In Memoriam. Барабанщик Дмитрий Севастьянов (1970-2017)

Редакция «Джаз.Ру»
фото: архив «Джаз.Ру»
LK



NEW: прощание с Дмитрием Севастьяновым состоится 19 августа (11:00) в морге городской клинической больницы им. Плетнёва (57-я ГКБ): 11-я Парковая ул., д. 32 (м. Первомайская).

15 августа после продолжительной болезни ушёл из жизни один из ведущих барабанщиков московской джазовой сцены — Дмитрий Севастьянов.

Более двух лет он с помощью своей семьи, друзей и коллег-музыкантов мужественно боролся с тяжёлым заболеванием. По его воле эта ситуация не становилась известна широкой публике.

Дмитрий Севастьянов
Дмитрий Севастьянов

Дмитрий Севастьянов родился во Владивостоке 7 мая 1970 г. в семье музыкантов. Он вырос в Благовещенске, административном центре Амурской области, в 8000 км к востоку от Москвы. В Благовещенске Дмитрий получил музыкальное образование по классу фортепиано, а барабанами позднее овладел самостоятельно; именно это он считал основой своего ощущения гармонии и ритма.

В первой половине 1990-х гг. Севастьянов влился в московскую музыкальную сцену. Он был чрезвычайно востребован в джазовых кругах, хотя не считал себя чисто джазовым музыкантом и много работал в рок-группах, записывался как студийный музыкант с эстрадными исполнителями и композиторами (Юрий Антонов, Алексей Глызин, Александр Добронравов). Тем не менее, наиболее широко Дмитрий был известен джазовой и пограничной филармонической аудитории: много лет подряд он выступал с пианистом Денисом Мацуевым, саксофонистом Георгием Гараняном, кроссовер-проектами братьев Ивановых, петербургским мультиинструменталистом Давидом Голощёкиным.

1993, трио Германа Лукьянова: Яков Окунь, Герман Лукьянов, Дмитрий Севастьянов
1993, трио Германа Лукьянова: Яков Окунь, Герман Лукьянов, Дмитрий Севастьянов

Севастьянов стал первым барабанщиком фьюжн-группы композитора и саксофониста Анатолия Герасимова, когда тот вернулся в Москву после 23 лет жизни на Западе. Его игра звучит на записанных в 90-е годы альбомах этого коллектива «Yes» (Boheme Music, 1998) и «Живой ракурс» (ArtBeat Music, 2013), а в мае 1998 Дмитрий выступил с этой группой в Нью-Йорке на II фестивале им. Сергея Курёхина: тогда с группой Герасимова вышли на сцену саксофонист Чико Фриман и перкуссионист Сиро Баптиста. С ансамблем пианиста Игоря Бриля и его сыновей-саксофонистов Дмитрия и Александра в 1999 г. Севастьянов играл в Канаде на Монреальском джазовом фестивале.
ВИДЕО: 1999, прямой эфир телепрограммы Дмитрия Диброва «Антропология» — квартет Георгия Гараняна (альт-саксофон): Михаил Иванов (клавишные), Андрей Иванов (контрабас) Дмитрий Севастьянов (барабаны)

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Дмитрия Севастьянова  Читать далее «In Memoriam. Барабанщик Дмитрий Севастьянов (1970-2017)»

In Memoriam. Гитарист Чак Лоэб (1955-2017)

Вечером 31 июля (в Москве было уже раннее утро 1 августа) в США ушёл из жизни известный гитарист направления «современный джаз» (contemporary jazz) — Чак Лоэб (Chuck Loeb). Ему был 61 год. Несколько последних лет музыкант боролся с онкологическим заболеванием.

Чак Лоэб родился в небольшом посёлке Найэк, в северных пригородах Нью-Йорка, 7 декабря 1955. В 11 лет он начал играть на гитаре, в 13 — уже выступал с самодеятельным ансамблем на танцах в Найэке, а в 16 решил, что будет играть джаз. В поисках учителя он добрался аж до Филадельфии, и там известный преподаватель Деннис Сандоле порекомендовал ему поступить в ученики к великому джазовому гитаристу Джиму Холлу. В старших классах школы Чак два года ездил заниматься к Холлу в Нью-Йорк, а после школы поступил в бостонский колледж Бёркли, где проучился два года, до 1976 г., после чего оставил колледж и переехал в Нью-Йорк. Среди тех, с кем он работал на нью-йоркской джазовой сцене в 1970-е — барабанщик Чико Хэмилтон, саксофонист Джо Фаррелл, флейтист Хьюберт Лоуз… Но настоящий прорыв в мир большого джаза случился в 1979 г., когда 24-летнего Лоэба взял в свой ансамбль маститый саксофонист Стэн Гетц. Чак проработал у Гетца два года, интенсивно писал музыку для его коллектива и объездил с ним весь мир. Даже свою жену, испанскую вокалистку Кармен Куэста, от которой у музыканта родилось двое дочерей, Лоэб встретил Мадриде во время гастролей с Гетцем.

Чак Лоэб на фестивале North Sea Jazz, 2012, с барабанщиком Харви Мэйсоном (фото © Роберт Багдасаров для «Джаз.Ру»)
Чак Лоэб на фестивале North Sea Jazz, 2012, с барабанщиком Харви Мэйсоном (фото © Роберт Багдасаров для «Джаз.Ру»)

С 1981 по 1985 гг. Лоэб работал в Нью-Йорке как студийный гитарист, записываясь на альбомах других музыкантов, в музыке для рекламы, кино и телевидения. В эти годы он освоил нелёгкое ремесло продюсера, которое впоследствии стало кормить его ничуть не хуже, чем игра на гитаре.

В 1985 г. Чак Лоэб вошёл в состав фьюжн-группы Steps Ahead, творчество которой в значительной степени сформировало каноны звучания современного «гладкого» джаза 90-х (smooth jazz), при этом оставаясь креативным и ярким. Это и неудивительно: в те годы в Steps Ahead играли саксофонист Майкл Бреккер, вибрафонист Майк Маниери и участники только что распавшейся супергруппы, стоявшей у истоков всего направления фьюжн — Weather Report: басист Виктор Бэйли и барабанщик Питер Эрскин.

Сольную карьеру гитарист начал только в 1988 г., однако его ранние альбомы на небольших лейблах не пользовались особой известностью. Первый настоящий сольный успех Лоэба пришёл в 1996 г., когда он перешёл на лейбл Shanachie и выпустил альбом «The Music Inside», заглавная тема которого шесть недель возглавляла хит-парады «современного джаза» (smooth jazz). Всего Лоэб выпустил на этом лейбле семь сольных альбомов — до того, как в конце 2006 г. подписал контракт с одним из сильнейших лейблов «современного» джаза, Heads Up. Его первый альбом на этом лейбле, «Presence», вышел в 2007 г. С 2013 г. Лоэб вернулся на Shanachie, для которого записал ещё пять альбомов, последним из которых стал «Unspoken» (2016).

В 2010 г. Лоэб вошёл в состав ещё одной известнейшей группы смут-джаза — квартета Fourplay, в котором сменил Ларри Карлтона (а тот, в свою очередь, в 1997-м заменил участника самого первого состава, первопроходца смут-джазовой гитары Ли Ритенаура). Он продолжал записываться с группой вплоть до последнего на нынешний момент альбома «Форплэй» — «Silver» (Heads Up, 2015).

Чак Лоэб на фестивале North Sea Jazz, 2012 (фото © Роберт Багдасаров для «Джаз.Ру»)
Чак Лоэб на фестивале North Sea Jazz, 2012 (фото © Роберт Багдасаров для «Джаз.Ру»)

Чак Лоэб несколько раз приезжал в Россию. В 2003 г. «Джаз.Ру» писал о его выступлении в КЗ им. Чайковского с российской смут-джазовой группой «Транс-Атлантик» (см. Светлана Аввакумова «Чак Лоэб в Москве: эмоции и краски», 29.10.2003), а в 2008 Чак записывался в Москве с лидером «Транс-Атлантика» пианистом Сергеем Чипенко, выступил с собранной Сергеем супергруппой «гладкого джаза» в одном из тогдашних московских рок-клубов (см. «Полный Джаз 1.0» от 07.02.2008) и дал интервью нашему изданию, которая вышла в бумажной версии «Джаз.Ру» №2/2008 (№11).

Чак Лоэб (справа) на сцене одного из московских клубов (в центре саксофонист Эрик Мариенталь). Фото © Владимир Коробицын
Чак Лоэб (справа) на сцене одного из московских клубов (в центре саксофонист Эрик Мариенталь). Фото © Владимир Коробицын

Это был очередной выпуск нашей рубрики «Что слушаем», в которой известные музыканты рассказывали нашим читателям об альбомах, которые оказали на них влияние и которые они продолжают слушать.

В память о замечательном гитаристе делаем его рекомендации, которые до сих пор читала только аудитория бумажной версии, достоянием наших сетевых читателей.
ДАЛЕЕ: интервью Чака Лоэба журналу «Джаз.Ру»  Читать далее «In Memoriam. Гитарист Чак Лоэб (1955-2017)»

In Memoriam. Вице-президент московского «Джаз Арт клуба» Рафаэль Аваков (1944-2017)

Редакция «Джаз.Ру»
фото: архив «Джаз.Ру»
LK

Обновление 02.07.2017: прощание и похороны состоятся в понедельник 3 июля.
10:00 — морг НИИ им. Склифосовского (метро «Проспект Мира» — кольцевая, ул. Проспект Мира, д.16). Ритуальный зал маленький, поэтому основное прощание планируется на Митинском кладбище.
11:30 — Митинское кладбище, крематорий (Пятницкое шоссе, 6-й км; от станции метро Тушинская автобусом № 741).


Рано утром 30 июня в больнице НИИ скорой помощи им. Склифосовского в Москве скончался на 74 году жизни Рафаэль Аваков — один из самых пламенных энтузиастов московской джазовой сцены, человек, энергия и увлечённость которого питали множество проектов в столичном и российском джазовом сообществе. В последние две недели он находился в реанимации в связи с осложнением хронического заболевания…

Раф Аваков
Раф Аваков

Рафаэль Артёмович Аваков родился 12 марта 1944 в поселке Буй Ярославской области. В 1968 он окончил Московский энергетический институт по специальности «проектирование и эксплуатация атомных электростанций» и до недавнего времени продолжал работать в московском ВНИИ АЭС. Но это была его, так сказать, «дневная работа». Смысл его жизни, пылкость его души, биение его сердца были связаны с музыкой.

Началось всё с московских джазовых кафе и фестивалей студии импровизационной музыки «Москворечье» 1960-70-х, с участия в оргкомитетах московских джазовых фестивалей 1980-х. С 1990-х гг. Раф, как звали его все в московском джазе без исключения, был душой круга джазовых энтузиастов, объединившихся в «Джаз Арт клуб», который собирается каждую среду (в последние пять лет — в джаз-клубе «Эссе»). Раф — это ежегодный летний «Московский джазовый пароход», это выезды больших групп московских слушателей на фестивали и «Джаз-пароход» в его родном Ярославле, и едва ли не самое важное — это огромная бескорыстная работа по сохранению творческого наследия московской джазовой сцены. Именно Раф Аваков подготовил к изданию разрозненные записи легенды советского джаза Андрея Товмасяна (альбом «Господин Великий Новгород», 2007), именно он набирал и оцифровывал тексты и иллюстрации для «Воспоминаний» прославленного трубача (часть которых была им опубликована на «Джаз.Ру»). Да только ли Товмасяна? Без Рафа не было бы всех 14 дисков, выпущенных «Джаз Арт клубом» под лейблом Jazz Art Club Collection, и множества «клубных» изданий джазовой классики в серии «Оттенки джаза. Избранное для всех»… Раф активно участвовал в деятельности Центра исследования джаза (Ярославль) начиная с учредительной встречи в 2011 г., его стараниями в Центр для сохранения, обработки и последующей организации доступа исследователей было передано множество архивных материалов, касающихся творчества советских джазменов послевоенной эры.

Раф АваковБуквально вчера на «Джаз.Ру» началась публикация русского перевода воспоминаний американского контрабасиста Билла Кроу о турне по СССР в составе оркестра Бенни Гудмана (1962): Раф Аваков приложил руку и к этому — и в электронной, и в бумажной версии мемуаров о нём скромно написано «дизайн обложки, подготовка фотоматериалов», но, как и во многих других случаях, он был буквально душой и сердцем этого проекта. Он ни к чему не относился равнодушно — и это касается не только джаза: с такой же увлечённостью, с таким же горением сердца Раф занимался, например, наследием Владимира Высоцкого…

Раф Аваков — человек, о котором можно сказать только одно, без всяких полутонов: светлая память!

In Memoriam. Пианистка Джери Аллен (1957-2017)

Редакция «Джаз.Ру» LK

Нью-йоркская джазовая радиостанция WBGO сообщила, что 27 июня в Филадельфии в возрасте 60 лет ушла из жизни прославленная джазовая пианистка Джери Аллен (Geri Allen). Она родилась 12 июня 1957 в городе Понтиак, штат Мичиган, и выросла в крупнейшем городе того же штата — Детройте. Её музыкальное образование началось в средней школе; она также посещала детройтский Jazz Development Workshop («Творческую мастерскую джазового развития»), где её наставником был трубач Маркус Белгрэйв. В 1979 Аллен получила степень бакалавра по джазовому исполнительству в университете им. Ховарда в Вашингтоне и переехала в Нью-Йорк, где занималась у пианиста Кенни Баррона. Джери вновь поселилась в столице мирового джаза в 1982, защитив диплом магистра этномузыкознания в Питтсбургском университете. В 2013 она вновь вернулась в Питтсбург, штат Пенсильвания, — теперь уже как преподаватель университета: последние четыре года жизни артистка возглавляла джазовую программу в своей «альма матер». Долгое время Джери боролась с онкологическим заболеванием, которое и стало в конце концов причиной её смерти.

Geri Allen (photo © Rob Davidson)
Geri Allen (photo © Rob Davidson)

Джери Аллен много записывалась и выступала как солист и лидер: её сольную дискографию, включающую около 20 наименований, открыл в 1985 г. альбом «Home Grown», а последним стал «Flying Toward the Sound» в 2010. Однако её наследие гораздо шире: оно включает также участие в записях множества джазменов высшей лиги, среди которых саксофонисты Орнетт Коулман, Оливер Лэйк, Стив Коулман, Чарлз Ллойд, басист Чарли Хэйден, барабанщик Пол Моушн и другие. Среди последних работ Аллен — два трио с барабанщицей Терри Лин Каррингтон: одно с участием контрабасистки Эсперансы Сполдинг, другое с саксофонистом Дейвом Мюрреем. В середине текущего десятилетия она также активно гастролировала со своим квартетом Geri Allen and Timeline Live, в котором одним из инструментов были… человеческие ноги: в квартет, как равноправный инструменталист, входил тэп-дансер (чечёточник) Морис Честнат.

Кроме исполнительства, Аллен была известна как продюсер: в 2015 она была номинирована на премию «Грэмми» в категории «Лучший исторический альбом» как сопродюсер нового издания концертного материала, записанного в 1950-е гг. великим пианистом Эрроллом Гарнером — «The Complete Concert by the Sea». Джери вообще много занималась наследием Эрролла Гарнера; именно благодаря её усилиям личный архив легендарного пианиста стал частью библиотеки Питтсбурского университета, который она окончила в 1982 г. и куда в 2013 вернулась, чтобы возглавить джазовую кафедру.
ДАЛЕЕ: продолжение биографии Джери Аллен, ВИДЕО  Читать далее «In Memoriam. Пианистка Джери Аллен (1957-2017)»

In Memoriam. Ветеран московской джазовой сцены — контрабасист Владимир Чернов (1945-2017)

Композитор Олег Степурко OS

5 июня ушёл из жизни джазовый контрабасист Владимир Чернов. Харизматичный музыкант, участник самых важных джазовых событий в СССР, включая участие в Московских джаз-фестивалях, записи на пластинках «Джаз-65» и «Джаз-67» и выступления в «Кафе Молодёжное». Володя также стоял у истоков джазового образования в СССР, когда ещё не существовало никаких пособий на русском языке и педагоги сами были живыми учебниками.

Владимир Чернов. «Кафе Молодёжное», 1967
Владимир Чернов. «Кафе Молодёжное», 1967

Он родился в 1945 году в семье научных работников. Его отец, Василий Степанович Чернов, был ученый-химик, строивший химические объекты в разных странах советского блока, поэтому детство Володи прошло в Болгарии, где отец возводил промышленный объект. Оттуда же были привезены купленные отцом джазовые пластинки, которые Володя впоследствии давал слушать своим друзьям. Музыкой он начал заниматься в музыкальной школе: первоначально играл на баяне, но вскоре самостоятельно освоил контрабас.

Джазом Чернов стал увлекаться в 15 лет, когда на концерте познакомился с пианистом Виктором Фридманом. Вот как об этом пишет Виктор в своём очерке «Джаз в моей жизни» (бумажная версия журнала «Джаз.Ру», №5-2013):

Среди записей, которые постоянно тогда, на рубеже пятидесятых-шестидесятых, крутились на моём магнитофоне, было несколько переписанных пластинок Фрэнка Синатры и Бинга Кросби — таковыми записями меня постоянно снабжал мой товарищ Володя Чернов, который от баяна перешел к контрабасу и, естественно, увлекался джазом.

Владимир Чернов, Виктор Фридман (фото из личного архива В. Фридмана)
Владимир Чернов, Виктор Фридман (фото из личного архива В. Фридмана)

Тогда же Чернов создал оркестр. Виктор Фридман продолжает:

Володя Чернов познакомил меня со своим кругом, в который входил его двоюродный брат Костя Чернов, прилично игравший на трубе, друг Кости саксофонист Володя Голембиевский (они вместе состояли в эстрадном оркестре уже не помню какого клуба) и фактурный юноша, похожий на Пьера Безухова, по имени Володя Кравченко, который, без сомнения, родился пианистом-виртуозом. Мы часто встречались, обменивались записями, делились маленькими открытиями в гармонии, стилистике и прочем — никаких учебных пособий в те времена не было в помине, надо было полагаться на свои уши и уши друзей.

По-разному, как водится, сложились судьбы этих ребят: Костя сравнительно рано ушёл из жизни. Володя Голембиевский некоторое время играл (с 1963) в оркестре юного Анатолия Кролла, а затем я потерял его из виду. Володя Чернов окончил факультет восточных языков Московского университета (ныне ИСАА МГУ), в конце 60-х, будучи арабистом, был направлен в Египет и полгода провел в окопах на израильской границе, но впоследствии всё же вернулся к музыке. Феноменальный талант Володи Кравченко остался, к огромному сожалению, мало кому известен, хотя, несмотря на пристрастие к спиртному, он до конца жизни играл потрясающе…

Все, кто знал Володю, отмечали его интеллигентность, мягкость в общении — и этим он очень выделялся среди лихих, хулиганствующих джазменов. Вот почему он часто был душой компании, и друзья любили приглашать его в походы.

Владимир Чернов и Виктор Фридман в байдарочном походе на реке Ахтуба (приток Волги)
Владимир Чернов и Виктор Фридман в байдарочном походе на реке Ахтуба (приток Волги)

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка  Читать далее «In Memoriam. Ветеран московской джазовой сцены — контрабасист Владимир Чернов (1945-2017)»

История джаза как история людей джазового сообщества. Памяти переводчицы Надежды Оксюты

Ранним утром 5 апреля 2017 года в Воронеже тихо скончалась Надежда Оксюта. Она умерла после тяжёлой продолжительной болезни на восемьдесят восьмом году жизни.

В памяти нескольких тысяч воронежцев Надежда Алексеевна осталась как талантливый филолог, замечательный педагог, которая блестяще владела английским языком и мастерски преподавала его. И лишь весьма узкий круг лиц знает, что многие годы Надежда Оксюта была активной участницей «Группы исследования джаза» (ГИД СССР), которую в первой половине 1960-х годов создали ростовчанин Игорь Сигов (1931-65) и воронежец Юрий Верменич (1934-2016).

Надежда Алексеевна родилась 6 августа 1929 года в Шанхае (Китай) в семье предпринимателя, владевшего небольшой пекарней. Говоря в современных терминах, отец Надежды успешно занимался малым бизнесом: его хлеб пользовался спросом у русскоязычной части населения китайского мегаполиса. Но самым важным было то, что этот человек, в прошлом офицер Белой Гвардии, был любителем английской литературы и испытывал тяготение к английской культуре вообще. Поэтому Надежда получила своё первое образование в английской миссионерской гимназии, расположенной на территории британского сектора «международного сеттльмента» в Шанхае. Этот факт объясняет то, что Надежда Алексеевна с детства овладела английским как вторым родным языком.

Любовь к джазу настигла Надежду в то время, когда она, ещё будучи школьницей, стала посещать концерты оркестра Олега Лундстрема. Отметим, что шанхайская эпоха бурной концертной деятельности хорошо рассказана самим Олегом Леонидовичем в документальном фильме «Попурри на тему прожитой жизни» (а читателей «Джаз.Ру» отсылаем к первой, из трёх, части подробного исследования Игоря Зисера «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию)»).

На одном из концертов её среди публики заметил красавец-трубач Жора (Георгий Матвеевич) Баранович. Увидев юную Надежду, Георгий был очарован ею, влюбился и вскоре сделал предложение руки и сердца. Свадьба 17-летней Надежды и 34-летнего Георгия состоялась в Шанхае в 1946 году, а в 1947-м она вместе с мужем и родителями переехала в Советский Союз. Как известно, это произошло в рамках программы послевоенной репатриации советских граждан.

Свадебная фотография Георгия Барановича и Надежды Оксюты. Шанхай, 1946 г. В центре кадра — новобрачные, в середине верхнего ряда — Олег Лундстрем. Снимок из фотоархива Надежды Худенко.
Свадебная фотография Георгия Барановича и Надежды Оксюты. Шанхай, 1946 г. В центре кадра — новобрачные, в середине верхнего ряда — Олег Лундстрем. Снимок из фотоархива Надежды Худенко.

Власти распорядились поселить оркестрантов с семьями в Поволжье, в основном — в Казани. Надежда со всей семьёй была направлена на постоянное жительство в Саратов, где её отец вскоре был арестован. Его белогвардейское прошлое не давало покоя «компетентным органам». Недоверие «органов» к репатриантам усугублялось ещё и тем, что один из музыкантов — саксофонист Лев Главацкий — в 1930-х годах, как выяснилось, по глупости и недомыслию вступил в Харбине во «Всероссийскую фашистскую партию». Эта нелепая история подробно изложена в третьей части исследования Игоря Зисера «Синкопы джазовой судьбы».

Пока отец Надежды находился в заключении, брак с Георгием Барановичем распался. После выхода отца на свободу Надежда Алексеевна с сыном Александром и родителями переехала на постоянное жительство в Воронеж, где нашла работу в местном университете (ВГУ).

Я познакомился с Надеждой Алексеевной в сентябре 1967 г., когда она приступила к работе в воронежской 1-й средней школе с углубленным изучением английского языка, где я в то время пошёл в девятый класс. Н.А. Оксюта пришла в нашу школу на должность завуча по английскому языку и в начале учебного года проводила собеседования с учениками, достигшими высоких показателей в изучении иностранного языка.

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка  Читать далее «История джаза как история людей джазового сообщества. Памяти переводчицы Надежды Оксюты»

Художник питерского джаз-клуба «Квадрат» Сергей Богданов (1943-2017)

В Санкт-Петербурге скончался Сергей Богданов — активист и летописец Джаз-клуба «Квадрат», старейшего джазового объединения СССР и России, его главный дизайнер и художник-оформитель на протяжении почти пяти десятилетий.

Из Германии пишет живущий там с 2003 г. Роман Копп, редактор «квадратовской» стенгазеты «Пульс джаза»:

— 15 мая на 74-м году ушел из жизни Сергей Богданов. Я полчаса не решался написать это. Разум отказывался верить в случившееся. Он был одним из ближайших моих друзей в «Квадрате». Сколько газет мы вместе с ним сделали! Я удостоился чести быть несколько раз нарисованным им в дружеской манере шаржа. И вот теперь надо писать эти горькие строки.

Сергей Богданов
Сергей Богданов

Память о Серёже еще долго, очень долго не исчезнет из наших сердец. Очень тепло сказал о Сергее президент «Квадрата» Натан Лейтес в 2003 году:

— Незаметно бежит время. Прошло почти сорок лет с момента возникновения «Квадрата». Немногим меньше клубный стаж Сергея Богданова. Его признание в качестве главного оформителя и художника пришло сразу — он выиграл конкурс на создание эмблемы джаз-клуба. Затем пошла долгая, временами рутинная работа по оформлению афиш, задников сцены, уличных транспарантов, плакатов для джазовых пароходов, значков, фестивальной атрибутики, по выпускам клубных стенгазет «Синкопа» и «Пульс джаза». Любые работы, будь то заказные (при этом, в клубе никогда не платили) или инициативные, делались Сергеем всегда творчески, качественно и в срок. И двигала Сергея к столь интенсивной общественной работе большая любовь к джазовой музыке.

Сергей Богданов - автошарж
Сергей Богданов — автошарж

Лет тридцать назад в клубе сложилась традиция проведения юбилеев выдающихся питерских музыкантов, ансамблей, джазовых функционеров. Как правило, юбиляру вручали поздравительный адрес с дружеским шаржем, нарисованным Сергеем Богдановым. По его мнению, природа шаржа близка природе джаза. Как и в джазе, здесь присутствуют ирония и гротеск, синкопы и импровизация. Шаржи, сделанные в разное время на одного и того же человека, «звучат» по-разному…

Покойся с миром, Серёжа. Мы тебя никогда не забудем.

In Memoriam: нидерландский джазовый пианист Миша Менгельберг (1935-2017)

Константин Волков KW

inmemoriam3 марта в доме престарелых в Амстердаме умер пианист Миша Менгельберг, один из самых ярких музыкантов в истории европейского джаза. Первопроходец нидерландского джазового движения 1960-х, он в 1967 г. создал (вместе с барабанщиком Ханом Беннинком и саксофонистом Виллемом Бройкером) творческую организацию Instant Composers Pool и её джаз-оркестр — одно из центральных явлений так называемого «нового голландского свинга», New Dutch Swing, бурной и противоречивой джазовой сцены Нидерландов. Менгельберг руководил ICP Orchestra более четырёх десятилетий.

Миша Менгельберг (Москва, 2005, фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Миша Менгельберг (Москва, 2005, фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Свидетельство о рождении будущего джазового пианиста было выписано на имя Михаил Карлович Менгельберг. Дело в том, что Миша родился 5 июня 1935 г. в Киеве, где его отец, нидерландский дирижёр и звукорежиссёр Карел Менгельберг, завершив контракт руководителя муниципального оркестра Барселоны (Испания), в 1935-38 гг. работал на киностудии «Украинфильм». Его жена, мать Миши, нашла работу в киевском симфоническом оркестре: она играла на арфе. В 1938 г., в разгар репрессий в Советском Союзе, семья Менгельбергов вернулась в Амстердам, где жил прославленный дядя Карела — дирижёр Виллем Менгельберг, впоследствии, после Второй мировой войны, уволенный со всех постов и лишённый наград и премий за чересчур тесное общение с германскими оккупационными властями. Отец Миши дирижировал в Нидерландах рядом оркестров и многие годы был директором Школы музыкальной звукорежиссуры в Амерсфорте.

Неудивительно, что Миша Менгельберг тоже занялся музыкой — хотя его брат, Каспар Менгельберг, стал известным врачом-психиатром. Миша, чьё имя до конца 1960-х писалось по правилам голландской орфографии как Misja, попытался было избегнуть судьбы, начав учиться архитектуре, но в 1958 поступил в Королевскую консерваторию в Гааге, которую окончил в 1964 г. — том самом году, когда дебютировал в джазовой грамзаписи, приняв вместе с барабанщиком Ханом Беннинком участие в записи пластинки прославленного американского саксофониста, флейтиста и исполнителя на бас-кларнете — Эрика Долфи. Волею судеб получилось так, что эта пластинка, «Last Date», стала последней записью Долфи, который в том же году умер в Западном Берлине от диабетического шока. Уже после безвременной смерти музыканта в Амстердам пришла отправленная им из Берлина открытка, в которой он передавал привет Мише.

Миша Менгельберг, 1968
Миша Менгельберг, 1968

Фрагмент интервью «Музыка меня не интересует», которое Миша Менгельберг дал екатеринбургскому джазовому журналисту и радиоведущему Геннадию Сахарову (первая публикация — «Джаз.Ру», 2002):

— Я вообще-то родился в Киеве, а моя бабушка жила в Голландии, и мы иногда её навещали. А в 1938 г. окончательно переехали в Амстердам, потому что к этому времени Киев стал не самым приятным местом для жизни: большинство наших друзей исчезали… навсегда.

Мои родители были классическими музыкантами, а дед архитектором, так что мне было из чего выбирать…

После переезда в Голландию я получил начальное музыкальное образование на уровне школы, затем поступил в технический колледж на отделение архитектуры, а оттуда ушёл в консерваторию.

…С подачи родителей я решил заниматься архитектурой, потому что они мало зарабатывали и считали, что профессия музыканта— это собачья жизнь. Но я продолжал интересоваться музыкой, и они в конце концов махнули рукой. Так я оказался на композиторском отделении консерватории и ещё изучал теорию музыки… Я относился к своему образованию довольно формально и сочинял музыку, которая была более пригодна для импровизации.

Я хотел заниматься архитектурой, чтобы заработать кучу денег, а играть музыку просто в качестве хобби. И ещё мне казалось, что в Голландии слишком много несуразных строений, которые надо разрушить и построить все заново.

…В музыке невозможно что-либо разрушить, просто некоторые музыканты вносят в неё свой личный вклад, так сказать, добавляют к общему фонду. Мы тоже были изобретателями определённого направления и очень гордились этим, и сейчас гордимся.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии и интервью пианиста Миши Менгельберга  Читать далее «In Memoriam: нидерландский джазовый пианист Миша Менгельберг (1935-2017)»

In Memoriam. Пианист Хорас Парлан (1931-2017)

inmemoriam23 февраля в городке Корсё на датском острове Зеландия ушёл из жизни американский джазовый пианист Хорас Парлан (Horace Parlan). Ему было 86 лет. Музыкант родился в Питтсбурге (штат Пенсильвания) 19 января 1931 и жил в Дании с 1973 г.
Предлагаем нашим читателям очерк памяти музыканта, который написал наш постоянный автор Николай Шиенок.


Николай Шиенок,
фото: архив «Джаз.Ру»
NS

Наверное, многие даже не сразу вспомнят, кто это. Хотя музыка, записанная с его участием, издана на нескольких очень хорошо известных пластинках, которые имеются в каждом приличном доме. Одна из таких — выдающийся альбом Чарлза Мингуса «Mingus Ah Um» (Columbia, 1959). Вспомнили? Мингус впервые услышал Хораса Парлана в одном из клубов Питтсбурга, куда его пригласили на джем-сешн. Мингус сначала попытался переиграть местного пианиста на контрабасе, но потом заметил, что у того что-то не так с правой рукой. Из-за перенесённого в детстве полиомиелита правая рука Парлана оказалась частично парализованной, и он мог использовать на ней только два пальца. Однако его учительница музыки, Мэри Элстон, помогла ему выработать собственный стиль фортепианной игры и вдохновила на продолжение карьеры. Мингуса настолько впечатлила игра Парлана, что он взял его в свой ансамбль. Британский джазовый пианист и историк джаза Брайан Пристли пишет, что до появления Парлана в ансамбле Мингус часто был недоволен своими пианистами и неоднократно грозился бросить контрабас и полностью переключиться на фортепиано. С участием Парлана были записан также замечательный альбом «Blues & Roots» (Atlantic, 1959), после чего его сменил Роланд Ханна, а сам он получил возможность записать примерно полдюжины самостоятельных альбомов на Blue Note.

Horace Parlan, 1960
Horace Parlan, 1960

В 1972 году Хорас Парлан переехал на постоянное жительство в Копенгаген, где ещё примерно четверть века активно играл на местной сцене и записывался на датском лейбле SteepleChase. Но Америка поразительно быстро забывает уехавших из Америки. Уехал — это почти что умер. В качестве иллюстрации — отрывок из сопроводительного текста критика и историка джаза Айры Гитлера к одной из самых лучших пластинок саксофониста Декстера Гордона «Doin’ Alright» (Blue Note, 1961), тоже записанной с участием Хораса Парлана (тут следует напомнить, что Гордон в своё время тоже провел несколько лет в Европе и, в частности, в Копенгагене):

Слушатели со стажем помнят Декстера Гордона, но более молодые джаз-фэны вряд ли знают его, хотя он время от времени работал в США в пятидесятых.

Вернёмся к теме участия Хораса Парлана в проектах Чарлза Мингуса (1922-1979), на этот раз гораздо менее известных. Джон Кассаветес, режиссёр фильма «Тени» («Shadows», 1959), удостоившегося приза критиков на кинофестивале в Венеции, первоначально планировал пригласить в качестве композитора Майлза Дэйвиса, но в силу ограниченности бюджета конечный выбор пал на Чарлза Мингуса. Кассаветес хотел, по примеру «Лифта на эшафот» Луи Маля (где звучала музыка Майлза), чтобы музыканты спонтанно импровизировали, глядя на прокручиваемый на экране отснятый и смонтированный видеоматериал, — но у Мингуса была иная точка зрения на процесс создания киномузыки. Он принёс в студию заранее сочинённые композиции и попытался со своим ансамблем встроить их в готовый видеоряд. Результат никого не порадовал, и ситуацию пришлось срочно спасать. Были дополнительно записаны некоторые чисто импровизационные фрагменты с перкуссией (как у Сан Ра или «Чикагского Художественного Ансамбля»: стучали все!) и соло на саксофоне и флейте Шафи Хади. Таким образом, заготовленные композиции Мингуса в фильм не вошли, а появились позже на следующих пластинках: пьесы «Nostalgia in Times Square» и «Alice’s Wonderland» (хотя вместо Хораса Парлана на ней играет Ричард Уайендс) — на пластинке «Jazz Portraits» (United Artists, 1959), которая в 1963 году была переиздана под названием «Wonderland»; пьеса «Self Portrait in Three Colors» — на пластинке «Mingus Ah Um» (Columbia, 1950). Единственный 7-минутный импровизационный фрагмент «Untitled Percussion Composition» был впервые издан только в коробке из 12 компакт-дисков «The Complete Debut Recordings» (Fantasy, 1990). И наконец, совсем недавно всё вышеперечисленное было собрано вместе и издано на виниле «Shadows» (Doxy Cinematic, 2015 или DOL, 2016).

В 1958 году Чарлз Мингус с Хорасом Парланом, Джимми Неппером (труба), Шафи Хади (саксофон) и Кенни Деннисом записали музыкальное сопровождение к стихам американского поэта Лэнгстона Хьюза. Результат был издан на второй стороне пластинки под названием «The Weary Blues with Langston Hughes» (MGM, 1958).

Horace Parlan (photo © Sundance)
Horace Parlan (photo © Sundance)

Я ещё много о чём не упомянул. Например, об участии Парлана в записи одного из альбомов оркестра датского авангардного гитариста Пьера Дёрха (Pierre Dørge), о пластинках саксофониста Стэнли Туррентина, записанных в начале 60-х с его участием, или о дуэтных альбомах с саксофонистом Арчи Шеппом, выходивших на SteepleChase, например «Trouble in Mind» (1980). А запись с Шеппом «Goin’ Home» (SteepleChase, 1977) — редкой красоты альбом. Надо бы раздобыть его на виниле.
СЛУШАЕМ: Horace Parlan Trio «No Blues», 1975
Horace Parlan p, Niels-Henning Ørsted Pedersen b, Tony Inzalaco (ds)




Пионер джаз-рока и фьюжн — гитарист Ларри Кориелл (1943-2017)

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
фото: автор; архив редакции; Павел Корбут
CM

inmemoriamКак сообщила поздним вечером 20 февраля пресс-служба фирмы грамзаписи Savoy Jazz, 19 февраля в Нью-Йорке скоропостижно скончался гитарист Ларри Кориелл (Larry Coryell). Он умер во сне в гостиничном номере: 73-летний музыкант находился в Нью-Йорке на гастролях. Ещё 17 и 18 февраля он отыграл два шоу в знаменитом джаз-клубе Iridium, ставшие последними выступлениями в его жизни.

Ларри Кориелл, 2014 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Ларри Кориелл, 2014 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Кориелла называли первопроходцем джаз-рока и фьюжн в гитарной игре: в 60-е годы прошлого столетия он был среди первых гитаристов, соединявших в единой новой стилистике влияния электрического звука и плавающей звуковысотности рок-музыки, угловатую и острую фразировку чикагского гитарного блюза и монотонно-острую ритмику кантри с разработанными электрогитаристами джаза 1940-50-х годов методами приложения импровизационного языка бибопа /пост-бопа к игре на электрической гитаре. Впрочем, джаз-рок и фьюжн оказались только одной из глав в творчестве Ларри: он изумительно играл также и на традиционной акустической гитаре, а его стилистический диапазон простирался от академической музыки до чистого джаза.

Ларри Кориелл родился 2 апреля 1943 года в городе Галвестон, штат Техас, но вырос на крайнем Северо-Западе США, в штате Вашингтон. Музыкой он начал заниматься с раннего детства, играл на фортепиано и на гитаре (акустической, а позже и на электроинструменте), подростком играл в рок-н-ролльных группах в городке Якима среди отрогов Каскадного хребта. Потом был Сиэтл, где Ларри учился на журналиста в Университете штата Вашингтон, и игра в самой популярной группе города The Dynamics. В 1965 г. Кориелл переехал в Нью-Йорк, где сразу же попал в квинтет известного джазового барабанщика Чико Хэмилтона (там он сменил в должности гитариста венгерского эмигранта-новатора Габора Сабо) и дебютировал с этим коллективом в грамзаписи (альбом Хэмилтона «The Dealer», 1966). В Нью-Йорке Кориелл стал одним из основателей группы The Free Spirit, которую считают одной из первых групп джаз-рокового движения: на самом деле это был любительский джазовый коллектив, который благодаря опыту Кориелла в рок-звучаниях сразу же заметно «потяжелел» в звуке.

Ларри Кориелл, начало 1970-х
Ларри Кориелл, начало 1970-х

Первый альбом этой группы «Out Of Sight And Sound» пользовался определенным успехом в Нью-Йорке, но концертов она дала считанные единицы, и в 1967 г. Кориелл покинул её, чтобы записываться с другой молодой звездой — вибрафонистом Гэри Бёртоном, с которым тоже разрабатывал своеобразную версию прото-фьюжн — соединение джаза, рок-ритмов и кантри.
ВИДЕО: Ларри Кориелл и Гэри Бёртон играют пьесу «General Mojo’s Well-Laid Plan» в Берлине, 1967

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Ларри Кориелла

Читать далее «Пионер джаз-рока и фьюжн — гитарист Ларри Кориелл (1943-2017)»