4-я серия очерков Владимира Фейертага о полузабытых джазовых талантах «Их мало кто помнит»

От редакции. Продолжаем публикацию серии биографических очерков, которую написал старейшина российской джазовой историографии Владимир Борисович Фейертаг (ранее опубликованы часть I, часть II и часть III). 85-летний музыковед, критик, историк джаза, аранжировщик и (иногда) бэндлидер пишет об интересных, но незаслуженно малоизвестных музыкантах из истории джаза со своей точки зрения, «от первого лица». Сегодня 4-й выпуск серии, которую мы рассчитываем опубликовать в 5 частях.


Продолжение (часть IV). См. часть I, часть II и часть III

Джули Лондон (Julie London)

Julie London
Julie London

Тему «Blue Moon» я знал ещё со школьных времен, когда мы танцевали под пластинки Варламова, но спустя чуть ли не 40 лет я услышал, как её поет Джули Лондон (американцы произносят «Ландн») под аккомпанемент гитары и контрабаса. Меня «задели» провокационный шёпоток в низком регистре, придыхания, прямой и тусклый звук. Словно теплый лёгкий бриз приласкал меня океанским ароматом при лунном свете, обаяние простой мелодии Ричарда Роджерса, не пропетой, а как бы нашёптанной, вызывало у меня, вполне взрослого мужчины, какие-то неведомые романтические иллюзии.
СЛУШАЕМ: Julie London «Blue Moon»

В сети просмотрел несколько роликов с Джули Лондон. Я, наверно, такой её и представлял — либо тёмной шатенкой, либо рыжей, но обязательно высокой, стройной и неулыбчивой. Красивой женщиной-вамп. Поёт она иногда с одним контрабасистом, иногда со струнными группами, иногда с небольшим джаз-бэндом. Считать ли её джазовой исполнительницей? Скорее, нет, но аккомпанемент у неё чаще всего джазовый, и сама она впитала в себя значительное количество вокальных приёмов и от Пегги Ли, и от Джун Кристи, и от Кармен Макрэй. Её хит — «Cry Me a River» (1955 г., продано более миллиона копий).
ВИДЕО: Julie London «Cry Me A River» (съёмка 1964)

Джули Лондон — псевдоним. Настоящее имя вокалистки — Гэйл Пек. Родилась она в 1926 году в городе Санта-Роса (Калифорния, 65 км севернее Сан-Франциско). У родителей был собственный театр и, когда они поняли, что девочка талантлива, семья переехала в Лос-Анджелес. Гэйл поступила в Голливудскую профессиональную школу, но в 15 лет бросила учёбу и устроилась на работу лифтёром в одном из офисов Голливуда. Её талант заметили, и с 1944 года она ежегодно получала маленькие роли в неприметных фильмах. Параллельно пела с танцевальным оркестром Мэтти Мальнека. Как актрису её успешно продвигал первый муж, талантливый радиоведущий Джек Уэбб. А второй супруг — популярный шоумен, артист, музыкант и поэт (он сочинил стихи к шлягеру «Route 66») Бобби Трауп — поддерживал её как джазовую исполнительницу. В 1955, 1956 и 1957 гг. журнал Down Beat называл Джули вокалисткой года. За сорок лет счастливого брака с Траупом Джули Лондон записала 32 альбома (преимущественно с джазовым аккомпанементом), воспитала пятерых детей (двое от первого брака, трое от второго) и снималась в каких-то бесконечных голливудских сериалах. Она никогда не знала нужды, ей не хотелось ни гастролировать, ни выступать на фестивалях. Уже в начале шестидесятых её затмили вокалистки нового поколения, но я с удивлением заметил, что в начале нового века у неё появилось много поклонников. Её вокал считают страстным, сексуальным и неповторимым.

Bobby Troup, Julie London
Bobby Troup, Julie London

ДАЛЕЕ: ещё два очерка из IV выпуска мини-портретов серии «Их мало кто помнит» 

Манни Албам (Manny Albam)

Manny Albam (photo © Eastman School of Music)
Manny Albam (photo © Eastman School of Music)

Кто-то не вернул мне пластинку Манни Албама, и я не мог вспомнить, кому я её так легковерно дал послушать. А я её очень любил. До сих пор помню, сколько раз я переслушивал «Jive at Five», вникая в изящную свинговую аранжировку Албама для октета (альт-, тенор-, баритон-саксофоны, труба, помповый тромбон и ритм-трио). Не помню, почему эта пластинка была без обложки, и я не мог узнать, кто играл. Сегодня, конечно, это легко установить — запись 1957 года, а исполнители — весьма известные джазмены: саксофонисты Херб Геллер, Чарли Мариано и Билл Холлман, трубач Конте Кандоли, тромбонист Стью Уильямсон, пианист Лу Леви, контрабасист Рэд Митчелл, барабанщик Шелли Мэнн. Причем Мариано играет то на альте, то на теноре, а иногда и на баритоне. Я с восторгом вслушивался в изобретательные аранжировки Албама, который, конечно же, подкупил меня тем, что октет звучал как полноценный биг-бэнд. Надо же так ловко располагать звуки, что возникают невообразимо красочные аккорды, преимущественно в низком регистре! Яркий, плотный свинг-саунд и в то же время захватывающая фразировка a la bebop. Солисты очень хороши, но сольные эпизоды короткие, всё внимание аранжировщика обращено на ансамблевое звучание. Это меня — биг-бэндового фана — и увлекло. А потом я где-то вычитал, что пианист и дирижёр Андре Превин назвал Манни Албам своим любимым аранжировщиком.
СЛУШАЕМ: Manny Albam «Afterthoughts»
С альбома «The Jazz Greats of Our Time, Vol. 2» (1957): трубы — Джек Шелдон, Конте Кандоли, Харри Эдисон; вентильный тромбон — Стью Уильямсон; саксофоны — альт Хэрб Геллер, тенора Ричи Камьюка, Билл Холман, Бэд Флори; альт, тенор и баритон Чарли Мариано; ф-но — Лу Леви; бас — Ред Митчелл; барабаны — Шелли Мэнн (запись 1954)

Эммануэль Албам родился в 1922 году в Доминиканской республике в семье эмигрантов с территории нынешней Литвы, которые уже удрали из воинственной Европы, но не доехали до вожделенной Америки. Его мать получила работу в городе Самана, и только в 1926 г. семья сумела перебраться в Нью-Йорк. В школьном оркестре Манни играл на кларнете и до 16 лет не очень интересовался джазом, пока не услышал записи Бикса Байдербека. Не окончив школу, он начал играть в диксиленде трубача Мэггси Спаниера, а освоив альт и баритон-саксофон, перебрался в танцевальный суит-бэнд саксофониста Боба Честера. Аранжировками Манни увлекся, работая в оркестре саксофониста Джорджи Олда. Его первые работы поощрял тогдашний главный аранажировщик, саксофонист Бад Джонсон — мастер создавать для малых ансамблей плотное бэндовое звучание (об этом я уже написал в главе, посвященной Майку Зверину). Постепенно Албам приобрел репутацию искусного оркестратора, он получал заказы от Чарли Барнета, Стэна Кентона, Сэма Донахью, Бойда Рэйбёрна и многих других бэндлидеров. В 1950 году он решил, что сможет прожить как аранжировщик-фрилансер, перестал играть и сосредоточился на создании партитур для самых разных составов. Через несколько лет собрал оркестр для работы в студии, состав постоянно менялся, но в нём всегда играли достойные музыканты, признававшие неординарность аранжировок Албама. С 1956 по 1962 год в его оркестре часто играл Коулман Хокинс, в 1962 г. — тромбонист Кёртис Фуллер и барабанщик Джо Морелло. Манни писал оркестровый аккомпанемент Саре Воэн и Кармен Макрэй, разрабатывал аранжировки для Стэна Гетца и Джерри Маллигана (он и сам мог бы аранжировать, но был ленив). А Леонард Бернстайн пришёл в восторг от джазовой партитуры Албама по «Вестсайдской истории» и предложил что-нибудь написать для Нью-Йоркского симфонического оркестра. Вскоре появился концерт для тромбона со струнной группой…
СЛУШАЕМ: Manny Albam «Cool (from West Side Story)»

Известно, что Манни Албам посвятил немало времени изучению классики, брал уроки у венгерского композитора Тибора Серли, одного из учеников Золтана Кодаи. А в 1964 году он стал музыкальным директором лейбла IA Solid State Records. В 70-е годы Манни Албам преподавал в Истменской школе музыки (Рочестер, штат Нью-Йорк), в Гласборо-колледже (в Нью-Джерси) и в Манхэттенской школе музыки (Нью-Йорк). В 1988 году организовал конкурс джазовых композиторов, в результате чего появился Нью-Йоркский джаз-оркестр под руководством Албама и Боба Брукмайера. Последний заказ аранжировщик выполнил для саксофониста Джо Ловано, создававшего программу в честь Фрэнка Синатры. Умер Албам в 2001 году.
СЛУШАЕМ: Manny Albam «All Too Soon»
С альбома «The Jazz Greats of Our Time, Vol. 1» (1957): саксофоны — Джерри Маллиган (баритон), Ал Кон (тенор и баритон), Зут Симс (тенор), Фил Вудс (альт); вентильный тромбон — Боб Брукмайер; трубы — Ник Трэйвис, Арт Фармер; фортепиано — Хэнк Джонс, бас — Милт Хинтон, барабаны — Ози Джонсон

Меня всегда восхищало большое количество музыкантов, способных классно аранжировать. Это кажется естественным, потому что способность импровизировать и создавать ансамблевый и оркестровый саунд — часть творческой деятельности джазмена. Конечно, многие выдающиеся инструменталисты могут этим пренебречь, они известны благодаря своему исполнительству и артистической харизме. А аранжировщики — не публичные люди, они как бы в тени. Их знает и ценит только музыкальная общественность. А публика? Разве что знает про Дюка Эллингтона, который до 1939 года, пока не появился Билли Стрейхорн, сам справлялся с репертуаром своего бэнда. А известны ли поклонникам джаза имена тех, кто создавал репертуар для Каунта Бэйси, Бенни Гудмена, Арти Шоу, Гленна Миллера, Кэба Кэллоуэя, Томми Дорси? Возможно, кто-то слышал про Куинси Джонса или Тэда Джонса, но в киноимперии Голливуда или в многочисленных студиях грамзаписи работали не десятки, а сотни мастеров — Аксель Стордаль, Генри Манчини, Клаус Огерман, Билли Мэй, Ральф Бёрнс, Билл Руссо, Эрни Уилкинс, Джеральд Уилсон, Эдди Соутер, Билл Финеган, Джерри Грэй, Сай Оливер… И в том числе Манни Албам.

Manny Albam, Dizzy Gillespie (photo © Eastman School of Music)
Manny Albam, Dizzy Gillespie (photo © Eastman School of Music)

Марк Левин (Mark Levine)

Есть у меня одна пластинка, которую я слушал и слушаю даже сейчас с нескрываемым удовольствием — «Smiley & Me». Дуэт: пианист Марк Левин (ударение в фамилии Levine падает на второй слог. — Ред.) и барабанщик Смайли Уинтерс. Контрабаса нет. Записан альбом в 1985 году в Сан-Франциско.

LP COVER

Марк Левин — пианист бибопа, наследник Бада Пауэлла, Уинтона Келли, Рэда Гарланда, Бобби Тиммонса. Безупречная боперская техника, отличный свинг, логично предсказуемая фразировка. Лучшие номера в альбоме — «Our Delight» и «Stompin’ at the Savoy». К балладам тоже не придраться, экономное и выразительное pianissimo, впечатляющее мягкими гармоническими кластерами, а иногда и в сочетании со страйд-пиано. А его партнёр — барабанщик Смайли Уинтерс — сначала меня смутил. Я ожидал бы, скорее, аккуратного аккомпанемента, а столкнулся с постоянно заявляющем о себе солисте. Конечно, он, как говорится, «держит ритм», но при этом позволяет себе играть весьма раскованно, и почти всюду его акценты, удары, всплески как бы противостоят боперским фразам пианиста. Это удивляет и раздражает, но потом привыкаешь и начинаешь понимать, что слышишь дуэт равноправных солистов. На десятой минуте прослушивания альбома я уже был убеждён, что контрабасист был бы здесь абсолютно неуместен. Но кто же такой Марк Левин, выпустивший такой необычный и интеллигентный альбом? Почему я раньше это имя нигде не встречал?

Mark Levine
Mark Levine

Марк родился в 1938 году в Конкорде (штат Нью-Гэмпшир), рос во Флориде, в 15 лет начал играть в джазовых ансамблях то на фортепиано, то на помповом (вентильном) тромбоне. В 17 лет перебрался в Нью-Йорк, ненадолго включился в клубную жизнь, но вскоре добрался до Бостона и поступил сразу в два учебных заведения — в джазовую школу Бёркли, в которой учился у Хёрба Помероя и Джаки Байарда, и в Бостонский университет, окончив который, получил в 1960 году диплом теоретика-музыковеда. По возвращению в Нью-Йорк год играл в квартете трубача Вуди Шоу и позже признавался, что лучшую школу он прошёл именно за этот год. С 1966 года постоянно жил в Калифорнии, работал с Фредди Хаббардом, Джо Хендерсоном, Бобби Хатчерсоном, Блю Митчеллом, Дэйвом Либманом, Гарольдом Лэндом, Чарльзом Роузом, Артом Пеппером, Эдди Харрисом, Артом Фармером, Кларком Терри, Джеймсом Муди и другими. Разве этого не достаточно, чтобы статья о нём появилась хотя бы в одном справочнике? Увлекался Марк и латиноамериканской музыкой, играл в группах Монго Сантамарии, Тито Пуэнте, Кола Чаддера. Странно, что Левин никак не мог собрать собственное трио. Чем же он так был занят? Оказывается, писал аранжировки для солистов, которым аккомпанировал, а работал он и с вокалисткой Кармен Макрэй, и с саксофонистом Хьюстоном Пёрсоном, и с бразильским композитором и мультиинструменталистом Моасиром Сантосом. Альбом Левина «Off & On. The Music of Moacir Santos» был номинирован на «Грэмми» как лучшая запись в категории «латинская музыка».
СЛУШАЕМ: Mark Levine & The Latin Tinge «Nana» (с альбома «Off & On. The Music of Moacir Santos»

Кроме того, он стал самым известным педагогом и теоретиком джаза на Западном побережье. Выпустил три книги — «The Jazz Theory Book», «The Jazz Piano Book» (сегодня её считают «библией для пианистов») и «The Drop 2 Book». Марк Левин преподавал в нескольких университетах Калифорнии, в знаменитом Миллс-колледже в Окленде и ещё в шести заведениях. Проводил (и проводит по сей день) мастер-классы по всему свету — от Исландии до Новой Зеландии, от Японии до Колумбии. Организовывал мастер-классы друзьям-пианистам, входил в число кураторов фестиваля в Монтерее. И именно он записал все фортепианные партии для «минусовок» пособий Джейми Эберсолда, по которым сегодня учатся тысячи молодых музыкантов всего мира. Вот кто такой Марк Левин, пианист, тромбонист (в 1983-84 гг. был признан лучшим тромбонистом Западного побережья, но после этого больше до инструмента не дотрагивался), композитор, продюсер, теоретик, педагог. Дискография невелика — 11 альбомов, и ещё несколько появлений в качестве сайдмена. Но советую отыскать записи и видеоролики:обещаю всем любителям мэйнстрима большую радость от знакомства с этим джазменом-скромником.
СЛУШАЕМ: Mark Levine Trio «Up Jumped Spring» с альбома «One Notch Up», 1997

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ




4-я серия очерков Владимира Фейертага о полузабытых джазовых талантах «Их мало кто помнит»: 4 комментария

  1. Спасибо за Лондон, одна из моих любимых певиц с низким «прокуренным» голосом, как её определяю. Красавица статная! У меня записано около 2-х десятков её альбомов, 47-ми минутное видеошоу и так, помелочи, отдельные видеономера.
    Ну, обошли её джазовые энциклопедии. Нам, любителям музыки в первую очередь нужен, голос, а детали её жизни после … А голос у неё свой, не заимствованный.
    Всё-таки в сборнике «The Oxford Companio to Jazz» (2000) на 274 странице Джоэл Сигел в своей статье «Поющие джаз между блюзом и бопом» помянул среди четырёх «cool» певиц и её имя, вместе с Джун Кристи, Крис Коннор, Хелен Меррилл. Наслаждаюсь многими хитами джаза в её исполнении …

    1. Ошибся второпях, не дописал в слове CompanioN. И страницу указал неверно, надо искать, если кому захочется на 234 странице. Простите! Или редакцию попрошу внести правку.

  2. Спасибо Владимиру Фейертагу за написание и Кириллу Мошкову за публикацию очерков. Читаю с большим интересом!

  3. Манни Албам был одним из авторитетнейших аранжировщиков Нью Йорка, руководил BMI COMPOSERS WORKSHOP. Я посещал его лекции. Образованный музыкант!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *