In Memoriam. Трубач Томаш Станько (1942-2018)

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

Утром 29 июля 2018 в онкологическом центре Варшавы скончался легендарный польский трубач Томаш Станько (Tomasz Stańko). Уже несколько месяцев он вёл борьбу с онкологическим заболеванием лёгкого. Ещё в марте этого года он отменил гастроли — тогда в качестве причины указывалась перенесённая им пневмония. Музыканту было 76 лет.

Томаша Станько вполне можно назвать крупнейшей современной мировой звездой польского джаза: он добился международного признания ещё в 1970-е годы благодаря сотрудничеству с ведущим европейским джазовым лейблом последних четырёх десятилетий — ЕСМ Records. До конца жизни Станько выпускал альбомы на этой фирме грамзаписи, особенно регулярно — с 1994 г., хотя его пластинки выходили и на польских лейблах, и в ряде других стран.

Tomasz Stańko (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2011)
Tomasz Stańko (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2011)

Томаш Станько родился 11 июля 1942 в польском городе Жешуве — нынешнем центре Подкарпатского воеводства на юго-востоке Польши. Отец был адвокатом, играл на скрипке, мать — учительницей. В 1948 г. семья переехала в Краков. Именно там еще через десять лет 16-летний Томаш впервые услышал настоящий джаз в исполнении квартета американского пианиста Дейва Брубека. Это определило его музыкальную специализацию — джаз, и юноша начал учиться играть на трубе. Обучение было продолжено в консерватории, а в 1962 г., в возрасте всего лишь 20 лет, он возглавил ансамбль Jazz Darings — «Джазовые смельчаки». Впоследствии, анализируя историю европейского джаза, выдающийся немецкий джазовый критик Йоахим Эрнст Берендт назвал «Джазовых смельчаков» первым в Европе ансамблем, игравшим настоящий свободный джаз.

В 1963 году Станько вошел в состав ансамбля Кшиштофа Комеды (Krzysztof Komeda) — легендарного польского джазмена и композитора, а в середине 60-х начал одновременно с работой у Комеды выступать и в ансамбле пианиста и композитора Анджея Тшасковского (Andrzej Trzaskowski). В 1968-73 годах Томаш возглавлял собственный квинтет, в котором выступали выдающийся скрипач Збигнев Зайферт, а также тенор-саксофонист Януш Муняк, басист Бронислав Суханек и барабанщик Януш Стефаньски.
СЛУШАЕМ: Tomasz Stanko Quintet «Music for K» (посвящение памяти Кшиштофа Комеды, 1970)

В 1970 году Станько выступал в составе европейского фри-джазового бэнда Globe Unity Orchestra, в 1971 играл с американским трубачом Доном Черри и немецким супертромбонистом Альбертом Мангельсдорфом в составе «Европейского оркестра свободного джаза» (European Free Jazz Orchestra). В том же году журнал Jazz Forum назвал его лучшим европейским джазовым музыкантом.

В 1976 состоялся его дебют на мюнхенском лейбле ECM Records: вышел альбом «Balladyna», который спродюсировал набиравший тогда вес и авторитет в европейском джазовом мире глава лейбла — Манфред Айхер (Manfred Eicher). На этом альбоме звучит квартет: два поляка — трубач Станько и саксофонист Томаш Шукальски (Tomasz Szukalski), британский контрабасист Дейв Холланд (Dave Holland) и финский барабанщик Эдвард Весала (Edward Vesala). Тем же квартетом, только с Питером Уорреном на контрабасе, Станько в те годы много гастролировал и записывался для других лейблов; однако именно альбом «Balladyna» стал самой известной его работой того периода и принёс ему мировую известность.
СЛУШАЕМ: заглавная тема альбома 1976 г. «Balladyna» с официального канала лейбла ECM Records на YouTube

С тех пор Томаш Станько и его ансамбли постоянно участвуют в крупнейших европейских фестивалях. В 80-е годы его партнёрами были многочисленные американские и европейские знаменитости, в том числе Чико Фриман, Джеймс Сполдинг, Ян Гарбарек, он выступал с Джеком Деджоннетом и Руфусом Ридом, был участником оркестра великого авангардного пианиста Сесила Тейлора Cecil Taylor’s Big Band.

Первопроходец польского джаза Кшиштоф Комеда, давший Станько «путёвку в жизнь», трагически погиб в автомобильной катастрофе еще в 1969 году, но и по истечении тридцати и более лет Станько не только вспоминал своего музыкального наставника, но и постоянно возвращался к его музыке. Именно Комеде посвятил Станько один из лучших своих альбомов — «Litania» с подзаголовком «Музыка Кшиштофа Комеды», изданный ЕСМ Records в 1997 г.

Tomasz Stańko
Tomasz Stańko (photo © Tim Dickeson)

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Томаша Станько, фото, видео 

На своих «исиэмовских» альбомах Станько работал с самыми разнообразными составами. Например, на альбоме 2000 г. «From The Green Hill» вместе с лидером играют аргентинский бандонеонист Дино Салуцци, британский саксофонист Джон Сёрман, норвежский барабанщик Юн Кристенсен и американская скрипачка Мишель Макарски. Но в последние два десятилетия основными для него стали два молодёжных состава, в которых трубач был едва ли не вдвое старше каждого из участников — польский и скандинавский («нордический»). Очередной раз Томаш Станько был назван лучшим джазовым музыкантом Европы в связи с выпуском в 2002 г. на ECM альбома «Soul Of Things», записанного его польским квартетом. Именно с этим квартетом в апреле 2004 пан Томаш единственный раз выступал в Москве, в Камерном зале Дома музыки — в одном из концертов цикла «Европейский джаз. XXI век».

Tomasz Stańko (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2004)
Tomasz Stańko (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2004)

Тогда лейтмотивом выступления стал материал альбома «Suspended Night», релиз которого состоялся на лейбле ECM 16 февраля 2004 года. Кроме Станько, в составе польского квартета были три молодых музыканта: Марчин Василевски (Marcin Wasilewski) — фортепиано, Славомир Куркевич (Slawomir Kurkiewicz) — бас, Михал Миськевич (Michał Miśkiewicz) — барабаны. Этим составом Станько записал три альбома. Впоследствии, когда дороги трубача и этих трёх музыкантов разошлись, они сохранили состав и как трио Марчина Василевского продолжают выступать и записываться на ЕСМ.
ВИДЕО: польский квинтет Томаша Станько с материалом альбома «Suspended Night» на фестивале JazzBaltica в Германии, июль 2005

Перед выступлением в российской столице Томаш Станько говорил в интервью, которое дал минской журналистке Анастасии Костюкович:

Меня очень будоражит предчувствие моего первого выступления в Москве! Очень странно, но я действительно буду впервые играть в Москве, где у меня столько много друзей-музыкантов и, как я слышал, много поклонников моей музыки. Я уверен, что московская публика очень тепло будет принимать мою музыку, ведь мы же братья, и никто лучше русских не чувствует нашей «славянской тоски», настроения меланхолии и лирики, столь характерных нашей натуре.

Евгения Бирюкова и Константин Волков писали тогда в репортаже на «Джаз.Ру»:

…невзирая на задумчивые ностальгические интонации, характерные для большинства композиций альбома (что, кстати, по мнению самого Томаша Станько, делает альбом невероятно близким по духу атмосфере российской столицы), были отмечены пряным, насыщенным и тембрально довольно плотным звучанием. Вычленить темы звучавших в исполнении квартета произведений из общего монолита звукового полотна было весьма затруднительно по одной причине: по художественному замыслу они были растворены составом внутри композиции. Иногда темообразующую роль брали на себя ритмические инструменты, в следующий момент некоторый отрезок мелодической линии подхватывался фортепиано, а затем естественным передавался трубе и находил развитие снова у фортепиано…

Tomasz Stańko (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2004)
Tomasz Stańko (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2004)

Такая работа с тематическим материалом — один из базовых принципов творчества Станько. В связи со своим альбомом 2009 г. он говорил (цитата приводится по репортажу нашего нью-йоркского автора Вадима Ярмолинца «Томаш Станько в записи и в «Бёрдленде»», вышедшем на «Джаз.Ру» в мае 2010):

То, как художник использует краску, то как работает с формой — изображая её реалистически или искажая до абстракции, — отчасти напоминает мне собственный музыкальный язык, то, как я сам придаю форму мелодии…

Альбом, о котором идёт речь — «Dark Eyes» (ECM, 2009). Вадим Ярмолинец тогда писал в «Джаз.Ру»:

Названием альбом обязан вовсе не главному цыганскому шлягеру (именно словосочетанием «Dark Eyes» переводится обычно название романса «Очи чёрные». — Ред.), а работе австрийского художника-экспрессиониста Оскара Кокошки, которую Станько увидел в нью-йоркской Neue Galerie — портрету Марты Хёрш. Лучшая, на мой взгляд, композиция альбома так и называется «The Dark Eyes of Martha Hirsch».

Томаш Станько на фестивале Bari in Jazz, 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Томаш Станько на фестивале Bari in Jazz, 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Год спустя автору этих строк довелось увидеть выступление Станько с его новым «Нордическим квинтетом» на джаз-фестивале в Бари на юге Италии. Вот что ваш корреспондент писал тогда в бумажном «Джаз.Ру» №35 (3-2011):

Nordic Quintet, состоящий из молодых скандинавских музыкантов — тот самый ансамбль, которым записан альбом «Dark Eyes» (ECM, 2009). Финны Алекси Туомарила (фортепиано) и Олави Лоухивуори (барабаны), как и датчане Якоб Бро (гитара) и Андерс Кристенсен (бас-гитара), в среднем каждый более чем вдвое младше 69-летнего лидера, но интересно, что он образует с ними на сцене такое же непротиворечивое (ну, или противоречивое во всём — это с какой стороны взглянуть!) звуковое единство, как в своё время это, с настолько же молодыми музыкантами, делал Майлз Дэйвис. Станько и есть своего рода Дэйвис сегодня: его стихия — такие же тёмные, меланхолические, медитативные звуковые пространства, в которых странствовал и Майлз, вот только пан Томаш не повторяет, не имитирует великого американского джазмена — голос его трубы сугубо индивидуален и исполнен чисто славянской задушевности, но не открытой, а обращённой внутрь, в себя. По сравнению с польским ансамблем Станько, с которым он приезжал в Москву семь лет назад, ощущаются сильные эстетические перемены в его музыке, хотя и происходящие внутри той же парадигмы, в которой он играет как минимум с середины 1970-х, со времён своих эпохальных записей с финским барабанщиком Эдвардом Весалой. Благодаря участию электробасиста произошёл прежде всего сдвиг в ритмике: стало суше в тонких ритмических слоях, но при этом басист иногда выявляет в привычной ECM-овской «парящей» звуковой ткани жёсткую молодёжную пульсацию, почти роковый грув, которого на самом деле в замысле может и не быть. […]

В целом музыка нынешнего ансамбля Станько — очень хрупкая, сдержанно чувственная, полная эмоциональных недомолвок и контролируемой сентиментальности. Но это нисколько не отменяет возможностей для вполне экстремальных звуковых конструкций, если ансамбль ощущает в них нужду. […] Во главе угла музыки Станько всегда стоит не математика, не гармоническая головоломка, а взволнованная, широко дышащая мелодия.

В принципе, эти черты оставались актуальными в музыке Станько до конца его жизни. После «Тёмных глаз» он на некоторое время поселился в Нью-Йорке — столице мирового джаза, но получилось так, что за последние девять лет он выпустил только два альбома. Первый — двухдисковая работа «Wisława» (ЕСМ, 2013), записанная в легендарной нью-йоркской студии Avatar с новым ансамблем, получившим название Tomasz Stańko New York Quartet. Альбом был посвящён памяти польской поэтессы Виславы Шимборской (и назван её именем). В этой записи участвовали пианист Давид Вирельес, контрабасист Томас Морган и барабанщик Джералд Кливер. Живая премьера музыки альбома состоялась через несколько дней после его записи состоялась в Краковской опере и была первой годовщине ухода Виславы Шимборской из жизни. Станько при жизни Шимборской работал с ней: в 2009 они вместе выступили в Краковской опере — пани Вислава читала стихи, а пан Томаш, откликаясь на звучащее слово, спонтанно импровизировал на трубе. Впоследствии запись этого выступления вышла на диске как приложение к поэтическому сборнику Шимборской «Tutaj» («Здесь», 2012)
ВИДЕО: трейлер альбома «Wisława», 2013

Финальный альбом в дискографии Станько вышел на ECM Records в марте 2017.  Он называется «December Avenue» и записан тем же квартетом с Вирельесом и Кливером, только на контрабасе здесь играет Рубен Роджерс. Запись была сделана летом 2016 в студии La Buissonne на юге Франции; как и остальные альбомы Станько на ECM, её продюсировал глава лейбла Манфред Айхер.
ВИДЕО: трейлер альбома «December Avenue», 2017.
В конце ролика пан Томаш говорит о турне, в котором собирался представлять новый альбом… и которое так и не состоялось.

Важнейшая роль Станько в истории как польского, так и европейского джазового искусства в целом была неоднократно отмечена на высоком уровне. В 2003 г. он стал лауреатом Европейской джазовой премии, которую ежегодно вручают в Австрии, а в 2004 польское государство удостоило его высокой государственной награды — командорского креста Ордена возрождения Польши. В 2011 он вновь был удостоен этого ордена, только степенью выше (командорский крест со звездой, соответствующий второй из пяти степеней ордена).

COVER - BUY BOOKВ 2010 вышла автобиография Томаша Станько, озаглавленная испанским словом «Desperado» («Отчаянный»): она основана на многочастном интервью, которое взял у артиста журналист Рафал Ксенжик.

С 2003 и до последнего года жизни Станько был художественным руководителем фестиваля «Джазовая осень» в городе Бельско-Бяла.

 

In Memoriam. Трубач Томаш Станько (1942-2018): 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *