Брюс Ландвалл, бывший глава легендарного лейбла Blue Note (1935-2015)

Ким Волошин
фото: архив «Джаз.Ру»
KV

inmemoriam19 мая в Нью-Джерси на 80-м году жизни умер Брюс Ландвалл — один из ключевых игроков мирового джазового рынка конца ХХ столетия, возглавлявший в 1985-2010 гг. прославленный лейбл Blue Note. Причина смерти — лёгочная инфекция на фоне болезни Паркинсона. В середине 80-х Ландвалл был приглашён руководством концерна EMI возродить прославленную фирму грамзаписи, которая была создана иммигрантами из Германии Алфредом Лайоном и Фрэнсисом Вольффом в 1939 г. и с середины 1950-х до примерно 1967 г. была ведущим мировым джазовым лейблом, практически сформировавшим канон звучания джазового мэйнстрима той эпохи.

Bruce Lundvall, 2009 (photo © Cyril Moshkow, Jazz.Ru)
Bruce Lundvall, 2009 (photo © Cyril Moshkow, Jazz.Ru)

Брюс Ландвалл (р. 13.09.1935, Инглвуд, Нью-Джерси) в то время уже был опытнейшим деятелем индустрии звукозаписи. Работая на Columbia Records, именно он в начале 1970-х познакомил молодую аудиторию рок-музыки с электрическим джазом клавишника Хэрби Хэнкока, сделав его таким образом звездой джаз-рока. В те же годы он заново запустил карьеру легендарного кантри-музыканта Уилли Нелсона, которого в кантри-столице Нэшвилле считали «модернистом» и отказывались записывать: пластинки Нелсона на его новом лейбле продавались миллионами экхемпляров.

Bruce Lundvall, 1977
Bruce Lundvall, 1977

Затем концерн Warner Bros. пригласил его возглавить лейбл Elektra/Musician, а в 1984 концерн-гигант EMI предложил ему руководить фирмой Manhattan Records. Но если что-то в составе EMI и интересовало Ландвалла, то это Blue Note, которая на тот момент благодаря усилиям продюсеров Майкла Кускуны и Чарли Лурье выпускала только переиздания классических работ 1950-60-х гг. Ландвалл вдохнул в легендарный лейбл новую жизнь, решительно осовременив его: он открыл широкую программу издания современного джаза и пригласил на Blue Note новое поколение джазовых музыкантов. Как новый глава Blue Note, Ландвалл стал заниматься не только и не столько маркетингом и продажами, сколько тем, что, как он считал, является важнейшей частью успеха фирмы звукозаписи, то есть A&R («артистами и репертуаром»), то есть непосредственно художественной, музыкальной политикой Blue Note. Среди тех, чьи музыкальные карьеры определила его работа — Дайан Ривз, Мишель Петруччани, Кассандра Уилсон, Джон Скофилд, Бобби Макферрин, Medeski Martin & Wood, Курт Эллинг, Джо Ловано, Грег Осби, Джейсон Моран, Теренс Бланшард и десятки других инструменталистов и вокалистов, а также стремительно взлетевшая благодаря Ландваллу к звёздному статусу в середине прошлого десятилетия певица Нора Джонс.

В интервью, фрагменты которого были опубликованы в книге главного редактора «Джаз.Ру» Кирилла Мошкова «Индустрия джаза в Америке. XXI век» (2013), Ландвалл говорил:

— Главной целью было и остаётся искать и находить музыкантов, которые делают что-то свежее и особенное, а не просто копаются в наследии прошлого, каким бы богатым оно ни было… Проблема в том, что мы (Blue Note. — Ред.) всё время должны держать в голове огромное количество факторов, между которыми надо найти баланс. Записи, которые получают номинацию на «Грэмми», часто продаются довольно средне. И, наоборот, мы делаем неплохие деньги на довольно средних альбомах. Плюс к тому, мир сильно изменился за последние двадцать лет. […] Наши продажи в Японии по многим наименованиям превышают продажи в США, да и продажи в Европе составляют весьма изрядный процент от американских. […] …Мы можем зарабатывать нормальные деньги для того, чтобы вкладывать их в молодых перспективных исполнителей. Мы действительно зарабатываем на джазе, и я очень горд этим.

Уход Ландвалла с поста главы лейбла (2010) произошёл в разгар кризиса мировой индустрии грамзаписи, в ходе которой вся корпорация EMI в своём прежнем виде прекратила существование: японский гигант Toshiba продал её сначала финансовому гиганту Citigroup, а через неё — французской корпорации Universal Music Group, которая распродала отдельные части EMI; в настоящее время лейблом Blue Note владеет Universal Music Group, а дистрибьюцию осуществляет её подразделение Capitol Music Group. Около двух лет Ландвалл оставался «почётным председателем» лейбла, по-прежнему занимаясь любимой частью своей работы, тем, благодаря чему его знали и любили в джазовом сообществе — поиском новых артистов и выстраиванием для них стратегии развития их музыкальной карьеры.

В 2011 г. Брюс Ландвалл в знак признания его роли в звукозаписывающей индустрией и музыкальном искусстве получил специальную премию «Грэмми» за «особые заслуги».

Брюс Ландвалл принимает Grammy, 2011
Брюс Ландвалл принимает Gramy, 2011

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о жизни Брюса Ландвалла, ВИДЕО  Читать далее «Брюс Ландвалл, бывший глава легендарного лейбла Blue Note (1935-2015)»

Тромбонист и композитор Боб Брукмайер (1929-2011)

Ким Волошин KV

16 декабря в Нью-Гемпшире скончался от сердечного приступа Боб Брукмайер — тромбонист, пианист, композитор, аранжировщик, бэндлидер, один из самых влиятельных джазовых музыкантов-солистов 1950-60-х гг. и биг-бэндовых композиторов/аранжировщиков 1980-2000-х гг. Через три дня, 19 декабря, ему исполнилось бы 82 года.

Bob Brookmeyer
Bob Brookmeyer

Русскоязычная аудитория впервые прочитала о Брукмайере в сборнике 1987 года «Советский джаз. Проблемы. События. Мастера», где прославленный академический композитор Родион Щедрин, в частности, писал (слегка старомодно транскрибируя имена Джерри Маллигана и Боба Брукмайера):

…памятная для нас встреча состоялась с Джерри Маллигеном и его небольшим ансамблем. Это было поистине «созвездие» джазовых виртуозов. Мне трудно сейчас назвать поимённо всех музыкантов, но один из них, Боб Брукмейер, игравший на вентильном тромбоне, запомнился хорошо — такой фантастической техники я раньше ни у кого не слышал! После концерта мы проговорили с музыкантами всю ночь. Помнится, у нас даже вспыхнул спор. Он свёлся, в основном, к вопросам полифонии. Я задиристо утверждал, что джаз по своей природе гомофоничен и «вертикален», что полифония в том виде, в каком она представлена в классической музыке, — джазу недоступна, да, пожалуй, и не нужна. Джерри Маллиген бурно возражал мне. Потом, неудовлетворённый словесным поединком, взял инструмент, подозвал Боба Брукмейера — и они вдвоем стали наглядно «доказывать», как я был неправ. Играли они увлечённейше, демонстрируя отменную полифоническую технику. Джазовые темы излагались в увеличении, уменьшении, каноном, проходили во всех видах контрапунктов и т. п. Артисты выказали глубокие познания в музыкальной литературе — от венских классиков до Стравинского и Шёнберга. Я был сражён. Вот, оказывается, какие мастера делают настоящий джаз…

Боб Брукмайер (Bob Brookmeyer) родился в Канзас-Сити 19 декабря 1929 года. В 1940-е его родной город был непременным пунктом гастрольных маршрутов всех известных джазовых музыкантов, а собственная джазовая школа Канзас-Сити ещё с 1920-х была одной из самых влиятельных в стране: именно здесь родился и начал играть на саксофоне легендарный Чарли Паркер, который был десятилетием старше Боба. Джаз он впервые услышал от главной звезды сцены Канзас-Сити — Каунта Бэйси. Отец отвёл маленького Боба, который, по его собственному ироническому признанию, «в детстве был несчастным неудачником», в кино; между дневными воскресными сеансами играл великий свинговый оркестр Бэйси. «Я растаял, — вспоминал Боб. — Впервые в жизни мне было хорошо». Первыми инструментами Брукмайера были фортепиано и кларнет, затем — баритон-горн в духовом оркестре; потом в руки ему случайно попал редкий инструмент — вентильный тромбон. У этой разновидности тромбона кулиса неподвижна, а смена высоты тона осуществляется не движением кулисы и переключением квартвентиля, а нажатием-отжатием трёх помповых вентилей, как на трубе. По воспоминаниям самого музыканта, он настолько влюбился в этот инструмент, что с тех пор оставался верен ему всю жизнь.
ДАЛЕЕ: продолжение биографии Боба Брукмайера, много ВИДЕО Читать далее «Тромбонист и композитор Боб Брукмайер (1929-2011)»

Барабаншик Пол Моушн (1931-2011)

NEW: Джазовый подкаст: R.I.P. Paul Motian

Ким Волошин KV

Ранним утром 22 ноября 2011 года (в Москве было уже 15:52) в Нью-Йорке умер на 81-м году жизни легендарный барабанщик Пол Моушн. Причина смерти пока неизвестна, но сам факт уже подтвердила фирма грамзаписи, с которой Моушн успешно работал на протяжении трёх с половиной десятилетий — европейский лейбл ECM.

Paul Motian (photo: Ryan Paternite, 2009)
Paul Motian (photo: Ryan Paternite, 2009)

Армянин по происхождению, Пол Моушн часто говорил в интервью, что его фамилия Motian должна была бы произноситься «Мотян», как полагается по правилам языка его предков, но уж очень удачно американское чтение фамилии совпадало со звучанием слова motion — движение. Роль Пола Моушна в истории музыки не ограничивается вкладом только в джаз: он, например, играл в 1968-69 годах с фолк-певцом Арло Гатри (сыном провозвестника фолк-движения — певца «песен протеста» 40-х Вуди Гатри) и даже выступил с ним на легендарном рок-фестивале в Вудстоке летом 1969 г. Но славу Моушну принесла не эта работа, а те несколько лет, которые он десятилетием раньше проработал в трио великого джазового пианиста Билла Эванса, которое раз и навсегда изменило стандартный формат джазового фортепианного трио, сделав басиста и барабанщика не аккомпаниаторами, а равноправными партнёрами пианиста. Мало того, игра Пола Моушна звучит на записях ещё двух исторических фортепианных ансамблей — трио Пола Блэя (1963-64) и «Американского квартета» Кита Джарретта (1967-76). Позже он работал с собственными ансамблями, с которыми записал множество высококачественных и творчески разнообразных работ для ECM, в том числе и самым, наверное, успешным своим проектом — трио с гитаристом Биллом Фризеллом и саксофонистом Джо Ловано, которых он совсем молодыми музыкантами буквально «вывел в люди».
ДАЛЕЕ: биография музыканта, ВИДЕО Читать далее «Барабаншик Пол Моушн (1931-2011)»

Ахмад Джамал: пианист, говорите? Может, террорист?

NEW: подкаст об Ахмаде Джамале

Ким Волошин KV

Швейцарская газета Tages Anzeiger сообщает, что власти США заподозрили всемирно известного джазового пианиста Ахмада Джамала в терроризме.

Как это? А очень просто. 16 июля Ахмад Джамал должен выступить в Швейцарии на джазовом фестивале в Сен-Морице (St.Moritz Festival da Jazz). Его концерт в клубе Dracula в Сен-Морице уже активно рекламируется, и руководство фестиваля, по существующей практике, уже отправило пианисту гонорар за будущее выступление банковским переводом. Однако на минувшей неделе стало известно, что власти США этот перевод заморозили, и деньги на счёт не поступили. Основания? Подозрения в финансировании терроризма.

Ahmad Jamal (фото: Владимир Коробицын, 2009)
Ahmad Jamal (фото: Владимир Коробицын, 2009)

Когда в 1930 г. будущий джазовый пианист родился в Питтсбурге в 1930 г., его назвали Фредерик Расселл Джонс.  Однако в 1952 г. он, как и множество других афроамериканцев в 50-60-е гг., на волне протестных настроений перешёл в мусульманскую веру. Приняв ислам, он стал называться Ахмад Джамал. Он был не единственным новообращённым мусульманином среди джазменов: барабанщика Арта Блэйки долгое время звали Абдулла ибн-Бухайна, барабанщик Лео Моррис стал известен всем уже как Идрис Мухаммад, саксофонист и флейтист Уильям Хаддлстон всем известен исключительно как Юсеф Латиф, а его коллега Эд Грегори был, вероятно, одним из первых джазменов-мусульман — он стал Сахибом Шихабом ещё в 1947 г. Почти 60 лет мусульманское имя не мешало всемирно известному пианисту гастролировать по всей планете (напомним, в феврале 2009 он выступал и в Москве).

Руководитель фестиваля в Сен-Морице, Кристиан Дженни, пока что настроен юмористически. «Наш фестиваль всю свою историю преодолевает какие-то препятствия, преодолеет и это», заявил он корреспонденту «Тагес Анцайгер«. Руководство фестиваля пригласило любых представителей американских спецслужб, которые сочтут нужным убедиться в том, что Ахмад Джамал — не террорист, а пианист, посетить фестиваль в качестве почётных гостей.

На момент подписания этого материала в печать Депертамент юстиции и другие официальные органы США ещё не дали официального ответа на запрос швейцарских масс-медиа о причинах блокирования перевода гонорара уважаемому джазовому артисту. Возможно, кто-то чрезмерно бдительный, увидев мусульманское имя Ахмад Джамал, глянул в список самых разыскиваемых террористов ФБР США и обнаружил там на восьмом месте йеменского гражданина Джамала Ахмада Аль-Бадави? На этот вопрос пока нет ответа, но в расследование этого случая уже вступают не только швейцарские, но и американские газеты.

Специалист из США консультирует проект Российского центра джазовых исследований

Ким Волошин KV

С 1 по 10 июня в России находился старший специалист музыкальных коллекций Библиотеки Конгресса США Ларри Эппелбаум. Цель его визита — сугубо деловая: Ларри консультирует инициативную группу, планирующую создание в России общественного Центра джазовых исследований, в котором будут сочетаться функции джазового архива и исследовательского центра, занимающегося изучением богатой истории и сегодняшнего дня российского джаза.

Лэрри Эппелбаум и директор Ярославского джазового центра Игорь Гаврилов
Лэрри Эппелбаум и директор Ярославского джазового центра Игорь Гаврилов

Чуть больше чем через год, 1 октября 2012 года, отечественному джазу исполняется 90 лет: отсчёт ведётся от осеннего дня 1922 г., когда в Москве состоялся первый упомянутый в печати джазовый концерт. У джаза в нашей стране — большая и непростая история. Однако до сих пор она совершенно неудовлетворительно документирована и не очень подробно изучена. За все 90 лет об истории джаза в России написаны на русском языке всего две книги — «Советский джаз» Алексея Баташёва (1971) и «История джазового исполнительства в России» Владимира Фейертага (2010), плюс довольно подробная, но не во всех деталях точная книга на английском — «Red and Hot. The Fate of Jazz in Soviet Union» Фредерика Старра (1983). Появление в последние два десятилетия нескольких книг воспоминаний отдельных музыкантов и об отдельных музыкантах, а также ряда региональных исследований не сильно улучшило общую картину: изучение истории джаза в России (и — шире — во всём СССР) всё ещё остаётся в начальной стадии, а тем временем музыканты, организаторы, исследователи, критики и коллекционеры, в силу неумолимой логики времени, уходят из жизни, и их архивы далеко не всегда попадают в заинтересованные руки. Джазовое сообщество знает немало печальных примеров, когда крупные, подлинно уникальные коллекции материалов, связанных с историей отечественного джаза, в силу равнодушия или некомпетентности наследников были распроданы или розданы случайным людям, а чаще просто оказывались на свалке. И даже те коллекции, которые находятся в добрых руках заинтересованных лиц, подвергаются угрозе разрушения и утраты просто потому, что в домашних условиях очень непросто сохранить в неприкосновенности и технической целостности аудиозаписи на нестабильных и разрушающихся со временем физических носителях (прежде всего на магнитных лентах), документы на хрупкой низкокачественной бумаге, выцветающие фотографии и рассыпающиеся в прах киноплёнки. Кроме того — даже очень хорошая и стабильно хранящаяся частная коллекция чаще всего недоступна даже для профессиональных исследователей, не говоря уж о более широких кругах интересующихся историей джаза людей.
ДАЛЕЕ: «кто виноват», «что делать» и «куды бечь» — поиск ответов на извечные русские вопросы при помощи американского коллеги

Читать далее «Специалист из США консультирует проект Российского центра джазовых исследований»