Выдели ночь. Джаз и этника на Ural Music Night в Екатеринбурге

Александр Беляев
фото: Александр Осипов, Елена Загородняя
DN

Ежегодный праздник «Ночь музыки» (29 июня) в Екатеринбурге носит международно-английское название Ural Music Night. Так вот: столица Урала, сотни площадок, тысячи артистов, десятки тысяч посетителей… Звучит как гипербола. Но нет, там действительно так: вся ночь в музыке, видели ночь, гуляли всю ночь и всё такое прочее — с широким размахом.

Причём проводится это уже несколько лет; я только в прошлом году туда попал и смог оценить этот самый размах. Екатеринбург, как не устают повторять местные, уникальный город, а уникальность его заключается в том — цитирую по памяти — что весь центр сосредоточен на площади в один квадратный километр. И на этом километре — театры, кафе, рестораны, открытые площадки, здания в стиле конструктивизм, небоскрёбы и «Ельцин-центр». То есть для автомобилей перекрывается относительно небольшой участок города (а Екат — это нормальный мегаполис, хоть и не Москва), и там начинается движуха. В прямом смысле — все движутся от площадки к площадке. И зрители, и артисты. Два-три-четыре концерта за ночь — норма.

Площадка перед центральной сценой
Площадка перед центральной сценой

Так вот, я лично — не поклонник выделить ночь на то, чтоб шататься от площадки к площадке, ухватывая по «кусочеку» разных «музык», как на эдаком меломанском шведском столе. Но многим как раз это и нравится. Система такая: шли, услыхали, зацепило, постояли, отпустило — дальше пошли. Ad libitum. Какая разница, что того бразильца или этих сербов мы слышим в первый и последний раз? Подегустировали — и хорошо.

Собственно, Ural Music Night при своём размахе и не подаёт себя как фестиваль со звёздами. Хотя хедлайнеры, конечно, есть, и в этом году один из них — Антон Беляев, начинавший, между прочим, в клубно-джазовой среде. Нет, концепция меломанского шведского стола, примерно как я выше обозначил: оригинальные, качественные музыканты разных стран и традиций.

Антон Беляев (Therr Maitz)
Антон Беляев (Therr Maitz)

Вот, собственно, это меня и заинтересовало: что в столь обширной программе есть из, допустим, импровизационной музыки, этнической, или вообще всякой странной? Организаторы предлагают строить свой маршрут с помощью приложения на мобильном телефоне. Ах, но гулять ночью по расписанию — что это такое вообще? Всякое ж может по пути подвернуться и по-другому повернуться.

Ну вот я лично в этом году прицельно ехал на джазменов и этнику. И того, и другого — достаточно. Этника — буквально от Африки до Японии. Все хорошие-любопытные, и, может быть, не так прославлены, как Сезария Эвора какая-нибудь, да и сама по себе этническая музыка интересует узкий круг специалистов, но настоящие мастера этого жанра заводят любую толпу. Вот, например, в нашем отеле жил коллектив из Южной Африки Abafana BakaMgqumeni; господи, да даже по их повседневному внешнему виду, улыбкам и свингующим походкам можно понять: эти — зажгут. А уж когда в национальных костюмах…

Понятно, неизменным спросом пользуются всякие балканские напевы. Меня заинтересовала не слишком известная в нашей стране музыка — венгерская. На нескольких площадках сыграл дуэт из Венгрии Kubinyi Júlia & Szokolay Dongó Balázs. Юлия Кубиньи и Балаш Соколай — певица и исполнитель на народных духовых. Эдакий венгерский вариант Старостин/Желанная — сугубо народная музыка, звучащая по-настоящему психоделично. Вокал — чистый, прозрачный, резковато-холодноватый, но очень страстный. Грубоватые, шероховатые обертоны флейты и бесконечный вой волынки, плюс к тому экзотические народные лады — не сразу воспринимаешь, непросто распробовать, но потом долго не можешь забыть. Про творческое кредо дуэта Балаш Соколай вот что сказал вашему корреспонденту: «Это всё исключительно народные песни из Венгрии, деревенские, конкретнее — пастушьи. Я играю на традиционной венгерской флейте, волынка тоже венгерская. Традиционную деревенскую музыку венгров мы сами собираем, ездим по разным местностям, включая Трансильванию… Ну да, делаем какие-то импровизации сами, джазовые, может быть!»

ДАЛЕЕ: а что же джаз? 

Коллеги, пишущие о классике, традиционно спрашивают, на какой сходить джаз (ответ «ни на какой» не принимается), забредают куда попало на непонятно что вообще, нечто что-то эстрадное-со-стандартами, а потом тебе отчитываются радостно: «Ну, сходили на твой джаз. Г**но твой джаз!» Конечно, Ural Music Night — это не джазовый фестиваль, и такая музыка — небольшая часть программы, чтоб настроение разбавить. Джазмены-блюзмены в Ночи обычно выступают в камерных залах, ресторанах, кафе и т.д. Но вот в этом году фестиваль встречал гостей — извините за пафосный оборот — уже на выходе из аэропорта «Кольцово» практически — джазом. Театрализованный проект под названием «Танцующий хлопок» (аллюзии к Cotton Club, хлопку с плантаций и так далее). Вокалистка поёт на английском в манере Эми Уайнхаус и всех этих нео-соул-див. Играют — чётко, фанково, с качем, с отличными духовыми и так далее. Фирма, как сказали бы в советское время; интересно, что произрастает такое в неожиданных местах, то есть можно надеяться, что от этого и отечественная поп-музыка скоро как-то изменится.

Антон Ревнюк Игнат Кравцов (LRK Trio). Фото: Елена Загородняя, Вечерний Екатеринбург
Антон Ревнюк Игнат Кравцов (LRK Trio). Фото: Елена Загородняя, Вечерний Екатеринбург

Джаз в этом году Ural Music Night как-то даже выделили в отдельную категорию. И целый пресс-релиз написали: что-де хедлайнер в этом стиле — LRK Trio. Кто ж их не знает, как говорится: Евгений Лебедев, Антон Ревнюк и Игнат Кравцов. Виртуозное фортепианное трио, играющее авторскую музыку. Лебедев как композитор высоко котируется, а трио периодически играет с певицами и солистами. Но дело не только в этом, а в том, что Кравцов — уроженец Екатеринбурга. И даже — резидент местного джаз-клуба EverJazz. На фестивале им дали несколько площадок, этот вот уютный ресторанчик EverJazz, скрывшийся в переулках проспекта Ленина, и театр Кукол. В клубе был биток. Буквально — чтобы войти, надо стоять в очереди (вход, как везде, бесплатный).

Через два часа LRK Trio перемещается в Театр Кукол, где до них играет участница шоу «Голос» Алёна Поль и её Ask Trio. Читатели «Джаз.Ру» телевизор не смотрят и попсой не интересуются, но тут, ей-богу, хочется сказать пару добрых слов. Да, когда Поль с музыкантами играли нечто околоджазовое, я был в унынии. Но очень скоро начались авторские композиции в стиле эдакой умной-холодноватой поп-музыки с импровизациями, свободными кусками, электроникой, грувом… Скандинавский тренд, можно сказать. У Поль сильный прозрачный голос, и она умеет наскоком брать ультразвуковые ноты, но, в общем, её стиль — тихо-вкрадчиво, на субтоне. Манера иногда довольно сильно напоминает Стину Норденстэм. Хотя иногда Поль перебирает с неправильными ударениями и «иностранским» акцентом, вроде «Джек ухади, я гАварю тебе» (фрагмент из песни «Jack», в которой процитирована, вы таки будете смеяться, «Hit the Road, Jack»). Под занавес отлично сыграли «Corner of the Earth», кавер Jamiroquai. Ну а что — для широкой публики и Jamiroquai — джаз. Пусть и с приставкой — acid.

Через невероятно быстрые полчаса на сцене уже следующий участник — те самые LRK Trio. В зале — биток, причём это не праздношатающиеся горожане, эта публика специально пришла. Встречают — как героев (помним о корнях Кравцова, да). Радость, аплодисменты. Женя Лебедев подходит к пианино — да, там не концертный рояль, а пианинка коричневого дерева — и говорит публике: «Дайте ля-бемоль!» Публика даёт тон (ну, несколько, строго говоря). В этом гуле диссонанса — смех. Закончив развлекать/вовлекать публику таким манером (безобидных приколов в течение концерта вообще много), выдающийся джазовый композитор нашего времени садится за пианино и… оно начинает звучать, как Steinway. И всё трио — слаженно, крепко, необыкновенно легко. Такие вот земляки. Космополиты!




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *