Великий и ужасный Петер Брёцманн везёт в Россию Trio ADA


  • 22 февраля, Москва, КЦ «ДОМ», начало в 20:00
  • 23 февраля, Калининград, Клуб «Универсал», начало в 21:00

Peter BrötzmannПетер Брёцманн (Peter Brötzmann) — духовые (Германия)
Фред Лонберг-Холм (Fred Lonberg-Holm) — виолончель, электроника (США)
Пол Нильссен-Лов (Paal Nilssen-Love) — ударные (Норвегия)

Trio ADA — новейший проект ветерана-основателя европейского фри-джаза Петера Брёцманна, самого заслуженного из ныне живущих представителей первой европейской генерации музыкантов-авангардистов, чьи идеи по-прежнему захватывают все последующие поколения адептов «свободной музыки», живущих под лозунгом «Free the jazz!».
Весной 2011 года Брёцманн отпраздновал свое семидесятилетие. Праздновал с размахом: на протяжении года давал концерты во всех уголках мира — от Китая и Японии до США и родной Германии; играл с теми, с кем не виделся годами, — так, в ноябре Брёцманн был куратором фестиваля Music Unlimited в австрийском Вельсе, где с ним вновь сыграли такие люди, как Билл Ласвелл и Хамид Дрейк, Отомо Йосихидэ и Джон Чикаи и многие, многие другие, для кого этот суровый немец — непререкаемый авторитет, наставник и просто любимый музыкант.
Интересно, что в последние годы безумный и бескомпромиссный звуковой террор Брёцманна все чаще стал разбавляться лирическими пассажами, мелодически богатыми и проникновенными соло, его музыка в принципе усложнилась, и в своих лучших образцах (как, например, изобретательное трио Sonore с Матсом Густафссоном и Кеном Вандермарком, уже дважды успевшее побывать в России с концертами) впечатляет поистине безупречным композиционным и исполнительским мастерством.
Петер Брёцманн, будучи еще и видным художником (зачастую фрагменты его картин становятся обложками к его пластинкам), в наши дни воспринимается уже как некий магистральный носитель немецкой культуры, подлинно германского духа, которые он с завидным постоянством всячески подчеркивает и культивирует в своем творчестве. «Немецкость» его музыки — категория субъективная, оценочная, но тем естественнее для слушателя ассоциации с немецкой музыкой XIX-XX веков, философией, дисциплиной, и, в конечном итоге, Традицией. Ведь Брёцманн — последний из великих, человек, бесконечно глубоко связанный с джазовой традицией и в то же время, как ни странно, один из наиболее радикальных её оппонентов. Он все так же не идёт на компромиссы — вероятно, в этом отчасти и заключается секрет его творческого долголетия. Бесконечно открытая и бескомпромиссно честная, музыка Брёцманна и по прошествии многих десятков лет полна жизни.

Trio ADA
Trio ADA

«Чемпионское» трио ADA состоит из многолетних участников Chicago Tentet, знаменитого брёцманновского «биг-бэнда»), и это не случайно. Ибо и Пол Нильссен-Лов (уникальный барабанщик, которого Брёцманн выбрал как лучшего из возможных партнёров, играя с ним в различных сочетаниях — от дуэта до того же тентета — на протяжении последних десяти лет), и Фред Лонберг-Холм (пожалуй, один из наиболее заметных виолончелистов в «свободной музыке» со времен легендарного Тома Коры), по мнению многих, являются лучшими мастерами в своей области на настоящий момент.
ДАЛЕЕ: подробности о проекте, контактные координаты
Читать далее «Великий и ужасный Петер Брёцманн везёт в Россию Trio ADA»

Стандартом по свингу, или как в России реформируют джазовое образование

Редакции представляется, что в этом материале затронут жизненно важный вопрос, касающийся буквально каждого, кто связан с подготовкой джазовых музыкантов в России — не только преподавателей, но и молодых музыкантов, и их нынешних и будущих работодателей — тех, кто уже получил музыкальное образование в России или за её пределами. Мы приглашаем всех заинтересованных читателей к дискуссии, потому что речь идёт, в общем-то, о будущем джаза в России.


Роман Столяр,
Новосибирск
RS

Для начала — из личного опыта. Первый день работы в Новосибирском музыкальном колледже после зимних каникул. Предмет — теоретические основы джазовой импровизации, которые автор этого материала преподаёт на протяжении двадцати лет. В аудитории — первокурсники, уже проучившиеся на эстрадном отделении целый семестр. Пытаюсь выяснить их слушательский опыт. Ни один не может назвать хотя бы пять джазовых пианистов или пять джазовых саксофонистов. Задаю логичный вопрос:

— Поднимите руки, кто слушает джаз?

Ни одной руки.

— А какую же вы музыку слушаете?

— Разную (неуверенные ответы с разных сторон).

— Я слушаю блюз, — говорит один из студентов.

— Тогда назовите десять блюзовых гитаристов.

Молчание.

Следующий вопрос: как вы думаете, что такое импровизация?

— Импровизация — это выражение собственных переживаний и эмоций на заданную тему!

— А что, в музыке обязательны эмоции и переживания?

— А как же (убеждённо) — музыка для этого и предназначена.

Пытаюсь рассказать, что в наше время такое вѝдение назначения музыки было серьёзно пересмотрено, причём окончательную точку в этом вопросе поставил выдающийся композитор второй половины ХХ столетия…

— Джон ЛЕННОН! — радостно выпаливает один из студентов.

— Леннон? Выдающийся композитор?

— Да! Выдающийся!

— И чем же выдающийся?

— У него музыка така-а-а-ая мелодичная…

Другой студент неожиданно говорит:

— А я знаю выдающегося джазового гитариста — Джими Хендрикс!..

Ещё пару лет назад такую ситуацию трудно было представить. Безусловно, определённый процент нерадивых студентов на каждом курсе присутствует всегда, но с такой вопиющей тотальной безграмотностью первокурсников пришлось столкнуться впервые. И дело не в падении общего уровня поступающих на эстрадные отделения. Причина кроется в другом. Имя ей — Федеральный Государственный Образовательный Стандарт (ФГОС) третьего поколения.
ДАЛЕЕ: масштабы бедствия, а также известные русские вопросы: кто виноват, что делать и куды бечь Читать далее «Стандартом по свингу, или как в России реформируют джазовое образование»

Валторнист Аркадий Шилклопер выступит в Ростове-на-Дону с оркестром им. Кима Назаретова

9 февраля в Большом зале Ростовской филармонии состоится совместный концерт звезды европейского джаза Аркадия Шилклопера (валторна, альпийский рог и другие духовые инструменты) и джаз-оркестра имени Кима Назаретова. Прозвучат авторские сочинения Шилклопера и руководителя оркестра — Петра Назаретова.

Аркадий Шилклопер
Аркадий Шилклопер

Аркадий Шилклопер — российский музыкант с обширной международной концертной деятельностью. В начале прошлого десятилетия он несколько лет сотрудничал с ведущим европейским биг-бэндом — Vienna Art Orchestra (Вена, Австрия), долгие годы участвовал в международном проекте ирландско-швейцарского пианиста Джона-Вольфа Бреннана Pago Libre и до сих пор, уже более двух десятилетий, остаётся членом прославленного Moscow Art Trio (с базирующимся в Осло пианистом Мишей Альпериным и московским мастером русского фольклорного вокала Сергеем Старостиным). В своих концертах Шилклопер использует нетипичные для джазовых стилей духовые инструменты, среди которых валторна, флюгельгорн и альпийский рог (Аркадий — один из немногих джазовых исполнителей на этом инструменте).

Джаз-оркестр имени Кима Назаретова
Джаз-оркестр имени Кима Назаретова

Джаз-оркестр имени Кима Назаретова — самый известный джазовый коллектив Ростова-на-Дону. Он был основан в 1974 году по инициативе выдающегося популяризатора джазовой музыки, одного из основателей джазового музыкального образования в СССР, первого профессора джаза — Кима Аведиковича Назаретова. Биг-бэнд под руководством Маэстро сыграл значительную роль в джазовой жизни страны, был ярким участником многих фестивалей джаза в СССР и за его пределами. После ухода из жизни основателя коллектива оркестр увековечил его имя в своем названии. Сын Кима Аведиковича — Пётр Назаретов продолжил дело отца, собрав лучших музыкантов региона и страны в обновлённом коллективе. Среди них — победители международных, всероссийских и украинских джазовых конкурсов, участники и призёры различных фестивалей, семеро из которых выступали ещё под руководством Маэстро.

Большой зал Ростовской областной филармонии: ул. Б. Садовая д.170
9 февраля, начало в 19:00
Билеты: 200 — 500 руб.
Касса: (863)263-3569

Джазовый подкаст: Brian Auger

Британский пианист и органист Брайан Огер: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьёв (группа «Вежливый отказ» и другие проекты) комментирует пьесы «Red Beans and Rice» с альбома группы Brian Auger & The Trinity «Definitely What!» (Earmark, 1968) и написанную гитаристом Джоном Маклафлином «Dragon Song» с альбома группы Oblivion Express «Brian Auger’s Oblivion Express» (Disconforme, 1971).

Brian Auger (фото: Jan Persson)
Brian Auger (фото: Jan Persson)


скачать как mp3 (14,8 Мб) | скачать как wma (3,78 Мб)
Остальные 540 джазовых подкастов
Подписаться на новости «Джаз.Ру» в Твиттере

Премьера Kiev Big Band: «назад в будущее»

Ольга Кизлова,
Киев
Фото: Александр Зубко
OK

9 января в киевском культурно-образовательном центре «Мастер Класс», где несколько лет регулярно происходят концерты, подготовленные продюсерским центром Jazz In Kiev, состоялся дебют молодого оркестра. Новорожденный коллектив назвали Kiev Big Band. В прошлом Киев не был большим джазовым центром; правда, в городе периодически возникали и разваливались джазовые биг-бэнды — например, оркестр «Дніпро» Гиви Гачечиладзе, существовавший с 1964 по 1968 гг. Сегодня в столице постоянно работает фактически один профессиональный биг-бэнд — в цирке. Но он очень занят своими прямыми обязанностями и на концертную эстраду выходит редко.
Инициаторами нового начинания стали, как это ни парадоксально, не украинцы, а двое англичан: Мик Лэйк (менеджер) и Питер Дэйвис (продюсер). Именно они, потусовавшись на наших джазовых концертах, сообразили, что в Киеве немало музыкантов, не отстающих по уровню от западных коллег, и что собрать в украинской столице хороший большой классический состав — не проблема. Художественное руководство новорожденным было поручено двум известным украинским музыкантам: это молодой трубач Деннис Аду и маститый тенор-саксофонист Дмитрий «Бобин» Александров.

Kiev Big Band (в центре кадра - «Бобин» Александров)
Kiev Big Band (в центре кадра - «Бобин» Александров)

Как известно, история джаза развивалась, по сравнению с историей академической музыки, молниеносно: она насчитывает немногим более столетия. Роль в джазе больших оркестров, возникших в 20-е годы прошлого века, можно сравнить со значением симфонических оркестров в академической музыке. В наше время звучание такого состава приносит радость возращения в пору классического джаза, переносит в эпоху свинга, а также дает возможность послушать современный оркестровый джаз. Одновременно киевский концерт доставил удовольствие общения с замечательными украинскими музыкантами, показавшими свое коллективное оркестровое и сольное импровизационное мастерство на материале разных лет. Прозвучали композиции Каунта Бэйси, Тэда Джонса, Сэмми Нестико, Боба Брукмайера, Фрэнка Лэйси и Гордона Гудвина.
ДАЛЕЕ: подробности об оркестре Kiev Big Band, прямая речь участников, репортаж с дебютного концерта, ВИДЕО Читать далее «Премьера Kiev Big Band: «назад в будущее»»