VI фестиваль «Джаз осенью — Impro» представит москвичам европейскую импровизационную музыку

GOETHE INSTФестиваль «Джаз осенью — Impro», организованный Гёте-Институтом в Москве, откроется 13 октября в культурном центре «Дом». В фестивале примут участие выдающиеся представители немецкого и европейского фри-джаза и импровизационной музыки. В программе фестиваля четыре концерта: 13 октября, 6 ноября, 25 ноября и 1 декабря.

Astrid Wege— Импровизация — это девиз и одновременно главная идея фестиваля «Джаз осенью» этого года, — говорит руководитель отдела культурных программ Гёте-Института в Москве Астрид Веге. — Каждое выступление в рамках фестиваля — это своего рода путешествие в новый мир, сотворение которого происходит здесь и сейчас. Мы благодарны всем музыкантам за предоставленную нам возможность стать непосредственными участниками этого события и желаем им, а также слушателям фестиваля, незабываемых открытий!

Программа фестиваля «Джаз осенью — Impro» 2016

  • 13 октября, четверг — КЦ «Дом», 20:00
    Konk Pack Trio (Thomas Lehn / Tim Hodgkinson / Roger Turner)
  • 6 ноября, воскресенье — КЦ «Дом», 20:00
    Blume / Butcher/ De Joode Trio (Martin Blume / John Butcher / Wilbert de Joode)
  • 25 ноября, пятница — КЦ «Дом», 20:00
    Петеру Брётцманну 75! Peter Brötzmann / Heather Leigh Duo + Peter Brötzmann UK Trio (Peter Brötzmann / John Edwards / Steve Noble)
  • 1 декабря, четверг — КЦ «Дом», 20:00
    Kazuhisa Uchihashi + DDK Trio (Axel Dörner / Jacques Demierre / Jonas Kocher)

Организатор фестиваля — Гёте-Институт в Москве. Информационные партнеры — журнал «Джаз.Ру» и музыкальная энциклопедия «Звуки.ру»

Konk Pack Trio
Konk Pack Trio

Ближайший концерт фестиваля — выступление Konk Pack Trio 13 октября. Состав «Конк Пак Трио»: Томас Лен (Thomas Lehn) — аналоговый синтезатор; Тим Ходжкинсон (Tim Hodgkinson) — лэп-стил-гитара, электроника, кларнет; Роджер Тёрнер (Roger Turner) — ударные, перкуссия. Импровизационное трио Konk Pack уже около двадцати лет будоражит воображение слушателей всего мира. Его участники — видные деятели европейской джазово-импровизационной сцены: немецкий исполнитель на аналоговом синтезаторе Томас Лен, легендарный мультиинструменталист Тим Ходжкинсон, один из отцов-основателей движения Rock In Opposition и группы Henry Cow, и известный английский барабанщик Роджер Тёрнер.
ВИДЕО: Konk Pack Trio
Съёмка: Sergio Amadori, выступление в Centro Stabile di Cultura в городе S. Vito di Leguzzano (Италия), 2014

Как говорит Тим Ходжкинсон, Konk Pack — «очень динамичная группа», которая может вдруг переключиться с одного музыкального паттерна на другой, неожиданно всё поменять: «Когда мы играем очень деликатно, всегда существует опасность, что мы внезапно заиграем на полную громкость». Ровного ритма в неистовой, рваной, терзаемой музыке трио нет, но есть чёткое понимание необходимости постоянных метаморфоз и, по словам Ходжкинсона, «важности того, что что-то происходит вовремя». Критики считают, что «особенно завораживают плотность и непредсказуемость музыки Konk Pack».
КЦ «ДОМ»  (Б.Овчинниковский пер., 26, м. Новокузнецкая, тел. (495)953-7236).
Стоимость билетов на этот концерт: в предварительной продаже — 1000 р., в день концерта — 1300 р. (стоимость билетов на остальные концерты цикла будет сообщена дополнительно).
Стоимость абонемента на все четыре концерта фестиваля — 3500 р. Количество ограничено.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

Перед выступлением в Москве клавишник Konk Pack Томас Лен дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.

Что вы можете рассказать об ансамбле Konk Pack? В чём его специфика?

— Мы встретились втроём в конце 1997 года на фестивале в Будапеште. Я уже был знаком с Роджером (Тёрнером — Г.Д.), мы знакомы с 1994 года, играли в клубах в Лондоне. И синтезатор, на котором я играю с тех пор, достался мне от него. А Тим (Ходжкинсон — Г.Д.) был на одном из наших клубных концертов. В Будапеште в сентябре 1997 года был фестиваль, на который пригласили двенадцать или пятнадцать музыкантов — не в ансамблях, а индивидуально. И ансамбли там формировались по предложению самих музыкантов. Поступило предложение, чтобы Роджер, Тим и я сыграли сет, — его высказал скрипач и музыкант, создающий звуки с помощью лэптопа, Фил Даррант из Лондона. С этого всё и началось, благодаря ему наше трио и сформировалось. Тогда мы ещё не назывались Konk Pack

Konk Pack Trio
Konk Pack Trio

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Томаса Лена 

Год спустя Тим высказал идею, не стоит ли нам выступить ещё, и тогда, в сентябре 1998 года, мы начали играть под названием Konk Pack. Первые два концерта были в Италии, потом мы играли в Голландии. Из ансамблей, в которых я играю, этот — самый долговечный. Вообще я ценю возможность продолжительного сотрудничества с музыкантами, потому что мне очень интересно, что происходит с такой сущностью, как ансамбль, если долго работать вместе. Интересно, как меняется и развивается эта сущность с точки зрения материала, качества игры. Основная особенность ансамбля изначально задана благодаря инструментальному составу: ударные и два инструмента, играющие через усилитель. Во-первых, это электрогитара, на которой играет Тим Ходжкинсон: небольшая лэп-стил-гитара, которая лежит на столе. Он использует также электронику, устройства для производства звуковых эффектов, он играет на кларнете, но основной его инструмент — гитара. Во-вторых, это синтезатор, на котором играю я. Так что это не акустический ансамбль. Ударная установка — акустический инструмент, но он используется прежде всего для производства шума, а не звуковысотных элементов. То, что производим мы с Тимом, — тоже шум. Я имею в виду не что-то громкое, а качественную характеристику материала. (Изображает голосом характерные шумы: шипение, скрежет и прочее.) Такие абстрактные звуки. Собственно, главное в этом ансамбле — инструментальный состав и личности участников, личности и стиль каждого из нас, соединяющиеся друг с другом. Мне кажется, у нас с самого начала возникло хорошее взаимопонимание. Кроме того, именно с этим ансамблем мы больше всего ездили в турне. А в турне бывает по двенадцать или двадцать концертов. У меня никогда такого не было с другими ансамблями, обычно я играю по четыре-пять концертов в турне с одним ансамблем, а сейчас и того меньше — турне может состоять и всего из двух вечеров, сегодня сложно организовать тур. Мне кажется, в составе Konk Pack мы три или четыре раза съездили в Штаты. В ходе тура мы обсуждали нашу музыку, говорили о том, что нас устраивает и не устраивает, что можно поменять. В других проектах я могу в течение многих лет не обсуждать с музыкантами, что мы играем. Я думаю, эти обсуждения — одно из средств для привнесения изменений, для того, чтобы пробовать новое. Инструментальный состав и само звучание Konk Pack за эти годы не изменились, но изменился подход, мы стали более критически относиться к собственным клише, привычкам. Я рад, что ансамбль по-прежнему существует. Мы иногда думали, не прекратить ли, но всё ещё играем.

Thomas Lehn (photo © Alain Julien)
Thomas Lehn (photo © Alain Julien)

Не могли бы вы сказать несколько слов о других ансамблях, с которыми вы сейчас работаете, тех, которые для вас особенно важны?

— Среди них есть тоже исторические, результаты долгого сотрудничества. Например, дуэт с кёльнским музыкантом-компьютерщиком Маркусом Шмиклером, с которым я познакомился в 1998 году в электро-акустическом оркестре M.I.M.E.O. (Music in Movement Electronic Orchestra). Есть группа TOOT с (трубачом — Г.Д.) Акселем Дёрнером и (вокалистом — Г.Д.) Филом Минтоном, совсем иной ансамбль, чем Konk Pack и чем дуэт с Шмиклером. Проблема с TOOT заключается в том, что никто в группе не занимается организацией концертов, поэтому ничего не происходит. (Смеётся.) У меня есть ощущение, что промоутеры предпочитают новые коллективы. Это очень странно. Получается, что когда у тебя появляется новая группа, ты можешь сыграть где-нибудь концерт. По-моему, это очень глупо. В чём-то я могу понять такой подход, но здесь проявляется неуважение к тому, о чём я говорил раньше: к ситуации, когда у долго работающей группы возникают новые способности, когда что-то происходит благодаря тому, что у тебя есть многолетний опыт. Я вижу преимущества как в группах, существующих давно, так и в новых формациях, собранных к случаю. У обоих вариантов есть большой потенциал. Но с долгосрочными проектами ценно то, что у тебя накапливается большой опыт. Ты уже хорошо знаешь своих партнёров, их словарь, их реакцию и можешь работать, ориентируясь на своё знание.

Кроме этого, я давно работал с Джерри Хемингуэем, американским джазовым барабанщиком. Мы с ним не играли лет семь-восемь, но сейчас он живёт в Швейцарии, и мы думаем, не устроить ли что-нибудь в следующем году. Я работаю с итальянской скрипачкой Тицианой Бертончини — как в дуэте, так и в составе Ensemble Hiatus, занимающегося интерпретацией современной музыки и импровизацией. Этот ансамбль базируется во Франции, в нём играют пять французских музыкантов, три немецких и один итальянский. У участников ансамбля есть опыт работы с нотированным материалом, современной композиторской музыкой и современной импровизационной музыкой. Я всегда хотел заниматься чем-то таким, потому что я начинал как классический пианист, как интерпретатор классической музыки. Но я всю жизнь занимался импровизацией. Мы с Тицианой не только импровизируем, но и работаем с партитурами, с графической нотацией, что-то сочиняем вместе. С ней мы сотрудничаем с 2001—2002 года. Кроме того, мы играем с ней в трио с молодым трубачом Петром Врбой (Petr Vrba) из Праги.

Другие группы… Пытаюсь вспомнить, какие появились недавно. Есть два интересных новых трио, очень разных, оба с (саксофонистом — Г.Д.) Джоном Бутчером. Одно — с (пианистом — Г.Д.) Джоном Тилбери, другое — с (пианистом — Г.Д.) Мэтью Шиппом.

Мы начали играть дуэтом с Роджером, давно об этом думали. Из-за Konk Pack мы не смели играть дуэтом, потому что это вошло бы в конфликт с трио. Но люди сами просили нас, так было уже три раза, так что это даже не наша инициатива. И после Москвы мы едем в Ригу — на тамошнем фестивале нас попросили сыграть дуэтом. Я очень этому рад.

Я уже говорил, что синтезатор мне достался от Роджера. А он купил синтезатор в конце 1970-х или начале 1980-х, чтобы поэкспериментировать, сможет ли он с его помощью обрабатывать звучание ударных. Такое возможно, потому что у синтезатора есть вход для внешнего аудиосигнала. В некоторых ансамблях я занимаюсь обработкой звука инструментов в реальном времени, например, в ансамбле с Мэтью я обрабатываю звук фортепиано. Но для Роджера этот план оказался маловыполнимым, потому что для работы с аналоговым синтезатором нужны руки, чтобы прикасаться к инструменту, вертеть ручки. А как это возможно, если ты одновременно играешь на барабанах?

Roger Turner, Tim Hodgkinson (photo © Olivier Vary)
Roger Turner, Tim Hodgkinson (photo © Olivier Vary)

Синтезатор довольно редко используется в импровизационной музыке. Как вы пришли к идее использовать этот инструмент таким образом?

— Эту историю я рассказываю часто. У этого решения была очень простая, прагматичная причина. Если коротко, то у меня с 1970-х, с подросткового возраста, был синтезатор Minimoog. У меня в моём родном городе была группа, мы играли поп-музыку и рок, танцевальную музыку, потом обратились к краут-року, джаз-року. Я использовал тембр электророяля Rhodes, это был предел моих мечтаний в то время. С 1979 по 1987 год я изучал основы звукорежиссуры и музицирования в Кёльне. «Минимуг» десять или двенадцать лет лежал дома у моих родителей. В 1990 году мы собрали в Кёльне группу под названием Die Klangräumer (это значит «уборщики звука»). Я играл на фортепиано, это было трио в составе фортепиано/контрабас/кларнет или саксофон. Как-то раз у нас должен был состояться концерт в художественной галерее в Кёльне — за очень хорошие деньги по тем временам. Но в галерее не было рояля. Мы решили не терять такую возможность, несмотря на отсутствие рояля, и я подумал, почему бы мне не взять свой «Минимуг» и попробовать, как он звучит в группе. Я взял его, и получилось замечательно. В этой группе мы экспериментировали со звучанием, я играл на препарированном фортепиано, царапал струны. С помощью «Минимуга» можно тоже производить абстрактные звуки, хотя Minimoog — мелодический инструмент, в 1970-х в джазе и роке он использовался как электронный солирующий инструмент. С тех пор я начал работать с «Минимугом», стал использовать его наравне с фортепиано. Потом у меня появился цифровой синтезатор Roland. Но вскоре я отказался от него, он мне не понравился. И тут я узнал от друга, что Роджер собирается продать свой синтезатор EMS. И, конечно, я откликнулся на его предложение, поскольку «Минимуг» довольно тяжелый, хоть и переносной, в кофре он весит 16-17 килограммов, в самолёт его не возьмёшь. А EMS ещё и гораздо более гибок по части создания звуков, пэтчей. У «Минимуга» модули заданы изначально, их нельзя менять, а у EMS ты можешь связывать модули друг с другом, как хочешь. Эта модель EMS называется Synthi AKS, у неё есть секвенсор и четыре модуля, производящих звуки, — три осциллятора и генератор шумов. Другие модули, как, например, ревербератор, меняют звук. Модули можно связывать друг с другом. Возможностей не бесконечное количество, но возможно многое. У этого синтезатора нет клавиатуры, как у фортепиано: есть плоская поверхность, к которой можно прикасаться, и нет изначально настроенных нот, их диапазон можно настраивать в зависимости от напряжения. Очень гибкая система, что дополнительно хорошо в сочетании с весом и размером. Этот инструмент легко можно взять в самолёт, с ним легко путешествовать, и в этом его большая ценность…

ВИДЕО: Konk Pack @ Area Sismica (Италия)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *