взять автографы у Паркера. Так у Джона появился новый идол.

В 1945 г. Джона призвали на военную службу. Он прослужил на базе Военно-морского флота на Гавайских островах год (06.08.1945-11.08.1946). Здесь он играл на кларнете во флотском оркестре чернокожих музыкантов Melody Masters. Исследователи, знакомившиеся с его перепиской, считают, что уже к этому моменту Колтрейн получил прозвище Trane, Трейн, которым его будут звать коллеги-музыканты следующие два с лишним десятилетия.

Фото в личном деле матроса ВМФ США Джона Уильяма Колтрейна
Фото в личном деле матроса ВМФ США Джона Уильяма Колтрейна

Самая первая запись Колтрейна, которая была обнаружена сравнительно недавно [3], была сделана 13 июля 1946 г. на Гавайях (о-в Оаху). Белые музыканты пригласили Джона и чернокожего певца Бенни Пэйна на домашний джем-сешн и в течение одного часа записали четыре пластинки на 78 оборотов в студии радиостанции Вооруженных сил. Они никогда раньше не играли вместе, и запись была сделана без репетиций. Вещи для исполнения выбрал трубач Декстер Калбертсон, по-видимому, обсудив их с Колтрейном. Он же сделал все аранжировки. Композиции отражали наиболее современный репертуар бибопа, и четыре из восьми были непосредственно связаны с Чарли Паркером — «KoKo», «Now’s The Time», «Hot House» и «Ornithology» из репертуара Паркера и Гиллеспи.

Колтрейн солировал на альт-саксофоне на всех вещах. «Hot House» — единственная пьеса этого джема, которая была издана Rhino Records в бокс-сете «The Last Giant: Coltrane Anthology» в 1993 г. Влияние Паркера на соло Колтрейна очевидно. Колтрейн говорил об этом: «Я играл на альте до 1947 г. и находился под влиянием Чарли Паркера. Когда я впервые услышал, как Бёрд играет, я был просто сражен наповал… я думаю, что Диззи Гиллеспи и Бёрд были первыми, кто побудил меня изучать музыку. Именно благодаря их работе я начал узнавать новое о… теоретических аспектах музыки» («Колтрейн о Колтрейне»).

Интересно, что Калбертсон, который был последователем Майлза Дэйвиса, осенью 1946 г. продемонстрировал Дэйвису эти записи, и Дэйвис был впечатлён игрой Колтрейна, которую он услышал впервые. Так состоялось первое заочное знакомство Джона с Майлзом, который через девять лет сыграл решающую роль в жизни Колтрейна.

Жизнь в Филадельфии (1946-1955)

Вернувшись после демобилизации в Филадельфию, Колтрейн, по-видимому, сначала вновь стал заниматься в классе Майка Гуэрры, но уже осенью 1946 г. продолжил занятия в студии Граноффа (Granoff Studios), где его обучение оплачивалось армией.

Директор студии — Айседор Гранофф (Исидор Гранов), родом из России — был скрипач. Студия, основанная им в 1918 г., в 40-е гг. стала одной из крупнейших музыкальных школ США, уступая лишь Джульярдской школе в Нью-Йорке и Институту Кёртиса в Филадельфии. Школа давала классическое четырёхгодичное образование.

Наставником Колтрейна стал легендарный преподаватель Деннис Сандоле. Он был гитарист и аранжировщик и играл в 40-е гг. в оркестрах Рэя МакКинли, Томми Дорси и Чарли Барнетта, а также писал музыку для фильмов в Голливуде. Сандоле с любовью вспоминал Колтрейна:

— Он занимался два раза в неделю и всегда прекрасно выполнял задания. Он был исключительно одарён. Я обучал его современной гармонической технике, которую можно использовать с любыми инструментами. За четыре года Колтрейн изучил все, что я написал и что было рассчитано на восьмилетнее обучение… и мы стали друзьями…

Учителем Колтрейна по классу саксофона был ученик Гуэрры Мэтью Растелли. Джон занимался на теноре и альте с Растелли раз в неделю в течение двух или трех лет. Растелли скромно оценивает свою роль:

— Я был просто средним музыкантом, зарабатывающим на жизнь преподаванием. Колтрейн… был музыкантом от природы. Когда мы только начали занятия, он совсем не мог читать ноты. Мы начали постепенно, и он очень быстро прогрессировал. Мне кажется, он не выпускал саксофон из рук весь день, да и спал вместе с ним. Сначала он выполнял обычное домашнее задание, а потом непрерывно играл джаз…

Вернувшись с флота, Джон окунулся в бурную музыкальную жизнь Филадельфии. Наступила эра бибопа. В городе было много великолепных молодых музыкантов: саксофонисты Бенни Голсон, Билл Баррон и Джимми Хит, пианисты Рэй Брайант и Рэд Гарланд, барабанщики «Филли» Джо Джоунс и «Спекс» Райт, композитор и трубач Кэл Мэсси и трубач Джонни Коулс. И совсем молодое, подрастающее поколение: трубач Ли Морган, пианисты Маккой Тайнер, Кенни Баррон и др.

Колтрейн начал играть на альте в разных джаз-клубах Филадельфии. Профессиональную работу ему впервые предложил Джо Уэбб в сентябре 1946 г. Это был танцевальный оркестр с блюзовой певицей Биг Мэйбел, игравший, по словам Колтрейна, в манере «ритм-энд-блюз или что-то вроде этого». После первых гастролей с этим оркестром Джон вернулся в Филадельфию, но уже в феврале 1947 г. вновь уехал на гастроли — с оркестром Кинга Колакса, по-видимому, в качестве первого альтиста.

В Лос-Анджелесе, во время гастролей, Колтрейн встретился с Чарли Паркером, который только что вышел из больницы Камарилло, где его полгода лечили после нервного срыва, вызванного героиновой зависимостью и алкоголизмом. И здесь в феврале 1947 г. Джон впервые играл с Паркером на джеме.

Колтрейн недолго играл у Колакса. В мае 1947 г. его пригласил в свой биг-бэнд замечательный саксофонист Джимми Хит. Родом из Филадельфии, он был всего на месяц младше Джона и, конечно, тоже был поклонником Чарли Паркера. В конце 1946 г. Хит организовал свой оркестр. «Я хотел, чтобы мой оркестр был похож на оркестр Диззи, и делал аранжировки многих вещей, исполняемых Диззи» — вспоминал Джимми.

В оркестре играли талантливые молодые ребята, боготворившие Паркера и Гиллеспи. В этом составе Джон играл до ноября 1948 г. Никаких записей оркестра Джимми Хита, к сожалению, не было сделано.

Джазовая жизнь в Филадельфии была очень оживленной, но таила в себе и опасность. Джон в течение многих лет после смерти отца жил один. Он стал много пить, курил до двух пачек в день, а в 1948 г. начал употреблять героин.

Примером для молодых музыкантов в этом отношении невольно стал их кумир Чарли Паркер. И хотя он публично не раз заявлял, что так хорошо играет совсем не из-за героина, большинство молодых музыкантов не верили ему. Фактически почти все джазовые музыканты, и белые, и чёрные, кто начал профессиональную карьеру в конце сороковых — начале пятидесятых годов, не могли избежать соблазна попробовать героин.

Очень часто это приводило к героиновой зависимости. И многих героин погубил. Чарли Паркер, Фэтс Наварро, Уорделл Грэй и многие другие известные музыканты умерли совсем молодыми. Майлз Дэйвис, Стэн Гетц, Декстер Гордон, Чет Бейкер, Сонни Роллинз и многие другие стали рабами героина.

Колтрейн не раз безуспешно пытался избавиться от героиновой зависимости с помощью алкоголя. И этот порочный круг подрывал его здоровье и тормозил его профессиональную карьеру. Джимми Хит, который стал наркоманом в 1949 г., с горечью говорил об этом много лет спустя: «Ты становишься доктором Джекилом и мистером Хайдом. А сначала каждый думает — нет, только не я. Я никогда не попадусь на этот крючок».

Но Колтрейн не стал мистером Хайдом. Он никогда не занимал деньги на героин, не воровал и не причинял никаких неприятностей окружающим. «Трейн понимал, что он болен и зависим от героина, но хорошо контролировал себя… Как-то он сказал мне: «Знаешь, сегодня я истратил восемьдесят долларов [на героин]. С этим надо покончить!» А это была куча денег в те времена», — вспоминал пианист Джеймс Форман. Но даже в это тяжелое время Джон всегда оставался спокойным и милым человеком, каким он был всю жизнь.

В ноябре 1948 г. Джон перешел в новый оркестр Эдди Винсона.

Джон пришел на прослушивание, как обычно, с альтом. Но Винсон настоял, чтобы он сыграл на теноре, так как музыкант, претендовавший на место тенора, ему не понравился. После некоторых колебаний Джон согласился и сыграл великолепное соло в манере Декстера Гордона. Винсон тут же взял его в оркестр на место тенор-саксофониста.

Это был весьма важный момент в жизни Колтрейна. Именно с этого момента он поставил перед собой задачу добиться своего собственного звука на тенор-саксофоне.

Джон вспоминал:

— Когда я купил тенор и стал играть в оркестре Эдди «Клинхед» Винсона, мне открылась более широкая область для обучения… Играя на альте, я был полностью под влиянием Паркера, но среди тенор-саксофонистов не было такого — единственного, который бы полностью доминировал над всеми, как Чарли на альте. И поэтому я учился у всех хороших тенористов, начиная с Лестера [Янга], и, поверьте, у каждого я что-то заимствовал, и среди них были саксофонисты, которые вообще никогда не записывались. Мне нравился Лестер, потому что я чувствовал простоту его импровизации. Моя фразировка была очень похожа тогда на то, как играл Лестер.
(«Колтрейн о Колтрейне»)

Несколько позже Джон стал изучать манеру игры Коулмана Хокинса.

— …Многие вещи, которые делали в сороковые годы Хок [Хокинс], Бен [Уэбстер] и Таб Смит, были мне непонятны, но я их чувствовал эмоционально. Когда я впервые услышал Хока, я был очарован его арпеджио и манерой игры. Я достал его пластинку с «Body and Soul» [его самую знаменитую запись, сделанную в 1939 году] и много раз слушал ее, чтобы понять, как он играет. И хотя я высоко ценил Преза [Лестера Янга], Хок мне нравился все больше и больше.
(«Колтрейн о Колтрейне»)

Джон также внимательно изучал игру Декстера Гордона и Уорделла Грэя. Но вскоре понял, что больше всего ему нравится Сонни Ститт. Ститт одинаково хорошо играл и на теноре и на альте.

— У Сонни был именно тот звук, которого я хотел добиться. Его звук был чем-то средним между звуком Декстера и Уордела… Я все время искал этот звук, и вдруг услышал Сонни и подумал — чёрт возьми, это как раз то, что нужно! — вспоминал Колтрейн.

В сентябре 1949 г. в жизни Джона произошло знаменательное событие. Сам Диззи Гиллеспи пригасил его в свой знаменитый биг-бэнд. Джона рекомендовал пианист Джеймс Форман, который уже играл у Диззи с середины 1948 г. В октябре 1949 г. Диззи взял в оркестр и Джимми Хита.

Конечно, играть в оркестре Диззи было мечтой каждого музыканта. Однако Джону вновь пришлось играть на альте, а не на теноре, который он в это время уже предпочитал. Кроме того, Диззи добавлял в репертуар коммерческую музыку, чтобы сделать оркестр более успешным в экономическом отношении. И это Джону не очень нравилось.

Он вспоминает: «Это был сумасшедший период в жизни Диззи. Он пытался завоевать новую публику, и мы играли что-то вроде ритм-энд-блюза, но в своем собственном стиле с [певцом] Джо Кэрроллом. Это было очень интересно, но не уверен, всегда ли это нравилось публике!» Джон здесь имеет в виду, что даже коммерческая музыка Гиллеспи была весьма сложной.

В оркестре Гиллеспи Джон играл пьесы, оказавшие несомненное влияние на его собственные композиции, которые он напишет в будущем. Среди них — знаменитые пьесы Диззи «A Night In Tunisia» и «Manteca», и «’Round Midnight» Телониуса Монка. Влияние латиноамериканской музыки, которой увлекался Диззи, легко прослеживается в таких композициях Колтрейна, как «Like Sonny», «Exotica» и «Equinox». Эксперименты Гиллеспи с латиноамериканскими ритмами, безусловно, стимулировали интерес Джона к расширению границ джаза уже тогда, в конце сороковых годов.

Джимми Хит вспоминал:

— Диззи был щедрым учителем. Он был самым доступным гением из тех, кого я знал. Каждый раз, когда я проходил мимо, он усаживал меня за рояль и показывал всякие приемы. Я в любое время мог позвонить ему и узнать всё, что мне было нужно.

Большинство соло на саксофоне исполнял тенорист Пол Гонсалвес, который до этого работал в оркестре Каунта Бэйси, а позже прославился в оркестре Дюка Эллингтона. Играющие на альтах Хит и Колтрейн солировали очень редко.

В июне 1950 г. Гиллеспи из-за финансовых трудностей был вынужден распустить свой биг-бэнд. Наступило тяжелое время для больших оркестров, и даже Каунт Бэйси выступал в 1950 г. уже только с малым составом.

Диззи организовал септет с Колтрейном на теноре и Джимми Хитом на альте, вибрафонистом Милтоном Джексоном, басистом Перси Хитом (братом Джимми), барабанщиком Спексом Райтом и Фредом Стронгом на конгах, и в конце августа они отправились на гастроли по стране. И тут всплыли проблемы, начавшиеся ещё раньше, в начале года, в биг-бэнде. Но Гиллеспи раньше не подозревал, что Хит, Колтрейн и еще шесть музыкантов его оркестра были наркоманами.

Развязка наступила в самом конце 1950 г., когда септет выступал в Silhouette Club в Чикаго. Хит вспоминает:

— Трейн в это время стал реже колоться и стал больше пить. Мы со Спексом пошли в подвал во время антракта, и Диззи застал Спекса со шприцем. Гиллеспи сказал, что увольняет обоих сразу после последнего гастрольного концерта через неделю в Торонто в Канаде. Диззи пригрозил Колтрейну, что уволит и его за пьянство… И он уволил его, но потом взял обратно, потому что, я думаю, Трейн всё-таки упросил его. А я был заносчивый и не стал просить ни о чём.

Выступление секстета Гиллеспи в нью-йоркском клубе Birdland 13 января 1951 г. было записано. Соло Колтрейна на теноре можно услышать в композиции Билли Тейлора «Good Groove» (бокс-сет «The Last Giant»). Это — первая официальная запись Джона. 1 марта 1951 г. секстет Диззи записался на студии в Детройте. Пьеса Гиллеспи «We Love to Boogie» c соло Колтрейна также представлена в бокс-сете «The Last Giant».
СЛУШАТЬ: Dizzy Gillespie Sextet «We Love To Boogie» 1951

В начале апреля Колтрейн вернулся в Филадельфию. Здесь он играл в разных джаз-клубах, иногда в составе ансамбля своего друга Джимми Хита «Выпускники Диззи Гиллеспи» (Dizzy Gillespie Alumni).

Конечно, работа в оркестре Гиллеспи оказала большое влияние на музыкальное развитие Джона, но он вспоминал в 1958 г.:

— Работая у Диззи, я не понимал, что мне нужно было стремиться выразить себя. А я играл клише и учил модные темы, чтобы играть их вместе с парнями, которые знали их. Ещё раньше, когда я впервые услышал Бёрда, я хотел играть точно как он… чтобы он полностью поглотил меня. Но в глубине души я на самом деле хотел быть самим собой. [5]

В течение четырех лет (1951-55) Колтрейн был сайдменом в разных ансамблях, играющих джаз и ритм-энд-блюз. Некоторые из них — например, оркестры Эрла Бостика и Джонни Ходжеса — были хорошо известны, но нигде он не имел возможности импровизировать.

— Я был очень долго неизвестен, потому что играл только то, что от меня ожидали другие, не пытаясь внести ничего оригинального. Многих моих приятелей увольняли из оркестров за то, что они пытались играть что-то новое, и я боялся делать это! — вспоминал Джон.

В апреле 1952 г. Джон и его приятель Спекс Райт отправились на гастроли с оркестром альт-саксофониста Эрла Бостика. Колтрейн играл в этом оркестре до декабря 1952 г. Бостик был очень популярен в те времена, будучи великолепным исполнителем баллад и ритм-энд-блюза. Он не был современным импровизатором, но обладал фантастической техникой и научил Джона многим техническим приемам игры на саксофоне.

В марте 1954 г. Колтрейна пригласил в свой оркестр Джонни Ходжес. Ходжес, который был много лет первым альт-саксофонистом в оркестре Дюка Эллингтона, в 1951-м организовал собственный септет.

В июне 1954 года септет записал пластинку в Лос-Анджелесе. Одна из пьес с этой пластинки — «Thru For the Night», на которой Джон солирует на теноре — включена в антологию Колтрейна «The Last Giant».
СЛУШАТЬ: Johnny Hodges Septet — «Thru For the Night», 1951 (Колтрейн играет третье соло, после альт-саксофона и трубы)

— Эта работа мне очень нравилась. Мне нравились все вещи из репертуара… и Кролик [Rabbit, прозвище Ходжеса. — Ред.] играл так уверенно; я бы очень хотел научиться играть так же уверенно, как он… — вспоминал Джон.
(«Колтрейн о Колтрейне»)

Но когда Ходжес узнал, что Колтрейн наркоман, он уволил его. Он очень ценил Колтрейна и любил его, но не мог позволить себе держать в оркестре наркомана. Это произошло в Лос-Анджелесе в начале сентября 1954 г. Здесь Джон познакомился с саксофонистом Эриком Долфи, который занял ему денег на обратную дорогу в Филадельфию.

И Джон опять стал играть в разных клубах Филадельфии, не имея постоянной работы. Время от времени в Филадельфию приезжал Майлз Дэйвис. В очередной раз он приехал в сентябре 1955 г., когда Джон работал с органистом Джимми Смитом в клубе Spider Kelly’s. И произошло событие, которое определило все дальнейшую судьбу Колтрейна: Майлз пригласил Колтрейна в свой новый квинтет.

Провидение свело судьбы двух гениев. Обоим было в это время 29 лет.

Ансамбли Майлза Дэйвиса, Телониуса Монка и другие составы (1955-60)

После успешного выступления на Ньюпортском фестивале в июле 1955 г. Майлз Дэйвис решил организовать новый квинтет. Он пригласил барабанщика Филли Джо Джонса, пианиста Реда Гарланда и басиста Пола Чэмберса, а кроме того, хотел взять в состав тенор-саксофониста Сонни Роллинза. Но Роллинз в это время решил на год бросить музыку и попытаться избавиться от героиновой зависимости. Майлз попробовал пригласить тенориста Джона Гилмора, который играл в оркестре Сан Ра, но Гилмор его не устроил.

И тут Филли Джо Джонс посоветовал ему взять в квинтет Колтрейна. Первое выступление нового квинтета состоялось 27 сентября 1955 г. в джаз-клубе «Лас Вегас» в Балтиморе. И Майлз сразу понял, что Колтрейн — именно тот саксофонист, который ему нужен. Он вспоминал: «Быстрее, чем я мог я себе представить, мы стали играть просто невероятную музыку… Мой квинтет с Колтрейном стал легендарным» [7].

Это знаменательно событие в жизни Джона и Майлза произошло в год смерти их кумира Чарли Паркера, который умер в Нью-Йорке 12 марта 1955 г. в возрасте всего 34 лет.

3 октября 1955 г. в Балтиморе Колтрейн женился на Наиме Граббс, с которой познакомился в Филадельфии. 27 октября 1955 г. новый квинтет Дэйвиса записал свою первую пластинку «Miles and Coltrane» на фирме Сolumbia и затем 16 ноября — альбом «Miles» на Prestige. Квинтет быстро стал очень популярным. И с этого момента Джон приобрел широкую известность. Некоторые критики скептически относились к Колтрейну, обвиняя его в отсутствии оригинальности, но Майлз прекрасно понимал, какое сокровище он приобрел.
СЛУШАТЬ: фрагмент альбома «Miles and Coltrane» — «Two Bass Hit»

Выступая в квинтете Дэйвиса, Джон в то же время регулярно записывался в разных составах на фирме Prestige (1955-58). В частности, он впервые (и единственный раз!) записался с Сонни Роллинзом на его пластинке «Tenor Madness».
СЛУШАТЬ: Sonny Rollins Quartet with John Coltrane «Tenor Madness»

31 диск с записями Колтрейна за этот период собраны в бокс-сете «John Coltrane: The Prestige Recordings», который прекрасно иллюстрирует развитие музыки Колтрейна в этот очень важный период его творчества. Все выступления Колтрейна в квинтете Дэйвиса, записанные фирмой Prestige, представлены в бокс-сете из восьми дисков «Chronicle: The Complete Prestige Recordings 1951-1956».

10 сентября 1956 г. квинтет Дэйвиса записал на фирме Columbia великолепную пластинку «’Round about Midnight». Прекрасное соло Колтрейна на заглавной пьесе стало классическим.
СЛУШАТЬ: Miles Davis and John Coltrane «’Round Midnight» (1956)

16 апреля 1957 г. Колтрейн впервые записался c пианистом Телониусом Монком (композиция «Monk’s Mood»).

Однако Джон стал нередко подводить Майлза, так как продолжал употреблять героин и пить. И хотя Майлз очень высоко ценил его и любил, он вынужден был, после многих предупреждений, уволить его в конце апреля 1957 г. после окончания ангажемента в кафе Bohemia в Нью-Йорке.

Это стало переломным моментом в жизни Колтрейна. Джон вернулся домой в Филадельфию. Здесь в мае он играл в клубе Red Rooster — впервые c пианистом Маккоем Тайнером и басистом Джимми Гаррисоном, которые станут через несколько лет участниками знаменитого «классического квартета» Колтрейна.

Увольнение из знаменитого, преуспевающего квинтета Дэйвиса стало шоком для Колтрейна — шоком, в котором он на самом деле давно нуждался, чтобы покончить раз и навсегда с героином. Героин губил его здоровье и тормозил его музыкальное развитие.

И наконец ему удалось сделать это. Волевым усилием, при поддержке жены и друзей, Джон сумел за короткое время избавиться от героиновой зависимости и алкоголизма. Это произошло в мае 1957 г. в Филадельфии: на две недели музыкант заперся в доме своей матери и прошёл мучительную «ломку».

Вернувшись в Нью-Йорк, преображённый Колтрейн 31 мая записал в студии Руди Ван Гелдера в Нью-Джерси первую пластинку под своим именем, которая была издана на Prestige под названием «Coltrane».

Чудесное превращение Колтрейна было для него не просто волевым решением серьёзно заняться своим здоровьем и карьерой. Джон в этот период интересовался целым рядом внеевропейских религиозных и философских систем — исламом, индуизмом, буддизмом, африканскими верованиями йоруба — и чувствовал, что он духовно преобразился.

Позднее он писал:

— В течение 1957 года я испытал по милости Божьей духовное пробуждение, которое привело меня к более богатой, более полной и продуктивной жизни. Преисполненный благодарности, я смиренно просил все это время Господа, чтобы он дал мне силы и отличие нести радость людям своей музыкой. И я почувствовал, что Господь великодушно даровал мне эту милость.
(Обращение Колтрейна к слушателям на обложке его знаменитой пластинки«A Love Supreme», 1964).

Летом 1957 г. Телониус Mонк, с которым Джон уже несколько раз записывался, предложил Колтрейну играть с его трио в клубе Five Spot.

— Конечно, я был просто счастлив, когда Монк предложил мне играть с ним… Монк был полная противоположность Майлзу. Майлз был немногословен и редко говорил о музыке, и всегда казалось, что он в плохом настроении, и всё, что касается других, его не интересует и не трогает. А Монк все время говорил о музыке, и ему так хотелось, чтобы собеседнику было всё понятно, что если ты случайно спрашивал его о чём-нибудь, он мог часами объяснять тебе всё в деталях, — вспоминал Джон.

Квартет Монка с Колтрейном выступал в Five Spot с 18 июля до конца 1957 г. На протяжении этого времени в квартете играли разные басисты (Уилбур Уэр или Ахмед Абдул-Малик) и барабанщики (Шэдоу Уилсон, Фрэнки Данлоп, Филли Джо Джонс и Кенни Денис). Иногда приходили поиграть валторнист Джулиус Уоткинс, саксофонист Сахиб Шихаб и барабанщики Макс Роуч, Арт Блэйки и Уилли Джонс.

John Coltrane, Shadow Wilson, Thelonious Monk, Ahmed Abdul-Malik. The Five Spot, 1957 (photo © Don Schlitten)
John Coltrane, Shadow Wilson, Thelonious Monk, Ahmed Abdul-Malik. The Five Spot, 1957 (photo © Don Schlitten)

Выступления квартета Монка с Колтрейном в Five Spot буквально «электризовали публику, подобно игре Чарли Паркера с Диззи Гиллеспи», по словам замечательного тромбониста и композитора Джей Джей Джонсона. Слух быстро распространился по Нью-Йорку, и клуб каждый вечер битком заполняли музыканты, любители джаза и критики.

Сейчас считается общепризнанным, что этот квартет являлся одним из величайших в истории джаза. Однако «все критики были в то время в ужасе от нашей игры», вспоминал Колтрейн. «Но, знаете, музыканту трудно понять их позицию. Для меня самое главное было не то, что я играл, а то, что я был способен играть эту музыку с самим Монком! Мы играли на все катушку каждый вечер, и это была фантастика!».

Монк многому научил Колтрейна. Саксофонист вспоминал:

— …играя с Монком, всегда нужно быть начеку, потому что если не следишь все время за тем, что происходит, внезапно вдруг чувствуешь, что будто бы шагнул в пустую шахту лифта… Я узнал от него массу вещей, о которых раньше не имел никакого представления. Монк одним из первых объяснил мне, как можно одновременно брать две или три ноты на теноре… Я считаю его одним из величайших музыкантов всех времён. Он настоящий мыслитель. И я счастлив, что мне довелось играть вместе с ним.

Запись одного из выступлений квартета Монка в Five Spot, сделанная женой Колтрейна Наимой, представлена на пластинке «The Thelonious Monk Quartet. Live at the Five Spot: Discovery!». Долгие годы эта запись, сделанная в начальный период работы Колтрейна с Монком, оставалась единственным документом их совместных концертных выступлений, пока в середине 2000-х старший специалист музыкальных коллекций Библиотеки Конгресса США Ларри Эппелбаум в ходе рутинной перегонки аналоговых материалов в «цифру» не обнаружил в хранилищах библиотеки плёнку, на которой было записано блестящее выступление квартета в Карнеги-Холле 29 ноября 1957 г. В 2005 г. компания Blue Note издала эту запись под названием «Thelonious Monk Quartet with John Coltrane at Carnegie Hall». Альбом стал одним из важнейших джазовых событий года, был распродан огромным для джазовой пластинки тиражом (более полумиллиона экземпляров в течение года!), и большинство специалистов сошлись во мнении, что открытие этой записи в архивах значительно изменило представления об истории джаза того периода.
СЛУШАТЬ: Thelonious Monk Quartet with John Coltrane «Monk’s Mood»

В сентябре 1957 г. Колтрейн записал на лейбле Blue Note альбом «Blue Train», пригласив для записи прекрасных молодых музыкантов — трубача Ли Моргана и тромбониста Кёртиса Фуллера. В ритм-группе играли пианист Кенни Дрю, контрабасист Пол Чэмберс и барабанщик Филли Джо Джонс. Эта пластинка — первый настоящий сольный шедевр Джона Колтрейна. Великолепное соло Колтрейна в заглавном блюзе сразу стало классикой.
СЛУШАТЬ: «Blue Train» (1957)

В конце 1957 г. эксцентричный Монк распустил свой великолепный квартет, и Колтрейн вернулся к Майлзу. Незадолго до этого Дэйвис пригласил в свой состав замечательного альт-саксофониста Джулиана «Кэннонболла» Эддерли. Так возник новый секстет Дэйвиса с ритм-секцией, в которой играли, как прежде, пианист Рэд Гарланд, Пол Чэмберс и Филли Джо Джонс.

Секстет в апреле 1958 г. записал свою первую пластинку «Milestones» на фирме Columbia. Композиция «Miles» на этой пластинке — первая запись Дэйвиса, демонстрирующая ладовый подход к импровизации, которым Майлз заинтересовался в этот период под влиянием Джорджа Расселла. В 60-е гг. Колтрейн будет широко использовать ладовую импровизацию в своём творчестве.
СЛУШАТЬ: заглавная тема альбома «Milestones»

Через некоторое время Майлз заменил барабанщика Филли Джо Джонса на Джимми Кобба, а пианиста Рэда Гарланда — на Билла Эванса. И новый состав секстета быстро стал очень популярным. Однако некоторые критики весьма враждебно относились к игре Колтрейна, прилепив ему ярлык «рассерженный тенор» за его слишком энергичные и длинные, по их мнению, соло.

В конце 1958 г. контракт Колтрейна с фирмой Prestige закончился, и Джон подписал новый двухгодичный контракт с лейблом Atlantic (в действительности новый лейбл просто выкупил контракт Колтрейна у «Престижа». — Ред.) Первый диск на этой фирме — «Bags & Trane» — Колтрейн записал с вибрафонистом Милтом Джексоном. В этом же году Билл Эванс ушел из секстета Майлза, и Дэйвис взял на его место пианиста Уинтона Келли.

Между тем Майлз продолжал изучать более свободный подход к импровизации. На своей замечательной пластинке «Porgy and Bess» c большим оркестром под управлением Гила Эванса Майлз играл продолжительные модальные пассажи, обыгрывая всего лишь один аккорд.

Майлз считал, что современные джазовые музыканты должны уделять больше внимания мелодическим, а не гармоническим вариациям. Любопытно, что он как-то сказал автору книги «Ascension», что он познакомил Колтрейна с музыкой Арама Хачатуряна, и этот композитор оказал огромное влияние на музыку, которую Колтрейн исполнял в 60-е [8].

Увлечение Дэйвиса ладовой музыкой увенчалось созданием абсолютного шедевра. В марте и апреле 1959 г. секстет записал альбом «Kind of Blue». Изумительно красивая музыка, записанная на этом альбома, воистину была «создана на небесах», по образному выражению барабанщика Джимми Кобба. Две пьесы с этого альбома — «So What?» и «Flamenco Sketches» — основаны на ладовой импровизации.
ВИДЕО: Майлз Дэйвис играет «So What» на американском телевидении, 1959. Версия отличается от альбомной. Колтрейн играет второе соло после Майлза.

Соло Колтрейна на медленных пьесах «Blue in Green» и «Flamenco Sketches» невыразимо, божественно прекрасны. Пластинка мгновенно стала очень популярной, и до сих пор остаётся наиболее продаваемым альбомом за всю историю джаза.
СЛУШАТЬ: Miles Davis «Blue in Green»

История создания альбома «Kind of Blue» детально описана в книге Эшли Кана «Kind of Blue: The Making of the Miles Davis Masterpiece» [6]. Русское издание книги вышло в переводе автора этого текста («Kind of Blue. История создания шедевра Майлса Дэйвиса (+ CD-ROM)») в 2007 г.

Книга "Kind of Blue. История создания шедевра Майлса Дэйвиса (+ CD-ROM)" Эшли Кан - купить на OZON.ru книгу с быстрой доставкой по почте или самовывозом из пунктов доставки OZON в Москве Книга «Kind of Blue. История создания шедевра Майлса Дэйвиса (+ CD-ROM)» Эшли Кан — купить на OZON.ru книгу с быстрой доставкой по почте или самовывозом из пунктов доставки OZON в Москве

Вскоре после записи «Kind of Blue» с Майлзом Колтрейн записал для лейбла Atlantic великолепный альбом «Giant Steps». В квартете Джона играли пианисты Томми Фланаган (в нескольких треках — Уинтон Келли), басист Пол Чэмберс и барабанщик Арт Тэйлор (в нескольких треках — Джимми Кобб). Эта пластинка подводит итог творчества Колтрейна за предыдущие годы и намечает новое направление его развития. Впервые Джон играет здесь только свои собственные композиции — «Giant Steps», «Cousin Mary», «Count Down», «Spiral», «Syeeda’s Song Flute», «Naima» и «Mr. P.C.», демонстрирующие, с одной стороны, очень сложные, быстрые смены гармоний, как в «Giant Steps», а с другой — гармонически простую, более свободную импровизацию на пьесах «Naima» и «Syeeda’s Song Flute». Пластинка явилась своего рода манифестом, провозгласившим переход к новому направлению в джазе.
СЛУШАТЬ: «Giant Steps» (1959)

В это время Колтрейн начинает думать о том, чтобы создать свой собственный постоянный ансамбль, в котором он мог бы свободно выражать свои идеи. Он по-прежнему восхищался Дэйвисом и, конечно, был благодарен Майлзу за то, что тот многому научил его и сыграл столь решающую роль в его карьере. Но наступило время самому становиться лидером.

Несомненно, это решение было отчасти стимулировано появлением новой тенденции в развитии джаза, связанной с именем альт-саксофониста из Техаса Орнетта Коулмана. Выступления квартета Коулмана в клубе Five Spot с трубачом Доном Черри, басистом Чарли Хэйденом и барабанщиком Билли Хиггинсом в течение нескольких месяцев, начиная с 18 ноября 1959 г., буквально потрясли основы джаза. Коулман проповедовал ничем не ограниченную мелодическую импровизацию. И хотя его музыка приводила в недоумение и отталкивала многих слушателей и музыкантов, он почти мгновенно был провозглашен новым мессией. Это было начало нового направления в джазе, которое получило название free jazz (свободный джаз).

Конечно, когда Джон сказал Майлзу о своем решении, Майлз попытался убедить его остаться с ним, но в результате они пришли к соглашению, что Джон уйдет из квинтета после турне в Европе в 1960 г.

В 1959 г. Джон решил освоить новый инструмент — сопрано-саксофон. До этого сопрановый вариант саксофона почти не использовался в джазе. В 30-е и 40-е годы на нём иногда играл Джонни Ходжес, а еще раньше — Сидни Беше. Единственным музыкантом, который играл на сопрано более или менее регулярно, был в это время Стив Лэйси.

Джон Колтрейн в Музее Гуггенхайма, Нью-Йорк, 1960. Левой рукой музыкант указывает на футляр с сопрано-саксофоном.
Джон Колтрейн в Музее Гуггенхайма, Нью-Йорк, 1960. Левой рукой музыкант указывает на футляр с сопрано-саксофоном.

Квинтет Дэйвиса гастролировал в Европе с 21 марта по 10 апреля. Джон все свободное время занимался на сопрано. Соло Колтрейна на теноре на концертах часто вызывало неодобрение слушателей, которые были просто не подготовлены к новой музыке. Но если послушать запись, сделанную на концерте в Стокгольме 22 марта («Miles Davis & John Coltrane: Live in Stockholm», 1960), то сразу становится понятно, насколько более современно по сравнению с Майлзом играл в это время Джон, и в игре квинтета чувствуется напряжение.
СЛУШАТЬ: Концерт Секстета Майлза Дэйвиса в Стокгольме 22 марта 1960

После гастролей в Европе Майлз во время концерта в Филадельфии с грустью объявил, что вместе с Колтрейном они играют в последний раз.

Классический квартет и другие ансамбли Джона Колтрейна (1960-67)

Решив организовать свой ансамбль, Колтрейн знал заранее, что это будет квартет. Ему не нужен был еще один солист, так как в последнее время он стал играть всё более длинные соло.

Джон сначала хотел пригласить молодого пианиста Маккоя Тайнера, с которым он играл три года назад в Филадельфии, басиста Арта Дэйвиса и барабанщика Элвина Джонса, но все они оказались заняты в других ансамблях. В результате он пригласил своего старого знакомого по Филадельфии басиста Стива Дэйвиса, а затем белого пианиста Стива Кюна, который сам обратился к нему, и барабанщика Пита Ла Рокка.

В мае 1960 г. новый квартет Колтрейна дебютировал в джаз-клубе Jazz Gallery. Джон получил ангажемент на восемь недель. Дебют прошел с большим успехом. Однако через несколько недель Джон почувствовал неудовлетворение игрой квартета и понял, что ему нужно изменить состав. Вместо Кюна он взял Маккоя Тайнера, который до этого играл в Jazztet’e Aрта Фармера — Бенни Голсона. И манера игры Маккоя идеально подошла Колтрейну.

Однако Джон пока еще не считал квартет достаточно подготовленным для записи. В это время он очень интересовался новыми концепциями Орнетта Коулмана и решил записать альбом с его музыкой.

John Coltrane
John Coltrane

В июне-июле 1960 г. Колтрейн записал пластинку «John Coltrane & Don Cherry, The Avant-Garde» с музыкантами квартета Коулмана, где они играли три композиции Орнетта — «Focus on Sanity», «The Blessing», «The Invisible» — и пьесы Дона Черри «Cherryco» и Монка «Bemsha Swing». На этой пластинке Джон впервые играл на сопрано (в «Blessing» и «The Invisible»).

Через некоторое время Колтрейн заменил в своём квартете и барабанщика. Ему нужен был мощный, энергичный, полиритмичный ударник — такой, как Элвин Джонс. Но Элвин в это время гастролировал с трубачом Гарри Эдисоном. Джон взял Билли Хиггинса, который играл до этого в квартете Коулмана.

Во время гастролей в Лос-Анджелесе квартет впервые записался в таком составе: 8 сентября 1960 г. для лейбла Roulette были записаны три композиции, вышедшие затем на диске «John Coltrane, Like Sonny». В конце сентября во время гастролей в Денвере Джон заменил Билла Хиггинса на только что освободившегося Элвина Джонса. Так образовалось ядро знаменитого «классического квартета» Колтрейна (Колтрейн, Тайнер, Джонс).

В 1960 г. Колтрейн также записал на Atlantic альбомы «Coltrane Jazz», «My Favorite Things», «Coltrane Plays the Blues» и «Coltrane’s Sound».

Пластинка «My Favorite Things» мгновенно стала очень популярной. Колтрейн исполнил заглавную мелодию (тему песенки Ричарда Роджерса на стихи Оскара Хаммерстайна II из мюзикла 1959 г. «The Sound of Music») на сопрано и превратил её в настоящий шедевр. В последующие годы он много раз играл её на концертах, каждый раз по-разному.

После этого в течение нескольких последующих лет почти все тенор-саксофонисты стали по примеру Колтрейна играть также и на сопрано.
СЛУШАТЬ: John Coltrane «My Favorite Things»

Все десять пластинок, записанные Колтрейном на фирме Atlantic в период с 1959 по 1961 гг., представлены в бокс-сете «The Heavyweight Champion. John Coltrane: The Complete Atlantic Recordings».

Однако Колтрейн по-прежнему чувствовал, что чего-то ему не хватает. Он заменил контрабасиста Стива Дэйвиса на Реджи Уоркмана. Кроме того, он предложил гитаристу Уэсу Монтгомери, с которым он играл в одном из клубов в Сан-Франциско, присоединиться к его квартету. Но Mонтгомери отказался, по-видимому, посчитав музыку Джона слишком авангардной для себя.

В марте 1961 г. Колтрейн по просьбе Майлза Дэйвиса в последний раз записался с великим трубачом на пластинке «Someday My Prince Will Come». Он играл только на заглавной пьесе и композиции «Teo», написанной Дэйвисом и посвящённой продюсеру Тео Масеро, с которым Дэйвис постоянно работал.

Все выступления Колтрейна в квинтете и секстете Дэйвиса, записанные фирмой Columbia в период с 1955 по 1961 год, представлены в бокс-сете из шести дисков «Miles Davis & John Coltrane. The Complete Columbia Recordings 1955-1961».

В мае 1961 г. Колтрейн подписал контракт с новым лейблом Impulse!, для которого он запишет в период 1961-67 гг. все свои лучшие пластинки. В это время Джон уже стал культовой фигурой американского джаза, подобно Чарли Паркеру в 40-е и начале 50-х.

Продюсер Колтрейна на Impulse! Боб Тиле предоставил ему полную свободу. Джон мог записывать столько пластинок, сколько считал необходимым (в то время как средняя норма была два диска в год).

Первый альбом, записанный Колтрейном на Impulse! 23 мая и 7 июня, назывался «Africa/Brass». Джон решил записать новую музыку квартетом в сопровождении биг-бэнда. Концепция музыки принадлежала Колтрейну, почти все аранжировки сделал саксофонист Эрик Долфи. Очень большую роль играл аккомпанемент Маккоя Тайнера, который использовал блок-аккорды, ставшие одной из главных компонент звука «классического квартета» Джона Колтрейна.
СЛУШАТЬ: John Coltrane «Africa»

Полная запись различных исполнений композиций «Greensleeves» и «Africa» представлена на двойном альбоме «The Complete Africa/Brass Sessions. The John Coltrane Quartet».

25 мая Колтрейн записал свой последний альбом на лейбле Atlantic — «Ole Coltrane», c Эриком Долфи на альт-саксофоне и флейте, трубачом Фредди Хаббардом, Маккоем Тайнером на рояле, двумя басистами (Артом Дэйвисом и Реджи Уоркманом) и Элвином Джонсом на ударных.

В начале ноября 1961 года aнсамбль Колтрейна с Эриком Долфи выступал в знаменитом джаз-клубе Village Vanguard в нью-йоркском квартале Гринвич-Вилледж. Выступления 1, 2, 3 и 5 ноября были записаны, и фирма Impulse! позже выпустила бокс-сет из четырех дисков «Coltrane: The Complete 1961 Village Vanguard Recordings».

Колтрейн играл на сопрано и теноре, Долфи — на альт-саксофоне и бас-кларнете, в ритм-секции был Маккой Тайнер, а также — поочерёдно — басисты Джимми Гаррисон и Реджи Уоркман и барабанщики Элвин Джонс и Рой Хэйнс. Кроме того, в некоторых пьесах играли также Гэрвин Бушелл на гобое и контрафаготе и Ахмед Абдул-Малик — на арабской лютне уд. В основном звучали новые композиции Колтрейна: «India», «Chasin’ the Trane», «Impressions», «Spiritual», «Brasilia», «Miles’ Mode», «Naima» — а также «Greensleeves», основанная на старинной английской мелодии, и стандарт «Softly as in а Morning Sunrise».

Эти четыре концерта были выдающимся событием в истории джаза. Однако они вызвали бурю негодования некоторых влиятельных критиков, консервативных и ограниченных, которые просто не были способны понять новую музыку. Один из них даже запустил в оборот термин «анти-джаз».

С 11 ноября по 2 декабря 1961 г. квинтет Колтрейна с Эриком Долфи гастролировал в Англии и Европе. 24 ноября выступление квинтета было записано на телевидении в Германии.

В 1962 г. Колтрейн вместо Реджи Уоркмана взял в квартет контрабасиста Джимми Гаррисона. Так возник «классический квартет» Джона Колтрейна. Полное собрание студийных записей этого квартета представлено в бокc-сете «The Classic Quartet — Complete Impulse! Studio Recordings».

В 1962-63 гг. Колтрейн записал пластинки «Coltrane», «Ballads», «Duke Ellington & John Coltrane», «John Coltrane and Johnny Hartman», «Coltrane Live at Birdland», «The Gentle Side of John Coltrane», «Afro Blue Impressions», «Newport ‘63» и ряд других.

Летом 1963 года Колтрейн расстался с Наимой и вскоре соединил свою жизнь с пианисткой Элис Маклауд. C 22 октября по 4 ноября этого года квартет Колтрейна гастролировал в Европе.

Три европейских турне Колтрейнa, в период с ноября 1961 по ноябрь 1963, представлены в бокс-сете из семи дисков «John Coltrane. Live Trane. The European Tours».

7 декабря 1963 г. выступление квартета Колтрейна было записано на телевидении в Сан-Франциско в программе «Jazz Casual».
ВИДЕО: Квартет Джона Колтрейна в телепрограмме Ralph Gleason’s Jazz Casual, ведущий Ралф Глизон

31 декабря с квартетом Колтрейна в Линкольн-Центре в Нью-Йорке в последний раз выступил альтист Эрик Долфи. Он внезапно умер от диабета в Берлине в 1964 г., когда ему было всего лишь 36 лет.

26 августа 1964 г. у Колтрейна и Эллис Маклауд родился сын Джон Уильям Колтрейн-младший. В этом году Колтрейн записывает две пластинки, считающиеся вершиной творчества его классического квартета: поэтический альбом «Crescent» («Полумесяц») и сюиту из четырех частей «A Love Supreme» («Любовь Всевышняя»).

Партитура (точнее, блок-схема) сюиты, написанная рукой Джона Колтрейна
Партитура (точнее, блок-схема) сюиты, написанная рукой Джона Колтрейна

Альбом «Crescent», записанный в апреле и июне 1964 г., состоит из очень красивых лирических композиций Колтрейна. Пианист Mаккой Тайнер, который был идеальным аккомпаниатором для Колтрейна, демонстрирует на этом диске прекрасные соло, особенно на изумительной композиции «Wise One», которую Колтрейн посвятил Наиме.
СЛУШАТЬ: John Coltrane «Crescent»

Сюита «A Love Supreme», записанная 9 декабря 1964 года, состоит из четырех частей — «Acknowledgment», «Resolution», «Pursuance» и «Psalm». В аннотации к пластинке Колтрейн пишет, что этот альбом является «смиренным дароприношением Богу». 10 декабря Колтрейн записывает альтернативную версию «Acknowledgement», добавив к квартету Арчи Шеппа на тенор-саксофоне и басиста Арта Дэйвиса. Вся сюита была позже исполнена квартетом 26 июля 1965 г. на Антибском джазовом фестивале в Жуан-ле-Пэне, на юге Франции.
ВИДЕО: сохранившиеся 12 минут единственного концертного исполнения сюиты «A Love Supreme», 1965

Все эти исполнения представлены на двойном альбоме «A Love Supreme» (Deluxe Edition).

История создания сюиты «A Love Supreme» детально описана в книге Эшли Кана «A Love Supreme: The Story of John Coltrane’s Signature Album» [8].

В 1965 г. Колтрейн записал 19 альбомов. Самые значительные среди них — «The John Coltrane Quartet Plays», «The New Wave in Jazz», «Kulu Se Mama», «Transition», «Ascension», «New Thing at Newport», «Sun Ship», «Live in Seattle», «Om» и «Meditations».

Пластинка «Ascension» записана квартетом Колтрейна 28 июня 1965 г. с добавлением еще семи музыкантов: тенор-саксофонистов Apчи Шеппа и Фэроу Сандерса, альт-саксофонистов Джона Чикаи и Мариона Брауна, трубачей Фредди Хаббарда и Дьюи Джонсона и басиста Арта Дэйвиса. Коллективная импровизация этого большого ансамбля напоминает запись двойного квартета Орнетта Коулмана с Эриком Долфи на пластинке «Free Jazz», записанной в 1960 г.

Позже ряд композиций с этого альбома был издан в бокс-сете «The Major Works of John Coltrane».

С 26 июля по 1 августа 1965 г. квартет Колтрейна гастролировал в Европе. 6 августа родился второй сын Колтрейна, Рави Джон Колтрейн, которого Колтрейн назвал в честь виртуозного индийского музыканта Рави Шанкара.

John Coltrane, Alice McLeod, 1965 (photo © Chuck Stewart)
John Coltrane, Alice McLeod, 1965 (photo © Chuck Stewart)

16 августа 1965 г. квартет Колтрейна выступал вместе с Арчи Шеппом на джазовом фестивале журнала DownBeat в Чикаго. В сентябре 1965 г. Колтрейн пригласил в свой ансамбль саксофониста Фэроу Сандерса, а в ноябре взял второго барабанщика Рашида Али, превращая квартет в секстет. С этого момента Колтрейн регулярно дополнял на концертах свой ансамбль различными барабанщиками, саксофонистами, трубачами и басистами. Он был единоличным лидером того движения в джазе, что современники иногда называли «новой волной» (New Wave) или «Новой вещью» (New Thing), и, по-видимому, считал своим долгом всячески способствовать продвижению молодых музыкантов, играющих авангард.

Музыка этих ансамблей была очень интенсивной, напряженной и громкой. В декабре 1965 г. Маккой Тайнер по этой причине ушёл от Колтрейна, и его место заняла Элис Маклауд. В январе 1966 г. барабанщик Элвин Джонс, полиритмическая манера которого контрастировала с носившей совершенно иной характер игрой второго барабанщика Рашида Али, по той же причине также покинул Колтрейна.

19 февраля Джон Колтрейн выступал с группой молодых музыкантов из девяти человек на концерте «Титаны тенора» в Центре Линкольна в Нью-Йорк. Фирма Impulse! в 1966 г. выпустила альбомы Kолтрейна «Infinity» и «Live at the Village Vanguard Again!».

С 8 по 24 июля 1966 г. квинтет Колтрейна с Фарао Сандерсом гастролировал в Японии. Композиции, записанные на концертах в Токио 11 и 22 июля 1966, представлены в бокс-сете из четырех дисков «John Coltrane Live in Japan».

В августе 1966 г. Колтрейн официально оформил развод с Наимой и женился на Элис Маклауд, принявшей его фамилию. В ноябре музыкант отказался от намеченного турне в Европе — по-видимому, из-за плохого самочувствия.

В феврале 1967 г. Колтрейн записал дуэтом с барабанщиком Рашидом Али крайне радикальный альбом «Interstellar Space» (не выходивший до 1974 г.) и ансамблевый материал с участием Элис Колтрейн, ставший впоследствии альбомом «Stellar Regions» (был выпущен по инициативе Элис Колтрейн в 1994 г.). В записи этого материала, кроме четы Колтрейнов, участвовали Рашид Али и басист Джимми Гаррисон. Этот альбом считается одним из самых доступных в позднем, авангардном периоде творчества Колтрейна, так как вошедшие в него пьесы в основном имеют небольшую протяжённость, чётко структурированы и иногда даже написаны с явным, почти классическим европейским ощущением тональности — в отличие от других поздних записей Джона, где доминирует атонализм и импровизационное развитие в рамках блюзовой идиомы. До сих пор остаётся неясным, собирался ли сам Колтрейн выпускать этот альбом, так как записанные треки даже не получили названий (названия придумала Элис Колтрейн при выпуске записи в 1994 г.).

19 марта родился третий сын Колтрейна, Оран.

В феврале и марте Колтрейн записал материал, ставший после смерти музыканта его последним альбомом «Expression». На вошедшей в этот альбом мистически-тревожной композиции «To Be» он впервые на протяжении всего трека играл не на саксофоне, а на флейте. Другая очень красивая композиция на этом альбоме — «Ogunde», основанная на бразильской народной песне «Ogunde Varere» («Молитва богам»).
СЛУШАТЬ: John Coltrane «Ogunde»

23 апреля Колтрейн последний раз выступал на концерте в Центре африканской культуры Олатунджи (Olatunji Center of African Culture) в Нью-Йорке. Он отменил все намеченные концерты, так как чувствовал себя больным. 17 мая он сделал последнюю студийную запись — композицию «Kaleidoscope».

16 июля 1967 г. Колтрейн почувствовал себя очень плохо и обратился в больницу городка Хантингтон на Лонг-Айленде, где он жил с семьей. 17 июля он умер в больнице от рака печени — за два месяца до того, как ему должен был исполниться сорок один год.

Колтрейна отпевали 21 июля в лютеранской церкви Св. Петра в Нью-Йорке. Его старый друг Кэлвин Мэсси прочитал поэму Колтрейна «A Love Supreme». Квартеты Алберта Айлера и Орнетта Коулмана исполнили во время похоронной церемонии пьесы «Our Prayer» и «Holiday for a Graveyard».

Джон Колтрейн похоронен на кладбище Пайнлоун в Фармингдейле на острове Лонг-Айленд.

БИБЛИОГРАФИЯ:

1. J.C. Thomas, Chasin’ the Trane: The Music and Mystique of John Coltrane (New York: Da Capo Press, 1975).
2. John Coltrane and Don Demicheal, Coltrane on Coltrane, Down Beat, September 29, 1960 г., in: The John Coltrane Companion: Five Decades of Commentary, Carl Woideck, Ed. (New York: Schrimer Books, 1998), p. 98.
3. Lewis Porter, John Coltrane: His Life and Music (Ann Arbor: The University of Michigan Press, 1998) [Луис Портер, Джон Колтрейн: Жизнь и музыка (Москва: Арт-Волхонка, 2015)]
4. Yasuhiro Fujioka, with Lewis Porter and Yoh-Ichi Hamada, John Coltrane: A Discography and Musical Biography (Lanham, Md. & London: Scarecrow Press, 1995).
5. August Blume, An Interview with John Coltrane, The Jazz Review, January 1959, in: The John Coltrane Companion: Five Decades of Commentary, Carl Woideck, Ed. (New York: Schirmer Books, 1998), p. 86.
6. Ira Gitler, Trane on the Track, Down Beat, October 16, 1958, in: The John Coltrane Companion: Five Decades of Commentary, Carl Woideck, Ed. (New York: Schirmer Books, 1998), p. 3.
7. Miles Davis with Quincy Troupe, Miles: The Autobiography (New York: A Touchstone Book, Simon & Schuster, 1989).
8. Eric Nisenson, Ascension: John Coltrane and His Quest (New York: Da Capo Press, 1995).
9. Ashley Kahn, Kind of Blue: The Making of the Miles Davis Masterpiece (New York: Da Capo Press, 2000) [Эшли Кан, Kind of Blue: История создания шедевра Майлса Дэвиса (Москва: Печатные традиции, 2010)]
10. Ashley Kahn, A Love Supreme: The Story of John Coltrane’s Signature Album (New York: Viking, 2002).

Книга "Джон Колтрейн. Жизнь и музыка (+ СD)" Луис Портер - купить на OZON.ru книгу John Coltrane: His Life and Music с быстрой доставкой по почте или получением в пунктах выдачи OZON в Москве Книга «Джон Колтрейн. Жизнь и музыка (+ СD)» Луис Портер — купить на OZON.ru книгу John Coltrane: His Life and Music с быстрой доставкой по почте или получением в пунктах выдачи OZON в Москве

Человек-эпоха. К 90-летию со дня рождения: саксофонист Джон Колтрейн (1926-1967): 1 комментарий

  1. ДАааааа. ребятки, какая классная статья, какое исследование, какая глубина — ВСЯ Жизнь как на ладони! Здорово! Браво!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *