25лет биг-бэнду Владимира Толкачёва

Елена Глущенко, Новосибирск NA

В 2010 году исполняется 25 лет одному из лучших джазовых оркестров России — новосибирскому биг-бэнду Владимира Толкачёва. Оркестр был создан в 1985 году и в основном состоял из выпускников Новосибирской государственной консерватории. А с 1994 года он вошёл в состав Новосибирской государственной филармонии.

Vladimir Tolkachev Big Band
Биг-бэнд Владимира Толкачёва (фото: Виктор Дмитриев)

Владимир Толкачёв занимается со своим биг-бэндом прежде всего джазовой классикой. Но в его программах находится место и джаз-року, и даже джазовому авангарду. Коллектив постоянно экспериментирует. За четверть века своего существования он успел осуществить крупные проекты, среди которых постановка оперы Гершвина «Порги и Бесс» с американскими певцами, хором и струнным оркестром, первое в России исполнение «Шекспир-сюиты» Дюка Эллингтона и Билли Стрейхорна, программа произведений Глазунова и Стравинского с участием музыкантов Академического симфонического оркестра, джазовая версия «Вестсайдской истории» Леонарда Бернстайна со струнным оркестром и камерным хором и многое другое. Помимо этого, биг-бэнд ведёт активную гастрольную деятельность, принимает участие в международных джазовых фестивалях в России и за её пределами. За свою историю он успел отметиться уже на двух десятках фестивалей подобного рода, в том числе стал участником крупнейшего европейского фестиваля в Монтрё в 2008 году.

Об истории оркестра, особенностях джазового исполнительства и многом другом заслуженный артист России, профессор кафедры духовых инструментов Новосибирской государственной консерватории им. М.И. Глинки Владимир Толкачёв рассказывает в интервью корреспонденту Елене Глущенко.

ДАЛЕЕ: ИНТЕРВЬЮ, ФОТО, ВИДЕО, АУДИОЗАПИСИ ОРКЕСТРА
Читать далее «25лет биг-бэнду Владимира Толкачёва»

«Консорт» открыл джазовый салон

Зинаида Карташёва,
музыковед
ZK

На джазовой карте Москвы появился новый «флажок»: 27 февраля открылся джазовый салон «Консорт». Название «Консорт» хорошо знают в джазовой среде, поскольку его носит эстрадно-джазовый колледж, руководимый Юрием Чугуновым, чья многогранная деятельность широко известна, и Ингой Яник. Колледж существует уже пятнадцать лет и располагается в старом замоскворецком особняке под одной крышей с музыкальной школой имени Гершвина. Именно здесь, на Садовнической улице, и поселился новый джазовый салон. Своим сосуществованием с учебными заведениями он отличается от всех остальных московских клубов. Так что молодым джазменам повезло — теперь у них есть новая стартовая площадка, тем более, что придумала и осуществила все это Инга Яник — директор школы и художественный руководитель колледжа. Певица и педагог, прекрасный руководитель и «пламенный мотор» огромного множества всяческих мероприятий, она сумела с помощью коллег и единомышленников создать элегантный черно-белый интерьер и уютную атмосферу «Консорта» и сделать его открытие праздником.

Inga Yanik
поёт Инга Яник

Количество выступивших музыкантов на квадратный метр площади было просто удивительным. За фортепиано мы услышали Игоря Бриля, Михаила и Якова Окуней, Юрия Чугунова, Алексея Подымкина, Сергея Петрова, Асию Шакирову; на ударных играли Иван Авалиани, Яков Окунь, Вячеслав Калмазан; на контрабасе — Григорий Зайцев и Олег Шарафетдинов. На духовых солировали Дмитрий Бриль, Юрий Чугунов, Илья Гримак, Антон Котиков, Николай Семенов (саксофоны), Михаил Волох и Павел Зотов (труба), Павел Овчинников (тромбон). Пели — Инга Яник (под аккомпанемент автора песни Юрия Чугунова), Екатерина Анохина, Наталия Архипова. Многие из этих музыкантов — педагоги ДМШ и колледжа.

students play
Выступают ученики

Начиналась музыкальная программа, конечно же, с учеников, и конечно же — с Гершвина. Его тему «Soon» в аранжировке Юрия Чугунова исполнило трио юных саксофонистов: Арман Иванян, Даниил Ключников и Василий Яник вместе с ритм-секцией — педагогами. Тему Дюка Эллингтона «In A Sentimental Mood» трогательно спела выпускница школы этого года Александра Балашова. Царила прямо-таки семейная обстановка, поскольку выступали представители по меньшей мере пяти творческих фамилий.

Dmitry Bril
Дмитрий Бриль (за барабанами - Яков Окунь)

Было много теплых слов и пожеланий, в частности — от заместителя председателя Московского музыкального общества Владимира Хабарова и музыковеда Владимира Каушанского. Многие из присутствовавших входят в состав комиссии джазовой музыки ММО, которая сейчас занята подготовкой фестиваля «Весенний студенческий джаз-2010» в рамках «Фестоса».

Итак, праздник состоялся, друзьям салона подарены гостевые карты. Теперь решения требуют вопросы его будущего — творческие и экономические. Есть представители деловых кругов, любители джаза, которые поддерживают клуб: Андрей Балашов, Элла Дейсадзе и Анна Ленская; есть возможность для организации концертов, вечеров импровизации, есть энтузиазм и настойчивость Инги Яник и ее друзей. Значит, и у джазового салона «Консорт» есть будущее.

Джазовые лауреаты Grammy-2010

 


Соглашусь с коллегой Доном Хекманом (The International Review of Music): главный сюрприз совершившейся 31 января 52-й церемонии вручения премии американской Академии звукозаписи (награда, известная как «Грэмми», поскольку её материальное воплощение представляет собой позолоченный граммофончик) — отсутствие сюрпризов. Во всяком случае, в нашем сегменте — в категории «Джаз».

Grammy trophyДжазовые граммофончики вручали в дневное время (вместе с наградами за звукорежиссуру, записи аудиокниг, фольклорные пластинки и статьи на обложках), поэтому эта часть церемонии предсказуемо не попала в телевизионную трансляцию. В позапрошлом году джазовый музыкант, впрочем, получил Grammy в «главной» номинации — «Альбом года»: если помните, на сцену за граммофончиком поднялся пианист Хэрби Хэнкок, выпустивший альбом околоджазовых обработок песен Джони Митчелл. На этот раз таких прорывов не было. Всё предсказуемо и поэтому скучновато. Не раз и не два новые, интересные, нешаблонные явления, перечисленные в предварительных номинациях, отодвинуты голосующими членами Академии звукозаписи (работниками музыкальной индустрии — заслуженными продюсерами, звукоинженерами, преподавателями, критиками, радиоведущими и т.п.) на второй план, а номинации («короткий» список, по 4-5 номинантов в каждой категории) и, в конечном счёте, премию получает просто носитель самого известного имени.
Это не значит, что победители не достойны награды. Например, Курт Эллинг, получивший граммофончик в номинации «Лучший джазовый вокальный альбом», заслужил его как никто — это его девятая номинация и всего лишь первая победа, а вокалист он и правда один из интереснейших в нынешнем джазе. Но это значит, что «Грэмми» — по крайней мере, в отношении джаза — всё меньше может считаться голосом профессионального сообщества, ценящего не цифры продаж, а художественные достижения. Статут премии всё ещё формулирует критерии отбора именно так (имеют значение только художественные качества, а не продажи), но разглядеть критерии, по которым голосующие члены Академии (их около 16 тысяч; непосредственно в джазовых категориях голосуют около 2500 человек) в действительности делают выбор между теми или иными записями в объективно устаревших номинациях, объединяющих зачастую художественно противоположные, несравнимые явления, — становится с каждым годом всё труднее.

Итак, вот лауреаты и номинанты в каждой из джазовых категорий:
Читать далее «Джазовые лауреаты Grammy-2010»

Hungarian Jazz Showcase:как на витрине

Лэрри Эпплбаум,
Вашингтон,
для
«Джаз.Ру»
LA

8 — 10 января 2010, Будапешт, Венгрия

все фото: Лена Адашева, специальный корр. «Джаз.Ру»

Изучить самые известные проявления венгерской музыкальной культуры относительно несложно. Музыка Ференца Листа (Ferenc Liszt), Белы Бартока (Béla Bartók) или Золтана Кодая (Zoltán Kodály) хорошо известна слушателям по всему миру, а традиционная венгерская цыганская музыка с её живыми танцами «чардаш» и «вербункош» продолжает вдохновлять современных музыкантов. Но венгерский джаз — совсем другое дело. Хотя в Венгрии есть десятки талантливых и умелых джазовых певцов, инструменталистов и композиторов — пересчитать тех, чьи имена известны на международной сцене (или хотя бы коллекционерам записей за пределами Венгрии), можно буквально по пальцам.
Одна из причин этого, возможно, — отсутствие необходимой инфраструктуры для пропаганды венгерского джаза, которая могла бы поместить этих музыкантов на карту мирового джаза в представлении организаторов фестивалей, владельцев клубов и фирм грамзаписи по всему миру. Другая причина, вероятно, в том, что при социалистическом правительстве джаз (и вообще свобода, ассоциировавшаяся с американской или западноевропейской музыкальной импровизацией) были тонким средством демонстрации политической оппозиции к правящему режиму, а со времён падения коммунистического государства в Венгрии больше нет какого-нибудь «Комитета по песням» — или страха идеологической нечистоты. В наше время не государство, а рыночная реальность и необходимость экономного инвестирования в культуру управляют национальной политикой в области джаза и других неклассических форм музыки.
Откликаясь на эту ситуацию, Министерство культуры Венгерской Республики в сотрудничестве с Дворцом Искусств в Будапеште запустило программу «Витрина венгерского джаза» (Hungarian Jazz Showcase), которая в этом году проводилась уже в третий раз и была призвана дать возможность показать себя как признанным звёздам национального джаза, так и растущим талантам, заслуживающим более широкого признания.
Формат «Витрины» предусматривает по шесть 30-минутных выступлений подряд за вечер (они проходят в малых залах Дворца Искусств), после которых следует большой вечерний концерт хэдлайнеров в Фестивальном или Концертном зале Дворца — отлично придуманный и очень эффективный способ представить в течение трёх дней многое из того, что происходит сейчас в венгерском джазовом сообществе, без того, чтобы заставлять слушателей разрываться между выступлениями, предпочитая одно в пользу другого, как это бывает на типичных джазовых фестивалях с большой программой.

Читать далее «Hungarian Jazz Showcase:как на витрине»

«Джазовая Лаборатория»: новый проект клуба «Союз Композиторов»


В конце октября 2009 г. в московском клубе «Союз Композиторов» стартовала серия концертов под общим названием «Джазовая Лаборатория». Появление подобного проекта — это большое событие не только для московской джазовой жизни, но и для развития национального джаза вообще. В течение года сразу несколько десятков коллективов получат возможность сыграть свои авторские программы в одном из лучших джазовых клубов России.
Серия ориентирована на поддержку отечественных музыкантов, сочиняющих и исполняющих музыку на хорошем профессиональном уровне, но по разным причинам пока не имеющим возможности постоянно выступать с этими программами. Для того, чтобы как можно более внушительная аудитория имела возможность познакомиться с творчеством молодых музыкантов, клубом установлена максимально низкая цена входа на концерты серии: сейчас она составляет 200 рублей. Концерты проходят каждое воскресенье в 17 часов.

Первыми выступившими в рамках «Джазовой лаборатории» стали «Живые Люди» Натальи Скворцовой, уфимский коллектив Funky House Band, московская группа «Позитив» Владимира Нестеренко, пианисты Никита Зельцер и Андрей Марухин, певицы Екатерина Черноусова и Дарья Антонова, бас-гитарист Алексей Соловьёв и его коллектив RAKETA Orchestra.

Идея «Джазовой Лаборатории» родилась у арт-директора клуба «Союз Композиторов» саксофониста Олега Киреева около полугода назад:

Олег Киреев
Олег Киреев (фото: Александр Никитин)

— Наряду с необходимостью выживать в сегодняшних очень непростых реалиях, в нашем клубе не забывают и о молодёжи. Если говорить о консерваториях и училищах, то чаще всего для студентов возможность серьёзно поиграть ограничивается рамками учебного процесса. Уже полтора года в нашем клубе по вторникам в 22:30 проходят вечерние джем-сейшны, на которых молодые музыканты, студенты московских музыкальных училищ могут набираться опыта — поиграть на клубной сцене, в том числе и вместе с опытными мастерами. Сначала эти джемы вела вокалистка Ирина Томаева, а с весны 2009 г. ими занимается пианист Евгений Гречищев.

Но вот раздел авторской музыки, особенно в части исполнения её молодыми музыкантами, встроить в постоянную сетку клубного расписания до сих пор не получалось. Такие программы обычно носят некоммерческий характер, они чисто творческие, и для реализации их в Москве не так много мест.

Зачастую креативные проекты — либо будоражащие, психологически агрессивные, либо — глубоко философские, с претензией на какой-то глубокий смысл. По мне, всё это на самом деле здорово, но — приходится соблюдать баланс, совмещать поддержку молодых музыкантов, концерты маститых исполнителей и интересы слушателей. Необходимо, чтобы слушатель получал удовольствие, приходя, может быть, после тяжелого рабочего дня, чтобы музыка, кроме креативных идей, приносила ему ещё и душевную радость и покой.

Я посоветовался с моим другом и напарником по многим проектам, замечательным пианистом и педагогом Евгением Гречищевым, и решил попробовать сделать это в нейтральное время — днём в воскресенье. Евгений Гречищев — просто идеальный руководитель для этого проекта. Он знает практически всю студенческую Москву, многие музыканты — его ученики.

Несколько лет назад я работал в клубе Cool Train, и в том числе организовал там воскресные джазовые бранчи (обеды). Но жизнь показала, что бранчи – это не для нашей страны, в силу, возможно, другой ментальности, истории и т.д. Хотя в Англии вся страна в воскресенье…это, может быть, не обязательно джазовые бранчи… это может быть кантри, блюз – все клубы и рестораны забиты. Начиная с часу дня, подтягивается народ, и это такая дополнительная отдушина и для слушателей, и для музыкантов.
Предложить гостям клуба сдвоенные концерты – не самая хорошая идея: слушатель столько не выдержит, да и жизнь показала, что возникают конфликты, в основном – по причине более молодых.
В нашем же случае правильным и самым удобным временем оказались 17 часов. Раньше – публика не подтянется, позже – не будет временного зазора между программами.

Со стороны клуба мы серьёзно позиционируем «Джазовую лабораторию». Мы планируем расписание, размещаем информацию о концертах в ежемесячных клубных буклетах и на сайте клуба.
Ещё с лета я частично запустил информацию, приглашал музыкантов принять участие. А конкретные коллективы, первыми сыгравшими в концертах– это были как раз те, кто сразу выразил желание сыграть.
Наша сцена — абсолютно открытая. Единственный критерий – наличие определённого уровня профессионализма, в музыке он должен присутствовать. Насколько я знаю, Евгений уже составляет расписание на апрель.

Самое главное, изначальное условие этой лаборатории я сформулировал так: чтобы не говорили о том, что, мол, нет помещений, а здесь всё дорого. Так вот, стоимость билетов музыканты, если они так уверены в себе, могут назначить сами, в противном случае билет стоит 200 рублей. Это очень хорошая для слушателей цена, сейчас уже в кино за такие деньги не всегда можно сходить.
И вот тут проявился такой парадокс с отдельными коллективами, которые именуют себя профессиональными (и на самом деле являются ими)… вот, казалось бы, играйте, вот вам прекрасная сцена с хорошим звуком… но оказывается, что многим не для кого играть эту музыку. Практика показывает, что на такие коллективы нечасто способны приходить и поддерживать даже друзья.

Сколько людей приходили на концерты «Джазовой лаборатории» в эти месяцы?

— Очень приятно , что народ с самого начала пошёл.Были и 30 человек, и даже 60. Но на некоторые проекты публика почему-то не пришла. Я думаю, здесь играет большую роль заинтересованность самих исполнителей – провести работу в социальных сетях, оповестить своих друзей, знакомых…

Есть ли идея продолжить развивать «Джазовую лабораторию» , например, сделать фестиваль для молодых групп?

— Я думаю, что правильнее не делать фестивали, а продолжать творческие встречи в режиме «один день – один коллектив». Потому что музыканты в первую очередь работают на свою публику, а если собрать несколько коллективов в один вечер, эта публика будет, скорее всего, не пересекающаяся.

***

Формированием расписания концертов и их проведением занимается пианист Евгений Гречищев:

Евгений Гречищев
Евгений Гречищев (фото: Александр Никитин)

— В целом в отношении посещаемости я относительно доволен. Биток был на первом концерте серии, когда выступала Наталья Скворцова. Никита Зельцер умудрился собрать полный зал для исполнения всего одного своего минималистического произведения, длящегося более часа. Было много народа на выступлении пианиста Андрея Марухина.
Были концерты, на которые публики приходило поменьше, около 30 человек. И всего лишь на два концерта пришло только несколько человек.
На мой взгляд – ничего случайного не бывает. И отчасти тут вина на музыкантах. Потому что клуб со своей стороны сделал всё, что мог. Речь даже не идёт о какой-то масштабной работе по расклейке объявлений: хотя бы сообщите своим непосредственному окружению о концерте. Зачастую же даже это не делают, и в результате музыкант выходит на сцену – а перед ним пустой зал. А причины этого – либо неопытность, либо наплевательство.
Страшная совершенно вещь – зрители голосуют ногами. А дальше можно сколько угодно обижаться, в том числе и на меня.

Вопрос: как музыканту, которому уже доверили и поставили его в афишу, сделать так, чтобы он вышел на сцену, а его встретил полный зал зрителей?

— На мой взгляд, концерт в одном из лучших джазовых клубов страны – это изначально большое событие для молодого музыканта, тем более – для автора, человека сочиняющего. У любого музыканта есть круг почитателей, пусть и совсем небольшой. Этих нескольких десятков людей вполне хватит для того, чтобы заполнить наш клуб, скажем так, квалифицированным большинством. То есть если есть у лидера коллектива желание нормально организовать концерт, то всё получается.

Кто заявлен на ближайшие концерты «Джазовой Лаборатории»?

— Нас ожидает ряд очень интересных концертов. 17 января выступает виброфонист Владимир Голоухов с джаз-роковым проектом Witnesses of Fusion. 24 января – фанк-фьюжн трио в составе Феликс Лахути, Анна Королёва и Дмитрий Илугдин, которых особенно и представлять не нужно. 31 января сыграет мой ученик, молодой пианист Роман Дмитриев.
7 февраля певица Анна Левшина представит свой новый альбом «That Summer», записанный с группой The Moscow Jazz Passengers и с моим непосредственным участием.
14 февраля выступит московская группа Fortuna Brass Band, с которой я познакомился в Оренбурге на фестивале «Евразия». Мне лично они очень понравились, и я очень хочу, чтобы они сыграли здесь, у нас в клубе. Они играют в традиции немецких джаз-брасс бэндов, это целый пласт культуры. 21 февраля запланирован концерт smooth-группы пианиста Евгения Ревнюка «LABer Band». И 28 февраля с программой «Туловище и Душа» выступит ещё один мой ученик пианист Владимир Луизо.

Круг музыкантов ограничивается только московскими коллективами?

— В основном, конечно, выступают музыканты из Москвы. Но у нас в программе заявлены не только московские группы. К примеру, в рамках «Джазовой Лаборатории» уже сыграли уфимцы Funky House Band, а 14 апреля выступит питерский саксофонист Леонид Сендерский со своим проектом «Ничей Квартет».

Большинство концертов «Джазовой Лаборатории» записываются, и мы очень постараемся по окончании сезона выпустить клубный mp3-сборник.