Интервью «Джаз.Ру». Продюсер Николай Богайчук: о музыке с радостью и любовью

Константин Волков
фото: архив редакции
KW

Это интервью было сделано для бумажного «Джаз.Ру», когда Николай Богайчук отмечал 50-летие. Мы с удовольствием делаем его достоянием сетевого читателя пять лет спустя, когда послужной список Биг Ника пополнился новыми десятками новых альбомов российских музыкантов, которые он спродюсировал. Из новых достижений Биг Ника отметим работу над первым за 20 лет студийным альбомом народного артиста России гитариста Алексея Кузнецова (см. «Легенда отечественного джаза гитарист Алексей Кузнецов: идёт работа над новым студийным альбомом!», июнь 2017).  Кроме того, вспомним и два проекта, не имеющих прямого отношения к изданию новых альбомов: см.  наши публикации «Ночной концерт в честь 95-летия отечественного джаза прошёл в Московском метро» (октябрь 2017) и «Продюсер Николай Богайчук представляет в клубе «Эссе» субботние программы «Джаз винтаж винил»». Уверены, что Николай Николаевич готовит много новых интересных проектов!

Николай Богайчук. Студия CineLab Sound Mix, 2017
Николай Богайчук. Студия CineLab Sound Mix, 2017

Текст актуализирован для 2018 г.

12 июня исполняется 55 лет человеку, без которого жизнь московского джазового сообщества была бы гораздо беднее событиями. В России не так много продюсеров, которые занимаются преимущественно джазовыми записями. Точнее, их считанные единицы. Николай Богайчук, известный джазовой Москве как Big Nick — из этого числа. Ещё в конце 1990-х на выпускавшем тогда довольно много джазовых релизов лейбле Boheme Music значительная часть дисков, прежде всего — переизданий советской джазовой классики, была спродюсирована именно им. В 2000-е он, как продюсер-фрилансер, готовил и выпускал многочисленные альбомы для множества московских лейблов и отдельных музыкантов. А теперь он — исполнительный продюсер издательства ArtBeat Music, работающего в составе Фонда поддержки инструментальной музыки ArtBeat.

Строго говоря, интервью Биг Ника стопоцентно ложилось бы в нашу старую рубрику «Джазанутые», в которой бумажная версия «Джаз.Ру» время от времени представляла людей, живущих джазом, работающих с джазом, но при этом не играющих джаз — людей из нашей немногочисленной джазовой индустрии, в которой можно выжить и добиться успеха только в том случае, если ты действительно, так сказать, на всю голову «джазанутый»…

Интервью, лето 2013
Интервью, лето 2013

— Я себя считаю несерьёзным человеком. Если бы я серьёзно относился к тому, чем я занимаюсь, — я, наверное, вообще не состоялся бы, я серьёзно говорю. Когда я смотрю на своих коллег, я понимаю, что это серьёзные люди, что они делают какое-то глобальное, колоссальное дело. А я всё делаю просто в радость.

Притом я, наверное, самый великий дилетант в джазе. Я это опять-таки говорю абсолютно серьёзно. Потому что я не могу и не хочу разбирать музыку по косточкам, я не люблю давать оценки: кто, как и почему сыграл какое соло, почему это так, какие-то там остинато, доминанты и тому подобное — для меня это тёмный лес. Я просто воспринимаю музыку и музыкантов на уровне «это близко мне или не близко». Если я чего-то не понимаю, но чувствую, что передо мной стоит глыба… хоть это меня и не трогает — то, видимо, я просто к этому не готов. Я этого никогда не скрываю.

Как всё начиналось? Начиналось это всё с того места, где я родился. Город, который называется Артёмовск, уже содержит в себе «арт» — искусство. Раньше он назывался Бахмут. Опять прямая отсылка к музыке, к Баху, да? Там я впервые услышал Майлза Дэйвиса, там я впервые услышал Джона Колтрейна… Но и до Дэйвиса, и до Колтрейна, как ни странно, был Алексей Козлов.

До всего этого конечно, была поп-музыка, глэм-рок, рок-н-ролл, хард-рок, пластинки… Точнее, сначала бобины. Чёрно-белые фотографии с изображением каких-то людей-инопланетян, футуристические картины — переснятые обложки пластинок. До сих пор помню и люблю образы, созданные этими фотографиями…

А джаз для меня начался с Козлова, хотя сам Алексей Семёнович мне неоднократно говорил, что он не играет джаз в чистом виде, что всю жизнь играл музыку на стыке жанров и стилей, делает то, что ему по-настоящему интересно. И я, наверное, стараюсь делать так же.

Первое серьёзное впечатление из того, что можно стилистически отнести к джазу, была именно пластинка Козлова — ансамбль «Арсенал», альбом «Второе дыхание».
СЛУШАЕМ: Алексей Козлов и «Арсенал» — «Второе дыхание» (с альбома «Второе дыхание», 1984 г.)

С этой пластинки начался интерес к собиранию джазовых альбомов, который передался мне, наверное, генетически, от отца: у него была колоссальная по тем временам коллекция пластинок на 78 оборотов, и он с удовольствием слушал Утёсова, Шульженко, Вадима Козина… Наверняка были у него и записи оркестров Иосифа Вайнштейна, Александра Цфасмана, просто я тогда этого не понимал, оно у отца играло себе… Но особую радость доставляло мне ходить в городской универмаг. Там на первом этаже был отдел грампластинок, и для меня это был целый культ. Мне было лет семь-восемь. Я приходил туда, становился перед прилавком, погружался в магию стоящих на полках конвертов и просил девушку поставить одну — тогда можно было послушать в магазине пластинки; она ставила пластинку… Ни с чем не могу это сравнить.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Николая Богайчука  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Продюсер Николай Богайчук: о музыке с радостью и любовью»

Интервью «Джаз.Ру»: трубач Александр Сипягин, русская звезда американского джаза

11 июня 2018 отмечает 51-й день рождения один из самых известных в мире джазовых музыкантов родом из России — нью-йоркский трубач, известный всему миру как Alex Sipiagin.

С начала 1990-х Александр Сипягин (р. 1967, Ярославль) живёт и работает в Нью-Йорке. 23-летний выпускник Российской Академии музыки им. Гнесиных переехал в столицу мирового джаза, уже имея в послужном списке работу в ансамбле Игоря Бриля (1988), оркестре имени Леонида Утёсова (1989-90), ансамблях «Мелодия» под управлением Бориса Фрумкина и «Зелёная Волна» Александра Осейчука (1991).

Александр Сипягин на обложке «Джаз.Ру», 2012
Александр Сипягин на обложке «Джаз.Ру», 2012

В 1990-м Сипягин стал лауреатом I всероссийского конкурса молодых джазовых исполнителей в Ростове-на-Дону и в этом же году на международном конкурсе трубачей им. Телониуса Монка в Вашингтоне завоевал одно из первых мест, а в качестве приза получил трубу из рук самого Кларка Терри. Эта победа открыла талантливому музыканту дорогу на джазовый Олимп.

Сипягин — гордость российской джазовой школы, музыкант современной формации, ему одинаково доступны как джазовая баллада, так и сложная авангардная композиция, а его технические возможности позволяют справляться с репертуаром любой трудности. В 1992 году он начал играть с Gil Evans Monday Night Orchestra, а в 1994-м стал участником оркестра George Gruntz Concert Jazz Band. С 1995 года Сипягин — один из основных солистов знаменитого оркестра Mingus Big Band, с которым он играет музыку Чарлза Мингуса до сих пор (в том числе в малом составе — Mingus Dynasty, с которым гастролировал и в России). С 1999 г. Алекс регулярно сотрудничает с контрабасистом Дэйвом Холландом — как малых составах, так и в биг-бэнде. Трубач также входил в состав Quindectet Майкла Бреккера и записывался с Эриком Клэптоном, Бобом Моузесом, Элвисом Костелло, Джони Митчелл, Ларри Кориэллом, Джеймсом Муди и др. Не будет преувеличением назвать Сипягина одним из самых востребованных джазовых трубачей в мире.

С 2017 года Александр Сипягин стал художественным руководителем (арт-директором) фестиваля «Джаз над Волгой», который проводится с 1979 г. в его родном Ярославле.

Александр Сипягин в Ярославском джазовом центре, 2015 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Александр Сипягин в Ярославском джазовом центре, 2015 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

В день рождения замечательного музыканта воспроизводим биографическое интервью, которое Саша дал заместителю главного редактора «Джаз.Ру» Анне Филипьевой летом 2012 г. для бумажной версии нашего издания (№46/6-2012).

Анна Филипьева,
редактор «Джаз.Ру»
Фото: архив редакции
AF

— Увлечение музыкой у меня пошло из Ярославля, где я родился. В 1979-м году я совершенно случайно попал в духовой оркестр, где опять же случайно встретил потрясающего педагога, классического трубача на пенсии. Его звали Михаил Тсамаев. У него грузинские корни. Сейчас его уже нет в живых. В то время он играл в основных симфонических оркестрах в Санкт-Петербурге, Москве и Тбилиси. Это был трубач высокого уровня, который привил мне не только навыки игры на трубе, но и эстетическую сторону этого инструмента. Как и все советские люди, оказавшись на пенсии, он решил, что нужно чем-то заняться, и оказался во Дворце пионеров Дзержинского района, куда я случайно попал. Он показал мне, как нужно играть на трубе, и у меня сразу получилось. Так и пошло. К 80-му году я решил поступать в Ярославское музыкальное училище имени Собинова, где тогда было только классическое отделение. Но я к тому времени уже узнал про джаз. В Ярославле тогда существовал Ярославский диксиленд, и нам удавалось время от времени его услышать, так как один из руководителей оркестра Владимир Сизов руководил также и оркестром Дворца пионеров. Мы ездили в пионерский лагерь, и слушали там в основном кассетные записи диксиленда, но иногда попадался и бибоп, записи Ли Моргана. Они были плохого качества, но всё равно спустя несколько месяцев всё это дало о себе знать, и в течение первого года в училище я решил, что надо двигаться дальше и ехать поступать в Москву. В результате мне удалось перевестись на второй курс в училище имени Гнесиных, где я, кстати, впервые встретил контрабасиста Борю Козлова. Это было эстрадное отделение, и, разумеется, все мои сверстники и однокурсники, любили джаз.

Александр Сипягин
Александр Сипягин

Это был как раз первый год существования училища на Ордынке. Я поступал ещё на Воровского, но Гнесинка соединилась с музыкальным училищем Октябрьской революции, и в результате наше отделение размещалось на Ордынке.

Разумеется, жизнь тут была очень бурная. Удавалось добыть гораздо больше информации, послушать звёзд советского джаза того времени: «Аллегро» Николая Левиновского, Игоря Бриля, который был и нашим педагогом тоже. Но самое большое влияние на меня оказал Александр Осейчук, который был нашим педагогом по ансамблю и всегда приносил нам большое количество записей, которые мы переписывали. Вот там я как раз и встретил Борю.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Александра Сипягина  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру»: трубач Александр Сипягин, русская звезда американского джаза»

Израильское джазовое трио Shalosh едет в Россию с намерением «зажечь». Интервью пианиста Гади Штерна

Дина Нургалеева DN

На рубеже июня и июля в Россию с гастролями приезжает нашумевшее в последние два года на мировой фестивальной сцене израильское джазовое трио Shalosh — пианист Гади Штерн, контрабасист Давид Михаэли (два года назад он сменил в составе первого басиста трио Даниэля Бенхорина) и барабанщик Матан Ассаяг. Первый концерт музыканты дадут в московском клубе Алексея Козлова 30 июня, затем полетят в Красноярск, где отыграют сразу два разноформатных концерта — 1 июля в Большом зале института искусств, а 2 июля — в арт-мастерской Yushin Brothers. Финальным аккордом первого российского тура Shalosh станет концерт 4 июля в Самаре: это часть цикла «Джаз в Струковском саду».

Shalosh
Shalosh

В 2015 г. иерусалимский корреспондент «Джаз.Ру» Владимир Мак писал о Shalosh (в рамках обзорного текста о зимнем фестивале «Джаз на Красном море»):

Из появившихся в последние годы в Израиле составов музыкантов молодого поколения этот, несомненно, лучший. Трое иерусалимских музыкантов с детства играют вместе. Один из них, пианист Гади Штерн, съездил на несколько лет поучиться в Америку и вернулся домой, к друзьям, басисту Даниэлю Бенхорину и барабанщику Матану Асаягу. Каждый из троих — музыкант с безупречной техникой, блестящим знанием музыки и владением разными ее стилями. Но сегодня этим удивить сложно, все научились классно играть. Shalosh классно играют вместе. Исполняя исключительно собственные сочинения (причем каждая пьеса имеет авторство всех троих музыкантов), они увлекают публику, не замечающую течения концертного времени.

В январе 2017 Shalosh выпустили свой второй студийный альбом, «Rules of Oppression» — он вышел одновременно на двух лейблах: Jazz Family во Франции и Contemplate Records в Германии. Альбом получил отличную пьесу в Европе и Японии, и материал этой пластинки музыканты представили в продолжительном турне, которое охватило Японию, Корею, Великобританию, Францию, Германию и ряд других стран.
СЛУШАЕМ:

В настоящее время трио готовит к выходу концертный альбом и планирует в течение 2018 г. записать третью студийную работу.

Накануне первого российского тура Дина Нургалеева поговорила с лидером Shalosh пианистом Гади Штерном и задала ему пару вопросов о творчестве и предстоящих концертах.

Кажется, Shalosh — это новое дыхание и следующая волна новой израильской джазовой музыки. Вы чувствуете связь с вашими корнями? Ваша родина, ваша страна вдохновляет вас писать музыку?

— Группа Shalosh — это сложение трех музыкальных личностей, а значит — и всего того музыкального или культурного влияния, которое каждый из нас испытал за свою жизнь. Музыкально мы все исходим из чёрной американской музыки, которая называется джаз, а затем, позднее, и соул, и хип-хоп. Мы все выросли в 90-х годах, слушая грандж и рок-музыку той эпохи, и это определённо тоже сильно повлияло на нашу музыку. Тот факт, что мы выросли на Ближнем Востоке, также несомненно отражается на нашем творчестве, думаю, особенно важное влияние оказала смесь языков — арабского и иврита, а также арабской и африканской музыки.

Последние 10 лет израильские джазовые музыканты особенно активно стали появляться на мировой джазовой арене: они выступают на престижных джазовых площадках и важных международных фестивалях. Как вы думаете, чем объясняется феномен популярности израильской джазовой музыки?

— Действительно, в последнее время появилось много по-настоящему талантливых израильских чуваков. Мы не знаем, почему, мы можем только предположить. Думаю, секрет в уникальном звучании, которых может быть только у израильтян. Израиль находится на Ближнем Востоке, но ему присуще сильное влияние европейской и русской культуры. В музыкальном плане можно заметить сильное влияние Марокко, Йемена и, конечно же, русской классической традиции. Одним словом, настоящая эклектика! Помимо прочего, многие израильские музыканты учились в Нью-Йорке, включая и меня (Гади Штерн — выпускник джазовой программы нью-йоркского Университета Новой Школы, The New School for Jazz and Contemporary Music. — Ред.). Думаю, успех израильских коллективов обусловлен и превосходной техникой, и аутентичным материалом.
ВИДЕО: Shalosh «Jerusalem State of Mind»

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Гади Штерна  Читать далее «Израильское джазовое трио Shalosh едет в Россию с намерением «зажечь». Интервью пианиста Гади Штерна»

Интервью «Джаз.Ру». Пианист Кенни Баррон: «Главное в музыке — это сердце»: к 75-летию музыканта

9 июня 2018 отмечает 75-й день рождения пианист Кенни Баррон — один из «апостолов» современного джаза. Несмотря на избитость этой метафоры, к личности Кенни Баррона она подходит как нельзя кстати: Баррон начинал карьеру в составе квартета великого Диззи Гиллеспи и сотрудничал с музыкантами, чьи имена уже стали историей джазовой музыки. К юбилею великого джазового пианиста «Джаз.Ру» делает достоянием сетевой аудитории интервью, которое он дал нашему автору Диане Кондрашиной пять лет назад, в 2013 г., для бумажной версии нашего издания (оригинал: «Джаз.Ру» №53 — 7/2013).

Диана Кондрашина
фото: Елена Артюшенко
DK

На концерты трио Кенни Баррона можно идти, что называется, за классикой — за аристократическим уровнем музицирования и за эталоном джазового исполнительства. Но оказалось — не только за этим.

Кенни Баррон в Московской консерватории, октябрь 2013
Кенни Баррон в Московской консерватории, октябрь 2013

Кенни Баррон родился в 1943 году в Филадельфии, увлёкся джазом благодаря старшему брату — тенор-саксофонисту Биллу Баррону, в 1961 году переехал в Нью-Йорк и практически сразу трубач Диззи Гиллеспи пригласил его в свой ансамбль. В 1970-х и 1980-х пианиста связывало долгое сотрудничество с целой плеядой музыкантов, в которую среди прочих входили мультиинструменталист Юсеф Латиф, трубач Фредди Хаббард, саксофонисты Джеймс Муди и Стэн Гетц, контрабасист Рон Картер. И если в джазовом мире и существует когорта музыкантов-сайдменов, сольное творчество которых становится бесконечным парафразом наследия бывших «наставников», то в случае с Кенни Баронном его «зрелый» этап едва ли не более известен, чем амплуа разностороннего сайдмена. Влияние его прошлого заметно лишь в том смысле, насколько свободно именитый музыкант решается на вариации и изобретательные находки. Трио Кенни Баррона — это и немного Диззи Гиллеспи, и немного Стэн Гетц (особенно, что касается заслуг саксофониста в латиноамериканском и бразильском джазе), и немного всё то, что происходит с так называемым джазовым мэйнстримом сейчас. Кроме того, Баррон — непревзойдённый мастер дуэтов, жанра, требующего предельной концентрации и работы воображения. Так что даже внутри «классического» формата Кенни Баррон пребывает в непрерывном развитии и поиске.

Его нынешнее трио, которое играло концерт в самом классическом зале Москвы — Большом зале Консерватории — отличается академической выправкой. Для Кенни Баррона такая обстановка — не в новинку: достаточно вспомнить коллектив Classical Jazz Quartet, в составе которого пианист (плюс вибрафонист Стефон Харрис,контрабасист Рон Картер и барабанщик Луис Нэш) переосмысливал классику, в том числе П.И. Чайковского и С.В. Рахманинова. Музыканты трио Кенни Баррона тоже производят сильное впечатление сами по себе.

Kiyoshi Kitagawa
Kiyoshi Kitagawa

Контрабасист японского происхождения Киёси Китагава — обладатель уверенной руки, способной извлекать из инструмента столь звучные и плотные по звуку ноты, будто перед зрителями солист на японской цитре кото, сольно исполняющий старинную японскую пьесу о вражде двух феодалов — с такой образностью, которая под силу разве что оркестру. Барабанщик Ли Пирсон — вообще выходец из смежных жанров: чего стоит его сотрудничество с соул-певицей Эрикой Баду или фанк-вибрафонистом Роем Айерсом — однако его умение превращать ударную установку в «поющий» инструмент делает его участие в джазовом трио весьма заметным. Временами Ли Пирсон оттягивал на себя внимание зрителей «популярными» способами, сопровождая фактурные и, надо сказать, весьма приятные на слух барабанные соло «артистическим паясничаньем». Но вообще образ флегматичного барабанщика, который по ходу игры роняет палочки или делает некий другой заигрывающий со зрителями жест — гармоничен сам по себе.

Lee Pearson
Lee Pearson

Программа выступления трио Кенни Баррона состояла поровну из аранжировок стандартов и авторской музыки. Справедливости ради надо отметить, что те зрители, которые выбрали места ближе к сцене или, наоборот, выше от сцены на балконах, были погружены в плотную фактуру игры виртуозного трио. Последним же рядам партера в силу акустических особенностей зала, предназначенного для концертов классической музыки, приходилось довольствоваться довольно смазанным глухим звуком, искажающим самое главное — звучность рояля самого Кенни Баррона. Но в целом каждый участник действа смог получить то, ради чего пришёл на концерт: музыку, богатую интеллектуально и духовно, исполненную добросовестно, профессионально и очень честно.

Нам удалось встретиться с Кенни Барроном перед его выступлением и в очередной раз спросить у пианиста о его годах работы с легендами, а также о его подходе к тем или иным музыкальным задачам.

Кенни Баррон и Диана Кондрашина. Интервью
Кенни Баррон и Диана Кондрашина. Интервью

Вы хорошо знаете русскую классическую музыку, поэтому я не могу не спросить, чувствуете ли вы влияние или вес наследия русской музыки, когда приезжаете в Россию?

— (долго думает) Нет. (смеётся) На самом деле, я люблю русскую музыку, но влияния никакого нет: я приехал делать своё дело. И надеюсь, что всё получится!

Думаете ли вы, что джаз может нести в себе элементы национальных культур? Сейчас многие обсуждают вопрос, интернационален ли джаз или же испытывает на себе влияние местных традиций, когда попадает в ту или иную культурную обстановку.

— Думаю, и то, и то верно. Определённо, джаз — это американская музыка. Но действительно, за все эти годы много людей играли джаз, в том числе здесь в России или в скандинавских странах. Конечно, их культура влияет на то, как они воспринимают эту музыку.

Вы играли в ансамблях настоящих легенд джазовой музыки, однако вы не только известный сайдмен, но и лидер одного из наиболее успешных джазовых трио в мире. Какими качествами должен обладать музыкант, чтобы чувствовать себя свободно, будучи лидером такого требующего ответственности состава?

— Самое очевидное: важна музыкальность, но не только она. Ещё — умение делиться с другими участниками ансамбля. Нужно уважать их и предоставлять им пространство для самовыражения. Ведь когда приглашаешь музыкантов, знаешь, за что ты их приглашаешь и что они могут привнести от себя. Да, у меня есть трио, но я в нём не единственный музыкант. Мне нужна помощь контрабасиста, чтобы я звучал хорошо (смеётся), и мне нужен барабанщик, чтобы я звучал хорошо. Лучше всего, если они оба будут счастливы делать то, что делают.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Кенни Баррона  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Пианист Кенни Баррон: «Главное в музыке — это сердце»: к 75-летию музыканта»

Europe Jazz Media Chart, июнь 2018: редакции джазовых журналов рекомендуют новые альбомы

albumsЕжемесячный Europe Jazz Media Сhart — не «хит-парад» и не связан с цифрами продаж: это список новых (и даже не обязательно совсем новых) альбомов, которые показались пишущим о джазе участникам круга европейских джазовых изданий, Europe Jazz Mediaсамыми интересными в предыдущем месяце. Представители европейских джазовых СМИ ежемесячно составляют список, представляя по одному альбому от каждого издания.

EJM CHART

Проект начался более пяти лет назад, в октябре 2012. Это 69-й выпуск чарта. В проекте участвуют 14 изданий, данные за май представили 12. Чарт публикуют все европейские джазовые издания, в том числе и наше.
Более ранние выпуски чарта
Вот какие записи слушали европейские джазовые журналисты в мае 2018. По традиции, некоторые коллеги иногда дают краткий комментарий, объясняя свой выбор.
Обратите внимание: по ссылкам на названии альбома доступен просмотр или предпрослушивание большинства альбомов, часто — бесплатное прослушивание в стриминговых сервисах, а также их приобретение в интернет-магазинах (или напрямую у лейблов)

Lars Mossefinn, Dag & Tid (Норвегия):

Needlepoint «The Diary of Robert Reverie» (Bjk Music)

альбом в iTunes | альбом в GooglePlay | слушать на Spotify (необходима регистрация) | слушать на Tidal (необходима регистрация) | купить CD в онлайн магазине CDON

ОБЛОЖКА
Axel Stinshoff, Jazz thing (Германия):

Joshua Redman «Still Dreaming» (Nonesuch)

альбом в Apple Music | трейлер на YouTube | слушать на сервисе Яндекс.Музыка | слушать на Spotify (необходима регистрация) | купить на сайте музыканта | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Luca Vitali, Giornale della Musica (Италия):

Ceramic Dog — Marc Ribot, Shahzad Ismaily, Ches Smith «YRU Still Here?» (Northern Spy)

альбом в iTunes | один трек на YouTube | трейлер альбома на BandCamp | купить на Amazon | слушать на Spotify (необходима регистрация) | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Madli-Liis Parts, Muusika (Эстония):

Tormis Quartet «Tormisele» (AVA muusika 2018)

трейлер на YouTube | информация об альбоме на сайте фольклорного центра Эстонии | купить в интернет-магазине Apollo

ОБЛОЖКА
Paweł Brodowski, Jazz Forum (Польша):

Andrzej Trzaskowski Sextet feat. Ted Curson «Seant – Polish Jazz vol. 11» (Polskie Nagrania)

один трек на YouTube | слушать на Spotify (необходима регистрация)

Комментарий Павла Бродовского:
Переиздание (с новым мастерингом), выполненное лейблом Warner Music,  представляет одно из сокровищ легендарной серии «Польский джаз». В 60-е пианист и композитор Анджей Тшасковски считался, наряду с Кшиштофом Комедой, одной из важнейших фигур на польской джазовой сцене. Этот альбом представляет расширенный (по сравнению с более ранним альбомом «Andrzej Trzaskowski Quintet») до секстета состав его группы с двумя саксофонистами (Януш Муняк на теноре и Влодек Нахорны на альте) и американским трубачом Тедом Кёрсоном, который сменил в составе Томаша Станько. Отзываясь влияниями Хораса Силвера, авторские композиции Тшасковского тяготеют к авангарду, а его версия польской народной мелодии буквально разрывает сердце.

ОБЛОЖКА
Mike Flynn, Jazzwise (Великобритания):

Roller Trio «New Devices» (Edition)

Релиз состоится 22 июня | предзаказ в iTunes | предзаказ на GooglePlay | трейлер альбома на BandCamp

ОБЛОЖКА
Anna Filipieva, Jazz.Ru (Россия):

Grant Green «Funk in France: From Paris to Antibes (1969-1970)» (Resonance Records)

Очередной плод трудов продюсера Зева Фелдмана, специалиста по отысканию и изданию забытых и полузабытых шедевров золотого века джаза: двухдисковое издание трёх выступлений легендарного американского джазового гитариста Гранта Грина во Франции в 1969 и 1970 годах. В названии присутствует слово «фанк», но не ждите яростных монотонных грувов: это не столько фанк, сколько исполненный блюзового чувства соул-джаз. К альбому приложил руку и крупнейший специалист по историческим переизданиям, продюсер Майкл Кускуна.

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | один трек на SoundCloud | купить на Amazon | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Jan Granlie, Salt Peanuts (Норвегия-Дания):

Der Lange Schatten «Concurrences» (Trouble In East Records)

альбом в iTunes | трейлер альбома на BandCamp | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Christine Stephan, JAZZTHETIK (Германия):

Achim Kirchmait Trio «Going To Ladakh» (O-Tone)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | слушать на сервисе Яндекс.Музыка | слушать на Deezer (необходима регистрация)

ОБЛОЖКА
Henning Bolte, Jazzism (Нидерланды):

Kari Ikonen Trio «Wind, Frost & Radiation» (Ozella Music)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | купить на Amazon | слушать на сервисе Яндекс.Музыка

ОБЛОЖКА
Magnus Nygren, Orkester Journalen (Швеция):

Gilbert Holmström «Konfrontation» (Moserobie)

Ранее неизданная запись саксофониста Гилберта Холмстрёма 1968 года выпущена крайне ограниченным тиражом на цветном виниле | информация об альбоме на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Cim Meyer, Jazz Special (Дания):

Alex Goodman «Border Crossing» (OA2 Records)

альбом в iTunes | слушать на сервисе Яндекс.Музыка | слушать на Spotify (необходима регистрация) | купить на Discogs | купить на сайте музыканта | альбом на сайте лейбла

Комментарий Кима Мейера:
Слегка прохладная, но вполне атмосферная звуковая вселенная, акустическая и мелодичная. Интеллектуальные композиции и аранжировки канадского гитариста Алекса Гудмана обладают свойством обволакивать слушателя. Все шесть участников записи — сильные инструменталисты, а Фелисити Уильямс, чей очаровательный голос здесь — единственный «духовой» инструмент, идеально читает свои партии в непростых аранжировках.

ОБЛОЖКА