Берлинский джазмен Себастьян Студницки: «Я не трубач и не пианист — я музыкант»

Артём Липатов AL

interviewВ Москву приезжает известный немецкий джазмен — трубач и клавшник Себастьян Студницки (Sebastian Studnitzky; по-немецки его фамилия произносится Штудницки. — Ред.). Участник Jazzanova и Mezzoforte приезжает с новейшим собственным проектом Memento, в которым воедино сплелись академическая музыка, джаз и электроника. В преддверии концерта в Доме Кино 16 ноября мы связались с музыкантом, только что вернувшимся домой в Германию с Международного джазового фестиваля в Баку.

Как прошло выступление в Баку, какие впечатления?

Всё было прекрасно, я представлял там свой новейший проект, Memento, выступал с местным струнным квартетом, всё прошло более чем прекрасно!

Sebastian Studnitzky
Sebastian Studnitzky

Давайте начнем сначала, от корней, так сказать. Как рождалась ваша страсть к музыке, как вы стали музыкантом?

Мой отец — дирижёр, и ещё он возглавлял музыкальную школу, так что мои отношения с музыкой начались очень рано. На фортепиано я начал играть в четыре года, на трубе — в девять; начинал я, понятно, с классической музыки, потом увлёкся джазом — и какое-то время на рояле играл классическую музыку, а на трубе — джаз. Джазовую трубу я изучал сначала в Штутгарте, затем в США, в Бостоне, в колледже Бёркли. Изучал композицию, оркестровку…

То есть вопрос, чем заниматься, перед вами не стоял?

Да, все было ясно с малых лет.

И не было никакого внутреннего противоречия?

Нет, абсолютно никакого. Потом, родители всегда поддерживали меня: ведь начать заниматься музыкой в четыре года — это было моё собственное желание. Единственное, когда пришлось побороться — это когда я решил играть джаз, это правда.

Вы были участником многих коллективов, у вас есть собственное трио, но вот что интересно — я впервые узнал ваше имя по компакт-диску, выпущенному в России в 2000 году. Странно, правда? Это был альбом группы Orbit Experience.

— Как же, как же! Это история довольно забавная. И чтобы её рассказать, надо вернуться не на семнадцать лет назад, а на все двадцать. Я выступал в России… это было в Саратове, кажется. Нет, в Самаре! И я потерял визу. Листок с визовой отметкой выпал из паспорта, наверное — до сих пор так и не могу понять, как я умудрился его потерять… может быть, много выпил: Россия, водка, сами понимаете. И выехать за пределы России я поэтому не мог. Пришлось остаться на десять дней, пока мне не выправят новую визу. Было мне одиноко, чувствовал я себя выброшенным на обочину жизни, и в самарском аэропорту я столкнулся с музыкантами. Навстречу мне шли ребята восточной наружности с инструментами, и я завязал с ними разговор… Рассказал им о своей печальной судьбе, а они мне: «Да что там, давай с нами, ты же музыкант? У нас тут концерты, сыграешь с нами!» Концерт, к слову, намечался в тот же день вечером. Они отвезли меня обратно в город, в гостиницу. Я понятия не имел, что это за группа, а это были «А-Студио»! И я, значит, играл с ними и подружился — вплоть до того, что мои партии есть на двух их альбомах. Они приглашали меня в Казахстан, я выступал с ними в Алматы… Собственно, так начались мои тесные отношения с Россией — я постоянно ездил сюда по приглашению моих друзей, «А-Студио», и где я только с ними не выступал — от роскошнейших концертных залов до каких-то закрытых вечеринок у непонятных людей мафиозного вида… Двадцать лет назад… это было занятное время, вы же помните, да? Ну и я начал обрастать какими-то связями в музыкальном мире России, что и привело в конце концов к выпуску этого альбома на Boheme Music.

Orbit Experience в Москве, апрель 1999
Orbit Experience в Москве, апрель 1999

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Себастиана Штудницки  Читать далее «Берлинский джазмен Себастьян Студницки: «Я не трубач и не пианист — я музыкант»»

KAOS Protokoll в России: басист Бенедикт Виланд рассказывает о судьбе импровизатора в Швейцарии

Татьяна Балакирская TB

interviewСо  швейцарской музыкой в России в последнее время дела обстоят неплохо. Благодаря деятельности фонда Pro Helvetia и активности отдельных российских промоутеров за последние несколько лет в самых неожиданных местах, от городов-миллионников до небольших посёлков, был представлен широчайший спектр артистов: от радикальных шумовиков до математически точных авангардных оркестров, от адептов саундскейпа до военных ансамблей и сюрреалистических музыкальных перформеров. Швейцарское трио KAOS Protokoll уже в третий раз возвращается в Россию с гастролями. С одной стороны, этот коллектив достаточно ёмко иллюстрирует то, что происходит на музыкальной сцене Швейцарии, а с другой — стоит особняком. То, что играют Бенедикт Виланд (бас), Фло Райхле (барабаны) и Марк Штукки (саксофон), лежит в области эксперимента, исследования — однако эксперимент этот, на первый взгляд кажущийся игрой разума, несёт в себе безусловный мощный природный эмоциональный заряд, игнорировать который совершенно немыслимо. И оттого неприкрытая эклектичность, хаотичность «Протокола» не искусственна, не притянута за уши. Это не искусство ради искусства, не метод ради метода. Это быстро сменяющийся ландшафт за окном скоростного поезда, это лихорадочные видения, это отражение сознания homo novus (человека нового), homo mirabilis («человека удивительного»).

KAOS Protokoll
KAOS Protokoll

KAOS Protokoll описывают свой стиль как джаз-панк с элементами электроники, отмечают влияние Фрэнка Заппы, Джона Зорна и The Bad Plus. Разумеется, тому, кто собирается посетить концерт группы впервые, это самоописание будет вполне достаточным для решения «пойти или не пойти». Однако упаси вас даже и допустить мысль об эпигонстве. Виланд, Штукки и Райхле оставляют слушателю примерно такое же чувство, как и их прославленные предшественники. Неоднозначность, многослойность, какая-то тревожная недосказанность и… что-то ещё. Попробуем поговорить об этом с лидером трио, Бенедиктом Виландом.

На вашем официальном сайте нет информации об участниках группы — обычному посетителю неизвестен ни ваш возраст, ни образование, ни музыкальные предпочтения, ни какие-либо исторические сведения. Может быть, расскажете всё-таки, кто есть кто?

— Вообще в джазовом сообществе, действительно, обычно принято рассказывать об участниках ансамбля, о том, кто с кем играл и кто с чего начинал, и всё такое прочее. Почему-то мне такой подход не нравится. Когда мы говорим об ансамбле (неважно, в каком стиле он играет), нам стоило бы говорить о том, откуда происходит ансамбль, что делает он. Для меня это всегда было важно. Это не трио Бенедикта Виланда, это коллектив, единое целое. Поэтому я однажды и сказал, что не хочу никаких биографий на сайте, никаких сведений о том, кто где учился. Конечно, какая-то информация о том, кто оказал влияние на наш подход, стиль и саунд, есть, и на сайте мы её опубликовали.

Benedikt Wieland
Benedikt Wieland

Нет, я не хочу ничего скрывать, разумеется, и я всегда могу рассказать, какой музыкальный вуз я посещал. Но, понимаете… Вот ты ходишь в музыкальное учебное заведение. В Швейцарии музыкальное образование достигло достаточно высокого уровня, проходят доступные мастер-классы с людьми уровня Брэда Мелдау, Джозефа Боуи и других известных музыкантов. Но после обучения тебе нужно находить свой собственный путь. И всё обстоит не так, как в классической музыке — где, возможно, более важно, откуда ты. В джазе, когда ты присоединяешься к новой группе, это тебе ничем не поможет. Вот абсолютно неважно, где ты учился. Главное — кто есть ты, что ты из себя представляешь, что ты играешь.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Бенедикта Виланда из трио KAOS Protokoll, ВИДЕО  Читать далее «KAOS Protokoll в России: басист Бенедикт Виланд рассказывает о судьбе импровизатора в Швейцарии»

Британский саксофонист Джон Бутчер: интервью «Джаз.Ру» к приезду в Москву

interview6 ноября в рамках фестиваля «Джаз осенью — Impro» , организованного Гёте-Институтом в Москве, в культурном центре «Дом» играет Blume / Butcher/ De Joode Trio.

«Между лаской и наглостью» — так описал немецкий музыкальный критик Ульрих Рюденауэр подход к инструментам, который исповедует трио немецкого барабанщика Мартина Блуме (Martin Blume), нидерланского контрабасиста Вилберта де Йоде (Wilbert de Joode) и британского саксофониста Джона Бутчера (John Butcher). «В начале их самого первого совместного выступления они казались отдельными планетами, погруженными в себя музыкантами: каждый, с закрытыми глазами, был сосредоточен на собственном видении, — продолжает Рюденауэр. — Но вскоре пошёл мощный диалог, открывший дорогу полногласным вопросам и ответам». В завершении своего отзыва критик пишет, что музыканты уже к концу этого самого первого выступления играли так, как будто были знакомы долгие годы.

Blum / De Joode / Butcher Trio (photo © Hannes Schneider)
Blume / De Joode / Butcher Trio (photo © Hannes Schneider)

Барабанщик Мартин Блуме, которому около десяти лет назад пришла в голову идея создания этого трио, на сцене он уже больше тридцати лет. В дуэтах, трио и квартетах Блуме поработал чуть ли не со всеми ведущими импровизаторами Германии, Европы и мира — включая Петера Брётцманна, Петера Ковальда, Кена Вандермарка, Фила Минтона и многих других. В течение многих лет он также был организатором фестивалей в Рурской области — Ruhr Jazz Festival и Open Systems.

Голландец Вилберт де Йоде — один из наиболее востребованных контрабасистов на европейской импровизационной сцене — в отличие от многих других нидерландских импровизаторов, не стал членом Instant Composers Pool, знаменитого ансамбля-лаборатории джазово-авангардных музыкантов (хотя, конечно, он играл и играет с некоторыми его участниками — в частности, с саксофонистом Абом Баарсом: Де Йоде уже много лет входит в состав Ab Baars Trio). Де Йоде работает также в области соединения музыки с изобразительным искусством и театром.

Лондонский саксофонист Джон Бутчер — из тех импровизаторов, кто постоянно совершенствует звучание инструмента, разрабатывает и использует новые способы звукоизвлечения, разнообразит звуковую палитру. Бутчер также принадлежит к тем, кто не будет играть ни по чьим правилам, кого слушать порой бывает нелегко, кого слушать — целая работа. До начала 1980-х он занимался физикой, но бросил науку, поскольку, по собственным словам, предпочёл предоставленности ученого самому себе сотрудничество с партнерами и необходимости быть в согласии с реальностью — возможность создавать собственную реальность.
ВИДЕО: Джон Бутчер

6 ноября. Начало в 20:00. Стоимость входного билета: в предварительной продаже — 1000 рублей; в день концерта — 1300 рублей. Стоимость абонемента на все концерты фестиваля — 3500 рублей.

Культурный центр «ДОМ»: Большой Овчинниковский переулок, 24, строение 4 (м. Новокузнецкая), тел.: 8 (495) 953-72-36


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

Перед выступлением в Москве Джон Бутчер дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.

John Butcher
John Butcher

О вашем трио с Мартином Блуме и Вилбертом Де Йоде не так уж много легкодоступной информации. Не могли бы вы рассказать о нём поподробнее?

— Это трио сформировал Мартин Блуме около десяти лет назад. Мне в течение многих лет случалось играть с ним время от времени, но у нас не было совместного ансамбля, который выступал бы регулярно. Трио просуществовало примерно год, а потом где-то год назад Мартин решил возобновить его. Так что это ни для кого из нас этот ансамбль не является чем-то постоянным, хотя у него есть своя история.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью саксофониста Джона Бутчера  Читать далее «Британский саксофонист Джон Бутчер: интервью «Джаз.Ру» к приезду в Москву»

«Джаз.Ру»: избранное. К 60-летию валторниста. Аркадий Шилклопер: «Я балансирую…»

interview17 октября отмечает 60-летний юбилей валторнист, флюгельгорнист и мастер импровизации на ряде редких духовых инструментов Аркадий Шилклопер.

Аркадий Шилклопер (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Аркадий Шилклопер (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

В автобиографии на «Джаз.Ру», открытой в 1998 г., он лаконично пишет:

Родился в Москве 17.10.1956. С 6 лет играл на альтгорне в духовом оркестре при Доме пионеров Кунцевского района Москвы.
1967-1974 гг. — воспитанник Московской военно-музыкальной школы.
1974-1976 гг. — солдат срочной службы в оркестре Военно-политической академии им. Ленина.
1976-1981 гг. — студент Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных (ныне Российская Академия музыки им. Гнесиных) по классу валторны.
1978-1985 гг. — артист оркестра Большого Театра СССР.
1985-1989 гг. — артист Академического симфонического оркестра Московской государственной филармонии.
В 1976-1978 параллельно с занятиями в ГМПИ им. Гнесиных учился в Московской экспериментальной студии музыкальной импровизации (ныне — Московский колледж импровизационной музыки).
1984-1986 гг. — первый серьёзный джазовый опыт в дуэте с контрабасистом Михаилом Каретниковым. (Дуэт выпустил на «Мелодии» альбом «Движение» (1986) и в числе первых советских джазовых ансамблей по специальному приглашению выступил в 1988, уже после прекращения регулярной совместной работы, на джаз-фестивале Лайонела Хэмптона в США. — Ред.)
1985-1989 гг. — играл в ансамбле «Три О» вместе с Сергеем Летовым (саксофоны, флейты) и Аркадием Кириченко (туба, вокал).
С 1988 регулярно выступал в дуэте с пианистом Михаилом Альпериным. Альбом дуэта «Wave Of Sorrow», выпущенный в 1989 г. фирмой ECM, становится первым ЕСМ-овским альбомом в российской джазовой дискографии.

Позднее участвовал в записи ещё трёх альбомов Миши Альперина для ЕСМ: «North Story» (1997), «First Impression» (1999) и «Her First Dance» (2008).
В 1990 г. дуэт Альперин-Шилклопер приглашает к сотрудничеству энтузиаста русского аутентичного фольклора Сергея Старостина (вокал, кларнет, этнические инструменты). Ансамбль получает название Moscow Art Trio. Трио регулярно гастролировало и в 1990-е было едва ли не самым известным этно-джазовым коллективом из России. Альбомы Moscow Art Trio выходили на российской фирме Boheme Music и на немецкой Jaro.
ДАЛЕЕ: продолжение биографии и интервью Аркадия Шилклопера, много ФОТО, АУДИО, ВИДЕО  Читать далее ««Джаз.Ру»: избранное. К 60-летию валторниста. Аркадий Шилклопер: «Я балансирую…»»

Арт-директор «Джазовой провинции» Леонид Винцкевич зовёт на концерты 21-го фестиваля в 11 городах

interviewС 28 октября по 12 ноября в 11 городах и населённых пунктах России пройдёт XXI международный фестиваль «Джазовая провинция». В этом году фестивальные концерты (от одного до пяти в каждом пункте) примут Курск, Воронеж, Орёл, Тула, Ясная Поляна (Тульская обл.), Подольск (Московская обл.), Калуга, Брянск, Белгород, Липецк и Владимир. В фестивале участвует несколько десятков музыкантов, которые представляют 15 стран: это Армения, Бразилия, Великобритания, Германия, Израиль, Норвегия, Россия, Сербия, Словакия, США, Финляндия, Франция, Чехия, Швейцария и Эстония.

Среди участников фестиваля этого года — американский Marion Cowings & Eric Alexander Quartet квартет саксофониста Эрика Александера и вокалиста Мариона Кауингса, в составе которого приедут выдающиеся мастера — пианист Дэвид Хэзелтайн (David Hazeltine), басист Ари Роланд (Ari Roland) и барабанщик Джо Фарнсуорт (Joe Farnsworth); Santiago Ferreira Band — ансамбль бразильского гитариста и вокалиста Сантьяго Феррейры, в котором играют музыканты из Чехии, Словакии и России; норвежский мастер джазового саксофона и… оперного вокала (!) Хокон Корнстад; швейцарский квартет Bloom Effect; базирующаяся в Нью-Йорке израильская гитаристка и вокалистка Дида Пеллед со своим трио и базирующийся в Бразилии израильский вокалист и перкуссионист Жока Перпиньян в дуэте с израильским пианистом Алоном Явнаем; российско-американский Vintskevich-Taylor Quartet (со-лидеры которого — пианист Леонид Винцкевич и барабанщик Джоэл Тейлор); усиленный вокалисткой Этери Бериашвили; немецкий дуэт About Aphrodite и интереснейший германско-сербский Ferenc und Magnus Mehl Quartett братьев Мелей (Ференц Мель — ударные, Магнус Мель — барабаны); франко-американское Scott Henderson Trio выдающегося джаз-рокового гитариста Скотта Хендерсона, российско-финский Saimaa Quartet, плюс множество коллективов из России: Московский джазовый оркестр п/у Игоря Бутмана, Horsepower саксофониста Николая Моисеенко, ансамбль народного артиста России гитариста Алексея Кузнецова, Симфоджаз братьев Михаила и Андрея Ивановых при участии эстонского саксофониста Лембита Саарсалу, трио сенсационного пианиста и вокалиста Олега Аккуратова, ещё один проект с участием пианиста Леонида Винцкевича — Vintskevich Jazz Art, где с ним играет британский басист Стив Кершоу… и многие другие!

Подробности об артистах, площадках и расписании двадцать первого фестиваля «Джазовая Провинция» — на новом официальном сайте фестиваля!

Наш собеседник — художественный руководитель международного фестиваля «Джазовая Провинция» с первого года её существования — да что там, человек, который придумал фестиваль и воплотил идею в жизнь! — выдающийся курский пианист и композитор Леонид Винцкевич, заслуженный артист России. С ним беседует редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков.

Леонид Винцкевич (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Леонид Винцкевич (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Приближается 21-й фестиваль. Может ли после двадцати проведённых фестивалей их арт-директор с уверенностью сказать, что в эти два десятилетия получилось то, что планировалось, то, что было задумано?

— Ты знаешь, я думаю, что получилось даже больше, чем то, что я задумал. Потому что, во-первых, я не надеялся, что этот фестиваль будет жить 20 лет.

Второе. Я не надеялся на то, что в то время, когда наше общество пришло к дикому капитализму, когда золотой телец стал очень важной ценностью в нашей стране, найдутся десятки — десятки! — рук, которые будут бескорыстно помогать этому проекту, ничего не имея взамен, просто продвигая то, что они считают своим любимым делом, к чему они питают симпатию. Естественно, в моей жизни это — джаз. И в 99 % случаев это вот так. Это стало для меня сюрпризом в новых временах, и это даёт повод вообще думать о человечестве хорошо, с оптимизмом смотреть в будущее.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Леонида Винцкевича плюс видеоинтервью продюсера воронежского крыла фестиваля Александра Лукинова  Читать далее «Арт-директор «Джазовой провинции» Леонид Винцкевич зовёт на концерты 21-го фестиваля в 11 городах»