In Memoriam. Ветеран московской джазовой сцены — контрабасист Владимир Чернов (1945-2017)

Композитор Олег Степурко OS

5 июня ушёл из жизни джазовый контрабасист Владимир Чернов. Харизматичный музыкант, участник самых важных джазовых событий в СССР, включая участие в Московских джаз-фестивалях, записи на пластинках «Джаз-65» и «Джаз-67» и выступления в «Кафе Молодёжное». Володя также стоял у истоков джазового образования в СССР, когда ещё не существовало никаких пособий на русском языке и педагоги сами были живыми учебниками.

Владимир Чернов. «Кафе Молодёжное», 1967
Владимир Чернов. «Кафе Молодёжное», 1967

Он родился в 1945 году в семье научных работников. Его отец, Василий Степанович Чернов, был ученый-химик, строивший химические объекты в разных странах советского блока, поэтому детство Володи прошло в Болгарии, где отец возводил промышленный объект. Оттуда же были привезены купленные отцом джазовые пластинки, которые Володя впоследствии давал слушать своим друзьям. Музыкой он начал заниматься в музыкальной школе: первоначально играл на баяне, но вскоре самостоятельно освоил контрабас.

Джазом Чернов стал увлекаться в 15 лет, когда на концерте познакомился с пианистом Виктором Фридманом. Вот как об этом пишет Виктор в своём очерке «Джаз в моей жизни» (бумажная версия журнала «Джаз.Ру», №5-2013):

Среди записей, которые постоянно тогда, на рубеже пятидесятых-шестидесятых, крутились на моём магнитофоне, было несколько переписанных пластинок Фрэнка Синатры и Бинга Кросби — таковыми записями меня постоянно снабжал мой товарищ Володя Чернов, который от баяна перешел к контрабасу и, естественно, увлекался джазом.

Владимир Чернов, Виктор Фридман (фото из личного архива В. Фридмана)
Владимир Чернов, Виктор Фридман (фото из личного архива В. Фридмана)

Тогда же Чернов создал оркестр. Виктор Фридман продолжает:

Володя Чернов познакомил меня со своим кругом, в который входил его двоюродный брат Костя Чернов, прилично игравший на трубе, друг Кости саксофонист Володя Голембиевский (они вместе состояли в эстрадном оркестре уже не помню какого клуба) и фактурный юноша, похожий на Пьера Безухова, по имени Володя Кравченко, который, без сомнения, родился пианистом-виртуозом. Мы часто встречались, обменивались записями, делились маленькими открытиями в гармонии, стилистике и прочем — никаких учебных пособий в те времена не было в помине, надо было полагаться на свои уши и уши друзей.

По-разному, как водится, сложились судьбы этих ребят: Костя сравнительно рано ушёл из жизни. Володя Голембиевский некоторое время играл (с 1963) в оркестре юного Анатолия Кролла, а затем я потерял его из виду. Володя Чернов окончил факультет восточных языков Московского университета (ныне ИСАА МГУ), в конце 60-х, будучи арабистом, был направлен в Египет и полгода провел в окопах на израильской границе, но впоследствии всё же вернулся к музыке. Феноменальный талант Володи Кравченко остался, к огромному сожалению, мало кому известен, хотя, несмотря на пристрастие к спиртному, он до конца жизни играл потрясающе…

Все, кто знал Володю, отмечали его интеллигентность, мягкость в общении — и этим он очень выделялся среди лихих, хулиганствующих джазменов. Вот почему он часто был душой компании, и друзья любили приглашать его в походы.

Владимир Чернов и Виктор Фридман в байдарочном походе на реке Ахтуба (приток Волги)
Владимир Чернов и Виктор Фридман в байдарочном походе на реке Ахтуба (приток Волги)

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка 

После школы Чернов поступил в МГУ, который шутники прозвали «Джазовый университет с техническим уклоном»: с одного только физфака МГУ вышли заметные джазмены — Алексей Зубов (тенор-саксофон), Валерий Буланов (барабаны) и Вадим Сакун (фортепиано).

Как и многие звёзды московского джаза тех лет — Георгий Гаранян, Константин Бахолдин, Виталий Клейнот, Алексей Козлов и ряд других, — Чернов получил высшее образование, но когда для музыкальной работы потребовались документы о музыкальном образовании, Володя поступил и успешно окончил известное Царицынское музыкальное училище.

В МГУ он продолжил музицирование в студенческом театре «Наш дом». Вот как об этом периоде пишет Виктор Фридман:

Володя Чернов, учась на втором курсе МГУ, вошёл в состав оркестрика театральной (она называлась Эстрадной) студии гуманитарных факультетов МГУ «Наш дом», а через некоторое время по его рекомендации и я пришел туда. Руководили музыкой в студии Павел Слободкин и Максим Дунаевский, тогда ещё студент консерватории, — имена Альберта Аксельрода (придумавшего телевизионный КВН), Ильи Рутберга, Марка Розовского, Александра Филипенко, Семена Фердмана (Фарады), да и других, авторов и артистов — многое говорят любителям театра.

Владимир Чернов на фестивале «Джаз-65». Фото из коллекции Валерия Котельникова
Владимир Чернов на фестивале «Джаз-65». Фото из коллекции Валерия Котельникова

В начале 60-х в Москве ощущался страшный дефицит грамотных контрабасистов, и Володя был тогда нарасхват. Сначала его пригласили в трио Виктора Мисаилова, два трека которого потом вышли на диске «Джаз-65», записанном в студии «Мелодия» по результатам Московского джаз-фестиваля 1965 г. В аннотации написано:

Виктор Мисаилов проявил себя как способный музыкант, сочетающий в себе и лиризм, и темпераментность. Контрабасист Владимир Чернов и ударник Владимир Аматуни хорошо чувствуют намерения пианиста и способствуют их осуществлению.

АУДИО: Трио Виктора Мисаилова (студийная запись со сборника «Джаз-65»)
«Вальс» (М. Блантер)


«Рассказ» (Бобби Тиммонс)

На Московском джаз-фестивале 1967 г. Чернов играл и в составе квинтета Виталия Клейнота — Андрея Товмасяна (ансамбль стал лауреатом фестиваля): Виталий Клейнот — тенор-саксофон, Андрей Товмасян — труба, Валерий Котельников — фортепиано, Владимир Чернов — контрабас, Александр Салганник — ударные.

АУДИО: трек с винилового концертного сборника «Джаз-67»: «Сказка для Алёнушки» (В. Клейнот)


С того времени сохранилась редкая фотография — Володя на фестивале джаза с Андреем Товмасяном и Юрием Чугуновым.

Владимир Чернов, Андрей Товмасян, Юрий Чугунов (фото из личного архива В. Чернова)
Владимир Чернов, Андрей Товмасян, Юрий Чугунов (фото из личного архива В. Чернова)

В 1962-64 гг. в Москве открылись первые «джазовые кафе», по сути — джаз-клубы: «Молодёжное», «Аэлита» и «Синяя Птица», созданные при участии и находившиеся под присмотром московского комсомола.

В 1967 году Чернова пригласили в квартет саксофониста Эдуарда Утешева. Кумиром Эдика был Джонни Гриффин, и он многое перенял у своего заочного учителя: манеру звукоизвлечения, лексику, энергетику… В квартете играли Виктор Фридман на рояле, барабанщик Боря Новиков и Володя Чернов на контрабасе.

Эдуарт Утешев, Владимир Чернов (фото из личного архива В. Фридмана)
Эдуарт Утешев, Владимир Чернов (фото из личного архива В. Фридмана)

Джазовый гитарист Алексей Кузнецов тоже часто приглашал Володю в свой состав. Вот как он пишет об этом:

Мы с Громиным друг к другу наездились и склеились в пару. Коля солирует — я аккомпанирую, сначала так решили. Ему это было удобно, а когда менялись ролями, мне это было менее удобно. Вспоминаю: много играли на свадьбах для заработка, квартетом: я, Коля, Валя Погожев на барабане, Володя Чернов на контрабасе. Плюс Володя пел на английском, зажигал как следует!

Николай Громин, Алексей Кузнецов, В.алерий Буланов, Владимир Чернов (фото из личного архива В. Чернова)
Николай Громин, Алексей Кузнецов, В.алерий Буланов, Владимир Чернов (фото из личного архива В. Чернова)

Ничто не вечно… — продолжает свои воспоминания В. Фридман — Убрали джаз из «Молодёжного» в 1969 году, просуществовал он там чуть более семи лет. А после некоторого комсомольского размышления отдали сцену клуба Виталию Клейноту и его ансамблю, который излагал концепцию джаз-рока, — то, что теперь трансформировалось в стиль фьюжн. Пианистом (и клавишником — так как уже появились первые электронные клавишные инструменты, и у Клейнота был уже таковой) в этом коллективе был Валера Котельников. Барабанщиком был превосходный Миша Бранзбург, контрабасистами — некоторое время были Владимир Чернов и Алексей Исплатовский — потом в составе утвердился интереснейший Иван Васенин, имевший нетривиальные научные идеи в музыкальной теории (Ваня погиб, задохнувшись в дыму, при пожаре гостиницы «Россия» в 1977 г. — Авт.), на теноре играл сам Виталик Клейнот и на вентильном тромбоне — Саша Кофман.

В 70-х джаз в Москве, после закрытия почти всех джазовых кафе, переместился в студию импровизационной музыки «Москворечье», директором которой был Юрий Козырев. Тогда Чернова можно было увидеть на фестивалях студии в самых различных составах. Вот два таких коллектива, ансамбль саксофониста Виктора Алексеева (Виктор Фридман — рояль, Владимир Чернов — бас, Валерий Буланов — барабаны; фото из личного архива В. Чернова)…

Ансамбль саксофониста Виктора Алексеева
Ансамбль саксофониста Виктора Алексеева

…и оркестр гостиницы «Интурист», в который входили известные музыканты — тромбонист Борис Рукинглуз из «ВИО-66» п/у Юрия Саульского, трубач Анатолий Васин из оркестра Олега Лундстрема, саксофонист из «Каданса» Германа Лукьянова — Николай Панов (фото из личного архива В. Чернова).

Оркестр гостиницы «Интурист» (Владимир Чернов на бас-гитаре)
Оркестр гостиницы «Интурист» (Владимир Чернов на бас-гитаре)

Конечно, я пересекался с Черновым на разных джазовых концертах. Но особенно мы с ним сдружились, когда стали в конце 70-х вместе работать на эстрадном отделе музыкального училища в подмосковном городе Электросталь. Вот как я об этом написал в статье «Железнодорожная академия джаза»:

В 1977 году мне стало невыносимо тошно работать в кабаке, и меня стали доставать «конфетки-бараночки» и прочие «сулико» из парнасового репертуара, в котором мы с тромбонистом Андреем Румянцевым из-за ненадобности духовых трясли бубны и прочие «маракасы». И тогда я решился откликнуться на предложение Вити Алексеева и пойти работать на джазовый (тогда он назывался эстрадный) отдел музыкального училища подмосковного города Электростали. Директором электростальского училища был добрейший и умнейший Роман Натанович Шмуленсон. Ему удалось собрать в своем училище потрясающую команду педагогов- фанатиков джаза. Каждый член нашей железнодорожной академии обладал необычайными качествами. Так, саксофонист Виктор Алексеев имел лучшую библиотеку джаза в Союзе. Володя Чернов блестяще знал английский и переводил нам журнал Down Beat или аннотацию, напечатанную на конверте той или иной джазовой пластинки. Благодаря ему мы были в курсе всех джазовых событий. Человек очень нестандартный, он нарисовал огромный «пацифик», знак борцов за мир, на крыше своего дома, стоящего рядом со станцией Салтыковка, и сотни тысяч пассажиров, едущих из Москвы на поездах южного направления, с недоумением наблюдали этот знак западных борцов против войны. Я помню, ходил за ним по Москве, пересаживаясь из трамвая в троллейбус, а он переводил мне школу джаз-трубы Франко Панико, читая её сразу по-русски, а я еле успевал записывать за ним в тетрадь, стоя на одной ноге в переполненном трамвае.

Сейчас-то я отлично понимаю, что без Володи моя книжка не смогла бы состояться, ибо перевести с английского могли многие, но только Володя смог перевести специфические джазовые термины, из которых состояла вся книга. Она вышла в 1989 в издательстве «Советский композитор» фантастическим по нашим временам тиражом 20 000 экз.

Джазовый критик Дмитрий Ухов написал мне:

— Я был только добавил, что Володя был страстным коллекционером… домашних кактусов. За границей все шли за шмотками в магазины, а он за кактусами.

А действительно, я помню, как он мне показывал свой кактусарий — большой ящик из оргстекла, в котором стояли сотни горшочков с кактусами, причём многие цвели. И удивительно, какие у этих зелёных ёжиков были красивые цветы. Чтобы кактусы зацвели, Володя специально обрезал верхушки, из-за чего кактусы приобретали жутко неприличный вид.

Парадоксально, но, будучи педагогом по басу, по просьбе директора Шмуленсона Чернов преподавал в училище ещё и английский язык.

фото из личного архива В. Чернова
фото из личного архива В. Чернова

Володя был необычайно рукастый человек. Помню, он меня научил быстро и дёшево переплетать книги. «С помощью струбцины, — сказал мне Вова, — зажимаешь корешок, промазываешь клеем для линолеума бустилатом, пробиваешь скрепкой и приклеиваешь дерматин на корешок. И вуаля…» Я засомневался: «А где взять этот самый дерматин?» — «Да идёшь мимо помойки, — продолжил Вова, — и срезаешь его с выброшенной детской коляски».

Удивительно, но у меня благодаря этим переплётам до сих пор сохранились самиздатовские джазовые книжки. И всё же главное — это то, что я играл с Володей в ансамбле педагогов электростальского училища, в который входили Юрий Маркин (ф-но), Михаил Есаков (гитара), Борис Савельев (барабаны). Наш ансамбль с потрясающими аранжировками Маркина произвёл фурор на джаз-фестивале студии «Москворечье», и мощный грув Владимира во многом обеспечил нам успех. Причём, поскольку Маркин применял в аранжировках фанк-грувы, Вова легко перешёл на бас-гитару, которой в то время владели немногие контрабасисты.

В. Чернов, Б. Савельев, М. Есаков, О. Степурко (фото Владимира Лучина)
В. Чернов, Б. Савельев, М. Есаков, О. Степурко (фото Владимира Лучина)

А вот фото этого же состава, в другом ракурсе. Здесь хорошо виден Юрий Маркин (фото В. Лучина):

Юрий Маркин, Борис Савельев, Владимир Чернов, Михаил Есаков
Юрий Маркин, Борис Савельев, Владимир Чернов, Михаил Есаков

Вообще для Чернова электростальский период жизни был, наверное, самым счастливым, ибо он в училище познакомился со своей будущей женой Валей, которая вела там класс фортепиано. Удивительно, но все, кто попадал в его орбиту, начинали играть джаз. Не избежала этого и Валентина. Она, академическая пианистка с консерваторским образованием, стала выступать в холлах фешенебельных гостиниц, играя на белом рояле обработки популярных джазовых композиций, которые выучила наизусть. Вообще Валя оказалась настоящим Ангелом для Володи. Однажды, где-то в начале 80-х, он хотел поехать на дачу в Салтыковку. А Валя его со слезами уговорила остаться, интуиция подсказала ей, что ему категорически нельзя там появляться. И надо же такому случиться: на дачу было совершено нападение бандитов, и в результате все находившиеся там люди погибли. Володя рассказывал мне, что этим делом из-за его важности занимался генерал МУРа.

Хочу рассказать о случае из жизни Володи, о котором никто, кроме меня, не знает. Я всех знакомых джазовых музыкантов приглашал встретиться с великим святым нашего времени — отцом Александром Менем, но они из-за опасения лишиться педагогической работы отказывались, согласился лишь Володя. Мы приехали с ним в Ново-Деревенскую церковь под Пушкино, служба уже кончилась, и я привёл Володю в кабинет о. Александра. Я помню, В. начал обсуждать свою личную проблему, и я быстро ретировался, не желая слушать его тайны. Но сейчас я узнал от его вдовы Вали, что тогда Володя договорился с о. Александром о крещении своего ребёнка, и о. А. сказал ему: «Пусть Олег будет крёстным». И когда на похороны приехал сын Володи — Георгий, я предложил ему выполнить желание отца, которое по болезни сына не могло состояться в то время.

Следующий период уже российского джаза связан с перестройкой, когда обвалилась вся концертная деятельность и музыканты выживали за счёт того, что играли кто за рубежом, кто «на штырке» (на улице), кто в парковом оркестре, как биг-бэнд Саши Сухих. Тогда я с огромным удивлением узнал, что, кроме музыкальных талантов, Володя обладал талантом продюсера. Когда рухнул железный занавес, он организовывал гастроли джазовым музыкантам. Вот как об этом пишет Юрий Маркин:

Юг Франции. Лазурный Берег. Hицца. Лето. Первые годы перестройки. Впервые в сей райский уголок прибыли советские джазмены. Прибыли в составе: Данила, Стас Григорьев, Боря Савельев и Володя Чернов. Чернов-то и устроил эту поездку. Он единственный отлично знает английский, и вообще слывет уравновешенным человеком. Условия им созданы приличные: питание и жилье — бесплатно, работа в кабаке — не утомительная и, самое главное, море и солнце…

Об этом же пишет Виктор Фридман:

Вернемся в Европу девяностых… Сезон 1993 года оказался довольно насыщенным для меня — в июле в составе «Терцет из Москвы», с моими друзьями — прекрасным скрипачом Аркашей Суздальницким и контрабасистом Володей Черновым я попал во французские Альпы (Шамони, Межев и другие прелестные местечки).

Нельзя не сказать о сотрудничестве Чернова с Данилой (аккордеонистом Владимиром Данилиным) в великолепном проекте «Квартет Радуга», по названию джаз-кафе на Нижегородской улице. Это было в лихие 90-е. В квартет входили: Данилин — аккордеон, Борис Савельев — ударные, Владимир Чернов — бас, Станислав Григорьев — тенор-саксофон. Вот фото этого квартета из личного архива В. Чернова.

Владимир Чернов, Борис Савельев, Владимир Данилин, Станислав Григорьев
Владимир Чернов, Борис Савельев, Владимир Данилин, Станислав Григорьев

Данилин рассказал мне:

— В девяностые мы играли в одном ресторане, и его хозяева оказались владельцами роскошного отеля во Франции, они и пригласили квартет «Радуга» в Ниццу, в свой отель. Там была потрясающая природа: горы, озёра, леса, и мы брали провизию на кухне и на целый день уходили гулять. Особенно этим увлекался Володя Чернов, и он же договаривался с поварами о продуктах (целых две корзины), но вот беда — французы не знали английского, и диалога не получалось. И надо же такому произойти: Чернов за две недели выучил французский настолько, чтобы договариваться с поварами о нашей провизии. Мы удивлялись и тому, что Володя так увлекался сбором местных целебных ягод, что бесстрашно наклонялся за ними в глубокие пропасти — у нас просто дух замирал — а ему хоть бы что.

Данила рассказал и совсем невероятную историю — там, в Ницце, он написал несколько попурри из русских мелодий, а у Чернова была балалайка для подарка; так саксофонист Стас Григорьев, как бывший домрист, блестяще выучил балалаечную партию, и эти попурри — бас, балалайка, аккордеон — проходили у публики просто на ура.

В двухтысячные годы Володя Чернов активно сотрудничает с мастерами российского джаза (фото из личного архива В. Чернова): с Вагифом Садыховым

Владимир Чернов, Вагиф Садыхов
Владимир Чернов, Вагиф Садыхов

…с Николаем Головнёй

Николай Головня, Владимир Чернов
Николай Головня, Владимир Чернов

Звёзды российского джаза с огромным уважением относились к Володе.

Если проследить джазовую жизнь Владимира Чернова, то удивительным образом она переплетается с историей джаза в СССР.

  • 1 период: фестивали 60-х, выпуск винила с фестивальными записями (участие в записях пластинок «Джаз-65» и Джаз-67»);
  • 2. открытие эстрадно-джазовых отделений в музыкальных училищах (работа в электростальском и Гнесинском училищах);
  • 3. период фестивалей в джазовой студии «Москворечье» (выступления на фестивалях с разными коллективами);
  • 4. период зарубежной работы из-за перестройки и экономического коллапса (гастроли во Франции);
  • 5. период стабильной джазовой работы 2000-х. (ансамбли — «Радуга», «Глазурь», «КПД»)
В составе «Коллектива популярного джаза» в ГУМе
В составе «Коллектива популярного джаза» в ГУМе

В последние годы Володя создал «КПД» — «Коллектив популярного джаза» — и очень активно выступал как басист, пианист и вокалист.
ВИДЕО: «КПД» в ГУМе

…Мне сейчас специально перезвонил Володя Данилин, чтобы я отметил: Чернов прекрасно пел по-английски и при этом безупречно знал, чувствовал гармонию, играя на басу, что встречается не часто. «Причём, — сказал мне Данилин, — при этом прекрасно попадая в гармонию, ибо я «шару» в гармонии не потерплю». Он также сказал, что Чернов самостоятельно освоил рояль и мог один провести целый вечер, играя на рояле, и при этом петь джазовые сонги. Такая оценка от корифея джазового фортепиано дорогого стоит.

Мне стало невероятно печально писать о друзьях, покидающих этот мир. Совсем недавно писал о коллеге Володи Чернова и его партнёре по ритм-секции Борисе Савельеве, а вот они теперь и встретились…

Несомненно, вклад в джазовую культуру нашей страны Владимира Чернова огромен, и я уверен — это обязательно оценят потомки.

И вспомнят о том, что в океане коммунистической лжи были корабли джазовой свободы, на которых мы смогли приплыть к берегу радости и счастья, которое дарит импровизация, свинг и энергия джазовых грувов.

И капитаном одного из таких кораблей был Владимир Чернов. И я счастлив, что плыл на этом корабле, что прошёл на нём многие шторма и бури, и что душа бессмертна, что мы все — ещё сыграем с Володей в небесном оркестре небесный джаз.

Владимир Чернов (фото: Рафаэль Аваков)
Владимир Чернов (фото: Рафаэль Аваков)

In Memoriam. Ветеран московской джазовой сцены — контрабасист Владимир Чернов (1945-2017): 13 комментариев

  1. На смерть Володи Чернова я получил такие комментарии из разных стран:

    Игорь Высоцкий джазовый саксофонист США:

    Знать то знал, но общение наше было непродолжительным. Я ведь уехал давно и что было после моего отъезда, мне неизвестно. Помнится, я хотел провезти пару переводных книг о джазе, напечатанных на машинке, одна из них. кажется была переведена Володей (он прекрасно владел англ. языком), но у меня их отобрали, во время прохождения таможни, как самиздатскую литературу. Кстати познакомились мы с ним через его соседку, за которой ухаживал Герман Лукьянов. Мы тогда с Германом поехали, на несколько дней в пансионат на Клязьме, он с ней, а я с Ирой и поскольку мы оба не были женаты, то нас с Германом оформили в один номер, а девушек в другой. Но потом мы естественно махнулись. Это всё что я могу вспомнить.

    Александр Забрин джазовый фотограф:

    Олег! Спасибо тебе…Ведь все мы частенько пересекались…и доброжелательная улыбка его всегда была при встрече с друзьями…

    Феликс Лахути фанк-скрипач:

    Вечная память великому человеку. К сожалению, не был с ним знаком и ни разу не играл, хотя в училище видел.

    Павел Живайкин джазовый пианист:
    Светлая память. Хороший музыкант и человек.

    Священник Андрей Егоров:
    Вечная ему память и теплые воспоминания о нем знакомых, друзей и близких…аминь!

    Борис Рукинглуз джазовый тромбонист:
    спасибо Олег….

    Алина Ростоцкая джазовая певица:
    Соболезную, Олег Михайлович!

    Антон Буканов аранжировщик джазовый пианист:
    Очень жаль. А написано хорошо. Интересно, при жизни про него часто ли так писали?
    Олег Степурко:
    Антон! Я сам в шоке. Оказывается после смерти, человек вдруг показывается совершенно в другом ракурсе. А одна моя знакомая монахиня так говорила про Божью Матерь: «Что она после смерти «взорвалась», как написано в апокалипсисе «Откр.12:1. И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд Т.е. Она стала Космическим существом, ноги Которой на луне, а голова там, где сияют звёзды».
    А ведь это так. Ибо при жизни, когда перечисляли апостолов, то Б.М. всегда была последней в списке. Но Бог рассудил иначе и она стала «Честнейшей (т.е. выше) Херувимов и Серафимов.
    Я такой же шок «взрыва» человека после смерти испытал. Когда написал некролог про друга и коллегу Володи по ритм-секции – Борисе Савельеве:
    http://journal.jazz.ru/2015/05/26/r-i-p-boris-saveliev/

    Игорь Гаврилов, директор «Джаз-центра» в Ярославле:

    Очень хорошо написал про хорошего человека!))

    Дмитрий Вилькомирский джазовый пианист:
    Мои соболезнования. Светлая память…

    Дмитрий Зайцев композитор, джазовый басист:
    Царство ему небесное! Пару раз буквально я с ним пересекался уже не помню, по какому поводу…Да, Владимир Чернов, как и подавляющее большинство педагогов на Ордынке, о которых у меня остались самые лучшие воспоминания… 22 назад я выпустился из училища, но помню их и думаю… с благодарностью.

    Наталия Крупник педагог-вокалист ГМУЭДИ:
    Я его не знаю. Но все равно жаль…

    Елена Сигалова рок-гитаристка:
    Ужасно (
    Олег Степурко:
    Любая смерть ужасная. Но важно, что человек успел сделать в жизни и особенно для людей. Володя в этом смысле успел многое. Вот здесь я об этом: «Джаз, как средство от смерти»
    http://jazz-portal.blogspot.ru/2009/07/blog-post_09.h..
    Да и ты, я смотрю, время зря не теряешь.

    Тимофей Хазанов джазовый саксофонист
    Мои соболезнования!

    Григорий Мальян джазовый басист
    Да Олег, знаю. Отреагировал. Очень жалко. Светлая память
    Арнольд Гороховский джазовый барабанщик

    ПЕЧЯЛЬ,

    Алексей Галкин композитор
    Да-да-да… Уходят лучшие
    преподаватели-мастера-учителя, привившие многим любовь к Прекрасному. Сижу сейчас и вспоминаю
    3-е МОМУ………. Помню абсолютно всех педагогов. Спасибо ВАМ ВСЕМ! Светлая Память тем, кто с Восходом к нам приходит… Многая Лета тем, с кем мы ещё встречаем этот Восход!

    Михаил Албанов председатель джаз-клуба Новомосковск:
    Очень жаль,когда когда уходят прекрасные музыканты. Царствие небесное Владимиру.

  2. Николай Громин, Борис Савельев, Владимир Чернов…….Нескончаема череда уходящих, духовно близких людей. Вечная им память и вечный покой. А наша печаль возвращает нас в неповторимое прошлое.
    Спасибо тебе, Олег за яркие воспоминания. Их так не хватает прагматичным потомкам, у которых нет потребности переосмысливать путь нашего поколения.

  3. Володя — замечательный басист с безукоризненным эластичным ритмом, прекрасным, интонационно чётким звуком и чувством свинга. С ним можно было на раз играть любую тему — он знал не только традиционные джазовые темы, но и русские романсы, классику, народные песни (он же был и прекрасным баянистом), а также рок, кантри и поп, к чему многие его джазовые соратники относились с высокомерным презрением. Помню, в 1967-м году, после шестидневной войны, он вернулся потрясенный из египетских окопов (его туда послали переводчиком), но! он привёз битловский Sgt. Pepper’s Lonely Heart Club Band. Лично для меня и ребят — он работал с нами (Клейнотом) и Громиным-Кузнецовым в Синей Птице — это было откровением, первым шагом в новый мир … Как-то мы играли Yesterday, я — в первый раз, и стал выражать недовольство, почему в первой части 7 тактов, а не 8, как полагается. Володя, мастер афоризмов и мудрых мыслей, объяснил: «Люди сочиняют музыку, а не такты». Такие вот дела … Мои соболезнования всем нам.

    1. Как Вы замечательно прокомментировали, маэстро… Как ценен нам, слушателям других поколений,этот взгляд изнутри!

  4. Уходит наше поколение: Боря Савельев, Володя Заседателев, Игорь Широков, и вот теперь, Володя Чернов. Друзья, музыканты с которыми были прожитых годы бок о бок. Которых видел иногда часто, иногда редко, но всегда знал, что они тут, неподалеку. А вот теперь — уже далеко, в воспоминаниях и в разговорах с оставшимися.
    С Володей мы провели изрядно времени вместе играя в Интуристе, пересекая в знаменитом Электростальском рассадник джаза и культуры, на халтурах. Только слово халтура ну никак не соединяется с Володей, который всегда был воплощением образа московского интеллигента. Опрятно одетый, с доброжелательной улыбкой на лице, всегда готовый поделиться своими знаниями и такой-же доброжелательный в своей музыке, он очень контрастировал с порой агрессивной, а порой с мало культурной джазовой «тусовкой». Очень грустно, что он рано ушел — мой мир стал беднее.
    Большое спасибо Олегу Степурко за неравнодушие.

  5. Вот ещё какие комментарии из разных стран я получил на смерть Володи Чернова:

    Владимир Коновалов бенд лидер
    О господи! Володя Чернов, всегда такой интенсивный, полный жизни человек. Хороший музыкант. Наш шестидесятник. И вот его нет! Только ведь недавно с ним говорил. Хорошо поработали с Володей в свой время. Интеллигентнейший человек. Не хочется верить.

    Ирина Робинсон (Томаева) джазовая певица США
    Очень жаль!

    Даниил Крамер джазовый пианист народный артист России
    Володя…. Я и не знал…

    Валерий Коннов Член совета Арт-клуба джазфэн
    Светлая память

    Николай Богайчук выпускающий продюсер в Издательство Art Beat Music
    Царство Небесное и прощение всех грехов вольных и невольных!

  6. Неожиданно, внезапно, ничего не предвещало….
    Конечно же, все эти слова ничего уже не смогут исправить…
    Ушёл Володя Чернов — неповторимый, мягкий и интеллигентный, зажигательный и умеющий создать вокруг себя и музыкантов, играющих с ним, ауру свинга и свободы.
    Навсегда останутся в памяти наши с ним общения, выступления, экспромты…
    Земля пухом.
    Глубокие соболезнования Валентине и сыну Георгию.

  7. Удивительно, но и сейчас, по прошествии стольких дней я получаю комментарии из разных стран:

    Дмитрий Ухов музыковед
    С 1963 года дружили…прислал фото:
    https://cloud.mail.ru/public/KdYZ/ewwRPUmS7

    Борис Людковский джазовый саксофонист США
    мои соболезнование

    Igor Rattassep Германия выпускник 3 МОМУ джазовый пианист
    R.I.P.

    Валерий Коннов Член совета Арт-клуба джазфэн
    Прислал фото:
    https://cloud.mail.ru/public/3KYD/NyrYqTGq4
    Олег Степурко
    Все удивляются, и Данила и другие, что накануне с ним разговаривали, и ничего не предвещало такого конца. И по этому фото не скажешь, что ему осталось жить 2 года.
    Валерий Коннов
    Ты абсолютно точно выразил его сущность: позитив, доброжелательность, профессионализм. Я, к сожалению, не был знаком с ним близко. Но у меня тоже сложился этот образ, и я вспомнил про это фото:
    https://cloud.mail.ru/public/BxV9/Q6rHmALvE

    Евгений Баранов джазовой трубач
    Скорблю вместе с джазом.

    Светлана Панова джазовая певица
    Очень жаль! Светлая память!

    Ольга Богданова профессор литературы. Автор книг по творчеству Ф. Достоевского
    Дорогой Олег, сочувствую. Что-то в этом году очень уж много твоих друзей-музыкантов ушло в лучший мир. Даже странно, почему так — в один год.

    Алекс Полонский (Alex Polonsky) джазовый трубач США
    Володя Чернов на моём юбилейном вечере, где я заснял его в одном из моих приездов:
    https://www.youtube.com/watch?v=JL-BOls3YTo

    Валентина Чернова: вдова Володи
    Спасибо Олег за поддержку фото:
    https://cloud.mail.ru/public/8v3f/cjRoBY11t

  8. Хочу ещё раз подчеркнуть, что Володя — великолепный музыкант. А то почитаешь здесь, почему мы его помним и ценим, так, получается, в основном за интеллигентность. Данила, Вагиф, Стас и др. приглашали его не за его интеллигентность (или не только за неё), а за профессионализм, надёжность, изобретательность и вдохновение.

  9. Грустно и больно.
    Хороший музыкант, хороший человек.
    Духовно богатый, эрудированный, он был тонким собеседником, который обладал искусством говорить и внимательно слушать.
    С ним было всегда интересно.
    Светлая память.

  10. В 1982 году на приеме в честь приезда Чика Кориа и Гери Бертона Володя Чернов блестяще переводил все разговоры наших музыкантов с американцами. Он и Чик были неутомимы. От этого вечера осталось незабываемое впечатление.

  11. Узнал себя на видео и решил отозваться. Как-то неудобно молчать, читая комментарии.
    Что-ж? Очень неожиданная и горькая весть. Ведь мы работали в одном из ресторанов
    на «Киевской» ещё в середине февраля. Посмотрев видео я сразу вспомнил наши работы в ГУМе.
    Володя собирал на Новый Год, и не только в ГУМе, и не только в сезон «Новый Год-Рождество»
    наш К-П-Д (если вчетвером-Квартет Популярного Джаза, впятером-КвинтетПД, и КомандаПД, если секстет и более или трио, как на видео). В ЮТУБе нас назвали даже «Оркестр Дедов Морозов Жжот!»
    Это продолжалось на протяжении 9-ти или, даже 11-ти(!) сезонов (ой! точно и не припомню).
    Семь из них мне посчастливилось провести вместе с Володей. Для тех, кто «чему-то там» позавидовал,
    сразу скажу:»Завидовать нечему!» Многие, особенно «Те,Кому За…», не потянули бы это. Потому что это
    -не работа, а «пахота» и «потогонка»! Работать приходилось по 5-ть, по 6-ть а то и по 7(!) отделений подряд.
    Для меня до сих пор загадка:как он в таком возрасте это выдерживал? Вдобавок, не всё было
    в порядке со звуковым оборудованием. Я сам лично бегал в гумовскую «радиорубку» паять провода.
    Впервые мы пересеклись в гостиннице «Азростар» в 1994 году. Первая наша «рабочая»
    встреча была не очень лицеприятной. Я был тогда эдаким молодым нахалом, приехавшим
    с заграничных гастролей -«весь из себя». Ну, думал я, поработаю тут, и свалю опять в Европу.
    Но вызова всё не было и не было. Что называется, затормозился в «Аэростаре».
    Постепенно лёд в наших отношениях начал таять,и уж тем более, я не мог предположить,
    что наше пунктирно-константное сотрудничество продолжится на протяжении аж 23-х(!) лет.
    Чем я его привлёк? Не знаю. Ну, что уж теперь? Много всего произошло, что впору хоть книгу писать.
    Глава 1-я. Экономический анализ.(Старая песня о главном)
    Бабки в ГУМе выдавали не сразу, а через неделю-две и частями. И мы в гримёрке
    (так можно обозначить освобождённый для нас торговый павильон) ждали, когда Володя,
    снимая кафтан Деда Мороза пойдёт расписываться в бухгалтерию. Иногда он возвращался с кислой
    физиономией, и приходилось ждать ещё день-два, пока этот «f**kin’ бухгалтер»
    (то одна в отпуске, то другая в декрете, то третья в командировке) не появлялась, наконец.
    Подменным музыкантам он выплачивал из своего кошелька. По факту работы и сразу.
    Но наступал долгожданный миг!.. Вот появляется Володя…с заговорщицки-ехидной улыбочкой…..
    и говорит:»У меня в руках кредит нашего Фонда. И это — первый транш! Ха-ха!»
    И под дружный смех начиналась «раздача подарков «ДедМороз-Шефом.
    Потом из сумочки доставалась бутылочка виски(«Red Label») или коньячка(«Courvoisier»),
    ну и «по чуть-чуть» с лимончиком. Делал он это, чтобы нас, «постоянщиков», задобрить.
    Потому что какой-то (эту тайну он унёс с собой) процент с общей кассы он брал себе.
    Каждый читающий отнесётся к этому по-разному. Бесспорно, вознегодуют «искатели правды»,
    заропщут «поборники справедливости», «ля-ля тополя!», «да как-же так?» А у меня своё мнение.
    Лично мне, как раз в 94-м, один командировочный англичанин, останавливавшийся в «Аэростаре»,
    привёз книгу по звукорежиссуре и многоканальной записи. Книга на английском языке,
    она до сих пор со мной, в России таких пособий тогда ещё не было. Там есть глава:
    «Менеджмент в индустрии звукозаписи». Касаемо финансовых вопросов автор излагает так:
    «Да, если вас в ансамбле четверо, а менеджер забирает себе 40% от дохода — вам остаётся
    по 15% каждому. Вы, конечно, можете праведно негодовать и заявлять, что это — эксплуатация.
    Но, как бы не были благородны и амбициозны Ваши планы и цели, именно менеджер
    превращает их в деньги. И вы должны иметь ввиду, что —
    15% от ЧЕГО-ТО — это всегда НАМНОГО БОЛЬШЕ, чем 100% от НИЧЕГО.»
    Поэтому Володю я не осуждал ни грамма и ни капли! Ни грамма виски и ни капли коньяка.
    Это, как выражаются в форумах соцсетей,- ИМХО.
    Кто-то придерживается другого мнения — это его персональное право.
    Кстати, на любых других работах Володя ВСЁ делил на ВСЕХ именно ПОРОВНУ.
    (конец 1-й главы)
    Не знаю, будут ли другие главы, а в феврале во время работы он затронул тему: «вызов времени»
    в творчестве. Что он подразумевал? Наверное, новые технологии в музыке. Он принёс планшет
    и решил замутить некий «drum-&-bass» (кстати, опять решил чему-то учиться! Вот пример всем!).
    Мы погоняли туда — сюда различные драм-лупы (а вы как подумали, что это?).
    Это фрагменты и сэмплы ритмов в компьютерных программах. После работы мы договорились
    быть на связи и расстались. Мы ещё несколько раз созванивались, всё было норм. И вдруг вот так!
    Сейчас, вспоминая наши беседы длиною в 23 года, и перечитав пост Олега Степурко, я осознал
    что Володя постоянно принимал от жизни некую дуэльную перчатку, тот самый «вызов, который Время бросает каждому». Будь он дипломатом на ближнем Востоке, или преподавал в «Царицинском»
    или в Электростали, или в Гнесинке, «слитой» вместе с «Октябрьской революцией» на Б. Ордынку
    (в которую я поступил в 1983г., где частенько видел их вместе с Соболевым, у них был басовый класс
    на Ордынке, на 2-м этаже, мы тогда не были знакомы, кто я был?первокурсник — сопляк, одним словом ).
    И выучивая на гастролях в Европе французский,и ведя переговоры о гонорарах на Рублёвке
    с та-а-ким быдлом, что в уме не укладывается. И доносил свою мысль в сжатой и определённой
    формулировке. Одним словом — Дипломат!
    И по таланту (данному свыше) и по образованию (высшему) и вообще, с большой буквы.
    Ещё и ещё раз вспомним Володю, который, несмотря на возраст, всегда адекватно отвечал на вызов,
    который бросает Человеку Время. Светлая память. Спасибо за внимание.

Добавить комментарий для Вильям Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *