Интервью «Джаз.Ру». Сибирский пианист Роман Столяр: «Композиция, импровизация и педагогика»

Анна Филипьева,
редактор «Джаз.Ру»
Фото: архив редакции
AF

Как мы уже сообщали, 7 декабря в Новосибирске отмечает своё 50-летие теоретик и практик свободной импровизации, пианист, композитор, педагог и один из авторов журнала «Джаз.Ру» — Роман Столяр. Юбилей он встречает в родном городе сольным концертом. Однако собственно юбилей, 50-й день рождения, у него сегодня — 6 декабря. В связи с этим «Джаз.Ру» публикует интервью с музыкантом, чьи теоретические построения и практические работы в музыке уже много лет, на нашей памяти — как минимум с первых выступлений в Москве на отмечавшихся в начале 2000-х днях рождения «Джаз.Ру» — вызывают у разных слоёв слушателей и читателей самый широкий спектр эмоций: от полного отторжения до однозначного приятия. Если судить по нажатиям кнопок «понравилось» и «не понравилось» на нашем канале в YouTube, приятие и отторжение в адрес музыки Столяра соотносятся примерно как 10/3. Понимая, что музыка, создатель которой декларативно порывает с мэйнстримом и настойчиво стремится работать исключительно в авангардной эстетике, не может не вызывать споров и полярно противоположных мнений, «Джаз.Ру» с удовольствием поздравляет своего постоянного автора с 50-летием и даёт слово ему самому: полвека — подходящий повод для подведения неких промежуточных итогов.

Роман Столяр
Роман Столяр

С какого времени ты начал заниматься музыкой?

— На самом деле это случилось не вдруг, хотя и спонтанно. Когда мне было четыре годика, мы с папой проходили мимо музыкальной школы, и он предложил мне зайти прослушаться. Мол, проходим мимо — почему бы не зайти? Меня прослушали, сказали, что у меня хороший слух, и что меня берут в музыкальную школу. Это было для всех полной неожиданностью, для меня в том числе. Сначала меня хотели взять на скрипку. Я сейчас плохо помню то время, но мама всем рассказывает, что я закатил страшную истерику, и сказал, что на скрипке не буду учиться ни за что. В результате пришлось покупать фортепиано, к нему душа лежала. А дальше начался мучительный процесс обучения мальчика, который, естественно, хотел не учиться, а пойти во двор, полазить по чердакам и всяким стройкам… В общем, насильственный процесс продолжался до моих двенадцати лет, и, окончив музыкальную школу, я сказал родителям, что пианино пора продавать, хватит уже мучить ребёнка. И где-то лет семь я не играл. То есть иногда я садился и поигрывал что-то там такое для себя, подбирал на слух, но в общем-то не рассчитывал на то, что я буду серьёзно заниматься музыкой. В результате, окончив общеобразовательную школу, я поступил в Новосибирский Электротехнический институт на редкостную и в то время очень престижную специальность под названием «инженерная электрофизика». Суть её сводится к обслуживанию ускорителей заряженных частиц. Но до поступления я начал интересоваться рок-музыкой, причём, скажем так, не очень традиционной — прог-роком. Слушал много, постепенно начал интересоваться и традиционной музыкой — джазовой и не очень. Интерес мой возрастал. Уже будучи студентом вуза, я стал пытаться играть более осмысленно и в один прекрасный момент понял, что занимаюсь в жизни чем-то не тем. Совершенно не тем!

И тут одновременно произошли два события. Во-первых, я познакомился с Игорем Дмитриевым — нашим замечательным мэйнстримовым пианистом, который тогда жил в Новосибирске, а потом переехал в Горно-Алтайск. Тогда он преподавал в музыкальном колледже и в заведении, которое называлось «Специальная музыкальная школа для взрослых». Туда приходили обучаться люди в возрасте — все, кому не лень — и я пошёл к нему как учащийся вот этой вот специальной музыкальной школы. А параллельно с этим произошло событие, которое окончательно меня отвратило от того, чем я занимался в стенах вуза — мы попали на практику в Институт ядерной физики, и я совершенно чётко понял, что этим я заниматься не хочу. То есть пока была теория и можно было сколько угодно фантазировать на тему «Что такое моя профессия и каким специалистом я буду в дальнейшем», всё было хорошо. Но как только я увидел на практике, чем реально занимаются выпускники нашего отделения, я понял, что это совершенно не моё.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Романа Столяра  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Сибирский пианист Роман Столяр: «Композиция, импровизация и педагогика»»

Интервью «Джаз.Ру». Питерский саксофонист Кирилл Бубякин: «Чувствовать гармонию и определённый ритм»

Полина Мартюченко
Фото: архив «Джаз.Ру»
PM

Кирилл Бубякин — джазовый саксофонист, солист Санкт-Петербургской филармонии джазовой музыки, основатель и руководитель биг-бэнда Jazz Philharmonic Orchestra, работающего при этом единственном в стране джазовом концертном учреждении филармонического ранга. С Кириллом как с исполнителем я познакомилась давно, в джаз-клубе The Hat, и сразу обратила внимание на его насыщенный звук саксофона. Конечно, в дальнейшем, я неоднократно слушала Кирилла на концертах — он активный, творческий человек, выступает на многих площадках Петербурга, в разных музыкальных составах. И, помимо всего, часто появляется на фестивалях в России, Европе и США. На одном из фестивалей («Сентябрь в Тихвине») я познакомилась с Кириллом лично. Он оказался общительным, очень интересным человеком.

Кирилл Бубякин
Кирилл Бубякин

Кирилл, недавно я была на концерте Jazz Philharmonic Orchestra в Большом зале филармонии им Д.Д. Шостаковича и обратила внимание на то, что зал был заполнен целиком. Всегда ли так?

— В последние время я заметил, что зрителей становится всё больше и больше. Конечно, мы, со своей стороны, стараемся отвечать за качество музыки, которую преподносим, делаем индивидуальные программы для разных концертных площадок. Например, в Джазовой филармонии мы играем экспериментальную, сложную музыку для подготовленных людей. А в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии мы исполняем более доступный джаз. Я считаю, что нужно уметь чувствовать грань и понимать, что слушателю очень приятно услышать, к примеру, знакомую мелодию. Кстати, у нас сложились дружеские отношения с Большим залом филармонии, и 30 декабря у нас планируется там Рождественский концерт.

А как часто вы выступаете?

— Количество выступлений растёт. У нас сейчас от двух до шести концертов в месяц: для оркестра, я считаю, это неплохо. Нам, конечно, хочется выступать больше и завоёвывать новые площадки. У нас есть планы по поводу Концертного зала Мариинского театра, и уже намечается новая программа — классика в джазовой обработке.

Jazz Philharmonic Orchestra (выступление в Москве)
Jazz Philharmonic Orchestra (выступление в Москве)

Как возникла идея создать оркестр?

— Всё началось в 2009 году, тогда у нас был джазовый октет (пять духовых и ритм-секция). Саксофонист Сергей Богданов делал аранжировки, и у нас образовался интересный проект — в Санкт-Петербурге таких коллективов ещё не было. А потом на основе этого октета появилась идея создать биг-бэнд, добавив еще восемь духовых. И я предложил руководителю Филармонии джазовой музыки Давиду Семеновичу Голощёкину собрать оркестр. Он разрешил нам репетировать в Филармонии и выступать там раз в месяц. А 18 января 2009 года мы впервые выступили, и на том концерте с нами играли в качестве солистов Давид Голощёкин и Игорь Бутман.
ВИДЕО: Jazz Philharmonic Orchestra Кирилла Бубякина, Санкт-Петербург, 2014

А чем сейчас занимается Сергей Богданов?

— Сергей стал заведующим эстрадным отделения училища им. М.П. Мусоргского и занимается молодёжным биг-бэндом. Кстати, его оркестр очень успешен. Они ездят по разным конкурсам и занимают призовые места.

Кто сейчас занимается аранжировками? Возможно, ты сам пишешь музыку?

— Сейчас в основном мы играем фирменные аранжировки, но иногда оркестровки делает тромбонист Александр Козлов. Вообще у нас в планах сделать программу с авторскими аранжировками. А что касается меня — да, я пишу, несколько композиций исполняю со своим квартетом. И думаю, что некоторые из них могли бы прозвучать и в оркестре.

Как ты выбираешь музыку для исполнения? На что полагаешься?

— Я полагаюсь на собственный вкус. Мне нравится современный джаз, который опирается на традиционные корни — современный мэйнстрим. Конечно же, классика джаза, она будет всегда — Каунт Бэйси, Гленн Миллер и др. Но есть также и современные оркестры, которые мне нравятся, например The Clayton-Hamilton Jazz Orchestra и Dizzy Gillespie All-Star Big Band.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Кирилла Бубякина, ВИДЕО

Квартет Кирилла Бубякина в октябре 2017: барабанщик Андрей Иванов, басист Вадим Михайлов и пианист Михаил Марышев
Квартет Кирилла Бубякина в октябре 2017: барабанщик Андрей Иванов, басист Вадим Михайлов и пианист Михаил Марышев

Расскажи поподробнее про свой квартет.

— Я собрал квартет давно. Ему уже 15 лет, и в нём переиграли разные музыканты, поскольку концепция ансамбля постепенно менялась, — кстати, так же как и у оркестра. Например, у нас есть программа, которую мы записали на студии за один день с саксофонистом Крисом Байерсом (он сделал целую программу, аранжировав произведения Телониуса Монка, и некоторые из них мы записали). А записывались мы интересным образом: весь оркестр на два микрофона. У нас была идея записать так, как это делал Дюк Эллингтон в 30-е годы, и нам удалось. Звучание получилось интересным — слышно каждый инструмент, каждого солиста. И я хочу выпустить диск с этой записью.

А какие диски у тебя уже выпущены?

— Есть диск, записанный нашим оркестром, он вышел еще пять лет назад. На нем записаны произведения петербургских джазовых композиторов — Геннадия Гольштейна, Александра Беренсона, Руслана Хаина. А моего сольного альбома пока еще нет, но я близок к тому, чтобы сделать что-то стоящее.

На одном из джемов в джазовой филармонии я услышала, как ты играешь очень забористое соло: раньше и потом я такого в твоём исполнении не слышала, и мне стало интересно твоё отношение к фри-джазу.

— Для меня важно чувствовать гармонию и определённый ритм. Беспорядочные «поливы» на инструменте я никогда особо не понимал. Это просто не моё, но имеет место быть, ведь у этого направления есть своя публика. И, конечно, есть играющие в этом стиле исполнители, которых я уважаю и слушаю. Поэтому таким фрагментам не надо удивляться.

Кирилл Бубякин
Кирилл Бубякин

Мне хотелось бы узнать, как ты стал музыкантом. Расскажи, когда ты впервые услышал джаз и кто тебя направил в музыкальный мир.

— Мой папа играл на разных музыкальных инструментах на любительском уровне, а вообще всё пошло от деда по отцовской линии. Он играл на скрипке, фортепиано и духовых. Дед передал любовь к музыке моему папе, а папа мне. Я родился в Ивановской области в городе Южа. А вырос в Сосновом Бору Ленинградской области, и это дало мне возможность оказаться ближе к [петербургскому джазовому педагогу] Геннадию Львовичу Гольштейну, который в дальнейшем стал моим преподавателем. Хотя музыкальную школу я закончил по классу фортепиано. Гольштейн, по сути, стал моим первым учителем по саксофону. Я, конечно, сначала занимался самостоятельно, но потом пришлось многое исправлять. И за год до поступления в училище я ездил к Геннадию Львовичу на занятия. Кстати, был плавный переход от фортепиано к саксофону через детский духовой оркестр. Там я играл на духовом баритоне, и родители хотели меня отправить в Московское музыкальное военное училище. Я даже готовился к нему, но потом передумал. А саксофон появился у меня лет в 15.

Мой папа любил джаз и часто слушал. Конечно, записей было немного, но мне всё нравилось. Мне было интересно то, что это музыка может исполняться без нот. Потому что в музыкальной школе я всё играл по нотам, и мне было ужасно скучно, а в джазе я чувствовал свободу и хотел познать её.

А когда ты впервые выступил на сцене?

— В Сосновый Бор раз в месяц приезжали джазовые музыканты и давали концерты. Там существует такая традиция и до сих пор, я стараюсь её поддерживать. Тогда организовывал эти концерты Александр Ростороцкий. И мой отец как-то сказал ему, что я хочу играть джаз. Ростороцкий начал знакомить меня с музыкантами. Иногда мне удавалось поучаствовать в джем-сешн — это было счастье. Я помню, к нам приезжал квартет саксофониста Дмитрия Попова с пианистом Николаем Сизовым, барабанщиком Петром Афанасьевым и контрабасистом Русланом Хаиным. Кстати, именно Дмитрий Попов свёл меня с Геннадием Львовичем Гольштейном: он дал мне номер его телефона и посоветовал позвонить. За это я ему очень благодарен.

На первые профессиональные выступления меня приглашал Николай Сизов. Мы тогда собирались по понедельникам в джаз-клубе «Квадрат». Там мы очень сдружились. Находясь на первом курсе училища, я впервые выступил в Джазовой филармонии в Эллингтоновском зале.

Сейчас многие музыканты уезжают жить в другие страны. А у тебя нет желания переехать?

— Периодически у меня возникают такие мысли. Но меня больше устраивает уезжать на какое-то время: выступать, набираться опыта, но заниматься творчеством здесь. Я сейчас чувствую на себе большую ответственность, потому что хочу, чтобы оркестр развивался и всегда был в Петербурге.

Кирилл, сейчас очень популярна книга Кенни Вернера «Непринужденное мастерство», и я знаю, что ты её читаешь. Ты бы посоветовал её другим музыкантам?

— Да! Кстати, я уже слышал положительные отзывы от других музыкантов. Раньше на экзамене или выступлении я не мог сыграть так, как играл в свободной обстановке. А эта книга может помочь. Её нужно прочитать как можно раньше, чтобы избавиться от зажимов.
ВИДЕО: Квартет Кирилла Бубякина. Дайджест выступлений в White Night Music Joint (Санкт-Петербург)




Чикагский саксофонист Кен Вандермарк: двухдневная «резиденция» в Москве — интервью «Джаз.Ру»

Nobodies’ Music представляет: 22 и 23 ноября в Москве проведёт двухдневную «резиденцию» чикагский саксофонист и кларнетист Кен Вандермарк.

Программа первой в России двухдневной «резиденции» (она же мини-фестиваль) ведущего американского новоджазового саксофониста среднего поколения будет крайне насыщенной: в первый день Вандермарк представит в Культурном центре «ДОМ» несколько малых составов, центральным из которых будет его дуэт с одним из ключевых музыкантов «электроакустической импровизации», австрийцем Кристофом Курцманном. Впервые в России сыграет также чикагский барабанщик Тим Дэйзи, в том числе в квартете с «двойными» ударными — со специальным гостем, венгерским барабанщиком Балажем Панди (Balázs Pándi). Второй день «резиденции» будет полностью посвящён выступлению квартета Made To Break — основной группе Вандермарка в последние годы. Вандермарк, Кристоф Курцманн, Тим Дэйзи и басист Яспер Стадхоудерс представят свой новейший релиз — альбом «Trebuchet», который увидел свет 11 ноября.

Ken Vandermark (photo © Jim Newberry)
Ken Vandermark (photo © Jim Newberry)
  • 22 ноября, среда. Ken Vandermark Introduction
    Соло: Яспер Стадхоудерс (Jasper Stadhouders, Нидерланды) — бас-гитара, эффекты
    Трио: Кристоф Курцманн (Christof Kurzmann, Австрия) — электроника, Курт Лидварт (Россия) — электроника, Тим Дэйзи (Tim Daisy, США) — ударные и перкуссия
    Дуэт: Christof Kurzmann and Ken Vandermark (США) — саксофоны, кларнет
    Квартет: Кен Вандермарк (Ken Vandermark) — саксофоны, Яспер Стадхоудерс (Jasper Stadhouders, Нидерланды) — бас-гитара, эффекты, Тим Дэйзи (Tim Daisy, США) — ударные и перкуссия, Балаж Панди (Balázs Pándi, Венгрия) — ударные и перкуссия
  • 23 ноября, четверг. Made To Break
    Кен Вандермарк — тенор-саксофон, баритон-саксофон, кларнет; Кристоф Курцманн — электроника; Яспер Стадхоудерс — бас-гитара; Тим Дэйзи — ударные

ВИДЕО: Made To Break «Dial The Number», джаз-фестиваль в Скопье, Македония, 2016

Культурный центр «ДОМ» (Б. Овчинниковский пер 24/4, м. Новокузнецкая, тел. +7(495)953-7236). Начало в 20:00.
Стоимость входного билета на один концерт – 1500 ₽. Двухдневный абонемент – 2500 ₽ в предпродаже в КЦ «ДОМ»

Вандермарк на обложке «Джаз.Ру»Перед выступлением Кена Вандермарка в Москве саксофонист, который неоднократно давал интервью «Джаз.Ру» и даже был на обложке бумажного «Джаз.Ру» №6/7-2011, вновь обратился к нашим читателям. На этот раз с ним беседовал Богдан Кравцов. Интервью состоялось в Сант-Анна-Аррези на острове Сардиния.
ДАЛЕЕ: полный текст интервью Кена Вандермарка журналу «Джаз.Ру»  Читать далее «Чикагский саксофонист Кен Вандермарк: двухдневная «резиденция» в Москве — интервью «Джаз.Ру»»

Хранитель традиций классического американского джаза вокалист Джейми Дэйвис возвращается в Москву

1 декабря в Большом зале Центрального Дома кино выступает американский вокалист Джейми Дэйвис (Jamie Davis). Концерт Джейми Дэйвиса пройдет в сопровождении московского джазового оркестра «BO»Jazz Big Band под управлением Игоря и Полины Ямпольских, который образован на базе ансамбля «BO»Jazz Band, известного в мире танцев в стиле свинг.

Jamie Davis
Jamie Davis

Джейми Дэйвис родился в 1949 г. и пел с раннего детства — сначала, как многие афроамериканцы, в церковном хоре (его отец был пастором в молитвенном доме протестантов-пятидесятников). Уже в 13 лет у него в Мэнсфилде, штат Огайо, была собственная группа, в которой он пел джазовые баллады и ритм-н-блюз. В годы обучения в Университете штата Огайо он изучал классический вокал, а в конце 60-х, проходя военную службу в армии США, пел в армейском вокальном ансамбле Government Issue. Затем Джейми учился в Нью-Йорке у знаменитого гарлемского преподавателя вокала Эдварда Боутнера, а в 1975 перебрался в Сан-Франциско, где работал со многими выдающимися джазовыми музыкантами. Среди них были Милт Джексон, Эдди Хендерсон, Дейв Либман, Фарао Сандерс и многие другие.

С 1997 г. Джейми поменял вектор деятельности: теперь он называет себя «путешествующим джазовым вокалистом», активно перемещается по миру, работая с джазовыми музыкантами разных стран. Он подолгу выступал в Италии, Испании, Швейцарии, Германии. Но притяжение американского джазового сообщества не отпускало его: в 2000 г. он стал вокалистом одного из старейших в мире джазовых биг-бэндов — оркестра Каунта Бэйси. Сам прославленный бэндлидер ушёл из жизни в 1984, но оркестр его имени существует до сих пор; в начале 2000-х в нём было ещё много ветеранов джазовой сцены, работавших в бэнде при Бэйси. Наследуя великим джазовым певцам прошлых десятилетий, выступавших с оркестром в «золотую эру» джаза — прежде всего Джимми Рашингу, Билли Экстайну и Джо Уильямсу — Дэйвис овладел в легендарном коллективе всем разнообразием классического джазового репертуара 1950-60-х гг.

После трёх лет работы в оркестре имени Бэйси вокалист продолжил сольную карьеру, в ходе которой продолжает много путешествовать. Несколько раз он выступал и в России.

Перед новым приездом в Москву певец ответил на несколько вопросов «Джаз.Ру».

Jamie Davis
Jamie Davis

Джейми, это не первый ваш приезд в Россию. Московская аудитория вас знает и любит. Будет ли что-то новенькое в программе вашего концерта?

Для этого выступления я подготовил новые отличные аранжировки. Нужно постоянно обновлять свою «оркестровую тетрадь» — подборку аранжировок для выступлений с биг-бэндами!

Менялось ли со временем ваше отношение к джазу, понимание этой музыки, возможно — интерпретация пьес?

Что касается отношения к джазу: я вырос в доме, где джаз был любимой музыкой. Как младший в семье, я имел возможность слышать все направления джаза за всю его историю: от спиричуэлс и блюза до авангарда, от кул-джаза до свинга, бибопа, биг-бэндов, фьюжн и смут-джаза!

Вы преподаёте в США? Даёте ли мастер-классы по джазовому вокалу?

Часть жизни путешествующего джазового вокалиста — это передача своих концепций и опыта молодым поколениям. В этом смысле да, я даю мастер-классы. Но что касается работы в системе музыкального образования — нет, в университетах я не преподаю (большинство консерваторий и музыкальных колледжей в США работают в составе университетов. — Ред.).
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Джейми Дэйвиса, билеты, координаты, ВИДЕО!  Читать далее «Хранитель традиций классического американского джаза вокалист Джейми Дэйвис возвращается в Москву»

Интервью «Джаз.Ру»: саксофонист-новатор Дерек Браун вновь отправляется в тур по России

Юрий Льноградский,
зам. главного редактора «Джаз.Ру»
YL

anonsС 1 по 24 ноября по России будет гастролировать Дерек Браун (Derek Brown) – саксофонист-новатор из Чикаго, чей первый приезд в нашу страну состоялся совсем недавно, в марте. Тогда Браун дал «Джаз.Ру» предварившее тур большое интервью, однако второй за полгода тур в два с лишним десятка концертов — достижение, что и говорить, достаточно заметное, чтобы задать артисту несколько новых вопросов.

Derek Brown

Для начала — неизбежное представление музыканта. Дерек стремительно приобретает известность в мире со своим проектом BEATBoX SAX (именно так сам он пишет это название), в рамках которого он выступает в одиночку и не пользуется какой бы то ни было процессорной электроникой и фонограммами. В своих шоу Браун объединяет диаметрально противоположные составляющие — как в содержательной, так и в технической их части. С одной стороны, в его репертуаре – смесь из джазовых стандартов, классических произведений, хитов рок- и поп-музыки (вплоть до Джастина Бибера!) и авторских пьес. С другой стороны – он в состоянии совмещать игру на саксофоне, пение и специфический битбокс, который именно использованием саксофона отличает Брауна от множества «обычных» битбоксеров. Многие звуковые эффекты, которые он использует, в принципе невозможны для человеческого горла самого по себе.

Дерек живёт в Чикаго, активно гастролирует и имеет именные контракты на обеспечение со стороны ведущих производителей инструментов и оборудования (Legere Reeds, JodyJazz, P.Mauriat, BG, AKG). Собственный канал на Youtube принёс Брауну известность, о которой могут только мечтать многие «нормальные» джазмены: сегодня у него десятки тысяч подписчиков и миллионы просмотров, а найденные им решения изучаются и тиражируются студентами.

В первом российском туре Браун выступил на двадцати трёх сценах городов от Калининграда до Хабаровска. Как и положено, гастроли эти породили множество совершенно невообразимых историй. Особо выделяются среди них три концерта на Дальнем Востоке, за которые местный организатор Антон Кладницкий попросту решил не расплачиваться — хотя, справедливости ради, это стало проблемой не для самого Брауна, а для приглашавшей его в Россию продюсерской компании. Как бы то ни было, поездка была крайне успешной во всех творческих и персональных смыслах, а волна интереса к артисту стала причиной заинтересованности в нём фестиваля «Джазовая Провинция» — который, собственно, и спровоцировал идею возвращения Дерека уже через полгода.

ДАЛЕЕ: интервью Дерека Брауна, видео, полное расписание концертного тура по России в ноябре 2017 г. Читать далее «Интервью «Джаз.Ру»: саксофонист-новатор Дерек Браун вновь отправляется в тур по России»

Интервью саксофонистки Ингрид Лауброк: «Мне всегда нравились как импровизация, так и композиция!»

23 октября в Культурном центре «ДОМ» завершается VII фестиваль Гёте-Института «Джаз осенью». Заключительный концерт фестиваля станет мировой премьерой: давно и хорошо знакомые друг с другом немецкая саксофонистка Ингрид Лауброк и нидерландский бас-гитарист Люк Экс впервые выступят дуэтом, который так и называется — Ingrid Laubrock & Luc Ex. В свободной импровизации и композициях Ингрид Лауброк стремится к максимальному разнообразию. Её соло на теноре и альте одновременно лаконичны и наполнены смыслом, а богатое мелодическое измерение, заставляющее вспомнить Ли Коница, помещается в абстрактный контекст европейской интеллектуальной музыки. Нидерландский басист Люк Экс практикует подход «компровизации», заключающийся в сочетании тщательно прописанного материала со свободной импровизацией каждого голоса ансамбля. Экспрессивная манера игры Экса — отголосок панковского бэкграунда музыканта, получившего известность по игре в анархо-панк-группе The Ex.

Перед премьерным выступлением дуэта в Москве обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново взял интервью у Ингрид Лауброк.

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

 

 

Ingrid Laubrock
Ingrid Laubrock

Отличается ли ваше взаимодействие с Люком Эксом в дуэте от того, как вы взаимодействуете друг с другом в его группе Assemblée?

— Это будет наше первое выступление дуэтом, вот мы и узнаем! Уверена, что взаимодействовать мы будем по-другому. Во-первых, поскольку инструментальный состав будет другой, во-вторых, потому что концерт будет полностью импровизационным. В Assemblée мы играем пьесы Люка.

Вы часто играете с другими саксофонистами. Ваше взаимодействие с ними отличается от взаимодействия с другими музыкантами?

— Когда играешь с другими саксофонистами, знание особенностей инструмента может быть одновременно источником как удовольствия, так и трудностей. Нужно быть уверенным в собственных идеях, чтобы тебя не сбили с пути. Но благодаря совместной игре и тому, что мы хорошо знаем свои инструменты, происходит и что-то магическое. И, конечно, мы всякий раз чему-то учимся друг у друга.

Вы часто собираете ансамбли с необычным инструментальным составом. Вы изначально сознательно планируете, что у вас будет ансамбль с такими-то и такими-то инструментами, или всё в большей степени зависит самих музыкантов, с которыми вы хотите играть?

— Справедливо и то, и другое. Личности музыкантов для меня очень важны, но и оркестровка тоже. Иногда всё зависит исключительно от личностей, и я экспериментирую, не учитывая конкретные инструменты. В других случаях имеет место специфическая инструментовка, потому что таков был мой замысел. Я как композитор люблю, когда выполняются оба условия. К счастью, в Нью-Йорке, где вокруг столько талантливых музыкантов, так обычно и происходит.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Ингрид Лауброк, билеты, ВИДЕО  Читать далее «Интервью саксофонистки Ингрид Лауброк: «Мне всегда нравились как импровизация, так и композиция!»»

Jazz Across Borders, Санкт-Петербург: исполнительный продюсер JAB Роман Христюк — интервью «Джаз.Ру»

NEW: полная программа форума-фестиваля Jazz Across Borders-2017

Как мы уже сообщали, 17-18 ноября в рамках VI Санкт-Петербургского международного культурного форума пройдёт Jazz Across Borders (JAB) — первая профессиональная джазовая конференция в России. Наше первое сообщение об этом проекте фокусировалось, прежде всего, на открывшейся 11 октября  регистрации для джазовых музыкантов, которые хотели бы участвовать в программе шоукейсов JAB. Сегодня о проекте в видеоинтервью более подробно рассказывает Роман Христюк, исполнительный продюсер JAB, директор международных проектов Igor Butman Music Group.

INTERVIEW SCREENSHOT
интервью можно также просмотреть на канале «Джаз.Ру» в YouTube

Вопросы Роману задаёт главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков. JAB по-английски читается как «джеб», а джеб в боксе — это короткий прямой удар левой рукой, преимущественно в челюсть. Кого будут бить, как на это попасть и что вообще ожидается на первой в отечественной истории встрече игроков джазовой индустрии, музыкантов и слушателей? Об этом — 12-минутное интервью Романа Христюка.

Подробности в сообщении «Джаз.Ру» от 11 октября
Сайт Jazz Across Borders
Событие в социальной сети Facebook



Германский новоджазовый барабанщик Пауль Ловенс: интервью «Джаз.Ру» перед выступлениями в Москве

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив «Джаз.Ру» и Гульнара Хаматова)
GD

Как мы уже сообщали, в Москве стартовал VII фестиваль «Джаз осенью», организованный Гёте-Институтом в культурном центре «Дом». Фестиваль представляет московской публике поисковые, экспериментальные направления европейской музыки, прежде всего — из Германии.

Пожалуй, одним из главных событий фестиваля можно назвать приезд в Москву барабанщика Пауля Ловенса, с 1969 года прочно вошедшего в круг лидеров европейского движения свободной импровизации и выработавшего оригинальный стиль с индивидуальной подборкой перкуссионных инструментов и объектов. На фестивале Ловенс сыграет сразу в двух коллективах — PaPaJo Trio и Schlippenbach Trio.

Paul Lovens (photo © Gulnara Khamatova, 2010)
Paul Lovens (photo © Gulnara Khamatova, 2010)
  • 6 октября, пятница: Paul Hubweber’s PaPaJo Trio: Пауль Хубвебер (Paul Hubweber) — тромбон, голос; Джон Эдвардс (John Edwards) — контрабас; Пауль Ловенс (Paul Lovens) — ударные
  • 7 октября, суббота: Schlippenbach Trio: Александр фон Шлиппенбах (Alexander von Schlippenbach) — фортепиано, Эван Паркер (Evan Parker) — саксофон, Пауль Ловенс (Paul Lovens) — ударные

Это будет второе выступление Ловенса в Москве: в первый раз он играл в российской столице со «Шлиппенбах Трио» в 2010 г. (см. «Полный Джаз 2.0» от 12.09.2010. Schlippenbach Trio в Москве: «пылкий Шлиппенбах» и другие). Перед новым приездом в Москву музыкант ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.

Что вы можете сказать о ваших партнёрах по триоPaPaJo Trio, Пауле Хубвебере и Джоне Эдвардсе, о работе с ними, о самом трио?

— Изначально на контрабасе в трио играл покойный Петер Ковальд. После его смерти мы с другим Паулем стали искать подходящего контрабасиста. Мы слышали о Джоне и слышали его игру, попросили его присоединиться к нам, и с первого концерта стало ясно, что Джон с его неповторимой способностью привносить в игру мощную энергию и свежесть — это был правильный выбор. Его игра идеально подошла к исследовательскому подходу Хубвебера к игре на тромбоне. Я просто прыгал от радости — и вот уже больше десяти лет мы играем вместе.
ВИДЕО: Paul Hubweber’s PaPaJo

Какие из актуальных проектов с вашим участием вы бы упомянули как наиболее важные? Кто из ваших партнёров более других повлиял на вас, стал для вас источником вдохновения?

— В течение всех этих десятилетий работы над, в и со свободной импровизацией меня много раз приглашали самые разные музыканты, и я много раз выбирал самых разных музыкантов. На сегодняшний день я научился соглашаться на участие только в тех составах, которые гарантируют максимум индивидуальной свободы во имя совместно достигаемого высокого музыкального качества. То есть я играю только в ансамблях, которые достигли такого уровня, или в более молодых проектах, у которых явным образом есть необходимый потенциал и которые явным образом двигаются в таком направлении.

Что касается второй половины вашего вопроса, то это без сомнения один английский саксофонист, с которым я работаю уже пятьдесят лет (Эван Паркер. — Ред.) И я вам скажу, почему он занимает в моей жизни такое место: он научил меня, как слушать, — слушая меня.

Paul Lovens, Evan Parker (pnoto © Gulnara Khamatova, 2010)
Paul Lovens, Evan Parker (pnoto © Gulnara Khamatova, 2010)

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Пауля Ловенса  Читать далее «Германский новоджазовый барабанщик Пауль Ловенс: интервью «Джаз.Ру» перед выступлениями в Москве»

Интервью «Джаз.Ру». Пианист Дмитрий Илугдин: в тон-студии «Мосфильма» идёт работа над новым альбомом

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру» (текст, фото)
Видео: редакция «Джаз.Ру»
CM

24-26 июля в одной из лучших звукозаписывающих студий российской столицы, тон-студии концерна «Мосфильм», шла запись нового джазового альбома. Пианист Дмитрий Илугдин записывал новый альбом своей авторской музыки, написанной для его акустического трио, в которое входят также контрабасист Виктор Шестак и барабанщик Пётр Ившин.

Пётр Ившин, Дмитрий Илугдин, Виктор Шестак
Пётр Ившин, Дмитрий Илугдин, Виктор Шестак

Дмитрий Илугдин появился на большой джазовой сцене студентом Российской Академии музыки им. Гнесиных на рубеже столетий — и сразу штатным клавишником легендарного ансамбля саксофониста Алексея Козлова «Арсенал». Около десяти лет Илугдин отыграл в «Арсенале», много сотрудничал с Алексеем Семёновичем и вне рамок группы: например, у них записан и вышел на ArtBeat Music дуэтный альбом «Переосмысленная классика» (2012). Илугдин — прекрасный пианист, но благодаря работе в «Арсенале» и затем в фьюжн-группах Vision of Sound (с бас-гитаристом «Арсенала» Евгением Шариковым) и Sky Music (с саксофонистом Олегом Киреевым) чаще появлялся в поле зрения публики как исполнитель на электронных клавишных. Тем не менее, ещё в семилетней давности интервью «Джаз.Ру», которое наш автор Александр Никитин посвятил участию Илугдина в проекте Sky Music, Дмитрий говорил:

— …я совершенно не могу заставить себя пройти мимо живого рояля. Я очень люблю акустический джаз и сильно по нему скучаю, потому что так сложилось, что я больше играю на электронных клавишах. Мне это очень нравится, но акустического джаза мне не хватает. Я даже подумываю собрать свой акустический квартет.

Дмитрий Илугдин
Дмитрий Илугдин

И два года спустя, в 2012, на ArtBeat Music вышел первый сольный альбом Дмитрия Илугдина именно как джазового пианиста, исполнителя на акустическом рояле — «Никитский Бульвар». Правда, на альбоме звучали и электронные клавишные, и записан он был в формате не акустического квартета, а трио с бас-гитарой — но впоследствии Илугдин в концертной работе сфокусировался на акустическом трио (фортепиано, контрабас, ударные), и этот ансамблевый формат стал для Дмитрия основным на следующие пять лет, в течение которых он набирал материал для второй сольной работы, на сей раз строго акустической.

Дмитрий Илугдин в тон-студии концерна «Мосфильм»
Дмитрий Илугдин в тон-студии концерна «Мосфильм»

Что это за альбом, какой материал для него подготовлен, как идёт работа над ним — Дмитрий Илугдин рассказывает в видеоинтервью «Джаз.Ру», которое мы сняли на «Мосфильме» 25 июля. Наши читатели не могут попасть в студию, где музыканты записывают новые работы, но мы можем сделать это за читателей — и поделиться увиденным!
ДАЛЕЕ: видео — интервью Дмитрия Илугдина и ход студийной работы! 

Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Пианист Дмитрий Илугдин: в тон-студии «Мосфильма» идёт работа над новым альбомом»

Пётр Дмитриев, Радио JAZZ 89.1 FM: «Джаз — слишком высокий жанр, чтобы слушать его фоном»

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

В московском вещательном регионе становится всё меньше и меньше джаза в радиоэфире. Закрытие авторских джазовых программ на государственных радиоканалах в течение последних трёх лет — только одна сторона этого процесса. Тем отраднее факт продолжения существования в Москве специализированной радиостанции Радио JAZZ 89.1 FM, которая работает с осени 2002 г. Летом 2014 г. станция вошла в состав «Мультимедиа Холдинга», в который входят также «Наше радио», «Best FM» и «Rock FM». До этого прежние версии «Радио Джаз» специализировались на «гладком джазе» (smooth jazz) и тому подобной комфортно-фоновой «новой музыке для взрослых» — именно так, New Adult Contemporary, назывался появившийся на рубеже 1980/90-х в Калифорнии американский радиоформат, в соответствие с которым (на совершенно иной слушательской базе) пытались привести номинально джазовую радиостанцию её прежние владельцы. Но после перехода станции к «Мультимедиа Холдингу» эфир Радио Jazz 89.1 FM начал быстро меняться, и радиостанция предприняла значительные усилия, чтобы стать более заметным игроком на музыкальном рынке — причём именно в джазовом его сегменте. Тут и вручение ежегодной премии «Все цвета джаза», среди лауреатов которой за три года — и саксофонист, бэндлидер и продюсер Игорь Бутман, и пианист, композитор и бэндлидер Анатолий Кролл, и лидер российской джазовой педагогики саксофонист Александр Осейчук, и продюсер фестивалей «Усадьба Джаз» Мария Сёмушкина, и главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков. Тут и активная информационная поддержка множества джазовых проектов московского региона — фестивалей, концертов, выпуска альбомов… В сентябре 2016 тогдашний программный директор Радио Jazz 89.1 FM Анна Рогачёва заявила о стремлении радиостанции активнее участвовать в джазовой жизни Москвы в ходе панельной дискуссии «Продвижение российских джазовых артистов и самоорганизация джазового сектора музыкального рынка», которая прошла в рамках работы впервые организованного объединённого стенда «Российская джазовая сцена» на выставке NAMM MusikMesse Russia (см. репортаж «Джаз.Ру»).

Вообще говоря, мы много писали об изменениях в эфирной политике «Радио Джаз»: достаточно вспомнить публикации «Джаз.Ру» 2002, 2003, 2014, 2016 годов. Так что мы не можем не осветить и ещё одно изменение: с марта 2017 у Радио Jazz 89.1 FM новый программный директор — Пётр Дмитриев, который раньше работал на этой же станции музыкальным редактором. И вот редактор «Джаз.Ру» встретился с новым PD станции, чтобы побеседовать с ним о том, что и как меняется в эфире единственной джазовой станции московского вещательного региона.

Пётр Дмитриев
Пётр Дмитриев

Давайте начнём с главного. Смена программного директора на станции обычно ведёт к изменениям в эфире. Что ваше назначение означает для станции, что будет меняться и что меняется уже сейчас?

— Радио JAZZ 89.1 FM часто включают, чтобы послушать фоном приятную музыку. Нам было важно выйти на новый уровень. Ведь джаз — слишком высокий жанр, чтобы слушать его только фоном. Это было довольно рискованно. Вдруг люди хотят именно фоновое радио, и чтобы оно таким и оставалось? Тем не менее, на воскресный вечер мы поставили в эфирную сетку первую тематическую программу — «Концерт-холл». Это был уже не просто стандартный плейлист, а целый концерт. Потом понемногу решили давать небольшие комментарии между песнями. Так у радиостанции появился голос.

Затем у нас появились две авторские программы. Одна из них называется «Год музыки», её ведет Нарек Арутюнянц. Он выбирает какой-то определенный год и рассказывает об интересных и запоминающихся событиях этого года в джазовой и околоджазовой музыке, а также в мировой истории.

Вторая программа — «Ритмы». Ведущего зовут Анатолий Айс. У него огромная коллекция джазовой и довольно редкой музыки. В программе звучит много неосоул и фанка разных периодов, а иногда даже почти хип-хоп на джазовый манер.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью нового программного директора Радио Jazz 89.1 FM Петра Дмитриева  Читать далее «Пётр Дмитриев, Радио JAZZ 89.1 FM: «Джаз — слишком высокий жанр, чтобы слушать его фоном»»