Интервью «Джаз.Ру». Бас-гитарист Антон Давидянц: «Мы любим поднимать планку — так интереснее»

Анна Чистоделова AC

Помните, как 12 мая музыканты проекта Dam’nсo во главе с барабанщиком Дамьеном Шмиттом раскачали чопорный зал ЦДХ на Крымском валу? «Новое лицо французского джаза» явно пришлось по вкусу московской публике: многие назвали зрелище с предсказуемым названием «From Paris With Love» лучшим за последние несколько лет. Организаторы — клуб Алексея Козлова и его арт-директор Араик Акопян — не ошиблись ни с площадкой, ни с приглашенной командой. Сразу по окончании действа коллектив улетел в Самару, где состоялся финальный концерт «русского» тура группы. Оттуда французы взяли курс на Париж, а единственный российский участник проекта и его продюсер — басист Антон Давидянц — после многочисленных гастролей наконец вернулся в Москву, где дал эксклюзивное интервью «Джаз.Ру», рассказав не только об игре с Dam’nсo, но и о других вехах своей непростой музыкальной биографии.

Антон Давидянц
Антон Давидянц

Антон, какие впечатления у команды после большого турне?

— Оно было не таким уж большим: мы посетили всего четыре российских города, хотя эмоций действительно получили как от мирового тура. Краснодар, Питер, Москва и Самара встречали нас более чем тепло, мои французские друзья остались очень довольны. Это не первый наш проект с Дамьеном, но бесспорно лучший, потому что мы любим поднимать планку — так интереснее. И я рад, что наши восторги совпадают со зрительскими.

Вы привезли проект на свой страх и риск. Нравится выступать в роли продюсера?

— Не сказал бы. Но у меня нет иного выхода: никто не занимается прокатом артистов в жанре фьюжн, и, если я хочу поиграть именно с этим составом, вынужден что-то придумать.

Как вам удалось подбить французов на не самый, будем реалистами, прибыльный тур?

— Главное, что не убыточный (смеётся). Да и не только деньгами измеряется успех шоу, все это прекрасно знают. Каждая новая площадка приносит что-то бесценное. В Петербурге, например, мы сняли видео концерта с восьми камер. Скоро выпустим хороший тизер.

Dam'nco с участием Антона Давидянца в ЦДХ (стоп-кадр с YouTube)
Dam’nco с участием Антона Давидянца в ЦДХ (стоп-кадр с YouTube)

А как познакомились с Дамьеном?

— Эта история началась в 2010 году. Мы с гитаристом Фёдором Досумовым основали трио, но барабанщики все время менялись — одни сами надолго не задерживались, другие нам не подходили, знакомая ситуация. А мы с Федей, как творческие люди, были, конечно же, в постоянном поиске новых нюансов. И однажды решили попробовать другую школу. Выйти на иной уровень не только мастерства, но и стиля. Я знал, что Франция в этом смысле очень богата. Не умаляя достоинства фьюжн-сцен Германии, Испании с её Барселоной, Латвии и Португалии, скажу, что такого количества звёзд и такого уровня игры, как в Париже, я не встречал более нигде.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Антона Давидянца, ВИДЕО 

Назовите хотя бы несколько имён.

— В 2007-м я познакомился с творчеством Адриена Феро (Hadrien Feraud), который сразу стал моим любимейшим бас-гитаристом мира, и приличным количеством его коллег — Ришаром Бона (Richard Bona), Линли Мартом (Linley Marthe). С прекрасными гитаристами Бирели Лягреном (Bireli Lagrene) и Сильвэном Люком (Sylvain Luc). А потом и с потрясающими барабанщиками, среди которых Пако Сери (Paco Sery), игравший с Joe Zawinul Syndicate, Николя Виккаро (Nicolas Viccaro) — с ним мы выступили на фестивале JazzMay в Пензе 21 мая, — и однофамилец Дамьена Йоанн Шмидт (Yoann Schmidt). Ну и, наконец, сам Дамьен Шмитт, услышав которого, я тут же предложил Феде: «Давай его позовём!».

Чтобы позвать француза — это же языком Бальзака и Камю надо владеть…

— А я тогда, вспомнить смешно, и английского-то толком не знал! Языки мне даются трудно. Зато нотные тексты запоминаю сразу и навсегда; в моей памяти — тысячи страниц партитур, множество сыгранных программ, настоящее хранилище. Английский же пришлось изучать с самых простых фраз, уже общаясь с иностранными музыкантами по делу. Большинство французов и итальянцев на нём прекрасно говорит. А я уже спокойно беседую и делаю перевод для русскоязычной аудитории, не задумываясь над построением фраз, но это всё пришло с опытом и началось с первого тура с Дамьеном в 2010 году. Мы играли старые композиции, которые у нас уже были с Фёдором Досумовым. Годом позже создали группу Impact Fuze — «Ударный взрыватель» — и вместе с Дамьеном записали альбом «Moscow», с которым гастролировали в течение двух последующих лет. А потом встречались в самых разных составах: я приглашал его сыграть несколько концертов с фантастическим гитаристом Алексом Хатчингсом (Alex Hutchings), гастроли которого организовывал в России, а однажды Дамьен приехал в Россию с легендарным скрипачом Жаном-Люком Понти и позвал меня помочь: по невероятной случайности его басисту отказали в российской визе.

Вы продолжаете играть с Фёдором?

— Фёдор Досумов — выдающийся музыкант, каких мало в мире. Будучи больше рок- и фьюжн-гитаристом, он очень много почерпнул от джаза. И мировая музыкальная элита это оценила: именно ему адресовал свое письмо Стив Уай, увидев в сети наш с Фёдором и Дамьеном клип. Создание видео, да ещё и такого резонансного — наc просмотрело более 400 тысяч человек — тоже редкость для жанра фьюжн. Осуществить эту масштабную и затратную идею помог настоящий меценат — архитектор и меломан Владимир Юданов, владелец студии Major на территории комплекса Artplay на Курской. Что касается вопроса… С Фёдором мы сейчас, к сожалению, не играем вовсе. Но обязательно будем! Пока у него просто нет времени: он занят в коллективе Григория Лепса.

Отличное трудоустройство.

— Неплохое, согласен (улыбается). Но и в поп-командах часто собираются музыканты высочайшего класса. Нам такой опыт бывает довольно полезен. Я сейчас сессионно работаю с группой «БИ-2», до этого играл с Батырханом Шукеновым, а еще раньше был частью коллектива Николая Носкова. Жаль, что Батыра больше нет с нами, а Николаю Ивановичу желаю здоровья и долгих лет творчества. Обоих всегда уважал как профессионалов и абсолютно музыкальных людей.

Антон Давидянц
Антон Давидянц

А начинали вы, насколько я знаю, в группе своего дяди, Андрея Давидяна, которого, увы, тоже недавно не стало.

— Да, Андрей мне дал возможность попробовать себя в раскрученном коллективе. Редкой одаренности человек, обладавший уникальным голосом, полиглот, в 2002 году он пригласил меня в свой Sound Cake. До этого я, учась в ГМКЭДИ, около года играл по каким-то подвальным рок-клубам в худшем смысле слова «андерграунд», набираясь опыта, а с дядиным проектом попал в настоящую элиту — мы были резидентами клуба «Форте», нас приглашали на статусные корпоративы, мы летали на гастроли в Киев, в общем, с тех пор я редко сидел без дела и без баса. Кстати, я изначально пианист! Бас-гитару впервые взял в руки в 16 лет, а заниматься начал в 18.

Не верю. Ощущение, что вы родились с бас-гитарой в руке.

— Нет, я родился в семье пианистки — моя мама замечательный музыкант, да и бабушка по папиной линии тоже, поэтому выбора не было. Я окончил музыкальную школу имени Мясковского, которую позже переименовали в училище им. Шопена. В училище я уже занимался у педагога Евгения Либермана, ученика великого Генриха Нейгауза. Педагог был серьёзный, а я — нет. Подумывал стать врачом, видел себя студентом мединститута. Конец этим мечтам положило знакомство с бас-гитарой. Я занимался по 10 часов ежедневно в течение трёх месяцев, по прошествии которых поступил в джазовое училище на Ордынке на единственное бюджетное место. Там я стал настоящим бас-гитаристом, познакомился с Федей и многими другими музыкантами, ну а дальше вы знаете.

Многие басисты владеют также контрабасом.

— Был и у меня такой опыт, правда недолгий. Могу что-то сыграть, есть несколько записей с моим участием, но контрабас — это отдельный инструмент. Единственная общность — одинаковый строй. А вот техника другая, и драйв тоже. Есть басисты, которые в почти равной мере владеют обоими инструментами — скажем, Антон Ревнюк в России, Джон Патитуччи на Западе, — но у каждого всё равно есть перевес в ту или иную сторону.

Антон Давидянц
Антон Давидянц

Где в ближайшие месяцы вас можно будет увидеть и услышать?

— 27 июня мы с Анной Ракита выступим в клубе Алексея Козлова, а в начале июля в московском клубе «Эссе» я приму участие в проекте Authentic Light Orchestra с одной из двух моих любимых певиц — Вероникой Стадлер.

Кто же вторая?

— Бразильянка Татьяна Парра. Обе очень образованные, инструментально мыслящие; блестяще владеют фортепиано, а Вероника ещё и скрипкой. Обеих отличает феноменальная техника, культура пения, когда всё максимально интеллигентно и при этом пробирает до мурашек. У Парра интересный дуэт с армянским пианистом Варданом Овсепяном.

А сами петь не пробовали?

— Пока нет. Знаю, что никогда не поздно начать, но проблема в том, что я самокритичен и люблю ставить высокие цели. Значит, нужно захотеть овладеть искусством вокала так же, как когда-то игрой на бас-гитаре. И тогда меня ничто не остановит.

ВИДЕО: Dam’nco в ЦДХ 12 мая 2017 (любительская съёмка)




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *