Корейская джазовая певица Юн Сун На (На Йонсун): эксклюзивное интервью для «Джаз.Ру»

interviewКак уже сообщал «Джаз.Ру», 28 марта в Москве (Светлановский зал ММДМ) и 30 марта в Санкт-Петербурге (ДК им. Горького) с Московским джазовым оркестром Игоря Бутмана будет выступать самая известная в мире джазовая певица из Кореи. Её имя обычно транскрибируют через английское написание как Юн Сун На; так её именуют в США и Европе. Однако по правилам русской транскрипции корейских имён, учитывая, что её фамилия — На, а фамилия у корейцев (так же, как у китайцев и японцев) пишется впереди имени, точнее будет именовать певицу На Йонсун (나윤선).

На Йонсун родилась в Сеуле 28 августа 1969 в семье дирижёра-хоровика На Йонсо и актрисы музыкального театра Ким Миджон. В молодости Йонсун пела в корейских мюзиклах; в 1995 она отправилась в Париж, где изучала джаз и французский шансон одновременно в нескольких известных музыкальных учебных заведениях, включая консерваторию им. Лили и Нади Буланже и Джазовый колледж CIM. В этом колледже она на рубеже 2000-х и преподавала, одновременно выступая с собственным ансамблем YSN 5tet. В течение 2001-2004 она выпустила ряд альбомов на французских лейблах, которые сделали ей имя на европейской сцене; в 2008 На Йонсун (она же Юн Сун На) подписала контракт с влиятельным германским лейблом ACT, на котором вышли её лучшие альбомы — «Voyage» (2008), «Same Girl» (2010) и «Lento» (2013). Все эти годы певица активно гастролирует: за один только 2012 год, например, её гастрольные маршруты пролегали через 25 стран. Обычно она выступает либо дуэтом с прославленным шведским джазовым гитаристом Ульфом Вакениусом, либо квартетом (она сама, Вакениус и два французских музыканта — аккордеонист Венсан Пейрани и контрабасист Симон Тальо).

Перед выступлением в Москве у корейской вокалистки взял интервью обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново.

Что вы будете петь с Московским джазовым оркестром Игоря Бутмана?

— Мы исполним произведения из моего репертуара, с моих последних альбомов, что-то из репертуара оркестра. Из моего репертуара будет французский шансон, песни моего собственного сочинения, пьеса шведского гитариста Ульфа Вакениуса и что-то ещё.

Прозвучит ли что-то новое, что вы ещё не записывали на альбомах?

— Нет, всё, что я собираюсь петь, будет с моих альбомов. Я всегда исполняла эти произведения с небольшим ансамблем. Я счастлива, что смогу исполнить всё это с оркестром, услышать, как это прозвучит в оркестровой версии! Мне случалось выступать с симфоническим оркестром и с биг-бэндом, но этот репертуар с оркестром прозвучит впервые.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Юн Сун На, ВИДЕО 

Что вам приходилось до этого исполнять с биг-бэндом? Это были джазовые стандарты?

— Это тоже была часть моего репертуара. Кроме того, я пела госпелз. А ещё мне случилось принять участие в церемонии закрытия Олимпийских игр в Сочи, я пела с оркестром. Но это не основное моё занятие, обычно я пою с небольшими составами и предпочитаю это. Так что у меня было немного возможностей выступить с большими оркестрами.

Насколько можно судить по вашей биографии, джаз не был единственной и главной музыкой, которой вы вдохновлялись. Расскажите, пожалуйста, какая музыка оказала на вас влияние до того, как вы начали заниматься джазом?

— Больше всего на меня в этом смысле повлияли родители. Мой отец был дирижёром государственного хора. Вообще он — основатель первого государственного хора Кореи. Моя мать пела в музыкальных комедиях. Дома у нас звучала самая разная музыка, я слушала классическую музыку, оперу, бродвейские мюзиклы, иногда корейские народные мелодии. Мой отец всегда старался смешивать стили, когда подбирал репертуар для хора.

Когда вы начали заниматься джазом, что больше всего повлияло на вас, что произвело наибольшее впечатление?

— Джаз я открыла для себя очень поздно. Думаю, какие-то джазовые темы звучали дома и по радио, но я не отдавала себе отчёта в том, что это джаз, потому что у нас в Корее не так уж часто можно было его послушать. Думаю, я тогда слышала Луи Армстронга и Эллу Фицджералд. Джаз произвёл на меня впечатление прежде всего тем, что в этой музыке, в отличие от другой, всё время что-то меняется, что-то создаётся. Например, «Fly Me to the Moon» в исполнении разных певцов или инструменталистов звучит совсем по-разному. Это меня потрясло. Позднее меня очень привлекло это прекрасное взаимодействие между музыкантами, которое я наблюдала на джазовых концертах.

Youn Sun Nah (фестиваль Jazzkaar, Таллин, Эстония, 2010; фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Youn Sun Nah (фестиваль Jazzkaar, Таллин, Эстония, 2010; фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Всегда ли вы сочетали разные стили в вашей карьере? Был ли период, когда вы сосредоточились прежде всего на джазе?

— Когда я приехала в Париж, я познакомилась с самой разной музыкой. Париж — это метрополия, правильный котёл. В Париже я познакомилась с людьми из разных стран. Это было необыкновенно, потому что в Корее не так уж много иностранцев! Как вы знаете, европейский джаз испытал влияние музыки из разных стран. Я впитывала всё, что слушала, как губка. Я принимала всё без какого-либо предубеждения. Раньше у меня не было такого опыта. Мне не хотелось использовать один цвет в джазе: на мой взгляд, в джазе очень много разных цветов. Может быть, мне легко было смешивать разную музыку, потому что я не американка, потому что я до этого практически не слушала джаз. Так что это было для меня естественно. Я знала, что не буду джазовой певицей вроде Эллы Фицджералд или кого-то ещё. Если же я пойду по этой дороге, то это будет подражанием, но я знала, что так не годится, что мне это не подходит.

Много ли времени вы сейчас проводите в Корее?

— Два года назад я взяла отпуск на год, чтобы проводить больше времени с семьёй. Потому что у меня бывало по двести концертов в год, и я сказала себе: «Может быть, пора немного притормозить». Сейчас, весной, у меня начинается турне, так что я уже вновь не смогу подолгу бывать дома. Но я хорошо отдохнула и готова к этому.

Есть ли в Корее активная и творческая джазовая жизнь? Если да, то какова она, каковы её особенности?

— У нас нет долгой джазовой истории. После войны, в 1950-е годы, нужно было восстанавливать страну, и музыка была не в приоритете. Сейчас ситуация поменялась. В Корее выступает много джазовых музыкантов. У нас есть международный джазовый фестиваль Jarasum, он длится три дня, его посещают до двухсот тысяч человек. Игорь Бутман выступал на этом фестивале, очень успешно. У нас есть много музыкантов, которые едут за границу изучать джаз, в США и европейские страны. Не могу сказать, что есть какой-то определённый стиль, — есть сильная традиция корейской народной музыки, и есть смесь джаза, поп-музыки, традиционной музыки. Конечно, многие наши джазовые музыканты играют и свинг, но всё больше и больше музыкантов интересуется европейским джазом.

В Корее ведь есть и авангардная сцена, я слышал о ней от немецкого музыканта Альфреда Харта, который живёт там.

— Да, у нас всё больше и больше людей интересуются авангардной музыкой. В нашей традиционной музыке большую роль играет импровизация, нашей музыкой интересуются многие европейские и американские музыканты, они приезжают, чтобы познакомиться с нашими традиционными ритмами, они сотрудничают с нашими джазовыми музыкантами и традиционными музыкантами, участвуют в разного рода выступлениях. Всё становится лучше и лучше!

Насколько повлиял на вас французский шансон?

— К французскому шансону у меня всегда была слабость. Мне очень нравится эмоциональная сторона во французских песнях. Я ощущаю эмоциональную связь с французским шансоном, поэтому стараюсь в каждый концерт включить по крайней мере одну французскую песню. Даже если тебе совсем не понятен текст, ты всё равно чувствуешь драматизм, который есть в этих песнях. Это очень живая музыка.

Что вы можете сказать о сотрудничестве с немецким лейблом ACT, на котором выходят ваши альбомы?

— Я очень благодарна этому лейблу. Они всегда стараются выпускать интересную музыку, давать шанс молодым джазовым музыкантам. Они осмеливаются продюсировать музыку, которую не всякий из нас одобрит, но, мне кажется, у владельца лейбла, Зигги Лоха, есть своё видение, которое давно сформировалось. На ACT выходят альбомы у множества прекрасных европейских музыкантов, и я могу воспользоваться помощью Ульфа Вакениуса, Ларса Даниэльссона и других. Я собираюсь принять участие в юбилейном концерте, в этом году лейблу исполняется тридцать пять лет, музыканты ACT соберутся по этому поводу в Берлине 2 апреля. Как раз из Москвы я полечу в Берлин.
ВИДЕО: Youn Sun Nah & Ulf Wakenius «Uncertain Weather» (2010)

Вы упомянули Ульфа Вакениуса и Ларса Даниэльссона. Кого ещё из ваших партнёров вы назвали бы лучшими, сотрудничество с кем даёт вам особое вдохновение?

— Прежде всего — Ульф Вакениус! Мы работаем вместе десять лет. У него богатейший опыт. Он был последним гитаристом в ансамбле Оскара Питерсона. У него настоящее оркестровое звучание! Мы очень доверяем друг другу, поэтому так удачно сотрудничаем. Когда мы работаем вдвоём или в квартете, нам легко поддерживать диалог на сцене. Он выдающийся артист. И я надеюсь, что мы продолжим работать вместе! С Ларсом тоже прекрасно работать. Он продюсировал мой первый альбом на ACT. Он потрясающе играет на контрабасе и виолончели, он очень лиричен. Мы записали вместе три альбома, со мной работает также аккордеонист Венсан Пейрани. Все они не просто музыканты — все они могут звучать как оркестр. Они играют разную музыку, открыты любым влияниям, я очень их люблю.

Youn Sun Nah, Ulf Wakenius (фестиваль Jazzkaar, Таллин, Эстония, 2010; фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Youn Sun Nah, Ulf Wakenius (фестиваль Jazzkaar, Таллин, Эстония, 2010; фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Каковы ваши планы? Собираетесь ли вы работать над новым альбомом, принять участие в записи чьего-то альбома?

— Я только что записала альбом. (Смеётся.) Мы завершили работу в феврале, в мае альбом будет выпущен. Надеюсь, что смогу ещё приехать в Россию с этим новым проектом.

Вы можете рассказать какие-то подробности?

— Мы записывали его в Нью-Йорке с американскими музыкантами. Для меня это было настоящим приключением — раньше я играла, в основном, с европейскими музыкантами. Потрясающий опыт — меня как будто осветила часть их света. Я пока не знаю, как этот альбом будет принят, жду его выхода с нетерпением. Музыканты удивительные, они прекрасно играют. Для них играть на этом альбоме было совершенно естественно. Мне же приходилось подолгу готовиться. Мне было очень хорошо записываться с ними, надеюсь, им тоже понравилось.

Можно ли сказать, что этот альбом звучит более, так сказать, по-джазовому, чем предыдущие?

— Не думаю. Репертуар там вполне современный, мы играем рок, поп. Сам состав джазовый, мы играем акустическую музыку, но я не могу назвать ее традиционным джазом. Мы соединяли джаз, например, с североамериканской народной музыкой.

Вы можете назвать имена музыкантов, которые работали с вами над альбомом, или это невозможно?

— Я не знаю, когда они начнут промоушн, я должна спросить. Я знаю, что альбом будет выпущен 19 мая. (В настоящее время известно, что альбом будет выпущен на лейбле ACT, он будет называться «She Moves On», и на нём с Юн Сун На играют, в частности, клавишник Джейми Сафт и гитарист Марк Рибо. — Г.Д.)
ВИДЕО: Квартет Юн Сун На в Театре Шатле, Париж, 2016 (полный концерт)




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *