Записки слушателя. Пианист Вячеслав Ганелин в Москве: как это было

report

Иван Никитин
фото: Александр Забрин
ИН

Я отвык от всевозможных концертных мероприятий, думал автор этих строк, ожидая выхода на сцену Культурного центра «ДОМ» пианиста Вячеслава Ганелина. Было это 26 сентября. Последний концерт, который я посетил, состоялся ровно год назад — тогда выступал Семён Набатов. Тоже, кстати, в «ДОМе».

Концерт Вячеслава Шевелевича Ганелина я никак не мог пропустить. Дело в том, что моё знакомство с советской джазовой сценой началось именно с записей Трио Ганелина, выпущенных в 1970-80-е гг. фирмой «Мелодия».

Нынешний московский концерт состоял из двух отделений. В первом Вячеслав Ганелин отыграл сольную программу. А вот во втором к нему на сцене присоединились Алексей Круглов (саксофоны) и Олег Юданов (ударные).

Вячеслав Ганелин (фото © Александр Забрин)
Вячеслав Ганелин (фото © Александр Забрин)

Перед началом концерта со вступительным словом выступил обозреватель «Джаз.Ру» Михаил Митропольский. Он немного рассказал об истории советского Трио Ганелина (с барабанщиком Владимиром Тарасовым и саксофонистом Владимиром Чекасиным) и о том, как сложился нынешний состав коллектива. Случилось это четыре года назад на первом фестивале артистов лейбла Leo Records в России.

В конце вступительной речи Митропольский сообщил, что второе отделение — выступление Ганелина, Круглова и Юданова — будет презентацией совместного альбома трио «Russian New Music in China», изданного на Leo Records. Это запись с джазового фестиваля, который проходит в городе Шэньчжэнь — небольшом, по китайским меркам (население примерно 10 миллионов).

Первое отделение уже продолжалось минут десять, как я поймал себя на мысли, что у меня нет никакой концепции или просто здравой мысли, как всё происходящее можно описать. В тот момент я просто сидел заворожённый, старался не пропустить ни единой нотки, ни единого звука. Все мое внимание было приковано к Ганелину. Не так часто мне приходилось наблюдать за тем, как один музыкант на сцене мог приковать всё внимание слушателей и держать их в состоянии, подобном коллективному гипнозу. Все вокруг сидели неподвижно и с серьёзными задумчивыми лицами смотрели на сцену. Лично для меня происходящее на сцене вызывало упорную ассоциацию с музыкальным сопровождением советских фильмов. Композиция, а вернее было бы сказать — импровизация, прозвучавшая в первом отделении, не была лишена монументальности. Смена настроения музыки осуществлялась с помощью синтезатора и всевозможных подручных средств. В сознание прокрадывались противоречивые ощущения: страх, тревога — неизменным оставалось лишь внимание, устремлённое на сцену.

Вячеслав Ганелин, Алексей Круглов, Олег Юданов (фото © Александр Забрин)
Вячеслав Ганелин, Алексей Круглов, Олег Юданов (фото © Александр Забрин)

После сорока минут выступление было прервано на затянувшийся перерыв. В силу объективных причин досидеть до конца второго отделения, начавшегося около десяти вечера, автор этих строк не мог. Было печально покидать концерт в самой интересной его части, когда на сцене играло трио. Музыканты не первый раз сотрудничают, и я уверен, что в дальнейшем Ганелин, Круглов и Юданов ещё будут выступать совместно, но это уже будет что-то совершенно другое.

Вячеслав Ганелин, Алексей Круглов, Олег Юданов (фото © Александр Забрин)
Вячеслав Ганелин, Алексей Круглов, Олег Юданов (фото © Александр Забрин)

За то короткое время, что мне удалось послушать трио и понаблюдать за его участниками, я сделал для себя один вывод: насколько эти музыканты — представители разных музыкальных поколений — гармонично смотрятся вместе! Обладая разными стилями, музыканты играли безупречно, сплавляя индивидуальные манеры в единое целое ради общего музыкального дела.

ВИДЕО: трио Ганелин-Круглов-Юданов в ДОМе, 26.09.2015 (съёмка Taberculat)

Живая история. Организатору первых московских джаз-кафе Павлу Барскому — 80

Михаил Кулль
Фото: архив автора
МК

storyДля сегодняшних московских джазменов и новых поколений почитателей джаза имя Павла Михайловича Барского вряд ли что-нибудь говорит. Это естественно. Музыканты, оставившие свой след в московской истории второй половины прошлого века, и тем более — продолжающие свое творчество, остаются известными и поныне. А вот о людях, усилиями которых в 50-х — 70-х годах были подготовлены и созданы условия, по сути позволившие родиться современному московскому джазу, можно лишь услышать от ветеранов или прочесть в мемуарах. Это группа буквально считанных московских энтузиастов — больших любителей джаза, в советскую эпоху так или иначе привлечённых к общественной комсомольско-профсоюзной, а порой — и к партийной работе. Им удалось воспользоваться возможностью повлиять на судьбу московского джаза. Тогда решалось, быть или не быть джазовым клубам, джазовым фестивалям. В ряду имён этих подвижников наряду с Ростиславом Винаровым, Игорем Абраменковым, Мариной Савиной, Владимиром Дмитерко стоит и имя Павла Барского.

Павел Барский
Павел Барский

Хотя родители Павла были москвичами, родился он 25 октября 1935 в Харькове, а вскоре мама вместе с сыном возвратилась в Москву. Павел окончил среднюю школу, затем, пройдя курс Московского автомеханического института, получил в 1959 диплом инженера-технолога литейного производства. Дома любили музыку, кумиром был Леонид Утёсов, часто звучавший по радио или с граммофонных пластинок. Патефон познакомил со многими записями зарубежных исполнителей. Эти пластинки были привезены отцом из Кёнигсберга после демобилизации. Первые джазовые потрясения были, разумеется, связаны с выходом на экраны попавшего в СССР в 1944, на волне развития союзнических отношений с США, американского фильма 1941 г. «Серенада солнечной долины», который было удобно много раз смотреть совсем рядом с домом, на Сретенке, в кинотеатре «Уран».

Распределённый по окончании института на московский завод «Борец», Павел активно участвовал в общественной работе, организации кружков. Был секретарем комсомольской организации завода.

Секретарь Комитета ВЛКСМ завода «Борец» Павел Барский, 1962
Секретарь Комитета ВЛКСМ завода «Борец» Павел Барский, 1962

Там же познакомился с выпускником Бауманского института Евгением Геворгяном (в дальнейшем дошедшим до должности главного инженера завода), с которым у Павла во многом совпадали музыкальные предпочтения . Интерес к музыкально-организаторской работе превалировал над специальностью и перешёл в профессиональную деятельность. С 1978 Барский — директор клуба Московского станкозавода им. Орджоникидзе, с 1989 — зав. отделом культуры Октябрьского райисполкома Москвы. Но гораздо раньше, в 1962, райком ВЛКСМ, в подчинении которого была комсомольская организация «Борца», направил Барского на общественную работу в недавно открытое молодёжное кафе «Аэлита», где после очередных «кадровых перестановок» был утверждён новый состав Совета кафе во главе с Владимиром Щербатых.

Пропуск в кафе «Аэлита», 1962
Пропуск в кафе «Аэлита», 1962

ДАЛЕЕ: продолжение юбилейного очерка о Павле Барском  Читать далее «Живая история. Организатору первых московских джаз-кафе Павлу Барскому — 80»

Джазовый подкаст №713: Noël Akchoté

podcastАнализ музыки средствами самой музыки: многоголосие стилей в творчестве французского гитариста Ноэля Акшотэ. Трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьёв (группа «Вежливый отказ» и другие проекты) комментирует пьесы Сонни Шэррока «Blind Willie», «Melvins» и «Dick Dogs» с альбома Ноэля Акшотэ «Sonny II» (Winter & Winter, 2004).

Noël Akchoté
Noël Akchoté

Норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав привозит в Москву оркестр Paal Nilssen-Love Large Unit

anons1 ноября в культурном центре «ДОМ» выступает фри-джазовый оркестр, который возглавляет норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав — Paal Nilssen-Love Large Unit (Норвегия-Швеция-Дания-Финляндия).

Paal Nilssen-Love Large Unit
Paal Nilssen-Love Large Unit (photo © Pater Gannushkin)

Состав: Юли Кьер (Julie Kjær) — альт-саксофон, Дания; Клаус Эллерхусен-Холм (Klaus Ellerhusen Holm) — саксофоны, Норвегия; Томас Йоханссон (Thomas Johansson) — труба, Норвегия; Матс Олеклинт (Mats Äleklint) — тромбон, Швеция; Пер-Оке Холмландер (Per Åke Holmlander) — туба, Швеция; Бёрре Мёлстад (Børre Mølstad) — туба, Норвегия; Кетиль Гутвик (Ketil Gutvik) — гитара, Норвегия; Томми Керанен (Tommi Keranen) — электроника, Финляндия; Кристиан Меос-Свендсен (Christian Meaas Svendsen) — контрабас, бас-гитара, Норвегия; Юн Руне Стрём (Jon Rune Strøm) — контрабас, бас-гитара, Норвегия; Пол Нильссен-Лав (Paal Nilssen-Love) — ударные, Норвегия; Андреас Вилдхаген (Andreas Wildhagen) — ударные, Норвегия; Кристиан Обермайер (Christian Obermayer) — звук, Норвегия

Композиция — Пол Нильссен-Лав.

Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России. Информационные партнеры — журнал «Джаз.Ру» и портал Звуки.ру.

На сцену КЦ «ДОМ» впервые в его истории выйдет большой фри-джазовый оркестр, целиком и полностью состоящий из скандинавских музыкантов, ─ либо уже имеющих «звёздный» статус, либо готовящихся его примерить. Наиболее востребованный сейчас на мировых площадках и фестивалях, привечающих новоджазовую музыку, коллектив Paal Nilssen-Love Large Unit был создан два года назад ведущим барабанщиком скандинавской сцены свободной импровизации.

ВИДЕО: Paal Nilssen-Love Large Unit
концерт в Cafe Oto, Лондон, 02.05.2015

ДАЛЕЕ: подробности о составе, его лидере и предстоящем концерте Paal Nilssen-Love Large Unit  Читать далее «Норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав привозит в Москву оркестр Paal Nilssen-Love Large Unit»

Барабанщик Евгений Казарян (1946-2015)

Редакция «Джаз.Ру» LK

inmemoriamВ ночь на 20 октября в Москве скончался джазовый барабанщик и педагог Евгений Казарян. Ему было 69 лет.

Евгений Казарян (кадр из видеосъёмки 1991)
Евгений Казарян (кадр из видеосъёмки 1991)

EKЕвгений Казарян родился в Москве 7 апреля 1946 г. На большой джазовой сцене дебютировал в трио пианиста Игоря Бриля в 1968 г. на фестивале в Донецке. Работая в различных московских джазовых ансамблях, в 1976 г. окончил музыкальное училище им. Гнесиных по классу ударных, в 1988 получил диплом Московского института культуры. В 1981-86 гг. вновь выступал в ансамбле Игоря Бриля, с которым записался на альбомах ВФГ «Мелодия» — «Перед заходом солнца» (1984) и «Дневные мечты» (где ансамбль Бриля аккомпанировал вокалистке Татевик Оганесян, 1986). Параллельно (с 1981) Евгений Камиллович преподавал ударные инструменты в училище им. Гнесиных (ныне — Государственное музыкальное училище эстрадного и джазового искусства на Ордынке). В 1989 г. вошёл в трио пианиста Михаила Окуня, в 1990 — участвовал в записи на ВФГ «Мелодия» альбома басиста Александра Ростоцкого «Открой глаза — ты можешь летать». Игра Казаряна звучит на трёх треках в сборнике записей пианиста Игоря Бриля 1965-1993 гг. «Time Remembered» (Boheme Music, 1999) и на целом ряде фестивальных сборников ВФГ «Мелодия» («Осенние ритмы-83», «Джаз-83», «Фестиваль “Московская осень”», «Тбилиси-86», «Джаз у старой крепости-94»).

В последние годы Евгений Камиллович тяжело болел, но продолжал преподавать в ГМУЭДИ на Ордынке, пока хватало сил.

ВИДЕО: лето 1991, московский джазовый теплоход «Советская конституция»
Михаил Окунь — клавишные; Станислав Григорьев (1938-2001) — тенор-саксофон; Алекс Ростоцкий — электробас; Евгений Казарян — ударные
Видеосъёмка из архива Олега Черняева, оцифровка: Рафаэль Аваков