KAOS Protokoll в России: басист Бенедикт Виланд рассказывает о судьбе импровизатора в Швейцарии

Татьяна Балакирская TB

interviewСо  швейцарской музыкой в России в последнее время дела обстоят неплохо. Благодаря деятельности фонда Pro Helvetia и активности отдельных российских промоутеров за последние несколько лет в самых неожиданных местах, от городов-миллионников до небольших посёлков, был представлен широчайший спектр артистов: от радикальных шумовиков до математически точных авангардных оркестров, от адептов саундскейпа до военных ансамблей и сюрреалистических музыкальных перформеров. Швейцарское трио KAOS Protokoll уже в третий раз возвращается в Россию с гастролями. С одной стороны, этот коллектив достаточно ёмко иллюстрирует то, что происходит на музыкальной сцене Швейцарии, а с другой — стоит особняком. То, что играют Бенедикт Виланд (бас), Фло Райхле (барабаны) и Марк Штукки (саксофон), лежит в области эксперимента, исследования — однако эксперимент этот, на первый взгляд кажущийся игрой разума, несёт в себе безусловный мощный природный эмоциональный заряд, игнорировать который совершенно немыслимо. И оттого неприкрытая эклектичность, хаотичность «Протокола» не искусственна, не притянута за уши. Это не искусство ради искусства, не метод ради метода. Это быстро сменяющийся ландшафт за окном скоростного поезда, это лихорадочные видения, это отражение сознания homo novus (человека нового), homo mirabilis («человека удивительного»).

KAOS Protokoll
KAOS Protokoll

KAOS Protokoll описывают свой стиль как джаз-панк с элементами электроники, отмечают влияние Фрэнка Заппы, Джона Зорна и The Bad Plus. Разумеется, тому, кто собирается посетить концерт группы впервые, это самоописание будет вполне достаточным для решения «пойти или не пойти». Однако упаси вас даже и допустить мысль об эпигонстве. Виланд, Штукки и Райхле оставляют слушателю примерно такое же чувство, как и их прославленные предшественники. Неоднозначность, многослойность, какая-то тревожная недосказанность и… что-то ещё. Попробуем поговорить об этом с лидером трио, Бенедиктом Виландом.

На вашем официальном сайте нет информации об участниках группы — обычному посетителю неизвестен ни ваш возраст, ни образование, ни музыкальные предпочтения, ни какие-либо исторические сведения. Может быть, расскажете всё-таки, кто есть кто?

— Вообще в джазовом сообществе, действительно, обычно принято рассказывать об участниках ансамбля, о том, кто с кем играл и кто с чего начинал, и всё такое прочее. Почему-то мне такой подход не нравится. Когда мы говорим об ансамбле (неважно, в каком стиле он играет), нам стоило бы говорить о том, откуда происходит ансамбль, что делает он. Для меня это всегда было важно. Это не трио Бенедикта Виланда, это коллектив, единое целое. Поэтому я однажды и сказал, что не хочу никаких биографий на сайте, никаких сведений о том, кто где учился. Конечно, какая-то информация о том, кто оказал влияние на наш подход, стиль и саунд, есть, и на сайте мы её опубликовали.

Benedikt Wieland
Benedikt Wieland

Нет, я не хочу ничего скрывать, разумеется, и я всегда могу рассказать, какой музыкальный вуз я посещал. Но, понимаете… Вот ты ходишь в музыкальное учебное заведение. В Швейцарии музыкальное образование достигло достаточно высокого уровня, проходят доступные мастер-классы с людьми уровня Брэда Мелдау, Джозефа Боуи и других известных музыкантов. Но после обучения тебе нужно находить свой собственный путь. И всё обстоит не так, как в классической музыке — где, возможно, более важно, откуда ты. В джазе, когда ты присоединяешься к новой группе, это тебе ничем не поможет. Вот абсолютно неважно, где ты учился. Главное — кто есть ты, что ты из себя представляешь, что ты играешь.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Бенедикта Виланда из трио KAOS Protokoll, ВИДЕО 

Очень рада это слышать, поскольку такой ответ подводит меня к следующему вопросу. В вашей музыке много неожиданностей, она замысловато сконструирована, в ней масса любопытных решений, сдвигов, слоёв. Много эмоций. За вами, за вашей мыслью интересно наблюдать. Но всё время, пока я слушаю эту музыку, меня занимает вопрос: а как вы представляете себе свою миссию как артист, как вы представляете себе свою цель? Есть всё-таки ощущение, что это не просто искусство ради искусства, метод ради метода.

— Спасибо за вопрос. Ну, с одной стороны, в этой музыке зашифровано множество самых разных впечатлений, и даже, можно сказать, глав моей собственной жизни. Цель, которую мне хотелось достичь… Прежде всего, никогда не подстраиваться, не приспосабливаться. Не повторять то, что уже существует. Вплоть до того, что — не сливаться с тем, что в конкретный момент играют коллеги по группе. Это достаточно сложно, потому что ты никогда не знаешь, куда тебя занесёт: иногда этот подход работает, а иногда всё разваливается. Приходится рисковать и балансировать на очень тонкой линии.

Ещё я никогда не думал о том, где находится мой инструмент — в середине, центре или ещё где-то. Для меня это просто инструмент, который помогает нарисовать общую картину. Цвета, краски, изображение, которое нужно передать — примерно в таких категориях я мыслю. В визуальных, так сказать. Если сыграть вот так — как это будет выглядеть?

На сегодняшний день мы издали два альбома. Я не могу сказать, что мы высказали на них всё, что могли. Первое издание, «Quick and Dirty», было пробным, — «давайте посмотрим, что из этого выйдет». Второй альбом, «Questclamationmarks», получился более профессионально исполненным, — при участии чудесного, очень вдохновляющего продюсера (британского джазмена Джанго Бэйтса. — Ред.). С третьим альбомом (если он будет) я точно не пойду той же дорогой. Я пойду в какую-нибудь другую сторону.

Вообще музыка — это главное. Не конкретно игра на басу, не что-то ещё. Ну, вы понимаете. Музыканты выпускают записи, у всех разный исполнительский уровень. Можно увлекаться додекафонией, можно работать с контрапунктом, можно сделать альбом в этом ключе, можно усложнять и повышать свой уровень. Но…

Да, я понимаю… И всё же я хотела бы ещё кое-что уточнить. Музыка — это главное, но в каком измерении? Музыка как удовольствие, как забава, или музыка как самопознание, или как связь с Высшим, или как попытка донести послание зрителю? Что это для вас?

— Вообще… когда я ещё ребёнком начинал заниматься музыкой, меня увлекал уже сам факт того, что из-под моих рук выходит какой-то звук. Я ещё тогда играл на скрипке. Вот ты что-то делаешь, и получается звук, ты работаешь над ним, и он получается лучше. Я вырос, сменил скрипку на бас-гитару, я слушал разные группы, которые влияли на меня — и, разумеется, аспект удовольствия и забавы тоже имел место. А ведь это немаловажный и чудесный аспект — на какой-то стадии! Я начал играть в коллективах, играть ради забавы. Сейчас уже перестал, правда. С одной стороны, для меня это была нужная ступень развития. С другой стороны — многие из этих ансамблей играли достаточно коммерческую музыку: на больших сценах и так далее. И вот в них всё всегда было, что называется, «по приколу». Вот поэтому я и остановился в какой-то момент. Музыка ради забавы — это не совсем то, ради чего я живу. Я хочу рассказывать истории, рисовать истории музыкой. Для меня это важнее, чем просто играть в своё удовольствие, показывать, что я умею. Я хочу, чтобы люди видели мои картины.

Спасибо! Очень созвучно тому, что я почувствовала, когда смотрела ваш свежий клип — «In The Secret City». Кстати, а работали ли вы над сценарием к нему?

— О нет, я встретил очень талантливого человека, Янника Мосиманна (Yannick Mosimann), он из Берна. Всё началось с нашего тура по России: мы взяли с собой оператора, чтобы сделать фильм о гастролях. Он всё записал и должен был смонтировать видео, но… не смог. И тогда включился Янник и предложил свою помощь. Я был абсолютно счастлив тем, как всё получилось, потому что история вышла сложная. Я почувствовал, что мы на одной волне и предложил ему сделать совместно что-то новое. Он выбрал песню, на которую ему хотелось сделать клип, и я ему предоставил полную свободу.

Видео получилось очень атмосферным, там нет сюжета в его традиционном понимании, — может быть, кого-то это даже будет раздражать. Ты видишь космонавта, идущего по городу, потом там же ты видишь лошадь, потом парящего в воздухе человека…

Мне показалось, что здесь важен не сюжет, не последовательность действий, а настроение, ощущение… Ты смотришь видео, как будто видишь сон…

— Да, так и есть. Иногда кажется, что изображения подобраны случайным образом, но это не так. Всё очень тщательно подобрано — каждый кадр для каждого конкретного музыкального момента. Что приводит меня в восторг. И, кстати, сейчас мы готовим ещё один клип. У нас случился совместный проект с одним швейцарским мастером художественной декламации, и на него снимается видео.
ВИДЕО: Kaos Protokoll «In The Secret City»

Раз уж мы заговорили о совместных проектах и вы упомянули о том, что руководите лейблом: как вообще нынче живётся музыканту-экспериментатору в Швейцарии? Финансово, организационно и так далее.

— Конечно, у нас есть очень хорошие возможности экспортировать нашу музыку за рубеж. Особенно музыку авангардную, нешаблонную. И поскольку у нас есть финансирование не только для артистов высшей лиги, — когда гастрольную поддержку имеют лишь 3-4 группы — это здорово. Однако это не означает, что грант может получить вообще кто угодно. Факт наличия группы, или любой другой творческой единицы ещё не означает, что тебе автоматически выдадут деньги для записи и поездок. Это работает не так. Ты уже должен иметь какой-то багаж, должен что-то делать, чтобы на тебя обратили внимание.

А что именно делать? В Швейцарии, насколько я знаю, концертных площадок ограниченное количество, и музыканты чуть ли не месяцами стоят в очереди на выступление.

— Так и есть, — и мы выступаем за рубежом. Много играем в Германии, Австрии и других европейских странах. Молодые коллективы выступают и без гонораров, например — просто чтобы приобрести какой-то опыт.

Приходится ли вам выступать в других коллективах, помимо Kaos Protokoll?

— Сейчас уже нет, но вообще жить только на средства от выступлений с группой у нас невозможно. Даже если играешь в разных группах. В основном все преподают или имеют другие работы, связанные с культурой или музыкой, с этой индустрией (у меня это лейбл). Или вовсе не связанные.

И, наконец, вопрос, который занимает меня особо. Как вы работаете над сценическим образом? В одежде, я имею в виду. Ваш стиль не может остаться незамеченным!

— О да, для первого альбома и тура в его поддержку мы все надевали леггинсы, в первом российском туре я тоже выступал в блестящих леггинсах. Ну да, мне нравится такой подход, своеобразный кроссовер. Фло Райхле играл в красном спортивном костюме… Мне нравится, когда люди, сидящие в джазовых клубах, смотрят на эти леггинсы и думают: «Что за?..» Каждый набор одежды — для конкретного тура. В нынешнем туре я уже не в леггинсах, а Фло не в спортивных штанах.

…Смокинги ли, пижама, джинсы или балетные пачки, — однажды впустив в себя музыку KAOS Protokoll, вы вряд ли будете проводить различие, во что они одеты. Как и в отношении любого другого носителя настоящего, неподдельного искусства.

ВИДЕО: документальный короткометражный фильм о гастролях KAOS Protokoll в России (2013) — 12 мин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *