Пётр Дмитриев, Радио JAZZ 89.1 FM: «Джаз — слишком высокий жанр, чтобы слушать его фоном»

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

В московском вещательном регионе становится всё меньше и меньше джаза в радиоэфире. Закрытие авторских джазовых программ на государственных радиоканалах в течение последних трёх лет — только одна сторона этого процесса. Тем отраднее факт продолжения существования в Москве специализированной радиостанции Радио JAZZ 89.1 FM, которая работает с осени 2002 г. Летом 2014 г. станция вошла в состав «Мультимедиа Холдинга», в который входят также «Наше радио», «Best FM» и «Rock FM». До этого прежние версии «Радио Джаз» специализировались на «гладком джазе» (smooth jazz) и тому подобной комфортно-фоновой «новой музыке для взрослых» — именно так, New Adult Contemporary, назывался появившийся на рубеже 1980/90-х в Калифорнии американский радиоформат, в соответствие с которым (на совершенно иной слушательской базе) пытались привести номинально джазовую радиостанцию её прежние владельцы. Но после перехода станции к «Мультимедиа Холдингу» эфир Радио Jazz 89.1 FM начал быстро меняться, и радиостанция предприняла значительные усилия, чтобы стать более заметным игроком на музыкальном рынке — причём именно в джазовом его сегменте. Тут и вручение ежегодной премии «Все цвета джаза», среди лауреатов которой за три года — и саксофонист, бэндлидер и продюсер Игорь Бутман, и пианист, композитор и бэндлидер Анатолий Кролл, и лидер российской джазовой педагогики саксофонист Александр Осейчук, и продюсер фестивалей «Усадьба Джаз» Мария Сёмушкина, и главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков. Тут и активная информационная поддержка множества джазовых проектов московского региона — фестивалей, концертов, выпуска альбомов… В сентябре 2016 тогдашний программный директор Радио Jazz 89.1 FM Анна Рогачёва заявила о стремлении радиостанции активнее участвовать в джазовой жизни Москвы в ходе панельной дискуссии «Продвижение российских джазовых артистов и самоорганизация джазового сектора музыкального рынка», которая прошла в рамках работы впервые организованного объединённого стенда «Российская джазовая сцена» на выставке NAMM MusikMesse Russia (см. репортаж «Джаз.Ру»).

Вообще говоря, мы много писали об изменениях в эфирной политике «Радио Джаз»: достаточно вспомнить публикации «Джаз.Ру» 2002, 2003, 2014, 2016 годов. Так что мы не можем не осветить и ещё одно изменение: с марта 2017 у Радио Jazz 89.1 FM новый программный директор — Пётр Дмитриев, который раньше работал на этой же станции музыкальным редактором. И вот редактор «Джаз.Ру» встретился с новым PD станции, чтобы побеседовать с ним о том, что и как меняется в эфире единственной джазовой станции московского вещательного региона.

Пётр Дмитриев
Пётр Дмитриев

Давайте начнём с главного. Смена программного директора на станции обычно ведёт к изменениям в эфире. Что ваше назначение означает для станции, что будет меняться и что меняется уже сейчас?

— Радио JAZZ 89.1 FM часто включают, чтобы послушать фоном приятную музыку. Нам было важно выйти на новый уровень. Ведь джаз — слишком высокий жанр, чтобы слушать его только фоном. Это было довольно рискованно. Вдруг люди хотят именно фоновое радио, и чтобы оно таким и оставалось? Тем не менее, на воскресный вечер мы поставили в эфирную сетку первую тематическую программу — «Концерт-холл». Это был уже не просто стандартный плейлист, а целый концерт. Потом понемногу решили давать небольшие комментарии между песнями. Так у радиостанции появился голос.

Затем у нас появились две авторские программы. Одна из них называется «Год музыки», её ведет Нарек Арутюнянц. Он выбирает какой-то определенный год и рассказывает об интересных и запоминающихся событиях этого года в джазовой и околоджазовой музыке, а также в мировой истории.

Вторая программа — «Ритмы». Ведущего зовут Анатолий Айс. У него огромная коллекция джазовой и довольно редкой музыки. В программе звучит много неосоул и фанка разных периодов, а иногда даже почти хип-хоп на джазовый манер.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью нового программного директора Радио Jazz 89.1 FM Петра Дмитриева 

 

Кирилл Мошков и Пётр Дмитриев в редакции «Радио Jazz 89.1 FM»
Кирилл Мошков и Пётр Дмитриев в редакции «Радио Jazz 89.1 FM»

На протяжении прежней истории существования Радио Jazz 89.1 FM (а мы, как информационный орган джазового сообщества, за ней достаточно внимательно следим) мы видели, что понимание того, что означает слово «джаз», у прежних владельцев радиостанции и у собственно джазового сообщества было разным. Мы понимаем, что радиостанция нацелена на более широкую публику, чем только джазовое сообщество — но, тем не менее, трагическое взаимонепонимание существовало: люди, которые слушают собственно джаз, как правило, не слушали «Радио Джаз». Но в последние годы произошли заметные изменения. Могу сказать, что даже я теперь слушаю Радио Jazz 89.1 FM. Не каждый день, но слушаю. И слышу, что изменения происходят прежде всего стилистические — то есть то, что собственно называется словом «джаз», стало звучать чаще. Как сейчас на радиостанции понимают слово «джаз»? Что такое для вас сейчас ваш музыкальный формат?

— Во-первых, мы никогда не откажемся от тех имён, которые для всех ассоциируются с джазом. А Фрэнк Синатра и Элла Фицтджеральд для большинства — джаз.

При том, что Фрэнк Синатра почти никогда не пел джаз…

— Да. Но для большинства он — джаз. Хотя больше это поп-музыка эпохи «до рок-н-ролла».

Он эстрадный певец, для этого есть хороший английский термин: jazz-informed. Он сформирован джазом, потому что в поп-музыку пришёл из джазового оркестра…

— Мы прекрасно это понимаем; тем не менее, эти артисты ассоциируются у нашей публики с джазом, и нам трудно представить себе станцию без них. Например, Чет Бейкер, если брать его вокальные вещи…

Безусловно, Бейкер один из лучших импровизаторов своего времени и в своей стилистике. Но как обстоит дело с инструментальной музыкой, которая, в принципе, в мире ассоциируется с понятием «джаз» в большей степени, чем вокальная? Здесь будут ли ещё какие-то изменения? Условно говоря, Кэннонболл Эддерли, Майлз Дэйвис, Джон Колтрейн… те имена, которые составляют «золотой фонд» джаза — это будет как-то шире представлено?

— Сейчас мы продолжаем работать, в том числе, и с именами, которые вы назвали. Буквально недавно добавили ещё немного Майлза, немного Колтрейна. Но нам трудно подобрать произведения перечисленных артистов, которые будут хорошо восприняты широкой аудиторией. Если мы начнем ставить что-то более-менее сложное, то основная часть слушателей может не понять эту музыку. При этом осознаём, что джазовым сообществом эта музыка, наоборот, будет воспринята положительно. Поэтому для такого круга слушателей у нас есть программы, в которых больше настоящего и сложного джаза. Например, программа «Год музыки» с Нареком Арутюнянцем, в которой этих музыкантов можно услышать больше, чем в основном эфире.

Меня даже больше интересует стилистический момент. В эфире прежних версий «Радио Джаз» было очень много сиропного электронного звучания синтезаторов, тогда как понятие джазового формата — например, на родине джаза, в США — прежде всего ассоциируется с акустическим звучанием. Как формулируется сейчас форматная стилистика станции?

— У нас было много треков, которые входили в категорию «джазовые (или псевдоджазовые) кавера», теперь их намного меньше. Первый этап того, чтобы синтетика ушла, был таким. А если сравнивать нас с джазовыми станциями Америки, то могу сказать, что там, скорее всего, аудитория больше готова к джазу потому что, наверное, они как-то впитали его звучание с детства. У основной части нашего населения нет такой подготовки. На американских станциях в 6:00, 7:00 утра может звучать девятиминутный трек, и это нормально. Нам кажется, что мы себе этого не можем позволить в России, по крайней мере пока.

Вот это слово «кажется»… оно подкрепляется какими-то исследованиями, измерениями?

— Это подкрепляется в целом всем форматом радиовещания, который сложился: стандартные три минуты. Мир ускоряется, есть радиостанции, на которых треки становятся ещё короче. Никакими измерениями это не подтверждено, и радио меряется, в общем, с трудом, поэтому мы работаем на интуиции и не позволяем себе тех же самых 9-минутных треков. И слишком сложных тоже. К нам раньше приходили, как к фоновой радиостанции, а что-то сложное нельзя слушать как фон.

Лет 15 назад действительно было такое мнение, что «Радио Джаз» — это музыка, под которую комфортно работать в офисе. Потом такого рода слушатель начал уставать, потому что тогдашний объём повторяющегося плейлиста был невелик — примерно 72 часа, а слушать одно и то же постоянно довольно трудно. А каков сейчас объём фонотеки, и сколько примерно музыки сейчас звучит в эфире?

— Сейчас у нас фонотека где-то около двух тысяч треков, и она обновляется постоянно. Мы ежедневно отслушиваем новую музыку. Где-то треков пять мы убираем из ротации за неделю, пять добавляем. У слушателя не должно быть ощущения, что он постоянно слушает одно и то же. С другой стороны, не соглашусь с вами по поводу того, что регулярное повторение одного и того же трека — это очень плохо для фонового прослушивания: наоборот, что-то знакомое человек воспринимает лучше. Многие, например, любят слушать во время работы до боли знакомые альбомы, и им комфортно от этого, они не устают слушать одно и то же.

Вопрос по сайту радиостанции: там есть некие музыкальные каналы, которые не идут в основной эфир — что это и будет ли развиваться?

— Да, конечно, будет развиваться. Мы будем ещё более тщательно следить за обновлением и добавлением музыки в наши интернет-каналы, потому что их слушают, пишут про них комментарии…

Ну и об основном эфире. Вы назвали три авторские программы часового формата. А какие ещё планируются перемены в этом направлении? Если об этом не рано говорить…

— У нас очень много идей, и все они, конечно, связаны с музыкальным форматом, потому что наши слушатели идут к нам прежде всего за музыкой и за информацией о музыке.

Официальный сайт «Радио JAZZ 89.1 FM»
Слушать прямой эфир Радио JAZZ 89.1 FM прямо на «Джаз.Ру»:




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *