Europe Jazz Media Chart, сентябрь 2018: редакции джазовых журналов рекомендуют новые альбомы

albumsЕжемесячный Europe Jazz Media Сhart — не «хит-парад» и не связан с цифрами продаж: это список новых (и даже не обязательно совсем новых) альбомов, которые показались пишущим о джазе участникам круга европейских джазовых изданий, Europe Jazz Mediaсамыми интересными в предыдущем месяце. Представители европейских джазовых СМИ ежемесячно составляют список, представляя по одному альбому от каждого издания.

EJM CHART

Проект начался почти шесть лет назад, в октябре 2012. Это 72-й выпуск чарта. В проекте участвуют 14 изданий, данные за июнь представили 12. Чарт публикуют все европейские джазовые издания, в том числе и наше.
Более ранние выпуски чарта
Вот какие записи слушали европейские джазовые журналисты в августе 2018. По традиции, некоторые коллеги иногда дают краткий комментарий, объясняя свой выбор.
Обратите внимание: по ссылкам на названии альбома доступен просмотр или предпрослушивание большинства альбомов, часто — бесплатное прослушивание в стриминговых сервисах, а также их приобретение в интернет-магазинах (или напрямую у лейблов).

Henning Bolte, Jazzism (Нидерланды):

Beatriz Nunes «Canto Primeiro» (Sintoma Records)

альбом в iTunes | альбом на GooglePlay | трейлер на YouTube | купить на Amazon | слушать на сервисе Яндекс.Музыка | слушать на Spotify (необходима регистрация) | купить на сайте музыканта

ОБЛОЖКА
Patrik Sandberg, Orkester Journalen (Швеция):

Wayne Shorter «Emanon» (Blue Note)

трейлер на YouTube | купить на Amazon | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Cim Meyer, Jazz Special (Дания):

Vivian Buczek «Ella Lives» (Prophone)

альбом в iTunes | альбом на GooglePlay | слушать на Spotify (необходима регистрация) | купить на сайте музыканта

Комментарий Кима Мейера:
Альбом шведской певицы польского происхождения демонстрирует последовательно высокий уровень без особого новаторства. Часто воодушевлённость  достижениями предков отдаёт «копипастой», чего Бучек и её команда избежали. Эта пригоршня известных стандартов была бы отличным подарком к 100-летию Эллы Фицджералд, будь она ещё жива.

ОБЛОЖКА
Luca Vitali, Giornale della Musica (Италия):

Trygve Seim «Helsinki Songs» (ECM)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | слушать на сервисе Яндекс.Музыка | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Luca Vitali, Giornale della Musica (Италия):

John Zorn «The Book Beriah» (Tzadik)

трейлер на YouTube | бокс-сет из 11 CD на сайте интернет-магазина Pledge: финальный сборник сочинений Джона Зорна цикла Masada в исполнении разных артистов. Сам Зорн играет только в одном треке из 92, но выступил в роли продюсера сборника.

ОБЛОЖКА
Madli-Liis Parts, Muusika (Эстония):

Estonian Voices «Taat läks hulluks» (Sheikid Records)

трейлер на Vimeo

ОБЛОЖКА
Paweł Brodowski, Jazz Forum (Польша):

Marcin Wasilewski Trio «Live » (ECM)

релиз состоится 14 сентября | предзаказ альбома на сайте лейбла

Комментарий Павла Бродовского:
Первый концертный живой альбом международно известной польской группы, которая через год отмечает своё 25-летие, их пятый релиз на ЕСМ. Пианист Марчин Василевски, басист Славомир Куркевич и барабанщик Михал Миськевич записали также три альбома на ЕСМ как часть квартета Томаша Станько. Новая пластинка представляет трио на пике формы в концерт на Middlheim Jazz Festival в Антверпене, Белгия (2016). Оригинальные композиции Василевского и два кавера (Стинг и Хёрби Хэнкок) в динамичном, волнующем исполнении.

ОБЛОЖКА
Mike Flynn , Jazzwise (Великобритания):

Skúli Sverrisson And Bill Frisell «Strata» (Newvelle Records)

Альбом доступен только на виниле как часть сезонной подписки лейбла | трейлер на YouTube | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Anna Filipieva, Jazz.Ru (Россия):

KLE2GO «To Do Or Not To Do» (ArtBeat Music)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | альбом на BandCamp | слушать на сервисе Яндекс.Музыка

Комментарий Анны Филипьевой:
Эклектичная московская комбинация одного Кле (Сергей Клевенский, этнические духовые) и двух Го (джаз-роковый басист Антон Горбунов и универсальный вибрафонист Владимир Голоухов) в жанрово-стилистической смеси, которая звучит живо, свежо и чрезвычайно эклектически. Та степень эклектики, когда она становится объединяющей силой.

ОБЛОЖКА
Jan Granlie, Salt Peanuts (Норвегия-Дания):

Schlippenbach/Takase «Live at Café Amores» (Nobusiness)

купить на Discogs | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Christine Stephan, JAZZTHETIK (Германия):

John Coltrane «Both Directions at Once: The Lost Album» (Impulse)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | альбома на GooglePlay | слушать на сервисе Яндекс.Музыка | слушать на Spotify (необходима регистрация)

ОБЛОЖКА
Viktor Bensusan, Jazz Dergisi (Турция):

Kim Myhr«You | me» (Hubro)

слушать на SoundCloud | купить на Discogs

ОБЛОЖКА

In Memoriam. Ветеран джаз-клуба «Квадрат» Роман Копп (1945-2018)

По сообщениям друзей и коллег, 6 сентября в Германии на 74 году жизни скончался от инфаркта Роман Копп — важнейшее лицо в истории ленинградского/петербургского джаз-клуба «Квадрат» и в клубном движении СССР, начиная с 1960-х гг. Долгие годы он был правой рукой главы «Квадрата» Натана Лейтеса (1937-2013), вёл в клубе организаторскую работу, был редактором известной на весь Союз периодической стенгазеты «Пульс джаза», материалы которой после демонстрации на стене «Квадрата» рассылались джазовым энтузиастам по всей стране, а также сотрудничал с джаз-клубами СССР, которых тогда насчитывалось больше десятка. После учреждения Санкт-Петербургской филармонии джазовой музыки (1998) он некоторое время работал в её административном аппарате, а осенью 2003 уехал на ПМЖ в Германию, где жил с супругой в городе Мёнхенгладбах.

Роман Копп (фото © Валерий Коннов, 2014)
Роман Копп (фото © Валерий Коннов, 2014)

Старейшина петербургского джазового сообщества Владимир Фейертаг говорил о Коппе в связи с его 70-летием:

В «Квадрате» одно время он был вторым лицом, во многом брал на себя какие-то организационные функции президента, помогая своей природной сметливостью реализовывать стратегические планы Натана Лейтеса. Самый заметный вклад Романа — регулярно выходившая стенгазета «Пульс джаза». На каждом клубном воскресном концерте в ДК им. С.М.Кирова газета становилась центром внимания, потому что в ней было много разной информации — критические и исторические статьи, рейтинги музыкантов по опросам критиков, рисунки Сергея Богданова, стихи Сергея Мелещенко, поздравления юбилярам и прочее.

[…] Благодаря его энтузиазму и умению устанавливать контакты «Квадрат» стал постоянным участником и отчасти вдохновителем фестиваля традиционного джаза в Витебске.

Руководство «Квадрата», читай «мозговой центр ленинградского джаза», 1983: Роман Копп, Натан Лейтес, Владимир Фейертаг (фото: Александр Смирнов)
Руководство «Квадрата», читай «мозговой центр ленинградского джаза», 1983: Роман Копп, Натан Лейтес, Владимир Фейертаг (фото: Александр Смирнов)

«Джаз.Ру» подробно рассказывал о Романе Коппе в связи с его 70-летним юбилеем в январе 2015 г.

Редакция выражает искреннее соболезнование друзьям и близким Романа Коппа.

Постоянный автор «Джаз.Ру» Валерий Коннов пишет нам о своём друге Романе Коппе:

С Романом судьба тесно свела меня в далеком 1975 году, когда я приехал из Куйбышева (Самара) в Ленинград на курсы повышения квалификации аж на три с половиной месяца. К тому времени заочно я был знаком с джаз-клубом «Квадрат» и его руководителем Натаном Лейтесом в рамках подготовки к фестивалям и организации концертов питерских джазовых коллективов. Как только обустроился, я пришел в ДК им. Кирова, где тогда базировался «Квадрат». С Ромой мы сошлись (в хорошем смысле) легко и сразу и дружили до сих пор. Он отвечал тогда за внешние связи с джаз-клубами, разбросанными по Союзу, и за выпуск известной на всю джазовую страну стенгазеты «Пульс джаза».

Кроме встреч на мероприятиях клуба, я был допущен в прокуренную насквозь комнатку на Коломенской, где собирались друзья и единомышленники и общались под рюмочку, табачный дым и, конечно, джаз. Мы были молоды, одержимы джазом и физически выносливы. Меня тогда живо интересовала клубная деятельность во всех её проявлениях, и лучше Ромы консультанта было не найти. Полученный опыт помог мне по возвращении в родные пенаты оживить работу нашего джаз-клуба. Я регулярно приезжал в Питер на концерты и фестивали уже как президент Куйбышевского джаз-клуба и всегда останавливался у Ромы. С ним было приятно общаться, благодаря его чувству юмора и эрудиции во всем, что касалось джаза. В 78-м Роман вместе с Натаном приезжали к нам на Х джазовый фестиваль «Весна». Во многом благодаря их помощи, нам удалось собрать там руководителей почти всех, работавших в то время, джаз-клубов, от Новосибирска до Риги. Ещё вспоминается поездка в Витебск в 1984 году по приглашению Романа, где он принимал активное участие в организации мероприятий.

Валерий Коннов, Роман Копп, зима 2002. Разглядываем архивные фотографии.
Валерий Коннов, Роман Копп, зима 2002. Разглядываем архивные фотографии.

Я ездил к Роме в Ленинград холодной и снежной зимой 2002 года на недельку, просто погостить и пообщаться. Тогда он уже готовился к переезду на ПМЖ в Германию, в уютный городок Мёнхенгладбах на юго-востоке страны (приходилось побывать там в 1997 году). Там образовалась джазовая питерская диаспора: Рома, Владимир Раскин и Александр Усыскин (бывший участник Ленинградского диксиленда. — Ред.). Рома был замечательным другом. Например, не так давно он просил меня конвертировать несколько концертов Ленинградского диксиленда, записанных на видео, в аудиоформат, так как Александр потерял зрение и мог только слушать.

И очень рад, что нам удалось встретиться на 50-летии «Квадрата» в декабре 2014 года.

На память о Роме у меня осталась видеотека из 850 DVD, на которых содержится более 2700 концертов. Несколько последних лет Рома скрупулезно изучал программы немецких телеканалов и записывал все джазовые программы сначала на VHS, потом на DVD. Скомпоновав по четыре-пять концертов, записывал на DVD и высылал мне бандеролями по пять дисков. Как-то я ему сказал, что он тратит на это свои деньги, а он мне в ответ: так я при деле, и, может быть, это кому-нибудь пригодится.

А ещё я храню нашу переписку. В эпистолярном жанре Роме не было равных. Тогда не было электронной почты и скайпа, которые в последние годы помогали нам регулярно общаться.

Он был болен диабетом и гипертонией, но я ни разу не слышал от него жалоб. Наоборот. Он несколько раз советовал мне какие-то лекарства, предлагал их мне прислать.

Для меня это большая утрата. Мы общались практически через день, либо по скайпу, либо по почте. Обсуждали концерты, которые посетили, записи. Рассказывали анекдоты, ёрничали.

И вот его нет. А его последняя посылка ещё в пути…

Прощай, дорогой друг.

К 120-летию Гершвина Большой Джазовый Оркестр исполнит оригинал «Рапсодии в блюзовых тонах»

26 сентября 2018 исполнится 120 лет со дня рождения Джорджа Гершвина — крупнейшего американского композитора ХХ столетия (1898-1937), родившегося в Бруклине в семье эмигрантов из Российской Империи. А 2 октября в память о композиторе, чьи работы образовали связующие звенья между европейской академической музыкой и джазом — первым подлинно американским музыкальным искусством, московский Большой Джазовый Оркестр под руководством трубача Петра Востокова исполнит на сцене Малого зала Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского важнейшее произведение Гершвина — «Рапсодию в блюзовых тонах», название которой («Rhapsody in Blue») в нашей стране долгое время переводили «по словарю», не учитывая отсылки к стилистике блюза, афроамериканской музыки — «Рапсодия в голубых тонах» или «Голубая рапсодия».

George Gershwin
George Gershwin

Написанная в начале 1924 года, «Рапсодия», как произведение «идеологически чуждого» американского композитора, не звучала на московских сценах. В Ленинграде в 1931 г. её несколько раз исполнил оркестр Мюзик-холла, но в столице СССР она не звучала до августа 1945, когда СССР и США — победоносные союзники по Второй мировой войне — находились в конце уникального периода открытости к культурам друг друга, которому вскоре суждено было смениться «холодной войной». В год великой Победы на сцене Большого зала Московской государственной консерватории «Рапсодия» прозвучала в исполнении Большого симфонического оркестра, дирижировал Николай Голованов, а за роялем был блестящий пианист с консерваторским образованием, лучше всех в стране на тот момент знавший и джазовую стилистику — первопроходец советского джаза Александр Цфасман. В 1960 г. Александр Наумович сделал студийую запись «Рапсодии» с Государственным симфоническим оркестром СССР, дирижировал Геннадий Рождественский.

Но штука в том, что это была не оригинальная версия «Рапсодии в блюзовых тонах»!

Симфоническую оркестровку, которую играл Цфасман и в которой в нашей стране только и исполняли «Rhapsody in Blue» в последующие годы, выполнил в 1942 г. Ферд Грофе (Ferde Grofé, 1892-1972, настоящее имя Фердинанд Рудольф фон Грофе) — тот же самый аранжировщик, который готовил и оригинальную аранжировку к премьере 1924 г. Но эти оркестровки отличаются друг от друга, как небо от земли!

Во-первых, в аранжировке 1924 года не были выписаны сольные фортепианные фрагменты: у дирижёра было просто написано «wait for nod» (жди кивка). Дело в том, что Гершвин писал «Рапсодию» в страшной спешке и не выписал каденции для рояля к премьере просто потому, что на премьере играл партию фортепиано сам, так что в значительной степени сымпровизировал свои продолжительные эпизоды (на премьере Рапсодия звучала больше 16 минут) и в нужный момент действительно кивал дирижёру, после чего вступал оркестр. Фортепианная партия была окончательно записана Гершвином только после премьеры, поэтому мы в точности не знаем, как именно звучало первое значительное произведение современной американской симфонической музыки при премьерном исполнении!

Во-вторых, оригинальная версия «Рапсодии в блюзовых тонах» не была написана для симфонического оркестра! Её заказчиком и первым исполнителем был Пол Уайтман, самый популярный бэндлидер США в начале 1920-х годов. Его оркестр не был, строго говоря, полностью джазовым: это был эстрадный оркестр. Уайтман начал нанимать настоящих джазовых солистов только тогда, когда появились белые импровизаторы, сравнимые по технике игры с афроамериканскими первопроходцами — то есть уже на рубеже 1920/30-х гг. Ведь его оркестр был полностью белым, а совместные выступления белых и чёрных музыкантов в то время для расистской Америки были ещё невозможным, неслыханным нарушением общественных условностей. И тем не менее, Уайтмана называли «королём джаза», и оркестр его назывался джазовым. То, что он играл, впоследствии получило в истории джаза наименование «sweet jazz», сладкий джаз — в противовес «горячему джазу» афроамериканских музыкантов (hot jazz). Именно для этого оркестра — с саксофонами, трубами, тромбонами, ритм-секцией и группой струнных инструментов — и была написана первая, оригинальная версия «Rhapsody in Blue», премьера которой (с Гершвином за роялем) состоялась в нью-йоркском зале «Эолиан-Холл» 12 февраля 1924 г. В первом ряду сидели Сергей Рахманинов, Игорь Стравинский, Яша Хейфец, Ефрем Цимбалист, Леопольд Стоковский — то есть весь цвет американской классической музыки того времени. Успех был невероятный, овации продолжались гораздо дольше, чем звучала сама Рапсодия!

Большой Джазовый Оркестр п/у Петра Востокова
Большой Джазовый Оркестр п/у Петра Востокова

К 90-летию премьеры, в 2014 году, Большой Джазовый Оркестр — коллектив, созданный в 2010 г. трубачом Петром Востоковым и вокалисткой Дарьей Антоновой специально для исполнения исторически достоверных аранжировок богатейшего джазового оркестрового наследия в исторически точных стилях — подготовил московскую премьеру оригинальной версии «Рапсодии в блюзовых тонах». За роялем тогда был выдающийся российский академический и джазовый пианист — заведующий кафедрой инструментального джазового исполнительства Российской Академии музыки им. Гнесиных Валерий Гроховский.

Валерий Гроховский
Валерий Гроховский

А 2 октября 2018, к 120-летию со дня рождения автора «Рапсодии», Валерий Александрович снова выйдет на сцену с оркестром под руководством Петра Востокова, который будет играть в расширенном составе (со струнными!) в точности по оригинальной аранжировке 1924 года — и, в точном соответствии с обстоятельствами премьеры, будет оставлять пианисту обширные пространства для импровизации, так что прозвучат не только записанные Гершвином каденции, но и собственные импровизационные каденции Гроховского.

Во втором отделении концерта оркестр представит музыку Джорджа Гершвина из его «народной оперы» — «Порги и Бесс» (1935) — в версии, которую в 1959 г. подготовили к записи на альбом фирмы «Коламбия» аранжировщик Гил Эванс и трубач Майлз Дэйвис.

Концерт ведёт главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков.
ДАЛЕЕ: контакты, билеты  Читать далее «К 120-летию Гершвина Большой Джазовый Оркестр исполнит оригинал «Рапсодии в блюзовых тонах»»

Финский «музыкант вне рамок» Джими Тенор представит в Москве новый альбом

13 сентября в Москве в клубе «16 Тонн» выступит финский музыкант Джими Тенор. Впервые артист приедет в Москву с ансамблем (именно поэтому на афишах значится Jimi Tenor Band, а не просто имя). Он представит столичной аудитории новый альбом «Order of Nothingness».

53-летний Ласси Лехто, известный под артистическим именем Джими Тенор — мультижанровый мультиинструменталист: основной его инструмент — тенор-саксофон, но он больше известен как электронщик, извлекающий звуки из «звуковых объектов» ручной работы; основное русло его деятельности — экспериментальный рок и электроника, но он постоянно дрейфует то в сторону авангардного джаза, то в афро-фанк. Финский критик Илкка Маттила определял его так: «уважаемый европейский артист вне мэйнстрима, в чью аудиторию входят клабберы и энтузиасты альтернативного рока, но также и бунтари из области джаза и фанка».

Jimi Tenor
Jimi Tenor

Летом 2018 года Тенор выпустил альбом «Order of Nothingness», на котором в очередной раз демонстративно порывает с клише музыкальной индустрии. В записи участвовали музыканты, входящие в состав Jimi Tenor Band, среди которых базирующийся в Берлине ударник ганийского происхождения Экуа Алаби Савадж, работавший ещё со звездой афробита Эбо Тейлором, а также трубач Ричард Кохи и мультиинструменталист Йоханнес Шлейермахер. Получившаяся эклектичная запись в равной степени наследует корневой эфиопской музыке, фьюжн 70-х и традициям фанк-гуру Джорджа Клинтона.

Исповедуя теорию «мысленных путешествий», Тенор конструирует свою, футуристическую версию джаза. Человек, который сутками может не вылезать из своей квартиры в Хельсинки, уверен: его музыка способна переносить слушателя в самые далекие уголки мира. Надо только принять её и включить воображение. «Когда я на сцене, я стараюсь очень сильно углубиться в импровизацию, — говорит Джими. — И ещё я всегда выступаю с закрытыми глазами. Стоит их открыть — и все, ты моментально теряешь нить рассказа».
СЛУШАЕМ: Jimi Tenor «Tropical Eel» с альбома «Order of Nothingness»

13 сентября, 20:00: клуб «16 Тонн», ул. Пресненский вал, 6, стр.1 (м. Улица 1905 года). Заказ билетов и информация: + 7(499)253-15 50
Билеты онлайн (1200 ₽ — 2500 ₽)
Слушать новый альбом целиком



Альберт Мангельсдорфф: титан тромбона. 90 лет со дня рождения

Юрий Льноградский YL

5 сентября 2018 исполнилось 90 лет со дня рождения известнейшего представителя немецкого джаза — тромбониста Альберта Мангельсдорффа (Albert Mangelsdorff). Говоря о нём, трудно обойтись без терминов «новатор» и «революционер»: Мангельсдорффу, пожалуй, трудно найти достойных конкурентов в деле «осовременивания» джазового тромбона. Он широко известен своей уникальной техникой игры, позволяющей играть на инструменте гармонически (то есть извлекать из одноголосного по сути своей тромбона одновременно несколько нот — за счёт одновременно и «традиционного» направления потока воздуха, и пропевания каких-то мелодических линий). И если в случае со многими новаторами, добившимися чего-то сравнимого на своих инструментах, разработка новых методик сравнительно редко подкреплялась по-настоящему всемирной их демонстрацией, то Мангельсдорфф и тут взял едва ли не высшую планку в мировой истории: в 1972 году он был удостоен чести играть соло (!) на мюнхенских Олимпийских играх — событии, которое смотрел без преувеличения весь мир и отбор музыкантов на которое шёл куда более жёстко, чем на многие современные «Евровидения»…

Albert Mangelsdorff, 1986 (photo © Urban Kirchberg)
Albert Mangelsdorff, 1986 (photo © Urban Kirchberg)

Текст выходил к 80-летию со дня рождения артиста в №15 бумажной версии «Джаз.Ру» (№6-2008). Актуализирован для 2018. В сетевой версии публикуется впервые.

Становление музыканта пришлось на то время и место, которое при всём желании удачными не назовёшь. Реалии Франкфурта, в котором родился и рос Альберт, к моменту появления у него интереса к музыке были уже реалиями не просто Германии тех лет, а Германии Третьего рейха. Джаз, как музыка расово чуждых негров (а заодно и евреев), на официальном уровне попросту преследовался. Правда, источники тех лет порой упоминают о существовании каких-то полуподпольных концертов, а порой даже и небольших ресторанчиков с джазовой и околоджазовой музыкой, в которых вполне можно было «нахвататься» знаний и умений. Однако Мангельсдорфф получил свои первые знания о предмете из коллекции пластинок своего старшего брата Эмиля, а свой интерес к джазу вынужденно скрывал. Первыми же шагами в музыке для него стали уроки дяди, профессионального скрипача. Впоследствии Альберт самостоятельно научился играть на гитаре, и к тромбону, который прославил его имя на весь мир, его привёл именно этот инструмент: уже после окончания Второй мировой войны, в 1948, играя на гитаре ради небольшого заработка перед американскими солдатами, Мангельсдорфф завязал с ними разговор и, слово за слово, выменял у них подержанный тромбон на… сигареты. Поневоле задумаешься, так ли уж вредно курение для будущего духовика…

Прогресс Альберта на тромбоне был поразительным. Очень скоро о нём заговорили в узких кругах, затем эти круги стали широкими, и уже в 1952 г. 24-летнему Мангельсдорфу было предложено записаться на пластинку — это в послевоенной-то Германии, которой предстояло не только перестроиться на новые рельсы в плане восприятия «расово чуждой музыки», но и вообще опомниться от итогов Второй мировой, переломавшей и куда более важные для страны отрасли, чем звукозапись! Правда, лидером этого проекта был тенор-саксофонист Ханс Коллер, ещё с довоенных времён стоявший на беспрецедентной позиции пропаганды джаза в условиях его безусловного партийного запрета. Официально числясь в рядах германской армии и имея на руках консерваторский диплом, он умело балансировал на грани дозволенного и умудрился в течение всей войны иметь действующий джаз-ансамбль, который особо не маскировался под «популярную музыку», а Мангельсдорфф и вовсе попал в сферу его внимания ещё в 1947, когда ни о каком тромбоне не было ещё и речи.

Альберт Мангельсдорфф в конце 1950-х (фото с обложки выпущенного в 2015 альбома ранних записей артиста «Mainhatten Modern»)
Альберт Мангельсдорфф в конце 1950-х (фото с обложки выпущенного в 2015 альбома ранних записей артиста «Mainhatten Modern»)

В 50-х Мангельсдорфф сотрудничал, разумеется, не только с Коллером: музыкант такого класса, каким он обещал стать, просто обязан был пробовать разные варианты, разные стили, разные форматы. Среди лидеров, в коллективах которых он играл — пианист Джо Климм (1950-1953), пианистка Ютта Хипп (1954-1955), в 1955 и 1956 гг. он уже входил в состав с говорящим названием Frankfurt All Stars, а в 1957-м стал ставить своё имя в качество со-лидера: первым коллективом в ряду его собственных ансамблей стал исполнявший хардбоп квинтет, вторым фронтменом которого был тенор-саксофонист Йоки Фройнд. Наконец, к 1958 году Мангельсдорффа, достигшего тридцатилетнего возраста, распространённый стереотип обязывал выходить на международную арену, если он рассчитывал говорить о себе как о музыканте высшего эшелона своего государства. Мангельсдорфф вышел, причём мастерски: именно он стал единственным представителем Германии в сборном интернациональном оркестре Ньюпортского джаз-фестиваля 1958 года, куда получил путёвку из одного из многочисленных сборных молодёжных оркестров тех лет.

Любопытно то, что этот выезд в Америку (которая наверняка для выросшего при нацистах немецкого музыканта казалась таким же музыкальным раем, как и для выросшего при коммунистах советского) не стал отправной точкой для музыкальной эмиграции. Мангельсдорфф без малейших сомнений вернулся в Германию и пошёл на родине «по нарастающей» — благо и эхо войны всё отдалялось, и экономическая мощь и благосостояние государства росли на глазах, и молодое поколение партнёров внушало оптимизм.

32-летний Мангельсдорфф в 1970-м
32-летний Мангельсдорфф в 1970-м

В шестидесятых стоит отметить сразу несколько проектов. Мангельсдорфф повторил тему «всех звёзд», но на сей раз — на две ступеньки выше городского уровня, с European All Stars. Он образовал квинтет очень необычного инструментального состава с участием барабанщика Ральфа Хюбнера, басиста Гюнтера Ленца и двух саксофонистов — Хайнца Зауэра и Гюнтера Кронберга: ансамбль остаётся одним из самых интересных явлений европейского джаза 60-х, его игру могла видеть на концертах не только Германия и Европа, но и США, Азия и даже Южная Африка. После поворота в сторону фри-джаза и ухода Кронберга коллектив существовал в виде квартета вплоть до 1971 г. Кроме того, Мангельсдорфф сделал две любопытных записи: с пианистом Modern Jazz Quartet Джоном Льюисом (альбом 1962 года «Animal Dance», Atlantic) и со своим квинтетом (альбом «Now Jazz Ramwong», записанный в 1964 г. после тура по Азии по инициативе культурного института имени Гёте и включавший много материала, основанного на этнических азиатских мотивах).
ВИДЕО: Albert Mangelsdorff «Now Jazz Ramwong», 1964

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Альберта Манельсдорффа  Читать далее «Альберт Мангельсдорфф: титан тромбона. 90 лет со дня рождения»