Джаз-фестивали-2018. Джазовый ветер над городом: заметки с 40-го Chicago Jazz Festival (Чикаго, США)

Валерий Булавкин VB

Когда стоишь в центре Чикаго — этого громыхающего города-механизма — взгляд неизбежно упирается в 357-метровое здание довольно сомнительного эстетического качества с хорошо видимой надписью «Трамп». Для многих американцев сегодня подобные небоскрёбы — это башни Саурона. Повернув голову, вы сможете разглядеть отливающее металлом сооружение среди деревьев Парка Миллениум (Millennium Park), где на несколько дней излёта лета поселяются джазовые эльфы. Это главная сцена Чикагского джаз-фестиваля, который 24 августа — 2 сентября 2018 состоялся в 40-й раз. Циклопического размера сооружение неправильной формы будто создано для современного джаза — ультрасовременного, избыточного по фактуре, изломанного по форме. Музыка эта сегодня в очередной раз обретает актуальность, языком искусства отвечая на запросы общества — эстетические, культурные, а иногда и политические.

Основная сцена Чикагского джаз-фестиваля
Основная сцена Чикагского джаз-фестиваля

Все концерты фестиваля бесплатные, идут с утра до вечера, так что публика достаточно разношёрстная — от прожжённых завсегдатаев клубов, фотографов и критиков до деклассированных персонажей, а то и вовсе слегка оркообразных, как, например, виденный мной совершенно заросший щетиной персонаж без признаков одежды, гордо завёрнутый в бумажную афишу. Бурление народных масс вокруг киосков с едой, напитками и атрибутикой происходило под звуки новоорлеанского парада, ежедневно курсировавшего по периметру огромной лужайки перед главной сценой. Удивительно, но на концертах звук с этой сцены был одинаково хорошо слышен, как бы далеко от подмостков я ни находился. Победа в номинации «лучший звук». В тоже время Зал Престона Брэдли (Preston Bradley Hall) победил в номинации «самый плохой звук». Впрочем, проблема, на мой слух, была не в акустике зала, а в самом факте его «подзвучки».

Новая «Башня Трампа» видна в Чикаго отовсюду.
Новая «Башня Трампа» видна в Чикаго отовсюду.

В этом самом зале состоялся любопытный мастер-класс под названием «Что же это за штука — джаз?»What is this thing called jazz?»). Номинальный спикер, барабанщик Эрни Адамс (Ernie Adams), рассказывал о принципах импровизации. Для иллюстрации была сыграна пьеса «Ночь в Тунисе» («A Night in Tunisia») в трёх разных вариантах — мэйнстримовом, фанковом и авангардном. Из аудитории в числе прочих прозвучал вопрос «Каково будущее дисксилендового джаза?». Ответ пианиста Мигеля де ла Серна (Miguel de la Cerna) не заставил себя ждать: «Каково будущее диксиленда? Это то же самое, что спросить, каково будущее сухого закона. Это всё в прошлом. Знаете, мы должны идти вперёд. Не хочу сказать ничего плохого, но диксиленд — это джаз прошлого. Не хочу возвращаться назад и думать о будущем динозавров. Может быть, Парк Юрского Периода вернётся… Это чисто американская музыка. И она идёт вперёд, пути назад нет. Как шахты: больше нет шахтёров, всё». Пианист также продемонстрировал, как сделать из любой композиции джазовую пьесу (на примере детской песенки «Малютка паучок» — «Itsy bitsy spider», «который вдруг познал синкопирование»), а басистка Эмма Дэйхафф (Emma Dayhuff) говорила о взаимодействии между участниками ансамбля. Отличное начало дня и начало фестиваля, подтвердила со сцены мои мысли одна из организаторов. Победа в номинации «самое интеллектуальное мероприятие».

Chicago Cellar Boys
Chicago Cellar Boys

Самое забавное, что динозавры вскоре вернулись в этот самый зал в виде самой горячей «джаз-банды» города. «Подвальные ребята Чикаго», Chicago Cellar Boys, как они себя называют, играют синкопированную музыку лихих двадцатых, эпохи Сухого закона. Атмосфера подпольных заведений «города ветров» неожиданно материализовалась в престижном концертном зале и перенесла публику в то одновременно наивное и циничное время. Благодаря тубе и банджо в составе, а также вокальным корусам пианиста вкупе с изысканными аранжировками, пьесы Кларенса Уильямса, Джелли Ролл Мортона, Луи Армстронга, Фэтса Уоллера зазвучали по-новому, свежо. Сами их названия, поставленные в один ряд, звучат как поэзия, доносящаяся из машины времени: «Дикарский блюз — Индейская колыбельная — Возьми меня в страну джаза — Блюз на заливе — Рэг восемнадцатой улицы — Блюз пивного сада — Всё будет хорошо»… Безусловное первое место в номинации «самый аутентичный проект» фестиваля.

Andy Schumm
Andy Schumm
Говорит Энди Шумм (Andy Schumm), лидер Chicago Cellar Boys:

Спасибо за вашу музыку. Я особенно рад услышать «горячий джаз». Мой первый вопрос — откуда у группы такое имя?

— «Подвальные ребята Чикаго» — примерно полгода существовала группа с таким названием в 1930 году. Они записали две пластинки. Там играли Уинги Манон и Фрэнк Ташемахер — парни, игравшие реально в чикагском стиле, и недалеко отсюда, от «культурного центра». Нам понравилась отсылка к Чикаго и тот факт, что название никто помимо них не использовал.

И насколько я помню, там играл впоследствии знаменитый барабанщик Джин Крупа.

— Да, это правда. Он записал с ними некоторые из первых своих пластинок.

Если не первые…

— Нет, самые первые были с Эдди Кондоном в 1927-м.

Да, точно. Как часто подобная музыка исполняется на фестивалях? В наше время джаз видится как серьёзная музыка, вполне академичная. Какое послание публике несёт ваше искусство?

— Это как раз то, что привлекло меня изначально. Я играл тогда современный джаз. Я могу и сегодня, но… меня с самого начала привлёк мелодизм, то, что ты можешь бормотать тему себе под нос по дороге на работу. Что меня особенно интриговало в этой музыке — вы можете воспринять уровень сложности этой музыки в меру своих возможностей, эта музыка действительно работает на нескольких уровнях. Мне нравилась идея вернуться назад к основам. Мы не добавляем ничего выспреннего к этой музыке, мы играем её так, как она была написана.

Вчера на концерте играл оркестр со струнной секцией. Мне представляется, что джаз становится более аранжированным и более мелодичным. Вы как раз играете музыку аранжированную, мелодическую, с чистым звучанием…

— Да, это так. Что я делаю применительно к этому составу, это пытаюсь вернуть в музыку аранжировку как таковую. Потому что я не могу припомнить ни одну пластинку 20-30-х годов, где музыка не была бы хоть немного аранжирована. Я хочу делать музыку более аранжированной, более утончённой.

Думаете, этот стиль будет всё более востребован?

— Абсолютно. Я здесь в Чикаго зарабатываю на жизнь этой музыкой и хочу представить её как можно более широкой аудитории. То, что изменилось… Эта музыка была уже так давно, это же 1920-е годы, и сейчас её стигматизация исчезает. Когда я начинал, это было зло, люди не хотели её слышать. А сейчас люди, которые моложе меня, открыты для неё, хотят знать о ней больше. Она получает второе рождение. Как я говорю уже много лет, самое авангардное, что вы можете сделать в музыке, это играть её в старомодном стиле. Потому что никто этого не делает.

Инструментарий Chicago Cellar Boys
Инструментарий Энди Шумма, лидера Chicago Cellar Boys: он играет на тенор-саксофоне, корнете и кларнете.

Пока в чикагских подвалах вызревал новый белый авангардизм, мы с женой пошли в другую часть Культурного центра, где традиционно мощное в этом городе движение креативной чёрной музыки представило «Ансамбль Великой Чёрной Музыки» — The Great Black Music Ensemble. Этот коллектив в ярких одеяниях играл переливающийся всеми красками коллективный импро-джаз в стиле поздних шестидесятых с заливистыми соло, вызывавшими стойкие ассоциации с альбомами «Чикагского Художественного Ансамбля» — Art Ensemble of Chicago. Публика, внимавшая артистам, в большинстве своём чернокожие пожилые дамы, была явно на одной с ними волне.

The Great Black Music Ensemble
The Great Black Music Ensemble

Политическая турбулентность наших дней не обошла стороной и вокалиста Курта Эллинга, в составе которого, кстати, блистал барабанщик Джефф «Тэйн» Уоттс. Певца было интересно слушать — безупречное владение материалом, приятный тембр голоса и тонкое чувство свинга были очевидны. Интересно было и смотреть — ладно сидящий костюм в полоску, умение «держать зал» не только вокалом, но и конферансом — навевали ассоциации со сладкоголосыми певцами-шармёрами «крысиной стаи». Тем контрастнее зазвучали со сцены гражданственные слова «Мы записали альбом «Вопросы». Большие вопросы — как мы дошли до всего этого? Сколько это всё продлится? Как глубоко мы погрязли в этом? По совпадению ровно 50 лет назад здесь были беспорядки, недалеко отсюда. Сейчас на повестке дня новая битва — все люди доброй воли должны подняться… все!». Впрочем, первой своей композицией, а именно версией песни Боба Дилана про очищающий ливень с барабанными залпами Уоттса, певец дал понять, что он не простой крунер. Победа в номинации «самое харизматичное выступление фестиваля».

Kurt Elling
Kurt Elling

Однако дождь певец всё-таки накликал, но мы это поняли лишь на следующий день, когда попали на выступление Дайан Ривз. Вокалистка вышла на сцену в шикарном платье цвета морской волны и в какой-то момент первой песни воскликнула «Вы готовы?» Публика, естественно, ответила рёвом одобрения, но через пару секунд мы поняли, к чему надо было готовиться — на зрительный зал рухнул такой ливень, что заглушил и музыку, и крики застигнутых врасплох коварной стихией зрителей. Выступление пришлось прекратить, и публика поплыла, практически в прямом смысле, к поездам метро. Победа с большим отрывом в категории «самое короткое выступление фестиваля».

Darcy James Argue
Darcy James Argue

А вот самое неожиданное для меня открытие фестиваля — Дарси Джеймс Аргью и его «Тайное общество», Darcy James Argue’s Secret Society, о существовании которого я, к своему стыду, не подозревал (ещё бы, оно ж тайное!) Оркестр работает в нише интеллектуального прогрессив-джаза, подтвердив в очередной раз свой статус одного из лучших биг-бэндов Третьего Течения в современной редакции. Программу составили в основном пьесы из альбома «Подлинные враги» («Real Еnemies»), попавшего в странный резонанс с политическими завихрениями в Штатах в последние годы. Ученик Боба Брукмайера (Bob Brookmeyer), бруклинский левый интеллектуал Дарси в своих произведениях достигает баланса между прихотливой выписанной фактурой и ясностью музыкальной мысли. Нечасто в сегодняшнем джазе, где приоритетны импровизация и самовыражение (иногда в ущерб строгости формы), можно встретить столь ясный джазовый ум, демонстрирующий глубокое знание традиции, чёткое целеполагание и устремлённость в будущее. В то же время нельзя сказать, что музыка Дарси закапсулирована в своей малодоступности широкому слушателю — отдельные фрагменты звучат как саундтрек к культовым эстетским фильмам, которые, впрочем, и не нужно снимать, настолько самодостаточна музыка «Тайного общества». Про фильмы я подумал и в тот момент, когда Дарси назвал имя саксофонистки своего бэнда, собравшей во время своего соло больше всего вспышек фотокамер в единицу времени — Алекса Тарантино (Alexa Tarantino). В целом дух нашего безумного времени был передан поразительно точно и убедительно.

Maceo Parker (photo © James Foster, официальный Twitter фестиваля)
Maceo Parker (photo © James Foster, официальный Twitter фестиваля)

Финальный концерт на большой сцене также был вполне удачной попыткой джазового спиритизма, где вызывали дух «крёстного отца» стиля соул Джеймса Брауна (James Brown). Всё, как казалось, работало в группе Мэйсио Паркера (Maceo Parker) на выполнение этой задачи — как внешние эффекты (контраст необычно чёрного раструба тромбона и белоснежного платья бэк-вокалистки, заигрывание с публикой, подтанцовки), так и сама музыка. На неизбежную претензию пуриста — «Какой же это джаз?» — Паркер как бы сразу отвечает названием пьесы своего многолетнего босса: «Мне всё равно» («I Don’t Care»).

Лавина первоклассного фанка была приостановлена лишь дважды, и оба раза примечательны. В первом случае Паркер явно «кинул кость» организаторам, сыграв «Атласную куклу» Дюка Эллингтона в дуэте с клавишником, причем в таком бешеном темпе, что её продолжительность оказалась меньше минуты — «чтобы побыстрее проскочить», к удовольствию уже стоявшей к тому времени на ушах публики заявил саксофонист. Второй эпизод продемонстрировал новую для меня грань таланта Паркера. Дело в том, что в штатовской культуре представленчества есть такое явление, как воплощение (impersonation) — вроде бы пародия, но без издёвки. В тот вечер, надев солнечные очки, Масео Паркер запел как… думаю, читатель догадался — как Рэй Чарлз. Особенно приятным для автора этих заметок был выбор песни — «Ты меня не знаешь» («You Don’t Know Me»), вызвавшей прилив ностальгии, думаю, не только у вашего покорного слуги. Победа в номинации «самый неджазовый концерт».
ВИДЕО: фрагмент фестивального концерта Мэйсио Паркера, снятый из публики

Как мы видим, стилистическая палитра фестиваля чрезвычайно широка, и особенно это применимо к пианистам, коих в программе фестиваля было множество, в диапазоне от Мэтью Шиппа и Амины Клодин Майерс до Кенни Бэрона и Рэмзи Льюиса. Но об одном из этого ряда признанных мастеров мне хотелось бы рассказать с особенным чувством. Барри Харрис — старейший хранитель боперской традиции, неустанно работающий по сей день в том числе и как наставник новых поколений музыкантов. На большой сцене Харрис выступил вместе с саксофонистом Чарлзом Макфёрсоном, который рассказал, как он приходил домой к Барри Харрису ещё подростком учиться джазовому уму-разуму. Хоть местами, скажем, в «Чероки» бешеного темпа, и чувствовался почтенный возраст музыкантов, молодой задор явно остался неизменным. Баллады «Около полуночи» и «Прокляни эту мечту» сплавляли Монка, с его угловатой мелодикой, романтизм Шопена и нервную эмоциональность блюза в единое целое. В конце Харрис поблагодарил публику за приём, а также Чикаго за… Джо Сигала. И это имя отсылает к концерту, состоявшемуся ночью уже после формального окончания фестиваля.

Barry Harris, Charles McPherson (photo © James Foster, официальный Twitter фестиваля)
Barry Harris, Charles McPherson (photo © James Foster, официальный Twitter фестиваля)

Jazz Showcase — старейший джазовый клуб Чикаго, открытый Сигалом в конце сороковых — по традиции порадовал любителей джаза пост-фестивальным джем-сешном. Легендарный мультиинструменталист Джо Салливан развлекал публику джазовыми байками, а музыка была столь хороша, что вдохновила сидевшего за столиком Барри Харриса одолжить инструмент у прекрасного пианиста Джона Кэмпбелла и… в благородном одиночестве сыграть пьесу Билли Стрейхорна «Lotus Blossom». В зале сгущалось энергетическое напряжение, взорвавшееся, как отзвенела последняя нота, шквалом аплодисментов. Самый трогательный момент моего пребывания на фестивале.

Барри Харрис, по счастью, жив и радует нас своей игрой, но ветераны уходят, напоминаем чему послужил аудио-визуальный фестивальный мартиролог (такой вот оксюморон), реализованный как в форме фотографий на экране, так и музыкальных приношений, в частности, таким недавно ушедшим в лучший мир столпам чикагского джазового сообщества, как Ричард Мухал Абрамс (Richard Muhal Abrams) и Вилли Пиккенс (Willie Pickens).

Покинув клуб и миновав колоритный район с гостиницей, украшенной загадочной вывеской «only for men», я направился в метро. В Чикаго его нужно бы назвать не «сабвей», а «ап-вей», так как расположено оно не под землёй, а над ней. Проехав пару остановок, я вышел сменить линию и… заблудился в другой исторической эпохе — переход представлял собой странный извилистый лабиринт, причём деревянный и довольно обшарпанный. Вот этот скрипучий пол наверняка помнит многих джазовых титанов прошлого, подумал я. И воображение рисовало картину — молодые и счастливые Луи Армстронг и Бикс Байдербек, только что отыгравшие джем в легендарном «Линкольн Гарденс»… Братство, так сказать, Центрального транспортного кольца…

Главная сцена Чикагского джаз-фестиваля
Главная сцена Чикагского джаз-фестиваля



В дни фестиваля «Джаз на Байкале» в Иркутске в 11-й раз пройдёт детский фестиваль-конкурс Jazz Kids

4-8 апреля 2019 г. в Иркутске в рамках международного музыкального фестиваля «Джаз на Байкале» под патронатом народного артиста России Игоря Бутмана состоится XI международный эстрадно-джазовый детско-юношеский фестиваль-конкурс Jazz Kids, который учредили продюсерский центр «Джаз на Байкале» и управление культуры комитета по социальной политике и культуре администрации города Иркутска.
Международный фестиваль «Джаз на Байкале» и фестиваль-конкурс Jazz Kids проходит при поддержке Фонда президентских грантов.

LOGO

Условия участия

FPG LOGOК участию в фестивале-конкурсе допускаются: солисты (инструментальное исполнительство, вокал); ансамбли; оркестры детских музыкальных школ, детских школ искусств, школ-студий города Иркутска, студенты музыкальных колледжей и высших учебных заведений; также приглашаются солисты, ансамбли и эстрадно-джазовые коллективы муниципальных образовательных учреждений дополнительного образования детей Иркутской области и регионов РФ, исполняющие музыку в джазовой традиции.
Транспортное обеспечение, проживание и питание во время конкурса — за счёт направляющих учреждений.

Фестиваль-конкурс проводится в трёх возрастных группах:

  • младшая группа: 7-12 лет включительно;
  • средняя группа: 13-17 лет включительно;
  • старшая группа: 18-25 лет включительно.

Выступление участников проводится по шести номинациям:

  • инструментальное соло;
  • джазовый вокал соло;
  • эстрадно-джазовый вокал соло;
  • инструментальные ансамбли;
  • джазовые вокальные ансамбли;
  • оркестры.

Программа выступления

  • Индивидуальное исполнительство: инструментальное соло, джазовый вокал, эстрадно-джазовый вокал — два разноплановых произведения (не более 10 минут);
  • Инструментальные ансамбли, вокальные ансамбли: два разноплановых произведения (не более 10 минут);
  • Оркестры: два разноплановых произведения (не более 15 минут).

Программа выступлений включает исполнение произведений джазовой стилистики:

  • джазовая классика (блюз, баллада, джаз-стандарт, джаз-рок, диксиленд, босса-нова);
  • джазовые обработки фольклора;
  • джазовые импровизации;
  • произведения современных джазовых композиторов;
  • джазовые произведения собственного сочинения;
  • эстрадные произведения в джазовой обработке;
  • другие произведения джазовой стилистики.

Конкурсанты при художественной необходимости могут дополнять и сочетать своё выступление с вокалом, хореографией, театрализацией, слайдовым сопровождением, видеорядом и другими средствами художественной выразительности.

В конкурсных выступлениях ансамблей допускается участие преподавателей и концертмейстеров (но не более 25% от общего состава коллектива); для сольных инструментальных выступлений допускается поддержка концертмейстеров и иллюстраторов; для вокалистов и инструменталистов допускается использование фонограмм («—1»). В случае необходимости оргкомитет фестиваля-конкурса предоставляет услуги профессионального аккомпанирующего состава по предварительной договоренности.

Оргкомитет конкурса оставляет за собой право изменять условия очного конкурсного прослушивания в части продолжительности программы исполнителей.

JAZZ KIDS
Участники конкурса (фото: Матрёна Бизикова)

ДАЛЕЕ: порядок, сроки, место проведения, кто в жюри, как подать заявку…  Читать далее «В дни фестиваля «Джаз на Байкале» в Иркутске в 11-й раз пройдёт детский фестиваль-конкурс Jazz Kids»

Книги о джазе. Владимир Фейертаг «А почему джаз?»

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

reviewВладимир Борисович Фейертаг. Наше издание много лет назад придумало для этого человека несколько определений, которыми мы при каждом его упоминании объясняем возможному неосведомлённому читателю, кто он такой: «патриарх российского джазоведения», «первопроходец джазового просветительства в России»… Сам он с присущей ему скромностью при личных встречах всякий раз просит этих звонких титулов не употреблять, но как их не употребить? Так же проще! Перечисление титулов и званий — заслуженный деятель искусств России, кавалер российского ордена Дружбы, лауреат премии им. Уиллиса Коновера, член Союза композиторов СССР, профессор Санкт-петербургского государственного университета культуры и искусств — вряд ли даёт исчерпывающее представление о масштабе деятельности этого человека, хотя, конечно, хорошо дополняет наше привычное «старейшина и первопроходец джазовой журналистики, джазовой критики и джазовой историографии в России».

Владимир Борисович Фейертаг (фото © Кирилл Мошков, 2015)
Владимир Борисович Фейертаг (фото © Кирилл Мошков, 2015)

27 декабря 2018 Владимиру Борисовичу исполняется восемьдесят семь лет. Он до сих пор ведёт концерты целого ряда джазовых фестивалей по всей России — работа, которую он начал ещё в середине 1960-х. И до сих пор, начиная с той же середины 60-х, он выступает в роли «джазового лектора» — хотя теперь чаще в гибридном формате «Джазовых вечеринок с Владимиром Фейертагом», своего рода лекций-концертов, когда хорошие джазовые музыканты играют свою музыку, а Владимир Борисович рассказывает что-нибудь интересное (а природа его сценической речи такова, что он мог бы, кажется, захватывающе интересно рассказать даже телефонный справочник, случись такая нужда). Он написал первую в послевоенном СССР книгу о джазе («Джаз», совместно с Валерием Мысовским, МузГИЗ, 1960). Он написал ещё несколько важнейших книг о джазе, включая эпохальные работы «История джазового исполнительства в России» (С.-Пб., Скифия, 2010) и «Джаз от Ленинграда до Петербурга. Время и судьбы» (новейшее издание — С.-Пб., Планета Музыки, 2013). И продолжает писать до сих пор: самая новая книга Владимира Борисовича, «А почему джаз?», вышла в петербургском издательстве «Скифия» в 2018 году, когда ему было уже 86.

Это плотный, весомый (576 стр.) том в твёрдой глянцевой обложке состоит, строго говоря, из двух разных книг. Первая часть, «Воспоминания» — это и мемуары в чистом виде, и ностальгические воспоминания о любимых музыкантах, частично публиковавшиеся в своё время бумажным «Джаз.Ру», и ещё прелюбопытнейшая глава под названием «По страницам записных книжек. Эпизоды джазового бытия». Вторая же часть удачно описывается её названием: «Статьи разных лет». Это именно статьи разных лет, не больше и не меньше — но статьи, отобранные самим автором, опубликованные в его авторской редакции, то есть явно составляющие как бы «Фейертаговский канон», сиречь описание системы взглядов Владимира Борисовича на тот вид музыкального искусства, которому он посвятил свою жизнь.
ДАЛЕЕ: продолжение рецензии  Читать далее «Книги о джазе. Владимир Фейертаг «А почему джаз?»»

Джаз-фестивали-2018. Десятый Live in Blue Bay в Коктебеле

Яна Кобзева
фото: music design spb
и Дмитрий Ломанов
YK

7-9 сентября в Коктебеле состоялся X юбилейный фестиваль Live in Blue Bay 2018. Традиционно он проводится на базе старейшего коктебельского пансионата «Голубой залив». Концерты в этом году проходили на трёх сценах. На главной сцене «Дельфин», располагающейся в открытом пространстве напротив пансионата, были организованы вечерние выступления звёзд «джаза и не только». Дневная пляжная сцена «Бриз» принимала талантливую крымскую молодёжь. Мастер-классы, дегустации, тематические выставки, творческие встречи и ночные джемы проходили в легендарном коктебельском джаз-клубе «Богема». Фестиваль поддержала администрация города Феодосии (Республика Крым).

Гия Дзагнидзе и дождь
Гия Дзагнидзе и дождь

Идея создания фестиваля родилась именно в «Богеме» — уютном и приветливом месте, центре притяжения творческих личностей и мечтателей. При старте фестиваля в 2009 году президент фестиваля Константин Зелинский ставил грандиозные цели: качественный, талантливый джаз, фьюжн и блюз должны звучать в Коктебеле, этом оазисе творчества, и быть доступны как для поклонников, так и для тех, кто только открывает для себя мир этой волшебной музыки. Поэтому фестиваль сразу задумывался как некоммерческий. Вход на концерты для всех желающих — бесплатный, за исключением ночных мероприятий. При этом музыканты выступают на достойных условиях.

Программа этого года, как и всегда, вполне соответствовала заявленной стилистике: джаз, фьюжн и блюз безраздельно царили на всех концертных площадках. Было много местных ансамблей. Такой фестиваль — это отличный повод для молодых крымских музыкантов реализовать творческий потенциал, стимул подготовить специальную программу для широкой аудитории. Для звёзд джаза Live in Blue Bay — романтика «праздничного Чёрного моря», как писал Паустовский; это фестивальное общение и, конечно же, бурные совместные джемы.

Крым многолик, нравится всем по-разному: есть поклонники величественного Южного берега, кто-то сознательно стремится в степной Крым, а кому-то по душе песчаный комфорт Евпатории. Так и в музыке: крымские музыканты продемонстрировали разнообразие своей душевной организации и музыкальных пристрастий.

Дневные концерты на сцене «Бриз»
Дневные концерты на сцене «Бриз»

7 сентября фестиваль открыл ансамбль «Приморский бульвар» из Евпатории, как бы отодвигая надвигающееся эхо ненастья ярким оптимистичным выступлением. Публика принимала музыкантов, что говорится, на «ура». Продолжили джазовое шаманство ребята из Новороссийска — команда Black Sea Blues, которая делает настоящее шоу. Здесь было всё, вплоть до «Pink Floyd in Jazz». Казалось, что дождь, захлёстывавший площадку «Бриз», не властен изменить планы организаторов фестиваля и публики, настроенной на приятное времяпрепровождение.

Был в программе, разумеется, и духовой оркестр. Как говорится, классика жанра, настоящее украшение любого фестиваля. Севастопольский духовой оркестр Touch The Wind, основанный в 2012 г., в полной мере воплощает культуру уличных духовых оркестров, стирая границы между артистом и слушателем. Днем оркестр выступил на сцене «Бриз», далее состоялся настоящий парад по набережной Коктебеля, а ночью был заявлен жёсткий джем, который дал публике все шансы загореться от невероятной энергии и куража! Оркестр активно включает в свою программу авторские композиции. В этом году музыканты принимали участие во всероссийском конкурсе духовых оркестров на ВДНХ в Москве.

Fabio Lepore
Fabio Lepore

Вечернюю программу на главной сцене «Дельфин» открывало выступление Фабио Лепоре (Fabio Lepore). Пожалуй, один из самых интересных итальянских джазовых вокалистов, активно гастролирующий по всему миру, Фабио необычайно энергичен в своей творческой деятельности. Участвует во множестве музыкальных проектов — от малых групп до масштабных программ с симфоническими оркестрами, среди которых, конечно же, оркестр Апулии — провинции его родного города Бари. Фабио исполняет главные партии в мюзиклах, известен по выступлению на открытии чемпионата мира по хоккею в Минске в 2014 г. На фестивале Live in Blue Bay программа Фабио Лепоре мощно и убедительно прозвучала в сопровождении cевастопольского City Big Band. Были исполнены преимущественно джазовые стандарты в лучших традициях золотого века вокального джаза. На следующий день все желающие могли посетить его творческую мастерскую в джаз-клубе «Богема».
ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о фестивале 2018 года 
Читать далее «Джаз-фестивали-2018. Десятый Live in Blue Bay в Коктебеле»

Конец года! 2018: десять альбомов русского джаза от редактора «Джаз.Ру»

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

Все сейчас составляют списки чего-нибудь хорошего за 2018 год. Решил составить свой список и ваш покорный слуга — под названием «2018: десять альбомов русского джаза». Это не полный список российских джазовых релизов 2018 года, ведь их было намного больше. И тем более это не список «лучших альбомов». Это те 10 работ российских джазовых музыкантов, что вышли в 2018 году и привлекли моё внимание, показались лично мне значимыми. Это альбомы, которые мне хотелось рекомендовать послушать другим — и не только российским слушателям, но и всему миру. Я сознательно не употребляю слов «понравилось» и «не понравилось», но уж за что я отвечаю — это что каждый из десяти перечисленных далее альбомов вполне конкурентоспособен на мировом рынке. Ничего нет удивительного в том, что в части описаний альбомов я использовал цитаты из самого себя: мне уже приходилось писать для «Джаз.Ру» о большей части этих записей.

2018 RUSSIAN JAZZ

Dmitry Ilugdin Trio «Reflection» (ArtBeat Music)

ОБЛОЖКАНовый альбом трио пианиста Дмитрия Илугдина (Виктор Шестак — бас, Пётр Ившин — барабаны) представляет авторскую музыку Дмитрия, в которой, с одной стороны, есть множество хитро придуманных и умно устроенных поворотов, смен направления, перепадов динамики, настроения и типов ритмического движения, а с другой — постоянно ощущается яркая мелодическая основа. Мелодика Илугдина идёт от богатейшей русской академической традиции, но органично опирается на современную, устремлённую в настоящее ритмическую основу мировой (прежде всего европейской) джазовой идиомы.

СЛУШАТЬ НА ЯНДЕКС.МУЗЫКЕ

Pavel Skornyakov Quartet «Early Season» (Nagel Heyer Records)

ОБЛОЖКАДебют московского саксофониста Павла Скорнякова на гамбургском лейбле Nagel Heyer Records называется «Начало сезона», ведь материал был написан Скорняковым в молодые годы, много лет назад, ещё в Уфе. В столице яркая, захватывающая игра Павла звучит в очень разном стилистическом контексте, но дебютный альбом возвращает к корням: хотя весь он состоит из авторских композиций Скорнякова, запись показывает его как знатока мэйнстримовой джазовой стилистики. В этом, безусловно, сказывается влияние музыканта, ставшего инициатором записи этого альбома: 48-летний германский контрабасист Мартин Ценкер сподюсировал работу молодого коллеги и играет в ней вместе с британским басистом Полом Кёрби и московским барабанщиком Александром Зингером.
СЛУШАТЬ НА ЯНДЕКС.МУЗЫКЕ

Oleg Grymov Quintet «Masala Life» (Fancy Music)

ОБЛОЖКАВиртуозный саксофонист и композитор Олег Грымов — солист и концертмейстер группы саксофонов Государственного оркестра джазовой музыки им. Олега Лундстрема. Его основной инструмент — альт-саксофон, но на концертах Олег использует также кларнет, сопрано-саксофон, бас-кларнет и флейту — и не просто использует как тембровую краску, но виртуозно владеет ими. Дебютный альбом в 42 года — своего рода тренд для продвинутых джазовых солистов последнего времени: «Жизнь со специями» показывает не просто солиста, великолепно владеющего выразительными средствами, но интересного автора, который пишет передовой современный джаз, да ещё и пронизанный мотивами и влияниями мировой музыки самого широкого спектра.
СЛУШАТЬ НА ЯНДЕКС.МУЗЫКЕ

Sasha Mashin «Outsidethebox» (Rainy Days Records)

ОБЛОЖКАКазалось бы, при чём тут ящик? Всё просто: название альбома (произносится «аутсайд-зе-бокс») — английская идиома, означающая буквально «вне коробки», «снаружи ящика», а в переносном смысле — «независимое мышление», «новые, неожиданные идеи». К своему 41-летию барабанщик Саша Машин набрал не только огромный опыт игры с массой известных российских, европейских и американских джазменов, но и достаточно смелости, чтобы оторваться от джазового консерватизма и собрать на своей дебютной записи в качестве лидера таких же мастеров, балансирующих на грани между современной джазовой традицией и интеллектуальным передним краем современной импровизации, в диапазоне от «русской звезды американского джаза» трубача Александра Сипягина до питерского покорителя лондонской сцены саксофониста Жени Стригалёва.
СЛУШАТЬ В ЯНДЕКС.МУЗЫКЕ

LRK Trio «Urban Dreamer» (Losen Records / Butman Music)

ОБЛОЖКАПонятно, что на Западе произнести «Лебедев-Ревнюк-Кравцов» вряд ли кто сможет. Поэтому для продвижения на мировом рынке пианист Евгений Лебедев, басист Антон Ревнюк и барабанщик Игнат Кравцов придумали название-аббревиатуру, под которым выпускают уже второй альбом параллельно на норвежском лейбле «Лусен Рекордс» и российском «Бутман Мьюзик». Самый экспортируемый в 2017-18 гг. состав в российском джазе — вовсе не обычное джазовое трио с пианистом. И дело тут даже не в том, что это открытый состав, с которым на сцену, в зависимости от решаемых творческих задач, может выйти и струнный квартет, и приглашённые солисты. И не в том, что они искусно комбинируют тембры множества инструментов, которыми владеют. Дело в том, что трио, оставаясь на твёрдом основании джазового искусства, органично сочетает в своей музыке элементы множества других видов музыки — и академической, и современной. Их музыка непросто устроена, но это не сложность ради сложности, это просто огромное мастерство в реализации ярких музыкальных идей. И над этими идеями доминирует щедрое мелодическое богатство, которое не даёт слушателю забыть, что играет ансамбль из России, чья музыка основывается на богатейшем наследии русской музыкальной культуры.
СЛУШАТЬ В APPLE MUSIC | СЛУШАТЬ В SPOTIFY

Алексей Кузнецов и друзья «Happy Jazz Day» (ArtBeat Music)

ОБЛОЖКАПервый за двадцать лет новый студийный альбом легендарного советского джазового гитариста, отметившего этой осенью 77-летие. Продюсер Николай «Биг Ник» Богайчук записал Алексея Алексеевича в новейшей московской студии «СинеЛаб СаундМикс» с отличным ансамблем постоянных партнёров, среди которых и ученик Кузнецова — гитарист Максим Шибин, и пианист Алексей Подымкин, и доцент Гнесинской академии контрабасист Евгений Онищенко, и барабанщик Вартан Бабаян. Сразу надо сказать, что в этом альбоме нет никакого новаторства, никаких поисков новых выразительных средств — только чистейшей воды, высшей пробы джазовый мэйнстрим, вечный, как сама музыка. И это прекрасно.
СЛУШАТЬ НА BANDCAMP

Анна Бутурлина «Осторожно <музыка>» (Мелодия)

ОБЛОЖКАМатериал для этого альбома вокалистка, которую принято именовать «золотым голосом российского джаза», записала довольно давно — в 2011 г., а потом несколько лет искала подходы к тому, как очистить права на материал советских и зарубежных композиторов, использованный в записи. Наконец, выпуск альбома взяла на себя легендарная «Мелодия», и запись появилась на носителях и цифровых платформах. Материал в значительной степени эстрадный, но из той части продукции советской эстрады, что писалась искушёнными профессионалами, которые знали и ценили джаз — даже в двух номерах авторства барда Сергея Никитина в гармонии сплошь и рядом встречаются вполне джазовые секстаккорды, нонаккорды и т. п., поэтому музыка интересно «джазируется» — и у Бутурлиной это звучит весьма органично и увлекательно.
СЛУШАТЬ НА ЯНДЕКС.МУЗЫКЕ

Sergey Hutas «Time» (Hutas Music)

ОБЛОЖКАКонтрабасист Сергей Хутас — очень востребованный инструменталист: широкая публика знает его как участника проектов Андрея Макаревича, как соавтора проекта «Визбор V.S. Хутас» с певицей Варварой Визбор… Но он прежде всего джазовый инструменталист, и его второй авторский альбом вполне это доказывает. Тонкая, практически интуитивная, почти не фиксируемая в нотах работа с музыкальным временем — то, что отличает джаз от других видов музыкального искусства, то, что делает его таким особенным, таким таинственным. Конечно, только в том случае, когда музыканты ансамбля живут и дышат одним музыкальным временем. И новый альбом Сергея Хутаса — как раз такой случай: основа ансамбля — взаимодействие его контрабаса, барабанов порывистого, импульсивного Саши Машина с его замысловатыми суперсовременными полиритмами и рояля Евгения Борца, с которым у Хутаса за два десятка лет совместной работы сложилось почти телепатическое взаимодействие, плюс изысканная игра солистов — гитариста Максима Шибина, саксофониста Павла Скорнякова, трубача Алекса Сипягина
СЛУШАТЬ НА ЯНДЕКС.МУЗЫКЕ

Kle2Go «To Do Or Not To Do» (ArtBeat Music)

ОБЛОЖКАНет, это не джазовый мэйнстрим. Каждый из трёх участников Kle2Go — один «Кле», то есть мастер игры на фольклорных деревянных духовых и на кларнете Сергей Клевенский, и два «Го», то есть басист Антон Горбунов и вибрафонист Владимир Голоухов — полистилистические универсалы, игравшие, каждый в своей жизни, и академическую музыку, и рок, и этнику, и джаз, и фьюжн. Всё это слышно и в их совместной музыке — всё это плюс захватывающий мелодизм, крепкое владение импровизационными языками разного происхождения (от бибопа до фолка) и, самое главное, то и дело проглядывающая в их игре всепобеждающая самоирония. Конечно, они демонстрируют мастерство; конечно, они много и с удовольствием играют с жанровыми шаблонами, тасуя и перемешивая их — но самое главное, что в чисто инструментальной музыке они умеют ярко и подробно рассказать историю, достучаться до эмоций слушателя.
СЛУШАТЬ НА ЯНДЕКС.МУЗЫКЕ

Алексей Козлов и трио Второе Приближение «Обэриуты» (ArtBeat Music)

ОБЛОЖКАДесять лет назад отец-основатель советского фьюжн, саксофонист и композитор Алексей Козлов, наконец нашёл партнёров, с которыми смог реализовать давно лелеемый им проект с музыкой на стихи «обэриутов» — членов ОБЭРИУ (Объединения Реального Искусства), группы ленинградских поэтов и писателей, существовавшей в Ленинграде с 1927 и до разгрома всех литературных организаций, не вошедших в Союз советских писателей в начале 1930-х гг. Хармс, Введенский, Заболоцкий были в большой моде в годы «перестройки» 80-х, но даже тогда Козлов не нашёл единомышленников для адекватного отображения их текстов в музыке: джаз-рокеры и фьюжн-музыканты не были готовы так далеко уходить за пределы уютных канонов своих быстро костенеющих жанров. Единомышленники нашлись в лице членов «Второго Приближения» — пианиста Андрея Разина, контрабасиста Игоря Иванушкина и вокалистки Татьяны Комовой, которые с 1998 г. работают на тонкой грани между джазом, современной композиторской музыкой, этникой и свободной импровизацией. Остановились на стихах Николая Олейникова и Николая Заболоцкого. Альбом был записан и некоторое время лежал на полке, пока в 2018 музыкальное издательство ArtBeat Music не взялось выпустить его в рамках целой серии релизов к 20-летию «Второго Приближения». И оказалось, что в 2018 году его материал звучит пугающе актуально и едва ли не более современно, чем это могло было быть сделано даже в годы «перестройки».
СЛУШАТЬ НА ЯНДЕКС.МУЗЫКЕ