«Международные Дни джаза» вернулись в Архангельск. Как это было: репортаж «Джаз.Ру», часть II

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
Наталья Кравченко (фото, видео)
CM
ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО СМ. В ПУБЛИКАЦИИ ОТ 05.12.2017

В принципе, о первом под «новым старым» названием джаз-фестивале в Архангельске, «Международных днях джаза», которые состоялись 19-22 октября 2017, осталось не так много рассказать. Вечерний концерт 20 октября завершал коллектив, который в каком-то смысле стоит у руля фестиваля с момента его перезапуска в 2011 году: продюсерский центр «Архангельск джаз», который проводит этот фестиваль, возглавляет гитарист коллектива Тимофей Дорофеев, да и поющий флейтист Константин Седовин играет в организации фестиваля важнейшую роль. Автор только слегка не уверен в точном названии этого коллектива, так как в разных случаях видел разное написание: «Арт-ансамбль Архангельск», «Арт Ансамбль» (Архангельск) и т. п. Остановимся на том варианте, который фигурировал в официальной программе «Международных Дней джаза-2017»: «Арт-Ансамбль» (Архангельск).

«Арт-Ансамбль»
«Арт-Ансамбль»

Слово «Архангельск» здесь совершенно не лишнее, потому что явно указывает на корни, преемственность и т. п. Константин Седовин, барабанщик Олег Юданов и басист Николай Клишин были в 80-е годы участниками легендарной джаз-группы «Архангельск», во главе которой стоял создатель «Международных Дней джаза» саксофонист Владимир Резицкий (1944-2001); лидер «Арт-Ансамбля» гитарист Тим Дорофеев играл с Резицким в его последних проектах и после угасания оригинальных «Дней джаза» стал в 2011 г. инициатором запуска мультидисциплинарного, полистилистического «Фестиваля Владимира Резицкого», который, пройдя ряд трансформаций, в 2017-м превратился в новые «Международные дни джаза».

В нынешнем «Арт-Ансамбле», по сравнению с версиями прошлых лет, одно новое лицо — саксофонист Виктор Хабаров; но, хотя непосредственно в «Архангельске» Резицкого он никогда не участвовал, этот опытнейший музыкант и композитор давно участвует в различных проектах Дорофеева. В «Арт-Ансамбле» нового созыва он раскрывается не только как сопрано-саксофонист, но и как пианист.
Как водится у этого коллектива, фестивальное выступление имело не только чисто музыкальное измерение: на заднике сцены визуальное расширение музыки в течение всего сета обеспечивал видеоарт Сергея Жигальцова.
ВИДЕО: «Арт-Ансамбль»

ДАЛЕЕ: окончание репортажа, много фото, ВИДЕО! 

После вступительных инструментальных пьес к «Арт-Ансамблю» на сцене присоединился вологодский фолк-коллектив «И то, и сё» — Мария Маурина, Юлия Геничева, Юлия Черноусова, Сергей Деревесников и Евгений Мазилов.

«И то, и сё» + «Арт-Ансамбль»
«И то, и сё» + «Арт-Ансамбль»

Опять давняя традиция — и наследие Резицкого: история сотрудничества архангельских авангардистов и исполнителей традиционного фольклорного песенного материала, преимущественно северного русского, началась ещё при жизни Владимира Петровича, а у «Арт-Ансамбля» с каждым годом обретает новые формы.
ВИДЕО: «Арт-Ансамбль» и фолк-проект «И то, и сё»

Программа «Дней джаза», как это было заведено в последние годы, не ограничивается только концертами. В Архангельских Гостиных дворах в дни фестиваля открылась видеоинсталляция, которую создал уроженец Архангельска, участник легендарного Трио Ганелина и видный деятель европейской авангардной сцены — живущий в Вильнюсе перкуссионист и композитор Владимир Тарасов. В Архангельском музыкальном колледже автор этих строк прочитал для студентов лекцию «Джаз в России. 95 лет» и, кажется, сумел заинтересовать их хитросплетениями крутых поворотов отечественной джазовой истории. «Малые» выступления в фойе АГКЦ на сей раз включали бодрый традиционный джаз от друга фестиваля — швейцарского исполнителя на банджо Бернарда Швентера и его архангельских коллег.

Бернард Швентер в фойе АГКЦ (за барабанами Алексей Барандов)
Бернард Швентер в фойе АГКЦ (за барабанами Алексей Барандов)

Но в центре внимания, конечно, был большой фестивальный концерт 21 октября, центральным событием которого стало совместное выступление московского оркестра «Круглый Бенд» под руководством саксофониста Алексея Круглова.

«Круглый Бенд»
«Круглый Бенд»

Выступление было посвящено исполнению музыки барабанщика Владимира Тарасова и прошло при участии ещё одного специального гостя-барабанщика — ветерана архангельского «нового джаза» Олега Юданова.

Олег Юданов и штатный барабанщик оркестра «Круглый Бенд» Пётр Ившин
Олег Юданов и штатный барабанщик оркестра «Круглый Бенд» Пётр Ившин

Оркестр подготовил обширную программу авторских сочинений для биг-бэнда, которые Владимир Тарасов написал в последние годы для различных составов в Литве и за её пределами, прежде всего несколько номеров из цикла «Гобелены».

Владимир Тарасов
Владимир Тарасов

Это солидное бэндовое письмо, временами вполне традиционно джазовое — конечно, не в свинговой стилистике, но вполне в идиоматике современных джазовых оркестров, играющих вне стандартного репертуара. Тарасов сам дирижировал исполнением, совмещая управление оркестром с игрой на ударных инструментах — не полной установке, но довольно внушительном наборе перкуссии, установленном впереди оркестра так, что дирижёр закономерно оказывался спиной к публике и лицом к музыкантам.

Владимир Тарасов и «Круглый Бенд»: в секции саксофонов Антон Котиков, Анатолий Осипов, руководитель оркестра Алексей Круглов
Владимир Тарасов и «Круглый Бенд»: в секции саксофонов Антон Котиков, Анатолий Осипов, руководитель оркестра Алексей Круглов, за фортепиано Григорий Сандомирский

Таким образом, в моменты, когда к «Круглому бенду» и его штатному барабанщику Петру Ившину присоединялся на второй ударной установке Олег Юданов, а Тарасов то и дело включал в музыкальную ткань свои акценты на том или другом перкуссионом инструменте, число барабанщиков в этом незаурядном оркестре, как «значение косинуса в военное время» в известном анекдоте, достигало трёх — но результаты никак нельзя было бы назвать анекдотическими: упругость и плотность ритмической ткани временами была если и не сокрушительной, то только потому, что такой задачи музыканты перед собой, кажется, не ставили.
ВИДЕО: Владимир Тарасов и «Круглый бенд» — «Гобелен №7»

Нельзя не отметить, насколько соответствовала характеру музыки игра тех участников оркестра, кто исполнял соло (а исполняли их они практически все). Алексей Круглов сумел за годы существования своего оркестра привлечь в состав музыкантов, способных и к вполне конвенционному музицированию, и к игре далеко за пределами жанровых шаблонов. Это хорошо слышно и в представленном выше седьмом «Гобелене», где на фортепиано солировал Григорий Сандомирский, на редком в джазе фольклорном армянском инструменте дудук — Антон Котиков (в обычной жизни саксофонист и флейтист) и на гитаре — специальный гость оркестра, продюсер фестиваля Тимофей Дорофеев.

Антон Котиков солирует на тенор-саксофоне
Антон Котиков солирует на тенор-саксофоне

Это слышно и в прозвучавшем, как ни странно, после №7 «Гобелене №3», где сначала играет лид, а затем солирует — но не на своём профильном альте, а на тенор-саксофоне — сам руководитель оркестра, Алексей Круглов, а затем играет эпического масштаба соло на тромбоне не кто иной, как Максим Пиганов.

Солирует Максим Пиганов
Солирует Максим Пиганов

Тут нужно специальное пояснение. Солист Государственного камерного оркестра джазовой музыки им. Олега Лундстрема Максим Пиганов выступает также с собственным ансамблем «Тромбон-шоу» — и играет там исключительно традиционный, по-хорошему старомодный и развлекательный, предназначенный для самой широкой аудитории джазовый материал: стандарты, «вечнозелёные», всем знакомые мелодии. И вдруг — Пиганов в авангардном оркестре, солирующий в пьесе вильнюсского радикала в манере «новой импровизационной музыки»? Как такое может быть? Автор этих строк не удержался и задал этот вопрос самому музыканту. На что Максим с широкой улыбкой ответил:

— Так ведь учился-то я в Вильнюсской консерватории!

И тут всё встало на свои места. В Вильнюсской консерватории (ныне Литовская академия музыки и театра) в 1984-89 гг., когда там учился Максим, импровизацию (точнее, в принятой там терминологии — «оперативную композицию») преподавал саксофонист Владимир Чекасин, ещё один бывший участник авангардного Трио Ганелина. Так что эта музыка если и не была близка Максиму, в те годы лидеру «Калининградского диксиленда», то уж играть-то её он научился в любом случае! И, кажется, всё-таки не вполне к ней равнодушен… в чём, собственно, мы и можем здесь убедиться.
ВИДЕО: Владимир Тарасов и «Круглый бенд» — «Гобелен №3»

Во втором отделении играл московский ансамбль «Живые люди», или Live People Ensemble — камерный коллектив, который исполняет главным образом сочинения своего лидера, пианистки Натальи Скворцовой.

 «Живые люди»
«Живые люди»

Состав коллектива за последнее время изменился: было интересно увидеть на контрабасе одного из лучших басистов Петербурга — Филиппа Мещерякова, а на альт-саксофоне — выдающегося мастера, солиста оркестра им. Лундстрема и, к сожалению, совершенно недостаточно представленного в наших «джазовых медиа» (в том числе и на страницах «Джаз.Ру», увы…) Олега Грымова.

Филипп Мещеряков, Олег Грымов
Филипп Мещеряков, Олег Грымов

Тенор-саксофонист Анатолий Осипов уже работал с Натальей Скворцовой; весьма кстати оказалось то, что и Анатолий, и барабанщик Пётр Ившин и так уже находились в Архангельске — более того, выходили на сцену в предыдущем отделении в составе «Круглого бенда».

Наталья Скворцова, Анатолий Осипов, Олег Грымов
Наталья Скворцова, Анатолий Осипов, Олег Грымов

Наталья считает свою музыку экспериментальной, но на самом деле это добротный современный мэйнстрим — только основанный не на стандартном материале, а на авторских сочинениях, скорее по нынешней европейской модели, нежели по принятым в российском джазовом мэйнстриме представлениям об американском джазе (которые от реального американского мэйнстрима, замечу, в большинстве случаев отстают примерно на два десятилетия).

Наталья Скворцова
Наталья Скворцова

Музыка камерная, эмоциональная, основанная не столько на решении головоломных задач по обыгрыванию аккордовых последовательностей, сколько на попытках передать слушателю некое экстрамузыкальное содержание, ввести публику в какое-то новое состояние, сообщить ей чувства, ощущения, а не только утвердить мастерство и виртуозность исполнителей (которые, безусловно, имеют место).
ВИДЕО: «Живые люди» в Архангельске

Концертный вечер в АГКЦ завершило выступление музыкантов из Израиля и США. Саксофонист Леонид Сендерский живёт в Тель-Авиве недавно, меньше семи лет: вырос и стал профессиональным джазовым музыкантом он в Санкт-Петербурге и, кстати, ещё в конце 2000-х участвовал в цикле концертов «Джаз.Ру: новый звук», который проводила в Москве наша редакция. Сендерский — музыкант широкого стилистического диапазона, увлечённо играет и авангард, и вполне конвенционные джазовые стили, отлично владеет стилистикой самых разных направлений и, хотя не обладает ярким темпераментом, умеет изложить материал так, что он становится доступен широкой аудитории.

Морди Фербер, Георгий Стрелков, Леонид Сендерский, Олег Юданов
Морди Фербер, Георгий Стрелков, Леонид Сендерский, Олег Юданов

Его партнёр, Морди Фербер, представлял на фестивале США, но он как раз (в отличие от «нового израильтянина» Сендерского), родился и начал играть на гитаре в Израиле. В 23 года он получил стипендию в бостонском колледже Бёркли и уехал в Америку. С 1990 г. он живёт в Нью-Йорке. В самых общих чертах его можно назвать фьюжн-гитаристом, но это мало что объясняет: стилистическая база того, что пишет и играет Фербер, достаточно широка, и на пересечении с полистилистичной игрой Сендерского получается весьма упругая, современная по звучанию музыка, в которой есть и грув, и общедоступная мелодика, и современная импровизация, иногда достаточно свободная. Компетентная поддержка архангельской ритм-секции — барабанщика Олега Юданова, который, кажется, из АГКЦ в эти дни вообще не уходил, и заведующего джазовым отделением Архангельского музыкального колледжа контрабасиста Георгия Стрелкова — обеспечила зарубежным гостям надёжную поддержку, хотя, кажется, если бы они выступали в этот вечер первыми, как планировалось, а не последними, как получилось в силу ряда объективных причин, возможно, слушатели приняли бы их ещё лучше.

Морди Фербер, Георгий Стрелков
Морди Фербер, Георгий Стрелков

Как мы уже рассказывали, в этом году календарный формат фестиваля оказался слегка раздвинут, так как традиционный воскресный утренний концерт «Дети в джазе» пришёлся не на утро последнего дня фестиваля, как бывало в прошлые годы, а на утро следующего за последним сборным концертом дня — 22 октября — и, таким образом, именно «Дети в джазе» завершали программу «Международных Дней джаза в Архангельске».

«Дети в джазе»
«Дети в джазе»

Традиционно в этом концерте, который продюсирует постоянная ведущая концертов фестиваля Елена Сергиевская, архангельские музыкальные педагоги показывают «молодую поросль» — детей из музыкальных школ, школ искусств, эстрадных студий и тому подобных заведений, где в учебных программах для юных музыкантов в той или иной степени представлен джаз.

«Дети в джазе»
«Дети в джазе»

И каждый год бывает очень любопытно наблюдать за юными джазменами — вне зависимости от того, действительно ли они хоть в какой-то степени думают об изучении именно джазового искусства, или, на волне популярности телепроектов типа «Голос», просто хотят что-то такое петь, а педагоги, среди эстрадных песенок, «подсовывают» им околоджазовый репертуар.

«Дети в джазе»
«Дети в джазе»

Тем более, что сопровождают выступления юных солистов, как правило, опытные джазмены. В тех случаях, когда в Архангельске к моменту концерта ещё остаются участники фестиваля из других городов и стран, обязательно привлекают их, но даже если нет, в городе есть достаточно профессиональных сил, чтобы молодая поросль попробовала себя в ситуации реального импровизационного взаимодействия с мастерами.

«Дети в джазе»
«Дети в джазе»

«Международные Дни джаза» — один из самых своеобразных российских джазовых фестивалей. У него есть своё, безошибочно опознаваемое лицо. Есть своё лицо и у архангельской джазовой публики. Она, быть может, не так многочисленна, как это было в 1980-х — но её ядро не просто сохраняется со времён «золотого века» советского джазового фестивального движения, оно расширяется, непрерывно пополняясь молодой публикой. Каждый вечер на фестивале видишь множество молодых зрителей — на взгляд, больше половины; и это не только студенты-музыканты, это ещё и важнейшая для дальнейшего развития регионального джазового сообщества категория «молодых специалистов», людей 24-35 лет, у которых значительную часть культурной жизни составляют джазовые концерты и фестивали. Это отличный результат для отдалённого (1250 км от Москвы, 1100 км от Петербурга) областного центра с населением всего-то 350 000 человек — и несомненная заслуга как предыдущей версии «Дней джаза», не утратившей своего влияния с годами, так и продюсерского центра «Архангельск джаз», который проводит фестиваль в последние семь лет. Но фестивалю безусловно есть куда развиваться: устойчивое наполнение зала — это прекрасно, но теперь, наверное, стоит подумать и о том, как добиться в этом зале аншлагов, чем ещё могут помочь в этом областные масс-медиа, городские блогеры, радио, телевидение и, в конце концов, областные власти, ведь фестиваль проводится продюсерским центром «Архангельск джаз» совместно с правительством области и при поддержке губернатора, областного министерства культуры и городского управления культуры и молодёжной политики. Всё, что противостоит духовной деградации, распаду культуры, потере достижений в искусстве — в том числе музыкальном искусстве — нуждается в поддержке. Спасибо за то, что эта поддержка есть! Но надо думать и о том, что ещё можно сделать для развития такой своеобразной, такой непохожей на других архангельской джазовой сцены, в том числе и фестивальной.

«Дети в джазе»
«Дети в джазе»



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *