Певица Лина Хорн (1917-2010)

Кирилл Мошков CM

9 мая в Пресвитерианской больнице в Нью-Йорке на 93-м году жизни умерла Лина Хорн — последняя великая «дива» джазового вокала. 14 мая в нью-йоркской церкви св. Игнатия Лойолы в присутствии нескольких тысяч человек прошла поминальная месса в память о Лине Хорн.

Лина Мэри Калхаун Хорн (Lena Mary Calhoun Horne) родилась 30 июня 1917 года в Бруклине, точнее — в районе Бедфорд-Стайвезант, который в те времена был районом обеспеченного афроамериканского «среднего класса» (одной из самых опасных трущоб Нью-Йорка ему предстояло стать только после Второй мировой). Отец, оставивший семью в 1920-м (но тесно общавшийся с дочерью до самой своей смерти), занимался игорным бизнесом; мать была актрисой негритянского театра и много гастролировала, в результате чего Лину до пяти лет растили родители отца. Следующие пять лет она путешествовала вместе с афроамериканской труппой, где выступала её мать, а с десяти до двенадцати лет жила в Джорджии в семье дяди, Фрэнка Хорна, который впоследствии стал одним из советников президента Франклина Делано Рузвельта. Годы Великой депрессии Лина провела в родном Бруклине, где училась в школе, из которой ушла в последнем классе, не получив аттестата.

Лина Хорн дебютировала на сцене 16-летней, став участницей кордебалета в легендарном гарлемском «Коттон-клубе». Именно кордебалета (многие русскоязычные издания, написавшие о её смерти, попали в объятия «ложных друзей переводчика», поняв chorus line не как «кордебалет», а как «хор»). Запела Хорн только весной 1934 г., получив маленькую роль в одном из ставившихся в Cotton Club музыкально-танцевальных ревю.

Lena Horne, 1941 (photo by Carl Van Vechten)
Lena Horne, 1941 (photo by Carl Van Vechten)

Всю вторую половину 1930-х молодая певица гастролировала с джазовыми биг-бэндами, которые в то время были самым популярным явлением в массовой музыке: она была штатной вокалисткой сначала оркестра Нобла Сиссла, а в 1940-41 гг. — очень известного биг-бэнда Чарли Барнета. Быстро устав от изнурительной гастрольной жизни, в 1941-м Лина Хорн осела в Нью-Йорке, получив постоянную работу в Café Society, первом полностью интегрированном джаз-клубе (то есть заведении, которое легально, а не втихую, могли посещать и чёрные, и белые: «Коттон-клуб», например, представлял чёрных музыкантов и танцоров, но посещать его официально могли только белые).

Лина Хорн была очень светлокожей афроамериканкой, потому что среди её предков были и выходцы из Европы, и американские индейцы. «Я была уникальна в том смысле, что была ровно настолько чёрной, чтобы быть принятой белыми, — с иронией говорила она позже. — Я была мечтой белого человека. Это, кстати, наихудший способ быть принятой: меня принимали не по тому, что и как я делала, а по тому, как я выглядела».

Именно светлый оттенок её кожи помог ей стать первой афроамериканской вокалисткой, работавшей в белом оркестре — ведь саксофонист Чарли Барнет был белым. Именно светлый оттенок кожи помог ей получить работу в Café Society, хотя это заведение считалось первым оплотом расовой десегрегации. И именно оттенок кожи помог Лине Хорн, первой из афроамериканских певиц, получить контракт с крупной голливудской киностудией, а именно MGM. Правда, первый её крупный успех в кино был связан со съёмками не на MGM, а на 20th Century-Fox, которой студия «Метро-Голдвин-Майер» Лину просто «одолжила» — в результате чего появился мюзикл «Stormy Weather», в котором были заняты только афроамериканские исполнители (1943). Лина Хорн исполняла в «Грозовой непогоде» заглавную песню, которая на всю жизнь стала её «фирменным» номером на сцене.

Вот пятиминутный фрагмент из этого фильма — как раз тот, где поёт Лина Хорн (её персонажа в фильме зовут Селина Роджерс, что можно видеть на флаере в первых кадрах):
ДАЛЕЕ: видео Лины Хорн (и не одно) и множество подробностей её дальнейшей жизни!
Читать далее «Певица Лина Хорн (1917-2010)»

Роб Макконнелл (1935-2010)

Кирилл Мошков CM

1 мая в Торонто умер Роб Макконнелл (Rob McConnell) — выдающийся канадский бэндлидер, тромбонист, композитор и аранжировщик, чьи оркестровки входят в золотой фонд современного репертуара для джазовых биг-бэндов.

Его памяти посвящён подкаст, который можно послушать прямо здесь или скачать себе:

скачать как mp3 (12,6 Мб) | скачать как wma (3,22 Мб)
Остальные 429 джазовых подкастов

ДАЛЕЕ можно прочитать полный текст подкаста и посмотреть редкую концертную видеосъёмку Макконнелла, играющего со своим оркестром
Читать далее «Роб Макконнелл (1935-2010)»

R.I.P. Gene Lees (1928-2010)

Gene Lees
Gene Lees

Есть в истории джаза фигуры, роль которых невозможно определить одним-двумя словами. Канадец Джин Лиз, большую часть жизни проживший в США, как раз из таких фигур. 22 апреля он ушёл из жизни на 82 году жизни в своём доме в Оахи (штат Калифония) — доме, в котором на протяжении почти 30 лет он ежемесячно готовил к печати Jazzletter, своего рода «бюллетень джазовой критики», служивший важным источником компетентных мнений внутри джазового сообщества. 

Да, роль Джина Лиза как джазового критика неоспоримо важна. Он был человеком твёрдых убеждений, своих мнений просто так не менял и был большим мастером джазовой дискуссии. Его колонки из Jazzletter на протяжении многих лет собирались в книги, которые пользовались большим успехом («Singers and the Song», 1987, «Meet Me at Jim & Andy’s», 1988, и «Waiting for Dizzy», 1991). Он написал около ста статей для обложек пластинок важнейших музыкантов джазовой истории, в том числе Джона Колтрейна и Стэна Гетца. Написанные им биографии пианиста Оскара Питерсона, бэндлидера Вуди Хермана и ряда других музыкантов, а также автобиография Генри Манчини «Did They Mention the Music?», которую он написал в соавторстве с самим композитором, числятся среди лучших джазовых биографий; в последние годы жизни он почти завершил работу над биографией кларнетиста Арти Шоу, которая, видимо, тоже будет издана.

Gene Lees
Gene Lees, 1959 (photo: Ted Williams)

В конце концов, именно Джин Лиз в период работы главным редактором чикагского журнала DownBeat (1959-1962) радикально изменил имидж и стиль этого издания, превратив его в серьёзный и глубокий музыкальный журнал с очень высоким уровнем редакционных стандартов — уровнем, ставшим ориентиром для многих более поздних изданий. На протяжении жизни Лиз пять раз был удостоен важнейшей американской премии в области музыкальной критики и музыкальной журналистики — ASCAP-Deems Taylor Award, первую из которых он получил в 1978 г. за цикл статей об американском джазе для аудиофильского журнала High Fidelity.

 Но при этом круг занятий Джина Лиза вовсе не ограничивался джазовой критикой. Он писал художественную прозу (первый его роман, «И спать до полудня», вышел ещё в 1967 г.), составил весьма полезный словарь рифм для авторов песен и написал три отличные автобиографические книги о жизни в джазовом сообществе: «Cats of Any Color: Jazz Black and White», 1994; «You Can’t Steal a Gift», 2001 и «Friends Along the Way: A Journey Through Jazz», 2003.

Он имел полное право писать о себе как об участнике джазового сообщества: ведь он не только писал о джазе, он был музыкантом. Заочно закончив курс композиции при колледже Бёркли в начале 1960-х и изучив игру на фортепиано под руководством Тони Алесса и аккомпанемент на акустической гитаре — под руководством известного бразильского композитора Оскара Каштру-Невеша, он впервые применил свои умения на практике в первой половине 1970-х — этот период своей жизни он провёл на родине, в Канаде: там у него вышло несколько удачных пластинок, на которых он пел собственные песни в джазовой манере, а кроме того — он вёл в Торонто и Оттаве музыкальные программы на радио и телевидении, где общался с приглашёнными в студию музыкантами, ставил их музыку, пел и играл сам. Когда он вернулся в США в 1975 г., собственная музыкальная карьера отошла на второй план, но он не бросал её: так, в 1998 г. Джин выпустил на компакт-диске сборник собственных песен, «Gene Lees Sings Gene Lees» (Unity Records).

CD cover
Обложка альбома «Gene Lees Sings Gene Lees»

Интерес к песне, как художественной форме, проявлялся у Джина и в иной форме — и, пожалуй, в этой форме он оставил в джазе и популярной музыке 1960-х гг. наиболее значительный след. Он писал тексты для песен. Многие классические номера Антонио Карлоса Жобима переведены на английский язык — точнее, снабжены новыми, оригинальными английскими текстами — именно Джином Лизом. В его переводе звучали в вокальном цикле «One World, One Peace», записанном в 1985 г. Сарой Воэн, стихи польского поэта Кароля Войтылы, более известного как папа римский Иоанн Павел II. Его словами звучат по-английски песни Милтона Нашименту и Шарля Азнавура, но работа над песнями Жобима получилась наиболее удачной: «Corcovado» в переводе Лиза превратилась в «Quiet Night and Quiet Stars», и именно с его текстом её записали Фрэнк Синатра, Тони Беннетт, Сара Воэн, Перри Комо, Пегги Ли, Сержио Мендес и ещё около 150 исполнителей. И именно Джину Лизу принадлежит текст к теме пианиста Билла Эванса «Waltz for Debby»In her own sweet world, populated by dolls and clowns and a prince and a big purple bear…», с которым этот стандарт записали многие вокалисты — прежде всего Моника Цеттерлунд в 1964 и Тони Беннетт в 1975 на альбомах самого Эванса, но также Джонни Хартман, Эл Джарро и др.

ВИДЕО: классическая версия «Quiet Night and Quiet Stars» — английский текст Джина Лиза поёт Аструд Жильберту, оригинальный португальский текст Винисиюша де Мораиша — её муж Жуан Жильберту, за роялем автор музыки Антонио Карлос Жобим, на тенор-саксофоне — Стэн Гетц (плюс контрабасист Себастьян Нету и перкуссионист Милтон Банана).

R.I.P. Mike Zwerin

Mike Zwerin
Mike Zwerin (photo: Luciane Maia)

Ранним утром 2 апреля в Париже после тяжёлой продолжительной болезни скончался Майк Зверин, один из патриархов современной джазовой критики и джазовый тромбонист с мировым именем. Ему было 79 лет.

Майк Зверин родился в Нью-Йорке 18 мая 1930 г. Первой (и, наверное, самой значительной) его музыкальной работой было участие в ансамбле Майлса Дэйвиса в 1948 г. Майлс услышал 18-летнего белого тромбониста на джеме в легендарном нью-йоркском клубе Minton’s Playhouse, где собирались тогда лучшие инструменталисты бибопа — посоревноваться в технике игры и чувстве стиля. В тот же день Зверин получил приглашение на репетицию нового ансамбля Дэйвиса. «Мне нравится твой звук», сказал Майлс юному тромбонисту. «Это был величайший комплимент в моей жизни», сказал Зверин пятьдесят три года спустя в интервью информационному агентству Bloomberg. Впрочем, сам же Зверин обожал рассказывать и другую версию того, почему Майлс пригласил его: якобы Майлс впоследствии сказал кому-то — «Джей Джей [Джонсон] был занят, так что пришлось пригласить белого чувачка».
Ансамблю, с которым в тот далёкий день репетировал Майк, было суждено записать один из самых значимых джазовых альбомов середины XX века, ставший первым «великим альбомом Майлса» — легендарный «Birth of the Cool».

Конечно, это была не единственная его запись: тромбон Зверина звучал на альбомах самых разных лидеров — от Мэйнарда Фергюсона до Клода Торнхилла, от Арчи Шеппа до Билла Руссо и от британского блюзмена Алексиса Корнера до французского пианиста Мишеля Петруччиани (это уже в 1980-е гг.). В 1968 г. он приезжал в СССР в составе ансамбля Эрла «Папы» Хайнса (Earl Fatha Hines) на шестинедельные гастроли, организованные Госдепартаментом США; в ходе этих гастролей ансамбль выступил с аншлагом на десятитысячном стадионе в Киеве, в результате чего, согласно легенде, советские власти отменили концерты Папы Хайнса в Москве и Ленинграде, испугавшись чрезмерной популярности американских джазменов.

Зверин играл также в самых передовых оркестрах своего времени — у Чарлза Мингуса, в New York Repertory Company, а в более поздние времена, в Европе — в Концертном оркестре Джорджа Грунтца.

В конце 1960-х Майк Зверин переселился в Европу, уже прочно завоевав себе имя в музыкальной журналистике: с 1964 по 1969 г. он был штатным джазовым критиком газеты Village Voice, писал о джазе для таких разных журналов, как Rolling Stone (с 1967) и DownBeat. В 1969 г., переехав в Европу, он стал редактором европейского корпункта Village Voice. С конца 1970-х Зверин был штатным музыкальным критиком базирующейся в Париже англоязычной газеты International Herald Tribune; в последние годы он покинул газету, но регулярно публиковал свою авторскую колонку в ленте агентства Bloomberg. В качестве «европейско-американского» джазового критика Зверин соблюдал достаточно сбалансированную политику, в превосходных степенях отзываясь об американских музыкантах, но с интересом изучая творчество и их европейских коллег. Зверин был известен как собиратель музыкального юмора; список его любимых цитат возглавляло высказывание Рихарда Штрауса — «Нельзя смотреть на тромбонистов, а то потом не отвяжутся».

R.I.P. Herb Ellis (1921-2010)

Кирилл Мошков CM

Вечером 28 марта в своём доме в Лос-Анджелесе умер на 89 году жизни один из классиков джазовой гитары 1950-60-х гг. — Херб Эллис. Он уже много лет не выступал: у него была болезнь Альцгеймера.

Вершина творчества Херба Эллиса — безусловно, участие в трио пианиста Оскара Питерсона с 1952 по 1958 годы. Вот одна из сохранившихся съёмок этого периода: трио играет «A Gal In Gallico» на фестивале North Sea в Нидерландах. Рэй Браун — контрабас, Оскар Питерсон — фортепиано, Херб Эллис — гитара, заменяющая заодно и ударные инструменты.

Herb Ellis
Херб Эллис (фото: Кирилл Мошков, 1999)

Фотография справа неспроста так ужасна: автор этих строк сделал её на плёночную мыльницу на фестивале Лайонела Хэмптона в штате Айдахо в США 11 лет назад — увы, доступных цифровых фотоапаратов тогда просто не существовало! Зато это собственноручно сделанный снимок — персональный опыт слушания одного из величайших гитаристов джазового мэйнстрима. На этом опыте основан и подкаст, посвящённый Эллису, который автор записал и опубликовал в августе прошлого года, когда гитаристу исполнялось 88 лет.

ДАЛЕЕ: текст подкаста и собственно подкаст (небольшая сетевая радиопередача), в котором звучат две пьесы из сольного творческого наследия Херба Эллиса.
Читать далее «R.I.P. Herb Ellis (1921-2010)»