In Memoriam. Ветеран московской джазовой сцены — контрабасист Владимир Чернов (1945-2017)

Композитор Олег Степурко OS

5 июня ушёл из жизни джазовый контрабасист Владимир Чернов. Харизматичный музыкант, участник самых важных джазовых событий в СССР, включая участие в Московских джаз-фестивалях, записи на пластинках «Джаз-65» и «Джаз-67» и выступления в «Кафе Молодёжное». Володя также стоял у истоков джазового образования в СССР, когда ещё не существовало никаких пособий на русском языке и педагоги сами были живыми учебниками.

Владимир Чернов. «Кафе Молодёжное», 1967
Владимир Чернов. «Кафе Молодёжное», 1967

Он родился в 1945 году в семье научных работников. Его отец, Василий Степанович Чернов, был ученый-химик, строивший химические объекты в разных странах советского блока, поэтому детство Володи прошло в Болгарии, где отец возводил промышленный объект. Оттуда же были привезены купленные отцом джазовые пластинки, которые Володя впоследствии давал слушать своим друзьям. Музыкой он начал заниматься в музыкальной школе: первоначально играл на баяне, но вскоре самостоятельно освоил контрабас.

Джазом Чернов стал увлекаться в 15 лет, когда на концерте познакомился с пианистом Виктором Фридманом. Вот как об этом пишет Виктор в своём очерке «Джаз в моей жизни» (бумажная версия журнала «Джаз.Ру», №5-2013):

Среди записей, которые постоянно тогда, на рубеже пятидесятых-шестидесятых, крутились на моём магнитофоне, было несколько переписанных пластинок Фрэнка Синатры и Бинга Кросби — таковыми записями меня постоянно снабжал мой товарищ Володя Чернов, который от баяна перешел к контрабасу и, естественно, увлекался джазом.

Владимир Чернов, Виктор Фридман (фото из личного архива В. Фридмана)
Владимир Чернов, Виктор Фридман (фото из личного архива В. Фридмана)

Тогда же Чернов создал оркестр. Виктор Фридман продолжает:

Володя Чернов познакомил меня со своим кругом, в который входил его двоюродный брат Костя Чернов, прилично игравший на трубе, друг Кости саксофонист Володя Голембиевский (они вместе состояли в эстрадном оркестре уже не помню какого клуба) и фактурный юноша, похожий на Пьера Безухова, по имени Володя Кравченко, который, без сомнения, родился пианистом-виртуозом. Мы часто встречались, обменивались записями, делились маленькими открытиями в гармонии, стилистике и прочем — никаких учебных пособий в те времена не было в помине, надо было полагаться на свои уши и уши друзей.

По-разному, как водится, сложились судьбы этих ребят: Костя сравнительно рано ушёл из жизни. Володя Голембиевский некоторое время играл (с 1963) в оркестре юного Анатолия Кролла, а затем я потерял его из виду. Володя Чернов окончил факультет восточных языков Московского университета (ныне ИСАА МГУ), в конце 60-х, будучи арабистом, был направлен в Египет и полгода провел в окопах на израильской границе, но впоследствии всё же вернулся к музыке. Феноменальный талант Володи Кравченко остался, к огромному сожалению, мало кому известен, хотя, несмотря на пристрастие к спиртному, он до конца жизни играл потрясающе…

Все, кто знал Володю, отмечали его интеллигентность, мягкость в общении — и этим он очень выделялся среди лихих, хулиганствующих джазменов. Вот почему он часто был душой компании, и друзья любили приглашать его в походы.

Владимир Чернов и Виктор Фридман в байдарочном походе на реке Ахтуба (приток Волги)
Владимир Чернов и Виктор Фридман в байдарочном походе на реке Ахтуба (приток Волги)

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка  Читать далее «In Memoriam. Ветеран московской джазовой сцены — контрабасист Владимир Чернов (1945-2017)»

История джаза как история людей джазового сообщества. Памяти переводчицы Надежды Оксюты

Ранним утром 5 апреля 2017 года в Воронеже тихо скончалась Надежда Оксюта. Она умерла после тяжёлой продолжительной болезни на восемьдесят восьмом году жизни.

В памяти нескольких тысяч воронежцев Надежда Алексеевна осталась как талантливый филолог, замечательный педагог, которая блестяще владела английским языком и мастерски преподавала его. И лишь весьма узкий круг лиц знает, что многие годы Надежда Оксюта была активной участницей «Группы исследования джаза» (ГИД СССР), которую в первой половине 1960-х годов создали ростовчанин Игорь Сигов (1931-65) и воронежец Юрий Верменич (1934-2016).

Надежда Алексеевна родилась 6 августа 1929 года в Шанхае (Китай) в семье предпринимателя, владевшего небольшой пекарней. Говоря в современных терминах, отец Надежды успешно занимался малым бизнесом: его хлеб пользовался спросом у русскоязычной части населения китайского мегаполиса. Но самым важным было то, что этот человек, в прошлом офицер Белой Гвардии, был любителем английской литературы и испытывал тяготение к английской культуре вообще. Поэтому Надежда получила своё первое образование в английской миссионерской гимназии, расположенной на территории британского сектора «международного сеттльмента» в Шанхае. Этот факт объясняет то, что Надежда Алексеевна с детства овладела английским как вторым родным языком.

Любовь к джазу настигла Надежду в то время, когда она, ещё будучи школьницей, стала посещать концерты оркестра Олега Лундстрема. Отметим, что шанхайская эпоха бурной концертной деятельности хорошо рассказана самим Олегом Леонидовичем в документальном фильме «Попурри на тему прожитой жизни» (а читателей «Джаз.Ру» отсылаем к первой, из трёх, части подробного исследования Игоря Зисера «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию)»).

На одном из концертов её среди публики заметил красавец-трубач Жора (Георгий Матвеевич) Баранович. Увидев юную Надежду, Георгий был очарован ею, влюбился и вскоре сделал предложение руки и сердца. Свадьба 17-летней Надежды и 34-летнего Георгия состоялась в Шанхае в 1946 году, а в 1947-м она вместе с мужем и родителями переехала в Советский Союз. Как известно, это произошло в рамках программы послевоенной репатриации советских граждан.

Свадебная фотография Георгия Барановича и Надежды Оксюты. Шанхай, 1946 г. В центре кадра — новобрачные, в середине верхнего ряда — Олег Лундстрем. Снимок из фотоархива Надежды Худенко.
Свадебная фотография Георгия Барановича и Надежды Оксюты. Шанхай, 1946 г. В центре кадра — новобрачные, в середине верхнего ряда — Олег Лундстрем. Снимок из фотоархива Надежды Худенко.

Власти распорядились поселить оркестрантов с семьями в Поволжье, в основном — в Казани. Надежда со всей семьёй была направлена на постоянное жительство в Саратов, где её отец вскоре был арестован. Его белогвардейское прошлое не давало покоя «компетентным органам». Недоверие «органов» к репатриантам усугублялось ещё и тем, что один из музыкантов — саксофонист Лев Главацкий — в 1930-х годах, как выяснилось, по глупости и недомыслию вступил в Харбине во «Всероссийскую фашистскую партию». Эта нелепая история подробно изложена в третьей части исследования Игоря Зисера «Синкопы джазовой судьбы».

Пока отец Надежды находился в заключении, брак с Георгием Барановичем распался. После выхода отца на свободу Надежда Алексеевна с сыном Александром и родителями переехала на постоянное жительство в Воронеж, где нашла работу в местном университете (ВГУ).

Я познакомился с Надеждой Алексеевной в сентябре 1967 г., когда она приступила к работе в воронежской 1-й средней школе с углубленным изучением английского языка, где я в то время пошёл в девятый класс. Н.А. Оксюта пришла в нашу школу на должность завуча по английскому языку и в начале учебного года проводила собеседования с учениками, достигшими высоких показателей в изучении иностранного языка.

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка  Читать далее «История джаза как история людей джазового сообщества. Памяти переводчицы Надежды Оксюты»

Художник питерского джаз-клуба «Квадрат» Сергей Богданов (1943-2017)

В Санкт-Петербурге скончался Сергей Богданов — активист и летописец Джаз-клуба «Квадрат», старейшего джазового объединения СССР и России, его главный дизайнер и художник-оформитель на протяжении почти пяти десятилетий.

Из Германии пишет живущий там с 2003 г. Роман Копп, редактор «квадратовской» стенгазеты «Пульс джаза»:

— 15 мая на 74-м году ушел из жизни Сергей Богданов. Я полчаса не решался написать это. Разум отказывался верить в случившееся. Он был одним из ближайших моих друзей в «Квадрате». Сколько газет мы вместе с ним сделали! Я удостоился чести быть несколько раз нарисованным им в дружеской манере шаржа. И вот теперь надо писать эти горькие строки.

Сергей Богданов
Сергей Богданов

Память о Серёже еще долго, очень долго не исчезнет из наших сердец. Очень тепло сказал о Сергее президент «Квадрата» Натан Лейтес в 2003 году:

— Незаметно бежит время. Прошло почти сорок лет с момента возникновения «Квадрата». Немногим меньше клубный стаж Сергея Богданова. Его признание в качестве главного оформителя и художника пришло сразу — он выиграл конкурс на создание эмблемы джаз-клуба. Затем пошла долгая, временами рутинная работа по оформлению афиш, задников сцены, уличных транспарантов, плакатов для джазовых пароходов, значков, фестивальной атрибутики, по выпускам клубных стенгазет «Синкопа» и «Пульс джаза». Любые работы, будь то заказные (при этом, в клубе никогда не платили) или инициативные, делались Сергеем всегда творчески, качественно и в срок. И двигала Сергея к столь интенсивной общественной работе большая любовь к джазовой музыке.

Сергей Богданов - автошарж
Сергей Богданов — автошарж

Лет тридцать назад в клубе сложилась традиция проведения юбилеев выдающихся питерских музыкантов, ансамблей, джазовых функционеров. Как правило, юбиляру вручали поздравительный адрес с дружеским шаржем, нарисованным Сергеем Богдановым. По его мнению, природа шаржа близка природе джаза. Как и в джазе, здесь присутствуют ирония и гротеск, синкопы и импровизация. Шаржи, сделанные в разное время на одного и того же человека, «звучат» по-разному…

Покойся с миром, Серёжа. Мы тебя никогда не забудем.

In Memoriam: нидерландский джазовый пианист Миша Менгельберг (1935-2017)

Константин Волков KW

inmemoriam3 марта в доме престарелых в Амстердаме умер пианист Миша Менгельберг, один из самых ярких музыкантов в истории европейского джаза. Первопроходец нидерландского джазового движения 1960-х, он в 1967 г. создал (вместе с барабанщиком Ханом Беннинком и саксофонистом Виллемом Бройкером) творческую организацию Instant Composers Pool и её джаз-оркестр — одно из центральных явлений так называемого «нового голландского свинга», New Dutch Swing, бурной и противоречивой джазовой сцены Нидерландов. Менгельберг руководил ICP Orchestra более четырёх десятилетий.

Миша Менгельберг (Москва, 2005, фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Миша Менгельберг (Москва, 2005, фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Свидетельство о рождении будущего джазового пианиста было выписано на имя Михаил Карлович Менгельберг. Дело в том, что Миша родился 5 июня 1935 г. в Киеве, где его отец, нидерландский дирижёр и звукорежиссёр Карел Менгельберг, завершив контракт руководителя муниципального оркестра Барселоны (Испания), в 1935-38 гг. работал на киностудии «Украинфильм». Его жена, мать Миши, нашла работу в киевском симфоническом оркестре: она играла на арфе. В 1938 г., в разгар репрессий в Советском Союзе, семья Менгельбергов вернулась в Амстердам, где жил прославленный дядя Карела — дирижёр Виллем Менгельберг, впоследствии, после Второй мировой войны, уволенный со всех постов и лишённый наград и премий за чересчур тесное общение с германскими оккупационными властями. Отец Миши дирижировал в Нидерландах рядом оркестров и многие годы был директором Школы музыкальной звукорежиссуры в Амерсфорте.

Неудивительно, что Миша Менгельберг тоже занялся музыкой — хотя его брат, Каспар Менгельберг, стал известным врачом-психиатром. Миша, чьё имя до конца 1960-х писалось по правилам голландской орфографии как Misja, попытался было избегнуть судьбы, начав учиться архитектуре, но в 1958 поступил в Королевскую консерваторию в Гааге, которую окончил в 1964 г. — том самом году, когда дебютировал в джазовой грамзаписи, приняв вместе с барабанщиком Ханом Беннинком участие в записи пластинки прославленного американского саксофониста, флейтиста и исполнителя на бас-кларнете — Эрика Долфи. Волею судеб получилось так, что эта пластинка, «Last Date», стала последней записью Долфи, который в том же году умер в Западном Берлине от диабетического шока. Уже после безвременной смерти музыканта в Амстердам пришла отправленная им из Берлина открытка, в которой он передавал привет Мише.

Миша Менгельберг, 1968
Миша Менгельберг, 1968

Фрагмент интервью «Музыка меня не интересует», которое Миша Менгельберг дал екатеринбургскому джазовому журналисту и радиоведущему Геннадию Сахарову (первая публикация — «Джаз.Ру», 2002):

— Я вообще-то родился в Киеве, а моя бабушка жила в Голландии, и мы иногда её навещали. А в 1938 г. окончательно переехали в Амстердам, потому что к этому времени Киев стал не самым приятным местом для жизни: большинство наших друзей исчезали… навсегда.

Мои родители были классическими музыкантами, а дед архитектором, так что мне было из чего выбирать…

После переезда в Голландию я получил начальное музыкальное образование на уровне школы, затем поступил в технический колледж на отделение архитектуры, а оттуда ушёл в консерваторию.

…С подачи родителей я решил заниматься архитектурой, потому что они мало зарабатывали и считали, что профессия музыканта— это собачья жизнь. Но я продолжал интересоваться музыкой, и они в конце концов махнули рукой. Так я оказался на композиторском отделении консерватории и ещё изучал теорию музыки… Я относился к своему образованию довольно формально и сочинял музыку, которая была более пригодна для импровизации.

Я хотел заниматься архитектурой, чтобы заработать кучу денег, а играть музыку просто в качестве хобби. И ещё мне казалось, что в Голландии слишком много несуразных строений, которые надо разрушить и построить все заново.

…В музыке невозможно что-либо разрушить, просто некоторые музыканты вносят в неё свой личный вклад, так сказать, добавляют к общему фонду. Мы тоже были изобретателями определённого направления и очень гордились этим, и сейчас гордимся.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии и интервью пианиста Миши Менгельберга  Читать далее «In Memoriam: нидерландский джазовый пианист Миша Менгельберг (1935-2017)»

In Memoriam. Пианист Хорас Парлан (1931-2017)

inmemoriam23 февраля в городке Корсё на датском острове Зеландия ушёл из жизни американский джазовый пианист Хорас Парлан (Horace Parlan). Ему было 86 лет. Музыкант родился в Питтсбурге (штат Пенсильвания) 19 января 1931 и жил в Дании с 1973 г.
Предлагаем нашим читателям очерк памяти музыканта, который написал наш постоянный автор Николай Шиенок.


Николай Шиенок,
фото: архив «Джаз.Ру»
NS

Наверное, многие даже не сразу вспомнят, кто это. Хотя музыка, записанная с его участием, издана на нескольких очень хорошо известных пластинках, которые имеются в каждом приличном доме. Одна из таких — выдающийся альбом Чарлза Мингуса «Mingus Ah Um» (Columbia, 1959). Вспомнили? Мингус впервые услышал Хораса Парлана в одном из клубов Питтсбурга, куда его пригласили на джем-сешн. Мингус сначала попытался переиграть местного пианиста на контрабасе, но потом заметил, что у того что-то не так с правой рукой. Из-за перенесённого в детстве полиомиелита правая рука Парлана оказалась частично парализованной, и он мог использовать на ней только два пальца. Однако его учительница музыки, Мэри Элстон, помогла ему выработать собственный стиль фортепианной игры и вдохновила на продолжение карьеры. Мингуса настолько впечатлила игра Парлана, что он взял его в свой ансамбль. Британский джазовый пианист и историк джаза Брайан Пристли пишет, что до появления Парлана в ансамбле Мингус часто был недоволен своими пианистами и неоднократно грозился бросить контрабас и полностью переключиться на фортепиано. С участием Парлана были записан также замечательный альбом «Blues & Roots» (Atlantic, 1959), после чего его сменил Роланд Ханна, а сам он получил возможность записать примерно полдюжины самостоятельных альбомов на Blue Note.

Horace Parlan, 1960
Horace Parlan, 1960

В 1972 году Хорас Парлан переехал на постоянное жительство в Копенгаген, где ещё примерно четверть века активно играл на местной сцене и записывался на датском лейбле SteepleChase. Но Америка поразительно быстро забывает уехавших из Америки. Уехал — это почти что умер. В качестве иллюстрации — отрывок из сопроводительного текста критика и историка джаза Айры Гитлера к одной из самых лучших пластинок саксофониста Декстера Гордона «Doin’ Alright» (Blue Note, 1961), тоже записанной с участием Хораса Парлана (тут следует напомнить, что Гордон в своё время тоже провел несколько лет в Европе и, в частности, в Копенгагене):

Слушатели со стажем помнят Декстера Гордона, но более молодые джаз-фэны вряд ли знают его, хотя он время от времени работал в США в пятидесятых.

Вернёмся к теме участия Хораса Парлана в проектах Чарлза Мингуса (1922-1979), на этот раз гораздо менее известных. Джон Кассаветес, режиссёр фильма «Тени» («Shadows», 1959), удостоившегося приза критиков на кинофестивале в Венеции, первоначально планировал пригласить в качестве композитора Майлза Дэйвиса, но в силу ограниченности бюджета конечный выбор пал на Чарлза Мингуса. Кассаветес хотел, по примеру «Лифта на эшафот» Луи Маля (где звучала музыка Майлза), чтобы музыканты спонтанно импровизировали, глядя на прокручиваемый на экране отснятый и смонтированный видеоматериал, — но у Мингуса была иная точка зрения на процесс создания киномузыки. Он принёс в студию заранее сочинённые композиции и попытался со своим ансамблем встроить их в готовый видеоряд. Результат никого не порадовал, и ситуацию пришлось срочно спасать. Были дополнительно записаны некоторые чисто импровизационные фрагменты с перкуссией (как у Сан Ра или «Чикагского Художественного Ансамбля»: стучали все!) и соло на саксофоне и флейте Шафи Хади. Таким образом, заготовленные композиции Мингуса в фильм не вошли, а появились позже на следующих пластинках: пьесы «Nostalgia in Times Square» и «Alice’s Wonderland» (хотя вместо Хораса Парлана на ней играет Ричард Уайендс) — на пластинке «Jazz Portraits» (United Artists, 1959), которая в 1963 году была переиздана под названием «Wonderland»; пьеса «Self Portrait in Three Colors» — на пластинке «Mingus Ah Um» (Columbia, 1950). Единственный 7-минутный импровизационный фрагмент «Untitled Percussion Composition» был впервые издан только в коробке из 12 компакт-дисков «The Complete Debut Recordings» (Fantasy, 1990). И наконец, совсем недавно всё вышеперечисленное было собрано вместе и издано на виниле «Shadows» (Doxy Cinematic, 2015 или DOL, 2016).

В 1958 году Чарлз Мингус с Хорасом Парланом, Джимми Неппером (труба), Шафи Хади (саксофон) и Кенни Деннисом записали музыкальное сопровождение к стихам американского поэта Лэнгстона Хьюза. Результат был издан на второй стороне пластинки под названием «The Weary Blues with Langston Hughes» (MGM, 1958).

Horace Parlan (photo © Sundance)
Horace Parlan (photo © Sundance)

Я ещё много о чём не упомянул. Например, об участии Парлана в записи одного из альбомов оркестра датского авангардного гитариста Пьера Дёрха (Pierre Dørge), о пластинках саксофониста Стэнли Туррентина, записанных в начале 60-х с его участием, или о дуэтных альбомах с саксофонистом Арчи Шеппом, выходивших на SteepleChase, например «Trouble in Mind» (1980). А запись с Шеппом «Goin’ Home» (SteepleChase, 1977) — редкой красоты альбом. Надо бы раздобыть его на виниле.
СЛУШАЕМ: Horace Parlan Trio «No Blues», 1975
Horace Parlan p, Niels-Henning Ørsted Pedersen b, Tony Inzalaco (ds)




Пионер джаз-рока и фьюжн — гитарист Ларри Кориелл (1943-2017)

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
фото: автор; архив редакции; Павел Корбут
CM

inmemoriamКак сообщила поздним вечером 20 февраля пресс-служба фирмы грамзаписи Savoy Jazz, 19 февраля в Нью-Йорке скоропостижно скончался гитарист Ларри Кориелл (Larry Coryell). Он умер во сне в гостиничном номере: 73-летний музыкант находился в Нью-Йорке на гастролях. Ещё 17 и 18 февраля он отыграл два шоу в знаменитом джаз-клубе Iridium, ставшие последними выступлениями в его жизни.

Ларри Кориелл, 2014 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Ларри Кориелл, 2014 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Кориелла называли первопроходцем джаз-рока и фьюжн в гитарной игре: в 60-е годы прошлого столетия он был среди первых гитаристов, соединявших в единой новой стилистике влияния электрического звука и плавающей звуковысотности рок-музыки, угловатую и острую фразировку чикагского гитарного блюза и монотонно-острую ритмику кантри с разработанными электрогитаристами джаза 1940-50-х годов методами приложения импровизационного языка бибопа /пост-бопа к игре на электрической гитаре. Впрочем, джаз-рок и фьюжн оказались только одной из глав в творчестве Ларри: он изумительно играл также и на традиционной акустической гитаре, а его стилистический диапазон простирался от академической музыки до чистого джаза.

Ларри Кориелл родился 2 апреля 1943 года в городе Галвестон, штат Техас, но вырос на крайнем Северо-Западе США, в штате Вашингтон. Музыкой он начал заниматься с раннего детства, играл на фортепиано и на гитаре (акустической, а позже и на электроинструменте), подростком играл в рок-н-ролльных группах в городке Якима среди отрогов Каскадного хребта. Потом был Сиэтл, где Ларри учился на журналиста в Университете штата Вашингтон, и игра в самой популярной группе города The Dynamics. В 1965 г. Кориелл переехал в Нью-Йорк, где сразу же попал в квинтет известного джазового барабанщика Чико Хэмилтона (там он сменил в должности гитариста венгерского эмигранта-новатора Габора Сабо) и дебютировал с этим коллективом в грамзаписи (альбом Хэмилтона «The Dealer», 1966). В Нью-Йорке Кориелл стал одним из основателей группы The Free Spirit, которую считают одной из первых групп джаз-рокового движения: на самом деле это был любительский джазовый коллектив, который благодаря опыту Кориелла в рок-звучаниях сразу же заметно «потяжелел» в звуке.

Ларри Кориелл, начало 1970-х
Ларри Кориелл, начало 1970-х

Первый альбом этой группы «Out Of Sight And Sound» пользовался определенным успехом в Нью-Йорке, но концертов она дала считанные единицы, и в 1967 г. Кориелл покинул её, чтобы записываться с другой молодой звездой — вибрафонистом Гэри Бёртоном, с которым тоже разрабатывал своеобразную версию прото-фьюжн — соединение джаза, рок-ритмов и кантри.
ВИДЕО: Ларри Кориелл и Гэри Бёртон играют пьесу «General Mojo’s Well-Laid Plan» в Берлине, 1967

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Ларри Кориелла

Читать далее «Пионер джаз-рока и фьюжн — гитарист Ларри Кориелл (1943-2017)»

Легенда советского джаза гитарист Николай Громин (1938-2017)

Константин Волков KW

inmemoriam17 февраля 2017 в Копенгагене скончался легендарный гитарист советского джаза Николай Громин. Ему было 78 лет. Музыкант жил в столице Дании с начала 1980-х гг., переехав в североевропейскую страну в связи с созданием семьи с подданной Датского королевства.

Николай Громин на фестивале «Джаз в саду Эрмитаж» в августе 2004 г. (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Николай Громин на фестивале «Джаз в саду Эрмитаж» в августе 2004 г. (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Николай Громин (Нестеров) родился в Москве 1 октября 1938 г. Его образование и основная работа долго не были связаны с музыкой: в 1963 он окончил Институт народного хозяйства (ныне РЭУ им. Плеханова), впоследствии дорос до учёной степени кандидата экономических наук. Тем не менее джаз был важнейшей частью его жизни: Громин принадлежал к поколению джазменов, выдвинувшихся на первые роли в советском джазе в начале 60-х. Ещё в институтской самодеятельности он одним из первых в Москве играл современный джаз на электрогитаре, в 1961 г. с ансамблем пианиста Вадима Сакуна выступал на джаз-фестивале в Таллине. Осенью 1962 г. он был в составе первого советского «джазового десанта» на зарубежном джазовом фестивале — в Варшаве на Jazz Jamboree-62 в секстете Вадима Сакуна с участием молодых Алексея Козлова (ещё на баритон-саксофоне) и Андрея Товмасяна на трубе.
СЛУШАЕМ: секстет Вадима Сакуна на Jazz Jamboree-62 играет пьесу Алексея Козлова «Осенние размышления».
Соло: Николай Громин (гитара), Алексей Козлов (баритон-саксофон), Вадим Сакун (фортепиано).

Николай Громин выступал на эпохальных Московских фестивалях джаза 60-х, зафиксировавших творческий подъём послевоенного советского джазового поколения.

Квартет Николай Громина на сцене Московского джаз-фестиваля 1965 г. (фото © Михаил Кулль)
Квартет Николай Громина на сцене Московского джаз-фестиваля 1965 г. (фото © Михаил Кулль)

На пластинке «Джаз-65», записанной в студии уже после Московского джаз-фестиваля 1965 г., было три трека в исполнении квартета Николая Громина (Михаил Цуриченко — альт-саксофон, Алексей Исплатовский — контрабас, Владимир Журавский — ударные).
СЛУШАЕМ: квартет Николая Громина играет его авторскую пьесу «Коррида»

ДАЛЕЕ: продолжение биографии гитариста Николая Громина — дуэт с Алексеем Кузнецовым, альбомы на «Мелодии», переезд в Копенгаген и приезды в Москву  Читать далее «Легенда советского джаза гитарист Николай Громин (1938-2017)»

Певец Эл Джарро (1940-2017). Эксклюзивное интервью «Джаз.Ру» о музыке, сформировавшей артиста

Константин Волков
фото: Владимир Коробицын
KW

inmemoriam12 февраля в Лос-Анджелесе ушёл из жизни в возрасте 76 лет один из самых популярных певцов, работавших в джазовой стилистике — Эл Джарро (Al Jarreau), единственный вокалист в истории, который получал премию «Грэмми» в трёх разных жанровых категориях — джаз, поп и ритм-н-блюз. Хотя музыкант активно работал буквально до последних недель жизни, в последние годы он постепенно терял здоровье. Ещё в 2010 он впервые отменил несколько концертов после того, как попал в реанимацию с аритмией. Два года спустя снова последовали отмены концертов, на сей раз в связи с пневмонией, которая в последующие годы возвращалась несколько раз. Когда певец выступал на праздновании Международного Дня джаза в Стамбуле 30 апреля 2013, видно было, что пение даётся ему с трудом. Тем не менее, он продолжал гастролировать и только 7 февраля 2017, вновь ложась в больницу — на сей раз с диагнозом «истощение», заявил, что прекращает гастролировать и уходит на покой. Жизнь музыканта оборвалась пять дней спустя.

Al Jarreau, 2008 (photo © Vladimir Korobitsyn)
Al Jarreau, 2008 (photo © Vladimir Korobitsyn)

Элвин Лопес Джарро родился 12 апреля 1940 г. в Милуоки, штат Висконсин. Его отец и мать пели в хоре молитвенного дома адвентистов седьмого дня, и первый вокальный опыт Эл приобрёл в церковном хоре. Однако образование, которое получил юный Джарро, никак не было связано с музыкой: окончив университет, он получил степень магистра психологии и некоторое время работал в социальной сфере в Сан-Франциско (его специальностью в прикладной психологии была реабилитация инвалидов), но затем решил перебраться в Лос-Анджелес и посвятить себя шоу-бизнесу.

Первые десять лет карьеры Джарро прошли в маленьких клубах на Западном побережье США, где ему аккомпанировала ещё одна будущая звезда — пианист Джордж Дюк, с которым Джарро с тех пор неоднократно работал в грамзаписи. Единственный записанный в середине 60-х альбом оставался не выпущенным до 1982 и сейчас представляет собой коллекционную редкость. Только в 1975-м, когда певец подписал контракт с лейблом Reprise, принадлежавшим концерну Warner Bros, его дела пошли в гору. Его первый альбом на этом лейбле, «We Got By», сразу поставил его в один ряд с такими мастерами джазового импровизационного вокала, как Джонни Мэтис и Билли Экстайн, а двойной концертный альбом 1977 г. «Look To The Rainbow»достиг весьма высоких коммерческих показателей, войдя в число 50 самых продаваемых альбомов в США за тот год, и принёс Джарро его первый «Грэмми» из семи, которые он собрал за последующие годы (вплоть до 2007).
ВИДЕО: Эл Джарро в Гамбурге, 1976

Зрелое вокальное мастерство Эла Джарро, его нежелание замыкаться в жанровых рамках и, напротив, стремление к упрощению и доступности музыкального материала сделало его популярность весьма широкой. Во всяком случае, его поп-альбомы 80-х гг. («L Is For Lover», 1986, и особенно «Breaking Away», 1981) имели сумасшедшие продажи: альбом 1981 г. входил в десятку самых подаваемых в США (и принёс Элу очередной «Грэмми» — в существовавшей тогда категории «Лучшее мужское вокальное исполнение»).
ВИДЕО: Эл Джарро в Испании — «Spain», 1990

Начиная с альбома 1992 г. «Heaven And Earth», Эл Джарро отошёл от откровенной поп-музыки и долгое время не записывался, но активно гастролировал, переориентировавшись на аудиторию так называемого «мягкого джаза» (smooth jazz). Эта переориентация была подтверждена переходом на один из ведущих лейблов этого стиля, GRP, на котором в 2000 г. у Джарро вышел интересный альбом «Tomorrow Today». К этому моменту лейбл влился в группу фирм грамзаписи Verve, одного из флагманских джазовых лейблов США, и ещё два альбома, включая сильную запись 2004 г. «Accentuate the Positive», вышли на Verve; за последние 10 лет вышло всего два новых альбома Джарро, оба — на калифорнийском лейбле Concord.

Al Jarreau, 2008 (photo © Vladimir Korobitsyn)
Al Jarreau, 2008 (photo © Vladimir Korobitsyn)

Эл Джарро несколько раз выступал в России в 2000-х гг. В 2008-м он дал небольшое, но очень интересное интервью журналу «Джаз.Ру»: он рассказывал о записях, которые сильнее всего повлияли на формирование его творческой манеры. 11-й (2-2008) номер журнала «Джаз.Ру» вышел с портретом Эла Джарро на обложке — это была часть фотосессии, специально для нашего издания снятой в ходе интервью в Москве российским фотохудожником Павлом Корбутом.

В память о популярнейшем вокалисте мы делаем эту фотосессию и интервью Эла Джарро, ранее выходившие только на бумаге, доступными нашей сетевой аудитории.

ДАЛЕЕ: эксклюзивные интервью и фото Эла Джарро для «Джаз.Ру», 2008  Читать далее «Певец Эл Джарро (1940-2017). Эксклюзивное интервью «Джаз.Ру» о музыке, сформировавшей артиста»

Датский джазовый скрипач Свенн Асмунссен ушёл из жизни в возрасте 100 лет

Ким Волошин KV

inmemoriam7 февраля в Копенгагене скончался прославленный датский джазовый скрипач Свенн Асмуссен (Svend Asmussen) — один из первых европейских музыкантов, добившихся мировой известности на джазовой сцене. Он всего три недели не дожил до своего сто первого дня рождения.

Свенн Харальд Кристиан Асмуссен («nd» в конце имени в датском языке читается как «нн») родился 28 февраля 1916 г. в Копенгагене в семье торговца зерном, в пять лет начал учиться музыке за фортепиано, а с семилетнего возраста обучался игре на скрипке. В начале 30-х, когда ему было 16, он впервые услышал записи американского джазового скрипача Джо Венути — и они произвели на него такое впечатление, что отзвуки стиля игры Венути были слышны в игре Асмуссена до конца его музыкальной карьеры. Позднее не менее сильное влияние на него оказал ещё один американский скрипач, Стафф Смит, который в предвоенные годы гастролировал в Дании.

Svend Asmunssen, 1951
Svend Asmunssen, 1951

Свенн не завершил курс полного формального музыкального образования: уже с 17 лет он профессионально работал как эстрадный скрипач, вибрафонист и певец. В молодые годы, помимо выступлений в Копенгагене, он работал в оркестрах круизных пароходов, где ему приходилось играть с известными американскими музыкантами и актёрами — от прославленной эстрадной танцовщицы Джозефин Бейкер до поющего джазового пианиста Фэтса Уоллера. Когда разразилась Вторая мировая война и Данию захватили гитлеровские войска, Асмуссен ушёл в подполье, так как германские оккупационные власти отрицательно относились к джазу. Шеф нацистской пропаганды Йозеф Гёббельс именовал джаз «дегенеративной музыкой» или «музыкой из джунглей», а официальное музыковедение гитлеровской Германии называло этот вид музыкального искусства «жидобольшевистской какофонией». Но Асмуссен продолжал выступать, хотя и неофициально: в годы оккупации у него был собственный джазовый ансамбль. В 1943 г. он был арестован гестапо в ходе уличной облавы вместе с десятками других жителей Копенгагена и до конца войны находился в заключении в Берлине.

Svend Asmussen, Duke Ellington
Svend Asmussen, Duke Ellington

Международная слава Асмуссена началась в 50-е, когда он играл с Бенни Гудманом, Лайонелом Хэмптоном и даже с Дюком Эллингтоном. На Дюка он произвёл настолько сильное впечатление, что в 1963 он пригласил Асмуссена в Париж участвовать в записи своего альбома «Jazz Violin Session» (вышел только в 1976) вместе с двумя другими скрипачами — участником своего оркестра Рэем Нэнсом и прославленным французом Стефаном Граппелли, в относительной тени которого Асмунссен находился всю жизнь.
ДАЛЕЕ: продолжение биографии Свенна Асмунссена  Читать далее «Датский джазовый скрипач Свенн Асмунссен ушёл из жизни в возрасте 100 лет»

Ветеран джазовой критики и историографии Нат Хентофф (1925-2017)

inmemoriam7 января в Нью-Йорке скончался прославленный джазовый критик и историк джаза Нат Хентофф. Ему был 91 год.

Натан Хентофф родился в Бостоне 10 июня 1925 г. Его родители, Семён Хентов и Елена Катценберг, были выходцами с территории бывшей Российской империи. Он учился в бостонском Северо-Восточном университете, а позднее в Гарварде и парижской Сорбонне.

Нат Хентофф на сцене клуба Birdland в Нью-Йорке во время церемонии вручения премии Jazz Awards, лето 2001 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Нат Хентофф на сцене клуба Birdland в Нью-Йорке во время церемонии вручения премии Jazz Awards, лето 2001 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Его интерес к джазу начался с молодых лет. В конце 40-х и в 50-е Хентофф вёл джазовые радиопрограммы в Бостоне, а затем в Нью-Йорке, где с 1953 г. работал также редактором нью-йоркского офиса выходящего в Чикаго джазового журнала DownBeat. С 1958 по 1961 г. он был редактором другого джазового журнала — The Jazz Review. Вместе с Натом Шапиро он в 1955 г. выпустил первое издание книги «Hear Me Talkin’ to Ya: The Story of Jazz by the Men Who Made It» (в русском переводе Юрия Верменича — «Послушай, что я тебе расскажу. Джазмены об истории джаза», 2000, изд-во «Синкопа», и 2006, Сибирское университетское издательство — это издание всё ещё можно купить), представлявшей собой изложение истории джаза на тот момент, состоящее из интервью с музыкантами разных поколений джаза, от нью-орлеанских первопроходцев и Пола Уайтмана до Диззи Гиллеспи и других боперов. Эта книга — наиболее известная работа Хентоффа; множество известнейших музыкантов и специалистов по истории джаза признавались, что именно эта книга со множеством интервью, при всей их неполноте, а зачастую и неточности (авторы воспроизводили рассказы музыкантов «как есть», не подвергая их проверке по независимым источникам), сработала как детонатор, породив у читателей интерес и любовь к джазовому искусству.

На протяжении полувека Нат Хентофф вёл авторскую колонку во влиятельном нью-йоркском еженедельнике Village Voice, пока в канун нового 2009 года газета не закрыла его рубрику — несмотря на то, что её широко перепечатывало множество других изданий. Была у Хентоффа и многолетняя регулярная рубрика в Wall Street Journal. Он публиковался также в New Yorker, Washington Post, New York Herald Tribune, Esquire и множестве других американских изданий — причём далеко не всегда как джазовый критик. Дело в том, что Хентофф был политическим активистом и специалистом по конституционному праву США: регулярно выступал в печати в защиту первой поправки к американской конституции, писал о гражданских правах, проблемах образовательной системы, загадках нераскрытых убийств, борьбе с цензурой и т. п. Хентофф выпустил, помимо нескольких книг о джазе, ряд книг нон-фикшн о политических проблемах, целую серию романов для молодых читателей (в том числе роман «Джазовая страна», 1965 — о юном белом музыканте, пытающемся стать частью афроамериканской джазовой сцены) и книгу мемуаров («Говорить свободно», 1997) и т. п. — всего около 35 заглавий.

Журналист «Нью-Йорк Таймс» Роберт Д. Макфадден писал о Хентоффе:

Он был, безусловно, в точности таким, как его любимая музыка — джаз: импровизировал, быстро менялся, сам сочинял, сам исполнял, был вполне доволен собственной противоречивостью, хотя оппоненты называли его неглубоким и недобросовестным автором, и даже поклонников он иногда раздражал… Хотя он симпатизировал либертарианству, он часто приводил в ярость друзей левого направления тем, что выступал против абортов и эвтаназии, нападал на «политкорректность» и критиковал активистов различных меньшинств, которых обвинял в том, что они пытаются заткнуть рот оппонентам, вводя в СМИ собственную цензуру… Впрочем, его нападки, в печати или в личном общении, обычно были облечены в мягкую, юмористическую форму и выдержаны в уважительном тоне.

С 1998 по 2012 г. Нат Хентофф ежемесячно публиковал авторскую колонку «Заключительный квадрат» («Final Chorus») в журнале JazzTimes: его рубрика всегда печаталась на последней странице номера, отсюда её название. Сотрудники журнала вспоминают, что его рабочие методы вполне соответствовали его старомодному газетному стилю, в котором отсутствовала специальная лексика или продвинутое музыковедение, но зато в изобилии присутствовали яркие, исполненные человечности истории о ярких артистах. Нат так и не вошёл в «цифровую эру»: свои колонки он писал на электрической печатной машинке и отправлял в редакцию по факсу, упрямо отказываясь пользоваться электронной почтой, а все деловые вопросы решал только по телефону.

Нат Хентофф в своём кабинете в нью-йоркском районе Гринвич-Вилледж, 2010 (фото © David L. Lewis/First Run Features)
Нат Хентофф в своём кабинете в нью-йоркском районе Гринвич-Вилледж, 2010 (фото © David L. Lewis/First Run Features)

Он часто писал, что джаз был для него жизненной силой, которая восстанавливала его силы, истощённые в непрестанной борьбе за соблюдение американской конституции. Хентофф рассматривал джазовую критику как важнейшее дело своей жизни — тогда как политическая журналистика была всего-навсего его «дневной работой».

В 2004 г. Национальный фонд искусств США присвоил Нату Хентоффу почётное звание «Мастер джаза» — высшую государственную награду для джазмена в США. Хентофф оказался первым не-музыкантом (специальная номинация «Защитник джаза»), получившим это отличие.

В 2014 г. на американские экраны вышел документальный фильм, посвящённый Нату Хентоффу — «Удовольствие шагать не в ногу» («The Pleasures of Being Out of Step», режиссёр Дэвид Л. Льюис).

Как сообщил в социальных сетях его сын Ник, Нат Хентофф ушёл из жизни у себя дома в Гринвич-Вилледж, в окружении семьи, слушая пластинку Билли Холидей…