Фестиваль Jazzkaar в столице Эстонии, двадцать третье издание: часть 1 — звёзды, голоса и ритмы

Анна Филипьева, Кирилл Мошков
(текст, фото, видео)
AFKM

NEW: Фестиваль Jazzkaar в столице Эстонии, двадцать третье издание: часть 2 — девушки, суперстары и танцы

В конце апреля 2012 года двум журналистам «Джаз.Ру» снова довелось освещать ближайший к Москве крупный европейский джаз-фестиваль — Jazzkaar в столице Эстонии. Уже почти четверть века этот музыкальный форум собирает в красивейшем средневековом городе весьма интересный и необычный срез мирового джаза, и вот уже в седьмой раз фестиваль освещают те или иные авторы «Джаз.Ру». В этом году фестиваль, вместе с туристической организацией Эстонии, впервые продавал турпакеты для желающих приехать на «Джазовую дугу» из России — и, надо заметить, мы считаем эту идею очень удачной: Таллинн и сам по себе весьма привлекательное туристическое направление, тем более в конце апреля, когда там традиционно стоит чуть прохладная, но солнечная погода, а уж в сочетании с насыщенной и разнообразной программой фестиваля это и впрямь совершенно незабываемый опыт.

Merepaviljon - новая площадка фестиваля Jazzkaar в старом Таллиннском порту
Merepaviljon - новая площадка фестиваля Jazzkaar в старом Таллиннском порту

Впервые фестиваль проходил главным образом в специально для него собранном павильоне в Таллиннском порту. Это крупное передвижное строение, с удобством вмещающее около 1200 слушателей. Новый партнёр фестиваля — таллиннская компания RGB — имеет большой опыт сборки-разборки этого павильона, путешествующего по континенту с одного мероприятия на другое. Надо признать, слушать музыку в этом сооружении из стекла, стали и пластика оказалось ничуть не хуже и даже комфортнее, чем в старом и не очень просторном здании Русского культурного центра (бывшего Дома офицеров флота), где фестиваль проводился в предшествующие годы. Только несколько самых «топовых» концертов прошли в более крупном Nokia Concert Hall в центре города.

Joel Rasmus Remmel
Joel Rasmus Remmel

Фестиваль шёл десять дней, мы побывали на четырёх — как обычно, самые важные концерты «Йаццкаар» проводятся в последние дни его программы. Первый увиденный нами 26 апреля коллектив был эстонским: во главе этого трио стоял 22-летний пианист Йоэль-Расмус Реммель, лауреат «молодёжной» номинации эстонской джазовой премии 2011 года, а вместе с ним играли барабанщица Александра Кременетски и брат лидера — контрабасист Хейкко-Йозеф Реммель.
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, много фото, МНОГО ВИДЕО! Читать далее «Фестиваль Jazzkaar в столице Эстонии, двадцать третье издание: часть 1 — звёзды, голоса и ритмы»

Прославленный саксофонист Джерри Бергонзи поделится мастерством с москвичами

23-26 мая в Москве пройдут выступления выдающегося американского саксофониста Джерри Бергонзи, которые представит столичной публике компания Stephan Universal Project.
Джерри Бергонзи, который будет выступать вместе с московским коллективом Stephan Universal Band, даст три концерта на клубных сценах (клуб «Братья Блюз», ДК «Мир» в Домодедово и джаз-кафе «Эссе»), а также мастер-класс в Клубе Алексея Козлова.

Jerry Bergonzi
Jerry Bergonzi

Джерри Бергонзи (Jerry Bergonzi) — один из немногих музыкантов, чьё значение в джазовом мире основано сразу на двух заслугах: он крупный практик, записавший несколько образцовых альбомов с ансамблем самого Дейва Брубека (и это не считая собственных первоклассных работ в грамзаписи), и одновременно — выдающийся джазовый педагог, воспитавший не одно поколение современных саксофонистов-импровизаторов.
Бергонзи родился в Бостоне 21 октября 1947 г. В восьмилетнем возрасте он начал играть на кларнете мелодии Дюка Эллингтона, Каунта Бэйси и Лестера Янга. На 12-летие он получил в подарок саксофон, а через год уже профессионально выступал в бостонском ансамбле The Stardusters.
НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ УВЕЛИЧИТЬЕдинственным учебным заведением в Новой Англии, где учили играть джаз, тогда был колледж Бёркли. Он находился прямо в родном городе Джерри, Бостоне, так что вопрос, куда поступать, для него не возникал: первые шаги к высшему музыкальному образованию он сделал в этой прославленной школе в конце 1960-х гг., а вот диплом получал уже много лет спустя в Университете Лоуэлл, откуда его сначала было выгнали (за то, что он использовал репетиционные комнаты строгой академической школы, чтобы практиковаться в джазовых соло). Пока же Джерри хватило всего года учёбы в Бёркли и нескольких месяцев работы в бостонском ансамбле своего преподавателя — кул-джазового саксофониста Джона ЛаПорта, чтобы почувствовать себя готовым для Нью-Йорка. В 1972-м, получив диплом классического саксофониста в Лоуэлле, он отправился в столицу мирового джаза, чтобы присоединиться к процветавшей тогда лофт-сцене — движению молодых музыкантов, превративших заброшенные цеха индустриальных зданий на Манхэттене (лофты) в свои репетиционные и концертные площадки. В лофте, который Джерри снимал вдвоём с басистом Риком Килбёрном, играл цвет тогдашнего молодого джазового Нью-Йорка, будущие корифеи сцены 80-90-х — саксофонисты Дейв Либман, Майкл Бреккер, Боб Берг, Стив Слэйгл, Пат ЛаБабрбера и Джо Ловано, трубач Том Харрелл, гитарист Джон Скофилд и др.
ДАЛЕЕ: продолжение биографии Джерри Бергонзи, расписание выступлений в Москве, ВИДЕО! Читать далее «Прославленный саксофонист Джерри Бергонзи поделится мастерством с москвичами»

В Пензу вновь приходит фестиваль нового поколения Jazz May

16-19 мая в Пензе во второй раз состоится новый джазовый фестиваль Jazz May. Впервые он был проведён год назад и стал крупным событием в культурной жизни Пензы. Сам язык пресс-релизов фестиваля необычен и говорит о том, что организацией джазовых событий в Пензе явно занялось новое поколение музыкантов и организаторов, которым близок язык «новых медиа» и социальных сетей. Вот как они пишут о своём детище:

Фестиваль Jazz May – это проводник, пропускающий ток мирового культурного процесса через провинциальную Пензу. Это новая философия небольшого города, рождаемая на обломках мифа о местечковых инертности и безвкусице. Время жёстких иерархий уходит в прошлое. Мы объединяемся в дуэты-трио-квартеты для решения актуальных задач. Свингуем и импровизируем. Прислушиваемся друг к другу и не перебиваем. Благодарность аудитории дополняет радость сотворчества. Мы ловим музыку города. Пенза готова к джазу.

веб-сайт фестиваля

В рамках фестиваля в Пензе выступят джазмены из Польши (Доминик Буковски), Австрии (трио Folksmilch) и США (Майкл Лингтон), ведущие российские музыканты («Академик-бэнд» Анатолия Кролла, трио пианиста Ивана Фармаковского, вокалистка Юлиана Рогачёва и др.) и множество лучших пензенских музыкантов. Вести концерты фестиваля будут легендарный проповедник джаза Владимир Фейертаг из Санкт-Петербурга и ведущий прграммы «Когда не хватает джаза» на Радио России — Алексей Колосов из Москвы, в рамках Jazz May пройдут выставки и мастер-классы ведущих российских джазовых фотографов, номинантов премии Jazz Award (США) Гульнары Хаматовой и Павла Корбута, а также лекция главного редактора журнала «Джаз.Ру» Кирилла Мошкова «Джаз в России: 90 лет истории».
ДАЛЕЕ: расписание фестиваля, полный список участников и мероприятий! Читать далее «В Пензу вновь приходит фестиваль нового поколения Jazz May»

Джазовый подкаст: средневековая музыка, джаз и Jiří Stivín

Чешский флейтист Иржи Стивин, джаз и средневековая музыка: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьёв (группа «Вежливый отказ» и другие проекты) комментирует пьесу «Moods: Phlegmatics/ Sanguinics/ Melancholics/ Cholerics» с альбома Стивина «Zodiac» (Supraphon, 1977).

Иржи Стивин
Jiří Stivín


скачать как mp3 (15,8 Мб) | скачать как wma (4 Мб)
Остальные 555 джазовых подкастов
Подписаться на новости «Джаз.Ру» в Твиттере

Новые имена. Саксофонист Антон Ткачёв: «Не падать духом»

Юрий Гранкин,
Дюссельдорф
DEUTSCH

Историю возникновения интервью с молодым саксофонистом из города Донецка (Украина) — Антоном Ткачёвым — можно смело назвать джазовой. История состоит из импровизационной цепочки случайностей, совпадений, парадоксов и закономерностей, в основе которой, наверное, лежит простая суть: содержательная музыка рано или поздно найдёт себе и дорогу и признание. Автору представляется, что широкой публике фамилия Антона Ткачёва известна мало, а зря. В случае автора первыми помощниками оказались друзья Константин Колодницкий и Антон Мукомела и оброненное ими «послушайте». Последующее закомство с музыкой квинтета Антона Ткачёва и виртуальное личное знакомство, а также факт, что творчество этого, без сомнения, талантливого и амбициозного музыканта остаётся вне поля зрения коллег-журналистов и вообще людей, тем или иным образом связанных с джазом, стало точкой отправления в принятии решения сделать интервью. Знакомьтесь — саксофонист Антон Ткачёв, запись беседы по скайпу.

Твой последний проект, новая программа, которую вы показали в Донецке и Киеве, называется «Back to the Roots» («Назад к корням»)…

Anton Tkachov— В Киеве мы играли другую программу. Так получилось, что, когда в 2010 году мы выступали в Киеве, [продюсер и ведущий концертов] Алексей Коган у меня почему-то спросил: «Антон, а когда ты наконец будешь писать своё?». Сейчас многие музыканты, и моложе меня, пишут свою музыку, а у меня как бы ничего не было. Конечно, у меня есть свои вещи, но я, наверное, отношусь к ним предвзято и поэтому держу их в стороне. На этот раз в Киеве мы играли авторские вещи участников нашего квинтета, в том числе и одну мою.

Понятно, но всё-таки в Донецке прозвучала ваша новая программа. Чем был вызван этот выбор — «Назад к корням»?

— Тем, наверное, что мои предыдущие программы («Yes Or No» и «Colours Of Jazz». — Авт.) были более современными. Тогда мы играли мои любимые вещи: Майкла Бреккера, Боба Берга, Хэрби Хэнкока, Майка Стерна и Пэта Мэтини. Сейчас мы сделали программу более ранних произведений: Чарли Паркера, Телониуса Монка, Уэйна Шортера и Джона Колтрейна. Играем их, используя язык современного джаза.

Корни джаза, по-твоему — в музыке именно этих музыкантов?

— Для меня — это, наверное, корни того периода времени, когда бибоп переходил в хардбоп, т.е. музыка Паркера, но немного жёстче и агрессивнее. И, конечно, музыка Колтрейна и Шортера, без воспитания на этой музыке — никуда.

Нередко можно услышать у джазовых музыкантов, и не только, такое мнение, что стандарты — это музыка несерьёзная, и играть их — дело несерьёзное…

— Утверждение, по-моему, нелепое. У меня на эту тему был неприятный и, в моём понимании, смешной разговор. Мы когда-то предлагали свою современную программу одному фестивалю в Западной Украине, отправили резюме и видео. Получили ответ такого содержания: «Это и мы можем играть, это сейчас не интересно, у вас нет ни одной авторской вещи. Спасибо, у нас таких хватает». С точки зрения джаза, общение было, увы, неадекватным. В моём понимании, для джазового музыканта стандарты — это как книга, которая постоянно находится перед тобой. Гармонии, которые сейчас используются в современных композициях, например — у наших ребят, пишущих свои вещи — всё оттуда. Всё уже написано. Как мне когда-то сказал один известный музыкант: настолько много написано разных стандартов, что, возможно, не имеет смысла сочинять что-то новое.

Если я тебя правильно понимаю, ситуация такова, что зачастую свои вещи неоригинальны. При этом от того, на чём всё основано, пытаются нелогично отказаться?

— Скажу больше, ребята, которые мне сказали, что у нас нет своих вещей, сделали программу с украинскими щедривками и песнями в манере Хэрби Хэнкока, со сложными гармониями, полинадстройками и серьёзными аккордами. Мне хотелось спросить: ребята, а как же вы? Музыка народная, манера заимствована, в чём — своя музыка? Да, мы предлагали не свои вещи, но добавляли своё видение, свои аккорды, полиритмию, свой ритмический рисунок. Если прислушаться, все наши собственные композиции тоже имеют серьёзные отзвуки Хэнкока, Шортера, Колтрейна или Бреккера.
ДАЛЕЕ: ВИДЕО, продолжение интервью Антона Ткачёва Читать далее «Новые имена. Саксофонист Антон Ткачёв: «Не падать духом»»