К 90-летию со дня рождения. Юрий Саульский — «министр джаза СССР»

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

23 октября 2018 мы вспоминаем композитора и джазового функционера — продюсера, промоутера, защитника интересов джазового искусства на государственном уровне. Ему не было равного в истории отечественного джаза. В этот день 90 лет назад родился Юрий Саульский (1928-2003).

Имя Юрия Саульского — одно из важнейших имён в истории советского джаза. Удивительным образом это связано не столько с музыкальной деятельностью Юрия Сергеевича, сколько с его ролью организатора музыкальной жизни. Его можно с полным правом назвать «музыкальным политиком», потому что как минимум сорок лет истории отечественного джаза связаны с его непрестанными усилиями по признанию джаза в СССР полноправным видом музыкального искусства, по преодолению тяжёлого наследия «эпохи разгибания саксофонов».

Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)
Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)

Его имя появилось на советском джазовом горизонте в середине 1950-х гг., то есть как раз тогда, когда под воздействием политической «оттепели» прежнее категорическое исключение джаза из числа уважаемых и поддерживаемых на уровне государственной политики видов музыкального искусства дрогнуло и начало отступать. Юрий Саульский выпустился в 1954 г. из Московской консерватории, которую окончил по теоретико-композиторскому факультету (класс композиции Семёна Богатырёва, класс теории музыки Игоря Способина), и сразу же стал музыкальным руководителем эстрадного оркестра Дмитрия Покрасса, который работал при Центральном Дворце культуры железнодорожников. В 1955 г. при Мосэстраде был создан эстрадный оркестр п/у Эдди Рознера — знаменитого европейского джазового трубача, бежавшего в СССР в момент начала Второй мировой войны, а в то время только что вернувшегося в Москву из колымских лагерей. 27-летний Юрий Саульский стал музыкальным директором этого оркестра, который, несмотря на прописку по эстрадному ведомству, играл много настоящего горячего джаза. Но в истинном смысле большая джазовая карьера Саульского началась в 1957 г., когда он возглавил оркестр Центрального Дома работников искусств (ЦДРИ). В оркестре собралась вся блестящая джазовая молодёжь новой эпохи, воспитанная не на старых пластинках эстрадного «советского джаза», а на джазовых радиопередачах «Голоса Америки»: Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Константин Бахолдин, Борис Рычков, Николай Капустин, Игорь Берукштис… Музыкальный профессионал с консерваторским образованием, Саульский беспощадно «дрючил» молодёжный бэнд, заставляя музыкантов-любителей бесконечно заниматься, чтобы добиться от них более или менее профессионального звучания. К лету 1957, к началу легендарного VI Международного фестиваля молодёжи и студентов, оркестр ЦДРИ был в весьма приличной форме. Он уверенно выступил на фестивале перед тысячами иностранных гостей и заслужил не только серебряную медаль фестиваля, но и высочайшую по тем временам оценку — беспощадный разнос от газеты «Советская культура», которая откликнулась на успех молодых советских джазменов статьёй «Музыкальные стиляги»:

…Пагубный пример утери самостоятельности являет собой молодёжный эстрадный оркестр ЦДРИ. Мы с отвращением наблюдаем за длинноволосыми стилягами в утрированно узких брюках и экстравагантных пиджаках.

Вскоре оркестр был расформирован.

Уже в то время Саульский писал много музыки для эстрадных исполнителей, ставшей весьма популярными песнями. Помимо хрестоматийного «Чёрного кота» — самого, наверное, популярного советского твиста начала 1960-х — достаточно вспомнить песни «Два белых снега», «Не забывай», «Обида», «Ожидание», «Счастья тебе, земля!», «Тихие города», «Дети спят», «Обычная история», «Две мечты», «Татьянин день» и др.
ВИДЕО: Тамара Миансарова «Чёрный кот» (Юрий Саульский)

Помимо написания песен, Саульский все 60-е годы провёл во главе сначала оркестра Московского мюзик-холла, а с 1966 по 1970 — биг-бэнда «ВИО-66». Не ВИА, а именно «ВИО», то есть «Вокально-инструментальный оркестр»: помимо традиционного джазового состава (трубы, тромбоны, саксофоны, ритм-секция), в бэнде был вокальный октет — ансамбль из восьми вокалистов. Среди участников оркестра в разные годы были саксофонист Алексей Козлов, пианист Игорь Бриль, барабанщики Владимир Журавский и Александр Симоновский, в вокальной группе пели будущие звёзды советской эстрады Вадим Мулерман и Валентина Толкунова.
ВИДЕО: ВИО-66 «Знакомство с оркестром» (Юрий Саульский), съёмка 1967

Оставив руководство оркестром в 1970 г., Юрий Саульский впоследствии дирижировал только изредка, по особым случаям. С этого момента он сконцентрировался на написании эстрадных песен, а также музыки для кинофильмов (более 60), театральных постановок (более 20) и мультипликации. Но джаз продолжал оставаться важнейшей частью его жизни: он был, как это называется в американском джазовом сообществе, jazz advocate, то есть «защитник джаза». Благодаря его членству в Союзе композиторов СССР, который в те времена имел решающий голос в определении государственной политики в области музыки, джазовым энтузиастам удалось, переборов полувековую инерцию, ввести изучение джаза как отдельного вида музыкального искусства в систему государственного музыкального образования (1974) и учредить в Союзе композиторов «творческую секцию джазовой и эстрадной музыки», которую сам Саульский и возглавил. Это позволяло ему успешно бороться за «официальный» статус множества отечественных джазовых авторов в те годы, когда официальное отношение к джазу варьировалось от безразличного до прямо враждебного — и, в конечном счёте, за признание джаза видом музыкального искусства.

Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)
Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)

В конце 1980-х Саульский возглавил Международный джазовый ангажемент (позже — Московский джаз-ангажемент) — организацию, которая провела в 1990 г. исторический Первый международный московский джазовый фестиваль с участием множества западных звёзд первой величины и впоследствии участвовала в организации множества джазовых фестивалей по всей стране, от «Евразии» в Оренбурге до столичного «Джаза в саду Эрмитаж».
ДАЛЕЕ: продолжение биографии Юрия Саульского, МУЗЫКА 

Западные партнёры почти без иронии именовали Юрия Сергеевича «министром джаза СССР». Государство — и советское, и независимая Россия — признавало заслуги Саульского: в 1978 он стал заслуженным деятелем искусств РСФСР, в 1990 — народным артистом России, в 1998 — лауреатом премии Президента РФ в области литературы и искусства, был отмечен орденами Дружбы народов (1986) и «За заслуги перед Отечеством» (1998).

Народный артист России Юрий Сергеевич Саульский умер вечером 28 августа 2003 г. после тяжелейшей болезни: много месяцев рак сжигал его силы, постепенно отнимая способность говорить и жить. На панихиду утром 3 сентября 2003 пришло столько людей, что не все они поместились в Доме Композиторов. В тот же день Юрия Саульского похоронили в Москве на Ваганьковском кладбище.
СЛУШАЕМ: Юрий Саульский, 1978 — четыре инструментальные пьесы: «Дорога», «Воспоминание», «Драматический этюд», «Печальная баллада». Эстрадный оркестр Чешского радио (1, 3, 4) и Эстрадно-симфонический оркестр Всесоюзного радио. Дирижирует автор.

Юрий Сергеевич был одной из самых ярких фигур в истории советского джаза — и не только (и даже, наверное, не столько) как музыкант, бэндлидер, композитор, но в первую очередь как продюсер — тогда, когда самого этого понятия на нашей почве не существовало. Он приложил огромные усилия сначала к тому, чтобы у советского джаза была возможность обращаться к аудитории, чтобы у него вообще была аудитория, чтобы джазовая жизнь в Советском Союзе существовала не только в воображении музыкантов, и здесь заслуги Саульского трудно переоценить. Когда пришло другое время, он сделал очень многое для того, чтобы джазовые музыканты советского периода продолжали концертировать в новых условиях, чтобы на сцены проводимых его Московским джаз-ангажементом фестивалей выходили те, кто составлял славу советского джаза 60-70-х.

Олег Лундстрем и Юрий Саульский (фото конца 1990-х)
Олег Лундстрем и Юрий Саульский (фото конца 1990-х)

Впрочем, только ли они? А юные джазмены — МДА проводил детские джазовые фестивали? А публика отдалённых российских городов, куда без МДА Юрия Саульского никогда не приехали бы высококлассные музыканты? Кроме того, как активный деятель российской культуры, вхожий в самые высокие правительственные сферы, Саульский ещё с советских времен, когда он занимал видные посты в Союзе композиторов и был неофициальным «министром джаза», активно организовывал и проталкивал внимание государственных культурных органов к музыкантам, в том числе — присуждение им званий заслуженных и народных артистов (что много помогало тем из них, кто работал и работает в филармонической системе, особенно вне столиц), организовывал (или помогал организовывать) приезд в СССР американских и европейских джазменов — включая знаменитый Первый международный фестиваль.

Юрий Саульский (фото 1970-х гг.)
Юрий Саульский (фото 1970-х гг.)

Юрий Сергеевич говорил в интервью Михаилу Митропольскому, опубликованном «Джаз.Ру»в 1999 г.:

— Я ведь и функционер, [меня] приглашают, зная, что я кое-что умею делать и я не сноб. Я буду заниматься любой работой, чтобы джаз-фестиваль был. Но, наверное, за жизнь накоплен какой-то авторитет. Хотя я считаю, что человек должен всю жизнь доказывать право на то, чем он занимается. На одних старых запасах не проживёшь. Поэтому я могу и как клерк писать любые бумаги, заниматься рутинной работой, я абсолютно не пижон и, несмотря на возраст (куда тут денешься), я, по-моему, динамичен, и у меня сохранилось безынерционное мышление. Ну а если есть авторитет, я пользуюсь им, чтобы помочь делу. Это всё работает на дело, а не на меня лично.

И это была правда: в ситуации, когда единое (и единодушное) некогда советское джазовое движение, с развалом СССР и прежней концертно-фестивальной системы стремительно не только разбежалось по региональным «норкам», но и разделилось на своего рода «партии», связанные общими коммерческими интересами и разделённые достаточно жёсткой конкуренцией, Юрий Саульский и его Джаз-ангажемент старались как-то отстраняться от конкурентной борьбы, оставаться «над схваткой». Нельзя сказать, чтобы эта позиция давалась Юрию Сергеевичу легко:

— Конечно, нормальная конкуренция, безусловно, существует, — говорил он в том же интервью 1999 г. — И она естественна. Но есть разные типы конкуренции. Бывают антагонистические отношения, когда люди начинают высказывать свою личную неприязнь. Я против такой конкуренции. Джаз — это наше общее дело. Вспомним 60-е годы, первые джаз-клубы. Первые — после полного застоя — джаз-фестивали. Мы все были очень дружны, объединены и радостно настроены по отношению ко всему хорошему, что делалось. Меня огорчает, когда, как говорил Станиславский, артист любит не искусство в себе, а себя в искусстве. Когда проявляются такие тенденции, меня они очень огорчают. Я вообще по натуре человек мирный. Не обязательно дружить домами и ходить друг к другу в гости. Но объективно оценивать то, что делает кто-то другой, необходимо.

Что греха таить, иногда в запале безудержного отрицания советского опыта деятельность МДА кому-то казалась ретроградной, её нацеленность на сохранение возможностей концертных и фестивальных выступлений для категории ЛСД («Легенд советского джаза») — консервативной, и молодые российские (и зарубежные русскоязычные) джазовые издания, в том числе и «Джаз.Ру», не стеснялись это высказывать. Но что никогда не вызывало никаких сомнений — это личная позиция Саульского. Конечно, безупречных позиций не бывает, но позиция Юрия Сергеевича в нешироком, отчаянно боровшемся в 90-е годы за выживание постсоветском джазовом сообществе вызывала главным образом понимание, уважение и почтение. Тем более что Саульский никогда не был ретроградом: в собственном творчестве учитывал новейшие тенденции, охотно поддерживал экспериментаторов и антиортодоксов (достаточно упомянуть его интерес к джаз-ансамблю «Архангельск» покойного Владимира Резицкого) и довольно критически относился к агрессивно-консервативному настрою части российской джазовой публики, с достойным активистов Линкольн-Центра упорством отказывавшей поисковым направлениям импровизационного искусства в праве называться джазовыми.

— Обидно за любителей джаза, — говорил Юрий Сергеевич. — Хочется, чтобы они пошли немножко дальше. Ведь [джаз —] это живое искусство. Это так же, как живые языки — русский, английский, французский — они развиваются, а есть языки мёртвые: латынь, древнегреческий. И если джаз будет заниматься тем, что делалось 50-60 лет назад, и не будет развиваться — он превратится в мёртвый язык.

Под этими словами Юрия Саульского я готов подписаться и сейчас.

ВИДЕО: документальный фильм «Джазовые импровизации одной судьбы», 2013. Режиссёр Роман Саульский




К 90-летию со дня рождения. Юрий Саульский — «министр джаза СССР»: 3 комментария

  1. Роль Ю.С.Саульского в советском/российском джазе чрезвычайно высока — и как музыканта, и как деятеля. Я знал его с 1966 года, и до последних лет поддерживал с ним теплые отношения. В его оценках я с ним в целом солидарен. Он был профессионал, и ценил профессионалов — Лукьянова, Козлова, Бриля, Чижика, Бутмана и др. К Ганелину и его трио относился уважительно-сдержанно, и терпеть не мог дилетантизма. Ансамбль Архангельск он на моих глазах разгромил в пух и прах в 1980 году.
    Юрий Сергеевич был моим гостем в Нью Йорке, а 2001 году мы виделись в Москве. Вспоминаю его с теплотой.

  2. Спасибо за очень точную оценку этой замечательной личности. Саульский создавал для джаза так называемый «общественный пьедестал» (по-моему это выражение Баташева), и делал это виртуозно, он умел убеждать и красиво побеждать недоброжелателей. И в моей судьбе он сыграл немаловажную роль. Я был единственным не москвичом, которого он включил в и в «Джазовый ангажемент», и в методкомиссию по джазовому образованию. В общении всегда был прост, светлых идей в его голове умещалось много (как и остроумных анекдотов), забот хватало, но он умел рассыпать доброту на всех приближавшихся к нему людей. И как композитор был одарен необычайно. Я люблю многие его песни, в них интеллигентное гармоническое мышление, изящные мелодические обороты — все это понятно музыкантам и исполнителям, но чуждо большинству слушателей. И я рад, что он сотворил «Черного кота», который позволил ему жить безбедно и весело.

  3. Уважаемый господин Левиновский,
    Владимир Тарасов говорит что Юрий Саульский был один из тех, благодаря кому была издана первая пластинка ГТЧ «Con Anima” и их трио приняли как официальный состав в филармонию. Так же что он замечательно относился к Владимиру Резицкому и его ансамблю. Что отмечено также автором статьи.
    Поэтому позвольте вам не поверить. Трио ГТЧ, как и джаз ансамль Архангельск были теми редикими составами, которые исполняли свои уникальные композиции. Я бы добавил ещё трио Германа Лукьянова, Леонида Чижика и Владимира Василькова А уж обвнинять их в дилентантизме…
    Мы относимся к вам с большим уважением, как музыканту. Вы профессионально исполняете и репродуцируете чужие идеи, а музыканты которых вы упомянули создали свой неповторимый стиль, не говоря о том, что трио Вячеслав Ганелин, Владимир Тарасов и Владимир Чекасин единственные музыканты из нашего пространства, вошедшие в историю мирового джаза, как создатели своего направления. Неприлично использовать общественную платформу коментариев для личных нереализованных амбиций и комплексов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *