Рецензии «Джаз.Ру». Книга Стива Дэя «Слушая трио Ганелина. Русский триптих»

Валерий Рыбаков, Томск VR
Стив Дэй. Слушая трио Ганелина. Русский триптих (Listening to the Music of The Ganelin Trio — A Russian Triptych)

Пальмира, Санкт-Петербург, 2017
Мягкая обложка, 224 c. ISBN 978-5-521-00846-9

ОБЛОЖКА КНИГИ

На фоне недавно опубликованных «Джаз.Ру» письменных разборок бывших членов этого трио было очень интересно прочитать совершенно свежий взгляд из-за рубежа на музыку уже не существующего коллектива.

Я буквально махом прочитал эту небольшую книжицу, переведённую на русский язык. Настолько она меня захватила, что придётся внимательно перечитывать, может — и не один раз, да ещё под звуки некоторых упоминаемых в книге записей, которые придётся достать с полки моей коллекции виниловых пластинок.

Хотя книга написана именно в текущем году, даже с упоминанием в тексте событий 2017 года, автор, по всей видимости, не читал полемики и не знает, из-за чего сыр-бор разгорелся между членами бывшего трио. Иначе, возможно, предпочёл бы другое название своего эссе. Кто заинтересован, наверное, уже читали в сети перепалку бывших соратников по борьбе за новые взгляды на импровизационную музыку (см. начало полемики: Вячеслав Ганелин: «Сказано… (Postludium)». Прямая речь: почему Трио больше никогда не будет; ответ владельца Leo Records: Лео Фейгин: «Если писать Ge-Te-Che, то получится какой-то крокодил». Отвечая Вячеславу Ганелину и финал: По следам письма Вячеслава Ганелина «Почему Трио больше никогда не будет». Ответ Владимира Тарасова. — Ред.).

Так вот, о книге.

Автор Стив Дэй (Steve Day) — писатель, поэт, журналист, критик и музыкант-перкуссионист из юго-западной Англии. Много публиковался в различных печатных изданиях, в том числе и джазовых.

Как пишет сам автор, с первого приобретённого им CD «Poco A Poco» музыка Трио Ганелина «покатилась на него, как снежный ком». В течение 30 лет Стив находится в пучине музыки ГТЧ, полностью погрузившись в неё. Поэтому и рассуждения о «прелестях» её — не взгляд любителя-дилетанта, а глубоко выверенное исследование каждой минуты звучания записей музыкантов. Да и само построение книги по главам соответствует по названиям одиннадцати трекам вышеупомянутой записи, с предварительным пояснением каждого трека.

Кроме того, в книге имеется много интересных рассуждений и бытовых событий из жизни автора, вплетённых в канву повествования. Например, «Как сочинять импровизацию», или «Музыка без «искусствоведов в штатском», или о посещении автора дома Лео Фейгина — хранителя русской импровизационной музыки на Западе. Лео угощал Стива настоящим борщом под водочку (хотя автор приехал на машине). Отличную фразу Стива я взял на заметку: «Опрокинуть рюмку — уже своего рода торжество». Очень подходит для редкого сбора друзей у меня дома. А борщ Стив описал как мешанину «малинового цвета, вкуснейшее блюдо из глубин земли».
ДАЛЕЕ: окончание рецензии, ссылка на приобретение книги Читать далее «Рецензии «Джаз.Ру». Книга Стива Дэя «Слушая трио Ганелина. Русский триптих»»

Рецензии «Джаз.Ру». Трио «Второе приближение»: «Rezi Vár», 2017

3 ноября на лейбле Fancymusic вышел новый, одиннадцатый по счёту альбом московского новоджазового трио «Второе Приближение»«Rezi Vár». Альбом выпущен на CD, а также в цифровых форматах FLAC и MP3 320, и доступен также к приобретению в цифровых сетях iTunes, Google Play и Bandcamp (ссылки см. в конце этого текста).

«Второе приближение»: Андрей Разин, Татьяна Комова, Игорь Иванушкин
«Второе приближение»: Андрей Разин, Татьяна Комова, Игорь Иванушкин

«Второе приближение» — это композитор и лидер коллектива Андрей Разин (фортепиано, перкуссия), Татьяна Комова (вокал, перкуссия) и Игорь Иванушкин (контрабас). Музыканты вместе с 1998 года, выступали в концертах и на фестивалях в России, Литве, США, Польше, Германии, Финляндии, Болгарии, Венгрии, Австрии, Норвегии, Израиле и Китайской Народной Республике. Новый альбом был создан в не совсем обычных для этого коллектива условиях. Это студийная запись, но сделанная вживую, в режиме концертного выступления. Трио «Второе Приближение» меняется, оставаясь верным концепции создания цельного произведения на основе импровизационного синтеза разных музыкальных культур. Неизменной остается и свобода выражения, которая в новой работе ощущается особенно выпукло.

Лидер трио Андрей Разин пишет в статье для буклета альбома:

Живописный венгерский посёлок Рези, раскинувшийся на холмах неподалеку от озера Балатон — одно из любимых мест нашего трио, которое уже не один десяток лет путешествует и гастролирует по свету. Здесь мы сбрасываем с себя напряжение большого города, убегая от суеты, репетируем, обсуждаем новые идеи и проекты.

Композиции нового альбома во многом вдохновлены обаянием местных пейзажей, ландшафтов, над которыми царит таинственная крепость Рези Вар, много повидавшая за свою 800-летнюю историю. […]

Слушатель не ощутит в музыке альбома «Rezi Vár» типичных венгерских интонаций, да мы и не собирались играть нечто эдакое, «мадьярское». Для нас важно, что дух этой музыки несомненно рождён одухотворённым местом.

Презентация альбома состоится 15 ноября в Клубе Алексея Козлова (подробности, билеты).

Обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново предлагает читателям свою рецензию на только что вышедший альбом.


The Second Approach Trio — «Rezi Vár»
2017, FancyMusic
Andrei Razin (p, perc), Tatiana Komova (vo, perc, vi), Igor Ivanushkin (b)

*****

CD COVER

В последнее время московское трио «Второе приближение» не перестаёт удивлять, хотя, зная разносторонность этого ансамбля, удивиться должно быть трудно. В 2015 году трио представило альбом «A Day For Dave» с неожиданными и по форме, и по характеру, и по звучанию интерпретациями произведений Дейва Брубека. Постоянные слушатели трио привыкли к ярким эскападам, каскаду приёмов и музыкальных острот, галопу со стремительными переходами от техники к технике, от ассоциации к ассоциации, от псевдоцитаты к псевдоцитате. «Брубековская» же программа предстала как деликатный и вместе с тем глубокий и прочувствованный анализ чужого наследия. И одновременно как своего рода интеллектуальная игра в прятки: интересно было найти знакомые с давних пор темы великого пианиста, существенно видоизменённые и переосмысленные его коллегой Андреем Разиным вместе с певицей Татьяной Комовой и контрабасистом Игорем Иванушкиным.

И вот теперь в программе трио — Венгрия. Но наполнение совсем не то, какое можно было бы предположить, зная лишь тему и видя названия пьес. Никаких фольклорных мотивов и, кажется, даже никакого Бартока — и это при том, что и самые разные фольклорные (и псевдофольклорные) мотивы, и даже Барток участниками трио любимы и ранее охотно использовались.

«Второе приближение» рисует Венгрию, точнее — свои ощущения от Венгрии, но без использования стереотипов, не двигаясь по самому очевидному, напрашивающемуся пути. Поводом для записи диска стало многолетнее знакомство музыкантов с этой страной. Название альбом получил от замка XIII века, развалины которого находятся возле одноимённой деревни, где музыканты частенько бывают. Вальс, четвёртый номер диска, назван не столько в честь известного венгерского поэта (и революционера) Шандора Петёфи, сколько в честь улицы его имени в той же деревне Рези. «Betyár Csárda» («Чарда разбойников») в первой пьесе — любимый ресторан музыкантов. «Naplemente» в последней — закат. Наконец, название «Paprika Blues», по признанию музыкантов, возникло отчасти потому, что без слова «паприка» альбом просто не мог обойтись — нельзя было не отразить любовь местного населения к перцу!

Сравнение музыки с кулинарией — приём заезженный и не самый честный. Однако трудно удержаться от разговора об этом самом пресловутом перце. Хочется отметить, что на альбоме довольно много не очень обычной для музыки трио резкости, острых углов, даже агрессии. В наибольшей степени это проявляется в пении Татьяны Комовой — временами, особенно в первой пьесе, она использует экстремальные приёмы, существенно разнообразит голосовую палитру, рвётся вперёд. Певица сама признаётся, что на «Rezi Vár» её доля участия больше, чем на предыдущих альбомах. В этом свете следует отметить также второй номер, «Fairy Tale», где Комова рассказывает историю на неизвестном языке.

Наверное, нет нужды говорить, что в творчестве трио во все времена импровизация соседствовала с сочинённым заранее материалом. Однако в предыдущих программах композиторский замысел Андрея Разина был более определённым и строгим, Татьяна Комова и контрабасист Игорь Иванушкин импровизировали в заданных пределах. Здесь же, по словам Разина, «мы все были в другом состоянии», а «фиксация материала по сравнению с предыдущими нашими работами минимальна». Пьесы не были подробным образом выписаны, трио позволило себе уклон в сторону свободной импровизации. Хотя и не отказавшись полностью от общего образа, намеченной ранее структуры. «Я всё равно никогда, что в студии, что на репетиции, не смогу играть «как пойдёт». У меня всегда работает какой-то центр, я не могу уйти от того, чтобы следить за формой. Это, думаю, происходит подсознательно», — говорит Разин.

Таким образом, стремясь передать собственные впечатления от страны, природы, культуры, с которыми им посчастливилось познакомиться, музыканты при создании материала оказались в несколько более равном положении, чем обычно. «Наше [с Игорем Иванушкиным] участие оказалось более объёмным», — отмечает Татьяна. Кстати, на «Rezi Vár» певица использует не только перкуссию (без неё в трио вообще редко обходятся), но и скрипку, будучи струнницей по первому образованию (попробуйте расслышать инструмент в «Naplemente»!).

На альбоме всего пять номеров, и длится он меньше сорока минут, при том что, по признанию музыкантов, в этот раз они записали в студии несколько часов материала. Некоторое время участники трио спорили, включать ли в окончательный вариант диска ещё одну композицию — и в конце концов отказались от неё ради цельности программы в связи с тем, что, в отличие от остальных, эта пьеса как раз имела тот самый «фольклорный» характер (fake folk, по выражению Разина), от которого трио сознательно отошло. Возможно, ей найдётся место в одной из следующих программ.

Альбом на сайте лейбла: предпрослушивание одного трека, приобретение физической копии или цифровых форматов
iTunesGoogle PlayBandcamp




Рецензии «Джаз.Ру». Большой Джазовый Оркестр — «Большой Джазовый Оркестр п/у Петра Востокова»

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

reviewЕсли честно, автор этих строк весьма сожалел, что по разным причинам не попал на запись альбома Большого Джазового Оркестра, которая проходила 12 апреля текущего года в одной из лучших звукозаписывающих студий российской столицы — Тон-студии концерна «Мосфильм». Лидер биг-бэнда, трубач Пётр Востоков, специально пригласил слушателей в обширное помещение Тон-студии, так как хотел создать на альбоме эффект концертной записи. Было бы интересно посмотреть, как это всё происходило, а впоследствии — сравнить услышанное в студии с тем, что в результате вошло в альбом, определить, какие были выбраны дубли записей для монтажа окончательной версии пластинки, была ли какая-то редактура и вообще как технологически был устроен процесс записи… Ведь не каждый же день в Москве записываются альбомы джазовых оркестров. Тем более — «самого большого и самого джазового», созданного более пяти лет назад вокалисткой Дарьей Антоновой и трубачом Петром Востоковым как репертуарный оркестр, исполняющий исторически достоверные версии лучших образцов биг-бэндового джаза прошлых десятилетий.

Да что там, это вообще первый альбом БДО за все годы его регулярных выступлений на джазовых фестивалях России и на московских концертных и клубных площадках!

Обложка альбома
Обложка альбома

Но вот альбом вышел. 26 августа в клубе «Эссе», где базируется оркестр, состоялась его презентация. Альбом так и называется — «Большой Джазовый Оркестр п/у Петра Востокова». Тринадцать треков, на которых записаны 14 пьес из джазовой классики — две из них, вокальные номера из репертуара оркестра Дюка Эллингтона, исполнены нон-стопом и идут одним треком. И хотя альбом пока что выпущен без лейбла, под копирайтом самого оркестра и в несколько самодеятельном оформлении, его, тем не менее, явно предлагается воспринимать как готовый продукт.

Большой Джазовый Оркестр. Презентация одноименного альбома в «Эссе», 26 августа 2017
Большой Джазовый Оркестр. Презентация одноименного альбома в «Эссе», 26 августа 2017

Поэтому я решил, что, возможно, стоит проанализировать пластинку именно как готовый продукт. Пойти от ощущений слушателя, а не специалиста-инсайдера. Слушатель же тоже не был в студии — и не должен задумываться, сколько дублей каждого трека было сыграно, монтировались ли разные дубли впоследствии, вносилась ли какая-то правка (что средствами современного компьютерного монтажа сделать вполне реально). Слушатель слышит готовый продукт. Так вот готовый продукт мы и послушаем.

Первое впечатление, которое крепнет трек от трека и особенно захватывающе проявляется в предпоследнем — монументальном полотне на темы «Blues in the Night» Харолда Арлена и Джонни Мерсера: широкий динамический диапазон, то есть хорошо ощущаемая разница между тихими и громкими звуками. Звукорежиссёрам Андрею Левину и Марии Соболевой удалось избежать соблазна по-модному насмерть закомпрессировать звучание, чтобы добиться неестественно ровного уровня громкости и искусственной отчётливости в относительно тихих эпизодах. На этой записи то, что играется тихо — звучит тихо, но разборчиво; но зато уж и то, что сыграно громко — громко и разборчиво воспроизводится! Диск звучит очень близко к образцам классического аналогового стерео конца 50-х, когда звукорежиссёры опирались на естественную компрессию объёма студии звукозаписи — и когда объём этот вообще был решающим фактором в звучании записи.
ДАЛЕЕ: продолжение рецензии  Читать далее «Рецензии «Джаз.Ру». Большой Джазовый Оркестр — «Большой Джазовый Оркестр п/у Петра Востокова»»

Рецензии. Три альбома с востока Европы: Денис Пашкевич, Гоце Стевковски, Олег Писаренко

Кирилл Мошков,
главный редактор «Джаз.Ру»
CM

Deniss Pashkevich, Christian Frank — «Close»

Gateway Music, 2014

Deniss Pashkevich — ts, ss, bcl, fl; Christian Frank — g

****

Дуэт, самый сложный ансамблевый формат в джазе. Саксофонист Денис Пашкевич из Латвии и гитарист Кристиан Франк из Дании не пытаются вдвоём сыграть за целый ансамбль и наполнить всё звуковое пространство множеством звуков. Напротив, звуков тут, как правило, немного. Но это и не популярные среди европейских импровизаторов последних лет «саундскейпы» (электронные звуковые ландшафты). Электроники тут попросту нет: только саксофон — иногда со скромным применением неконвенционных средств звукоизвлечения, типа игры без мундштука — и электрогитара вообще безо всякой слышимой электронной обработки: просто чистый звук. Никто из участников не пытается блеснуть техникой, поразить виртуозностью. Вместо этого они сдержанно, с затаённой северной тоской излагают несложный, зачастую основанный на квази-фольклорных интонациях тематический материал — и столь же сдержанно импровизируют. Впрочем, множественное число тут вряд ли применимо: импровизирует главным образом Пашкевич, а Франк в те недолгие моменты, что его гитара звучит в одиночестве, в основном задумчиво и основательно перебирает отдельные ноты аккордов. Да-да, это действительно немного напоминает ранний ECM, пресловутые «звуки ледяных фьордов» — вот только этих самых звуков тут нет, потому что нет знакомой «исиэмовской» сверх-обильной цифровой реверберации: саксофон и гитара звучат в весьма скромном виртуальном пространстве, напоминающем небольшую комнату. Суперкамерная природа звучания удачно увязана со столь же камерной манерой игры, альбом звучит медитативно, временами даже молитвенно (что не удивительно: Пашкевич — активно практикующий христианин-протестант), и практическое отсутствие в нём динамического или темпового разнообразия можно назвать не слабой, а сильной стороной этой записи: она вся представляет собой единое, вполне художественно цельное высказывание. Если бы не определённые проблемы то ли со строем сопрано-саксофона, то ли с интонированием на нём в девятом треке, было бы вообще отлично (там, где Пашкевич играет на теноре или на бас-кларнете, этих проблем не возникает).

Купить альбом на Bandcamp (доступно предпрослушивание треков)

Исполнение материала альбома живьём на его презентации в Спикери, Латвия, 12.09.2014

 ДАЛЕЕ: рецензии на альбомы Goce Stevkovski Septet и Oleg Pissarenko Band 
Читать далее «Рецензии. Три альбома с востока Европы: Денис Пашкевич, Гоце Стевковски, Олег Писаренко»

Рецензии. Группа Игоря Володина «Негромкий свет»


review

Группа Игоря Володина — «Негромкий свет»
Bomba-Piter, 2011

* * * 1/2

CD COVERАлексей Круглов (ss, as, cl, bh, rec), Максим Некрасов (hca), Игорь Володин (p), Николай Клишин (db), Олег Юданов (dr, perc), Тим Дорофеев (g)

Тихвинский пианист Игорь Володин на большой джазовой сцене России известен, пожалуй, не особенно. Некоторые из его партнёров обладают именами куда более громкими, причём порой в тех музыкальных областях, которые не сильно гармонируют с выбранным самим Володиным направлением. В этом есть определённый парадокс: в лежащий далеко от популярных гастрольных путей Тихвин едут выступать с мало кому известным лидером авангардисты и представители нового джаза, люди разных поколений, жители Москвы, Петербурга и Архангельска… в чём тут секрет?

Пожалуй, в том, что Володин сохраняет в своём творчестве ту несколько застенчивую и угловатую искренность и «обычную» красоту, которой современной музыке всё больше не хватает и которой, что бы они там ни говорили, любые авангардисты хотят куда больше, чем авангарда. В каком-то смысле и пианизм Игоря, и его композиторская работа описывается знаменитым «будьте как дети» — с тем комментарием, что детскость эту надо воспринимать в джазовом контексте. В век, когда любой молодой музыкант обязан уметь стилизовать свою манеру под любого из великих джазменов прошлого, Володин смотрит на джаз именно как ребёнок, видящий в нём целое, а не частности; ему интересно стремиться именно к этому целому, достигать такой же всеобъемлющей совокупной массы, такого же разнообразия красок и свободы выбора. Там, где молодой музыкант (да и взрослый музыкант, уже поднаторевший в вопросах выживания на современной профессиональной сцене) выбирает для себя определённое направление и целенаправленно разрабатывает его, полируя и выставляя напоказ свои собственные находки, Володин не мудрствует лукаво. Вот условный ля-минор, который хорошо стыкуется с условным ре-минором — так чего же, собственно, ещё искать, если есть мелодия, хорошо ложащаяся на этот проверенный простой гармонический ход?

Игорь Володин
Игорь Володин

Простота в музыке бывает разная: бывает от неумения, бывает от многого знания, а бывает от глубокой естественности конкретного авторского видения. По «Негромкому свету» на самом деле очень трудно судить, специально ли Игорь упрощает материал и сможет ли он при необходимости взорваться быстрым виртуозным пассажем. Не исключено, что и не сможет. Но в том и прелесть, что здесь это совершенно не нужно. Пусть каждая пьеса неуловимо напоминает что-то уже слышанное (возьмите «Байкал» — тут уже после одного фортепианного вступления можно сломать голову, пытаясь воскресить в памяти какой-то навязчиво маячащий аналог)! Это не страшно — просто потому, что собравшийся ансамбль в кои-то веки и не претендует ни на новаторство как таковое, ни на новое прочтение старого материала. Здесь все бережно, с большой любовью и уважением создают негромкую (хорошее слово) красивую музыку, временами даже уходящую от джазового канона (присутствие в составе Алексея Круглова с его репутацией авангардиста даёт о себе знать). Получающийся результат во многом симпатичнее, чем куда более отточенные и технически совершенные альбомы больших мастеров; почему? Да уже потому, что в «Негромком свете» нет ни капли музыкальной коммерции, даже, казалось бы, естественной и необходимой для музыканта. Есть чистое тихое удовольствие от создания своей собственной красоты; и есть понимание того, что красота у каждого своя и то, что красиво в Тихвине, не обязательно будет красиво, например, в Париже. Странный и впечатляющий результат: неброская северная экзотика без пронзительной скандинавщины и резко выделяющегося фольклора, спокойный качественный джаз без свинга, естественный привкус авангарда без натужности. Негромкий свет, действительно.


bmb

oz

itu

it