Джазовед Дан Моргенстерн: 36 лет во главе Института исследования джаза — и вся жизнь (к 87-летию)

story24 октября отметил 87-й день рождения один из столпов современной джазовой журналистики и джазовой историографии — Дан Моргенстерн, в прошлом — главный редактор старейшего в мире джазового журнала DownBeat и директор Института исследования джаза Университета Ратгерса в Ньюарке, штат Нью-Джерси. Редакция «Джаз.Ру» желает старшему коллеге и учителю доброго здоровья и в его честь воспроизводит фрагмент из книги главного редактора нашего издания Кирилла Мошкова «Индустрия джаза в Америке» , посвящённый Моргенстерну (публикуется в сокращении, информация актуализирована по состоянию на 2016 г.).

Dan Morgensten (photo © Cyril Moshkow, 2007)
Dan Morgensten (photo © Cyril Moshkow, 2007)

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

В США есть несколько учреждений, где серьёзно занимаются изучением истории и теории джаза. Конечно, это и Смитсоновский институт в Вашингтоне, и знаменитый Архив им. Уильяма Рэнсома Хогана в Нью-Орлеане, и ряд институтов и центров при крупных университетах. Один из старейших университетских джазовых исследовательских центров — Институт исследования джаза (Institute of Jazz Studies)  в Университете Ратгерса, штат Нью-Джерси. [Далее мы будем всё время говорить «Университет Ратгерса», вместо более правильного «Университет имени Ратгерса» — просто потому, что в англо-американской практике это наше «имени» никогда не употребляется. На самом деле он всё-таки «имени»: имя героя американской революции полковника Генри Ратгерса было присвоено бывшему Колледжу Королевы ещё в 1825 г.. — КМ.]

Институт (кратко его называют IJS, Ай-Джей-Эс) был основан тогда, когда систематическое научное изучение джаза в США (и во всём мире) ещё только начиналось. В 1952 г. его как общественную организацию основал покойный ныне доктор Маршалл Стёрнс, в то время — профессор средневековой литературы в старинном нью-йоркском Хантер-Колледже; четырнадцать лет спустя Институт вошёл в состав Университета им. Ратгерса, одного из наиболее престижных государственных университетов Северо-Востока США (государственных — потому что совсем уж престижными в этом регионе Штатов считаются университеты частные, вроде Принстона). Конечно, вот так за здорово живёшь взять и включить в свою структуру институт по изучению какого-то там джаза университетская бюрократия не могла. Помогло только то, что уходивший на покой Стёрнс взял и все архивы Института, даже в то время уже немаленькие, просто подарил Ратгерсу. Волей-неволей пришлось включать в состав университета подразделение, которое этими архивами бы занималось.

В 1994 году Институт переехал в то помещение, которое занимает и сейчас. Это половина четвёртого этажа здания библиотеки им. Джона Даны, расположенного в одном из трёх кампусов Ратгерса — в Ньюарке, штат Нью-Джерси (два других находятся гораздо дальше от Нью-Йорка — в Нью-Бранзуике и Кэмдене).

Vincent Pelote (photo © Cyril Moshkow, 2012)
Vincent Pelote (photo © Cyril Moshkow, 2012)

Вот как эту историю изложил автору книги в 2012 г. тогдашний исполняющий обязанности директора Института исследования джаза, Висент Пелоте.

— Институт был основан в 1952 году человеком по имени Маршалл Стёрнс (Marshall Stearns). Он не был музыкантом, не был преподавателем музыки: он был профессором английской литературы в Колледже Хантера, в Нью-Йорке. Он написал две книги о джазе. Одна называлась «История джаза», другая — «Джазовый танец», её он создал совместно с женой. Долгое время эти две книги были среди самых популярных книг о джазе. Он основал Институт исследования джаза в собственной квартире в [нью-йоркском квартале] Гринвич-Вилледж, стараясь создать учреждение, куда люди могли бы приходить, чтобы изучать джаз, изучать источники. В то время не существовало колледжа или университета, которые считали бы джаз достаточно важным искусством, чтобы создать программу его изучения. Однажды Стёрнс понял, что невозможно держать такое учреждение в квартире, что он не будет жить вечно, и что было бы хорошо, если бы какая-то организация, колледж или университет, взяла бы институт под своё крыло, если с самим Стёрнсом что-то случится. Он предлагал свою коллекцию в разные учреждения, и кончилось тем, что в конце концов её взял Университет Ратгерса. У этого университета несколько кампусов: университетский городок в Нью-Бранзуике, в Ньюарке (это здесь) и в Кэмдене. Те, кто переводил Институт исследования джаза сюда, настояли, чтобы он был в кампусе Ньюарка, хотя он гораздо меньше, чем кампус в Нью-Бранзуике. Но здесь Институт находится близко к международному аэропорту Ньюарка, и Нью-Йорк тоже совсем недалеко, поэтому Институт гораздо более доступен, чем если бы он находился в Нью-Бранзуике. Институт переехал в Ньюарк в 1966-м, когда Маршалл Стёрнс неожиданно ушёл из жизни. С тех пор Институт находится здесь, хотя его переводили из одной части университета в другую. Сначала он работал в подвале университетской библиотеки, потом в здании за пределами кампуса, в Брайли-Холле, и затем, в 1994 году, оказался здесь, на четвёртом этаже библиотеки. Этот этаж строился не только для Института, но идея заключалась в том, что Институт исследования джаза будет именно здесь. С тех пор мы тут так и работаем.

Наши цели и задачи примерно такие же, какими были при Маршалле Стёрнсе, хотя несколько расширились. При Стёрнсе Институт не был частью университета, и он считал, что доступ к нему может иметь кто угодно — любой, кто изучает джаз. Теперь мы часть университетской программы, и одна из наших задач — поддержка магистерской программы по истории джаза здесь, в Ратгерсе, так что главное внимание — студентам магистратуры. Но во вторую очередь мы работаем с любыми исследователями извне университета, теми, кто работает над книгами, пишет статьи для журналов, работает на телевидении, на радио — со всеми, кто интересуется этой музыкой. Хотите просто посмотреть на какой-нибудь журнал — приходите, пожалуйста, мы продолжаем работать для вас.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа об Институте исследования джаза в Ньюарке и о Дане Моргенстерне, который 36 лет был его директором 
Ньюарк — большой старинный город в Нью-Джерси (население с пригородами — почти два миллиона), но он безнадёжно скрыт тенью своего гигантского восточного соседа, Нью-Йорка, и почти поглощён им. Во всяком случае, в последние полвека Ньюарк рассматривается исключительно как западный промышленный пригород Большого Нью-Йорка, эдакие двухмиллионные Люберцы. Кампус Ратгерса — своего рода город в городе: тут даже полиция своя, отдельная. Скучная геометрическая архитектура университета органично включает кампус в мрачноватые кварталы Ньюарка, а пёстрые, живописные толпы студентов изрядно разнообразят пейзаж: в Ратгерсе учится масса студентов из Азии — в первую очередь из Индии, Китая и Кореи.

Dana Library, Rutgers University, Newark, NJ (photo © Cyril Moshkow)
Dana Library, Rutgers University, Newark, NJ (photo © Cyril Moshkow)

Главное сокровище IJSхранилище фондов. Назвать это просто «библиотекой» язык не поворачивается! Только представьте себе материальное воплощение вот каких цифр. В Институте хранятся полные комплекты (иногда — за несколько десятилетий!) более чем ста джазовых периодических изданий. На полках стоит свыше шести тысяч книг о джазе (в том числе сотни уникальных малотиражных изданий — дискографий, биографий, диссертаций).

Хранилище фондов IJS (фото: Кирилл Мошков, 2001)
Хранилище фондов IJS (фото: Кирилл Мошков, 2001)

Это мы с вами идем в глубь помещения Института, оставив за спиной кабинеты штатных сотрудников (о которых чуть позже) и рабочий зал. Наконец библиотечные полки кончаются: дальше — дверь, за которой — главное. Звуковой архив. В фондах IJS хранится более СТА ТЫСЯЧ джазовых записей — от шеллачных пластинок на 78 об/мин до компакт-дисков. Я не оговорился: именно ста тысяч. Это одна из крупнейших коллекций в мире, не принадлежащих частному лицу. Единственное «но»: там нельзя снимать!

Коллекция непрерывно пополняется: мне показали десятки картонных ящиков, полных виниловых пластинок и компакт-дисков, ещё не разобранных и не попавших в каталог. Это — подарки, которые непрерывно поступают в IJS от десятков самых разных людей.

Вход в Институт на 4 этаже университетской библиотеки (фото: Кирилл Мошков, 2012)
Вход в Институт на 4 этаже университетской библиотеки (фото: Кирилл Мошков, 2012)

Старейшие сотрудники Института — бывший заместитель директора Института (ныне «консультант специальных проектов») Эд Бергер и бывший директор IJS, прославленный ветеран джазовой журналистики Дан Моргенстерн (Dan Morgenstern), покинули штат Ратгерса в 2011-2012 годах, хотя всё ещё участвуют в деятельности Института. Идеи и решения Дана Моргенстерна до сих пор определяют то, как и что делает Институт исследования джаза.

Дан Моргенстерн у дверей прославленного клуба Birdland в Нью-Йорке (фото: Кирилл Мошков, 2001)
Дан Моргенстерн у дверей прославленного клуба Birdland в Нью-Йорке (фото: Кирилл Мошков, 2001)

Моргенстерн возглавил Институт джазовых исследований в 1976-м, уже обладая громким и безусловно авторитетным именем. Начав писать о джазе в 1958-м, он был последовательно редактором журналов «Джаз», «Метроном», с 1964 по 1967 — нью-йоркским редактором старейшего джазового издания DownBeat, а с 1967 по 1973-й возглавлял этот журнал. Он писал для New York Post, Chicago Sun Times, был нью-йоркским корреспондентом британского Jazz Journal и японского Swing Journal, сам написал важный труд «Jazz People» (1976) и участвовал в создании таких основополагающих справочных источников, как «New Grove Dictionary Of Jazz» и «Dictionary Of American Music», преподавал историю джаза в Институте Пибоди (Университет Джона Хопкинса), Бруклин-Колледже и Университете Нью-Йорка. Он также организовывал ряд известных концертных серий в Нью-Йорке (в первую очередь знаменитые летние концерты в саду Музея современного искусства в 1961-66 гг.), вёл несколько авторитетных джазовых радио- и телепрограмм и продюсировал множество переизданий классических джазовых записей. Он входит в правления нескольких влиятельных организаций — от NARAS (Академия искусства звукозаписи, которая вручает премии Grammy) и Национального фонда искусств США до Джазового Института Чикаго (сооснователем которого он был) и жюри авторитетной датской международной джазовой премии Jazzpar. Кроме всего прочего, он восьмикратный лауреат Grammy по категории «Лучшая статья на обложке альбома» (1973, 1974, 1976, 1981, 1990, 1994, 2006 и 2009, последний раз — за сборник «The Complete Louis Armstrong Decca Sessions (1935-1946)»). Короче говоря, Дан Моргенстерн — одно из самых ярких имён в джазовой журналистике и изучении истории джаза.

А кроме того, Моргенстерн — человек удивительной судьбы.

Он родился в Германии (Мюнхен, 1929) в семье австрийского еврейского поэта Зомы (Соломона) Моргенштерна, который в качестве венского корреспондента германской «Франкфуртер Цайтунг» писал яркие антигитлеровские статьи и был поэтому вынужден уехать из Германии в Австрию ещё до прихода Гитлера к власти. В 1938 г. из Австрии Зома Моргенштерн бежал во Францию: приближался аншлюс — включение Австрии в состав рейха. Но у маленького Дана была скарлатина, поэтому его мать — датчанка по рождению — осталась с ним в Вене и позже уехала с ним в Данию, а Вторую мировую они пересидели в нейтральной Швеции. Дан переехал к отцу — тот уже был американским гражданином — в 1947-м. «Все вновь прибывшие хотели видеть небоскрёб Эмпайр Стейт Билдинг, — вспоминает он. — А я сразу пошёл на 52-ю улицу!» [В те годы именно на 52-й улице находились все основные джазовые клубы. — КМ.] Ещё в конце 30-х ребёнком он слушал живьём в Копенгагене Фэтса Уоллера и Джанго Райнхардта, а в Америку привёз с собой коллекцию из нескольких сотен джазовых пластинок, так что его интерес к джазу сразу направил его в правильный район.

Моргенстерн вспоминает, что получил предложение возглавить Институт исследования джаза после того, как покинул «ДаунБит» из-за несогласия с тогдашней политикой учредителей журнала и провёл в Нью-Йорке полтора года, зарабатывая на жизнь как фрилансер. К тому моменту уже вышла его книга «Jazz People», получившая очень хорошие отзывы в прессе, да и десять лет работы в «ДаунБите» сделали его имя весьма известным музыкальным журналистом, так что он вполне мог зарабатывать таким же образом и дальше, но ему хотелось постоянной работы — и в 1976 он принял предложение Университета Ратгерса.

На тот момент Институт исследования джаза имел весьма, весьма шаткий статус внутри Университета, будучи официально одним из учреждений системы «дополнительных подразделений» (University Extension Division), что предполагало минимальное финансирование и время от времени случавшийся перевод из одного помещения в другое. Моргенстерн добился ряда грантов на научную работу, в первую очередь на каталогизацию коллекций, взял на работу нескольких новых сотрудников (многие проработали в Институте более двух десятилетий), а самое главное — установил дружеские отношения с новым главой университетской библиотеки, Хэнком Аделманом, который оказался поклонником джаза и стал много и продуктивно помогать Институту — хоть IJS и не входил в структуру библиотеки, а был на тот момент приписан к одному из подразделений, расположенных в Нью-Бранзуике, физически находясь при этом в Ньюарке). Совместно Дан и Хэнк добились перевода Института в библиотечную структуру университета, добыли ряд грантов на поддержание его существования и — самое главное — деньги на приобретение колоссальной коллекции джазовых периодических изданий, ранее принадлежавшей крупному собирателю Хэролду Фратцеру. Под руководством Моргенстерна архивы постепенно переводились в цифровую форму: в настоящее время продолжается оцифровка колоссального архива фотографий, а оцифровка музыки и расшифровка сотен плёнок с разнообразными интервью идёт уже более 20 лет. Кроме того, есть ряд фондов, которые оплачивают отдельные направления исследования — например, фонд имени Бенни Картера, который каждый год оплачивал одному специалисту возможность приезда и работы с архивами Института по тематике, связанной с этим саксофонистом (так в IJS поработали специалисты из разных штатов США, а также из Дании и Франции).

Сейчас Институт проходит период перемен: штат наконец-то вырос с «кризисных» четырёх штатных единиц до респектабельных десяти, увеличилось количество архивистов и специалистов по цифровым технологиям. Винсент Пелоте, возглавивший IJS после ухода «старейшин» на пенсию, сейчас стал «оперативным директором», а исполнительным директором Института назначен Уэйн Уинборн — большой джазовый энтузиаст, пришедший в академическое джазоведение из большого бизнеса: он был вице-президентом финансовой компании Prudential Financial, но одновременно продюсировал джазовые пластинки и был членом попечительского совета Бруклинского филармонического общества, а в молодости преподавал историю джаза в одном из самых престижных американских университетов — Стэнфорде. При этом Институт сохранил в качестве «консультанта спецпроектов» Эда Бергера, в прошлом бывшего «правой рукой» Моргенстерна. Сам же Дан весьма активно участвует в жизни международного сообщества исследователей джаза, щедро консультирует младших коллег (а когда пересекаешь порог 87 лет, практически все коллеги уже младшие!) и с удовольствием ходит на джазовые концерты в Нью-Йорке. Доброго здоровья, Дан!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *