Бобби Макферрин в Москве

ПРОСМОТРЕТЬ РЕПОРТАЖ С КОНЦЕРТА

Выступления Бобби Макферрина в Москве прошли. Осмысляем. В бумажном «Джаз.Ру» №1-2010 в середине февраля читайте впечатления наших экспертов и смотрите большой фоторепортаж.

Bobby McFerrin (by Vladimir Korobitsyn)
Бобби Макферрин на сцене Дома Музыки (фото: Владимир Коробицын)


25 и 26 января в Московском Доме Музыки пройдет российская премьера оперы-импровизации «Боббл» (Bobble) Бобби Макферрина.

Bobby McFerrin
Бобби Макферрин (фото: Владимир Коробицын)

«Боббл» – уникальная опера, в основе которой лежит история Вавилонской башни. Это импровизационная работа, не имеющая словесного либретто или заранее подготовленных вокальных партий. На каждом представлении она заново рождается на глазах у слушателей как совместная импровизация Бобби Макферрина и 17 вокалистов, говорящих на разных музыкальных «языках» — от оперной оратории до турецкой народной музыки и тувинского горлового пения, от афро-кубинских традиционных песен до джаза и битбоксинга.

Участники оперы разговаривают (поют, двигаются, играют) каждый в своем музыкальном стиле, а Бобби Макферрин выступает как центральный, объединяющий и направляющий персонаж представления.
Среди участников оперы-импровизации в Москве: Нино Катамадзе, Пелагея, Тина Кузнецова, Сергей Старостин, Гая Арутюнян и другие.

Дом Музыки. Начало в 20.00
Концерт организован Фондом «Музыкальный Олимп»

Биография Бобби Макферрина (перед гастролями в Москве 2005 г.)
Репортаж с концерта Бобби Макферрина в Москве (2004)
Музыковедческий анализ концерта 2004 г.

Xмеждународный фестиваль «Триумф Джаза»

Репортаж с фестиваля «Триумф Джаза» в Доме Музыки, 6 февраля
Репортаж с программы фестиваля «Триумф Джаза» в Клубе Игоря Бутмана, 5 февраля (Майк Стерн)
Репортаж с программы фестиваля «Триумф Джаза» в Клубе Игоря Бутмана, 4 февраля (Кармен Ланди, Лионель Луэке)



Игорь Бутман и компания Butman Music представляют:

3-7 февраля, Дом Музыки и Клуб Игоря Бутмана — X международный фестиваль «Триумф Джаза»

Программа в Клубе Игоря Бутмана:

  • 3 февраля, Клуб Игоря Бутмана
    Квартет Ивана Фармаковского-Дональда Эдвардса / Россия-США
  • 4 февраля, Клуб Игоря Бутмана
    Carmen Lundy (вокал) / США и её трио
    Lionel Loueke Trio / США
  • 5 февраля, Клуб Игоря Бутмана
    Mike Stern Band при участии Dave Weckl (барабаны) и Tom Kennedy (бас) / США
  • 6 февраля, Клуб Игоря Бутмана
    Сhihiro Yamanaka Trio (рояль) / Япония
    McCoy Tyner Trio, специальный гость — Gary Bartz (саксофон) / США
    McCoy Tyner (рояль), Gerald Cannon (контрабас), Eric Gravatt (барабаны)

Адрес клуба: м. Чистые Пруды или Тургеневская, Уланский переулок, д. 16 (в здании гостиницы «Уланская»)
Заказ столиков по телефону (495) 632-9264 (c 11 января) или 8(916)119-6227
Начало концертов: 20.30

Программа в Московском международном Доме музыки:

Mike Stern
Майк Стерн (фото: архив «Джаз.Ру»)
  • 6 февраля, Светлановский зал ММДМ —
    Биг-бэнд Игоря Бутмана
    Mike Stern Band при участии Dave Weckl (барабаны), Tom Kennedy (бас) / США и Игоря Бутмана (саксофон)
    Трио Олега Бутмана и Chanda Rule (вокал) / США
    Joel Taylor — Леонид Винцкевич Квартет / Россия-CША
    Lionel Loueke Trio / США
  • 7 февраля, Светлановский зал ММДМ —

КУПИТЬ БИЛЕТЫ
McCoy Tyner Trio, специальный гость — Gary Bartz (саксофон) / США
Сhihiro Yamanaka Trio (рояль) / Япония со специальными гостями Игорем Бутманом (саксофон) и Александром Беренсоном (труба)
Carmen Lundy (вокал) / США
Иван ФармаковскийDonald Edwards Квартет / Россия-США
Джаз-оркестр Academic Band п/у Анатолия Кролла

McCoy Tyner
Маккой Тайнер (фото: Павел Корбут)

Международный фестиваль «Триумф Джаза» — настоящий праздник для ценителей джазового искусства, без которого трудно представить себе московскую зиму. Каждый год фестиваль становится одним из ярчайших музыкальных событий России.

Благодаря организатору «Триумфа» Игорю Бутману, саксофонисту с мировым именем, на предыдущих фестивалях выступили музыканты, которых можно по праву назвать легендами — именно их имена составляют подлинную историю мирового джаза: Ди Ди Бриджуотер, Гэри Бёртон, Ларри Кориэлл, Тутс Тилеманс, TAKE 6, Джо Ловано, Билли Кобэм, Джино Ваннелли, Джои ДиФранческо, Ахмад Джамал, Рэнди Бреккер …

Юбилейный десятый «Триумф Джаза» не будет исключением, более того, он вполне может претендовать на звание джазового события десятилетия! На сценах ММДМ и Клуба Игоря Бутмана выступят самые настоящие суперзвёзды американского и российского джаза: трио величайшего пианиста, партнёра Джона Колтрейна – Маккоя Тайнера при участии саксофониста Гэри Бартца, группа легендарных фьюжн-музыкантов – гитариста Майка Стерна и барабанщика Дэйва Уэкла, выдащиеся вокалистки Кармен Ланди и Ченда Рул, ярчайшие звезды современного этно-джаза – трио гитариста Лионеля Луэке, лучшая джазовая артистка Японии 2009 года по версии авторитетного журнала Billboard – пианистка Тихиро Яманака со своим трио и, конечно же, Биг-бэнд Игоря Бутмана, квинтет супер-пианиста Ивана Фармаковского, международный проект известного курского пианиста Леонида Винцкевича, мощнейшее трио барабанщика Олега Бутмана и джазовый оркестр Academic Band п/у народного артиста России Анатолия Кролла.

КУПИТЬ БИЛЕТЫ

Ada Dyerв клубе «Олимпиада80» 17 января

Музыкальная история клуба «Олимпиада80» полна множеством ярких, незабываемых концертов и фестивалей. На сцене заведения выступали как уже известные, заслуженные звёзды джаза, так и молодые, только идущие к всеобщему признанию команды.

Ada Dyer
Ада Дайер (фото: Mu3aHTPOn - club.foto.ru)

17 января в клубе «Олимпиада80» состоится совершенно отличное по масштабу и важности событие – выступление американской вокалистки Ады Дайер (Ada Dyer).
Вместе с ней выступят: Дэйв Филдс (Dave Fields) – гитара, Лайонел Кордью (Lionel Cordew) – барабаны, Ник Лазарев (Nick Lazarev) – бас-гитара, Юрий Погиба – клавишные.

Ада Дайер. У этой вокалистки глубокий, сильный бархатный тембр и сильная харизма. Её манера пения продолжает традиции, идущих от величайших чернокожих джазовых певиц прошлого. Её голос — одновременно и мощный, и томный, необычайно чувственный, обволакивающий — поистине завораживает.
Аду Дайер три десятилетия назад открыл Стиви Уондер, на сегодняшний день — её лучший друг и главный продюсер. Она принимала активное участие в записи большинства пластинок Уондера и по сей день выступает в качестве лучшей бэк-вокалистки на его концертах. Сам Стинг лет 15 назад влюбился в ее глубокий бархатный тембр и пригласил в качестве вокалистки на одно из своих шоу.
Помимо Уондера и Стинга, певица работает и с другими звёздами джаза, ритм-энд-блюза и соул, среди которых Уинтон Марсалис, Маркус Миллер, Чик Кориа, Роберта Флэк.

Гитарист Дэйв Филдс сотрудничал с Аретой Франклин, Ленни Кравицем, Шоном Ленноном, группой The Drifters и др. Со своей вокальной группой New Voices of Freedom Дэйв выступал с группой U2, что можно видеть в документальной ленте «Rattle & Hum» режиссёра Фила Жоану, рассказывающей об американском туре ирландской супергруппы (дождитесь песни «I Still Haven’t Found What I’m Looking For» — именно там Дэйв появляется со своим хором).
Барабанщика Лайонела Кордью московская публика знает по выступлениям в российской столице с титаном джаз-роковой гитары Майком Стерном. Но, помимо Стерна, Лайонел выступал и записывался с огромным количеством известных музыкантов, среди которых Кайл Иствуд, Джино Ванелли, Анджелик Киджо, Кассандра Уилсон, Гато Барбьери, Роберта Флэк, New York Voices и др.

17 января, 22:30, клуб «Олимпиада80» (м. Проспект мира, СК «Олимпийский» – Олимпийский пр-т, д. 16, стр. 1, подъезд № 1)
Тел. (495)786-3191
Вход свободный.

«Джазовая Лаборатория»: новый проект клуба «Союз Композиторов»


В конце октября 2009 г. в московском клубе «Союз Композиторов» стартовала серия концертов под общим названием «Джазовая Лаборатория». Появление подобного проекта — это большое событие не только для московской джазовой жизни, но и для развития национального джаза вообще. В течение года сразу несколько десятков коллективов получат возможность сыграть свои авторские программы в одном из лучших джазовых клубов России.
Серия ориентирована на поддержку отечественных музыкантов, сочиняющих и исполняющих музыку на хорошем профессиональном уровне, но по разным причинам пока не имеющим возможности постоянно выступать с этими программами. Для того, чтобы как можно более внушительная аудитория имела возможность познакомиться с творчеством молодых музыкантов, клубом установлена максимально низкая цена входа на концерты серии: сейчас она составляет 200 рублей. Концерты проходят каждое воскресенье в 17 часов.

Первыми выступившими в рамках «Джазовой лаборатории» стали «Живые Люди» Натальи Скворцовой, уфимский коллектив Funky House Band, московская группа «Позитив» Владимира Нестеренко, пианисты Никита Зельцер и Андрей Марухин, певицы Екатерина Черноусова и Дарья Антонова, бас-гитарист Алексей Соловьёв и его коллектив RAKETA Orchestra.

Идея «Джазовой Лаборатории» родилась у арт-директора клуба «Союз Композиторов» саксофониста Олега Киреева около полугода назад:

Олег Киреев
Олег Киреев (фото: Александр Никитин)

— Наряду с необходимостью выживать в сегодняшних очень непростых реалиях, в нашем клубе не забывают и о молодёжи. Если говорить о консерваториях и училищах, то чаще всего для студентов возможность серьёзно поиграть ограничивается рамками учебного процесса. Уже полтора года в нашем клубе по вторникам в 22:30 проходят вечерние джем-сейшны, на которых молодые музыканты, студенты московских музыкальных училищ могут набираться опыта — поиграть на клубной сцене, в том числе и вместе с опытными мастерами. Сначала эти джемы вела вокалистка Ирина Томаева, а с весны 2009 г. ими занимается пианист Евгений Гречищев.

Но вот раздел авторской музыки, особенно в части исполнения её молодыми музыкантами, встроить в постоянную сетку клубного расписания до сих пор не получалось. Такие программы обычно носят некоммерческий характер, они чисто творческие, и для реализации их в Москве не так много мест.

Зачастую креативные проекты — либо будоражащие, психологически агрессивные, либо — глубоко философские, с претензией на какой-то глубокий смысл. По мне, всё это на самом деле здорово, но — приходится соблюдать баланс, совмещать поддержку молодых музыкантов, концерты маститых исполнителей и интересы слушателей. Необходимо, чтобы слушатель получал удовольствие, приходя, может быть, после тяжелого рабочего дня, чтобы музыка, кроме креативных идей, приносила ему ещё и душевную радость и покой.

Я посоветовался с моим другом и напарником по многим проектам, замечательным пианистом и педагогом Евгением Гречищевым, и решил попробовать сделать это в нейтральное время — днём в воскресенье. Евгений Гречищев — просто идеальный руководитель для этого проекта. Он знает практически всю студенческую Москву, многие музыканты — его ученики.

Несколько лет назад я работал в клубе Cool Train, и в том числе организовал там воскресные джазовые бранчи (обеды). Но жизнь показала, что бранчи – это не для нашей страны, в силу, возможно, другой ментальности, истории и т.д. Хотя в Англии вся страна в воскресенье…это, может быть, не обязательно джазовые бранчи… это может быть кантри, блюз – все клубы и рестораны забиты. Начиная с часу дня, подтягивается народ, и это такая дополнительная отдушина и для слушателей, и для музыкантов.
Предложить гостям клуба сдвоенные концерты – не самая хорошая идея: слушатель столько не выдержит, да и жизнь показала, что возникают конфликты, в основном – по причине более молодых.
В нашем же случае правильным и самым удобным временем оказались 17 часов. Раньше – публика не подтянется, позже – не будет временного зазора между программами.

Со стороны клуба мы серьёзно позиционируем «Джазовую лабораторию». Мы планируем расписание, размещаем информацию о концертах в ежемесячных клубных буклетах и на сайте клуба.
Ещё с лета я частично запустил информацию, приглашал музыкантов принять участие. А конкретные коллективы, первыми сыгравшими в концертах– это были как раз те, кто сразу выразил желание сыграть.
Наша сцена — абсолютно открытая. Единственный критерий – наличие определённого уровня профессионализма, в музыке он должен присутствовать. Насколько я знаю, Евгений уже составляет расписание на апрель.

Самое главное, изначальное условие этой лаборатории я сформулировал так: чтобы не говорили о том, что, мол, нет помещений, а здесь всё дорого. Так вот, стоимость билетов музыканты, если они так уверены в себе, могут назначить сами, в противном случае билет стоит 200 рублей. Это очень хорошая для слушателей цена, сейчас уже в кино за такие деньги не всегда можно сходить.
И вот тут проявился такой парадокс с отдельными коллективами, которые именуют себя профессиональными (и на самом деле являются ими)… вот, казалось бы, играйте, вот вам прекрасная сцена с хорошим звуком… но оказывается, что многим не для кого играть эту музыку. Практика показывает, что на такие коллективы нечасто способны приходить и поддерживать даже друзья.

Сколько людей приходили на концерты «Джазовой лаборатории» в эти месяцы?

— Очень приятно , что народ с самого начала пошёл.Были и 30 человек, и даже 60. Но на некоторые проекты публика почему-то не пришла. Я думаю, здесь играет большую роль заинтересованность самих исполнителей – провести работу в социальных сетях, оповестить своих друзей, знакомых…

Есть ли идея продолжить развивать «Джазовую лабораторию» , например, сделать фестиваль для молодых групп?

— Я думаю, что правильнее не делать фестивали, а продолжать творческие встречи в режиме «один день – один коллектив». Потому что музыканты в первую очередь работают на свою публику, а если собрать несколько коллективов в один вечер, эта публика будет, скорее всего, не пересекающаяся.

***

Формированием расписания концертов и их проведением занимается пианист Евгений Гречищев:

Евгений Гречищев
Евгений Гречищев (фото: Александр Никитин)

— В целом в отношении посещаемости я относительно доволен. Биток был на первом концерте серии, когда выступала Наталья Скворцова. Никита Зельцер умудрился собрать полный зал для исполнения всего одного своего минималистического произведения, длящегося более часа. Было много народа на выступлении пианиста Андрея Марухина.
Были концерты, на которые публики приходило поменьше, около 30 человек. И всего лишь на два концерта пришло только несколько человек.
На мой взгляд – ничего случайного не бывает. И отчасти тут вина на музыкантах. Потому что клуб со своей стороны сделал всё, что мог. Речь даже не идёт о какой-то масштабной работе по расклейке объявлений: хотя бы сообщите своим непосредственному окружению о концерте. Зачастую же даже это не делают, и в результате музыкант выходит на сцену – а перед ним пустой зал. А причины этого – либо неопытность, либо наплевательство.
Страшная совершенно вещь – зрители голосуют ногами. А дальше можно сколько угодно обижаться, в том числе и на меня.

Вопрос: как музыканту, которому уже доверили и поставили его в афишу, сделать так, чтобы он вышел на сцену, а его встретил полный зал зрителей?

— На мой взгляд, концерт в одном из лучших джазовых клубов страны – это изначально большое событие для молодого музыканта, тем более – для автора, человека сочиняющего. У любого музыканта есть круг почитателей, пусть и совсем небольшой. Этих нескольких десятков людей вполне хватит для того, чтобы заполнить наш клуб, скажем так, квалифицированным большинством. То есть если есть у лидера коллектива желание нормально организовать концерт, то всё получается.

Кто заявлен на ближайшие концерты «Джазовой Лаборатории»?

— Нас ожидает ряд очень интересных концертов. 17 января выступает виброфонист Владимир Голоухов с джаз-роковым проектом Witnesses of Fusion. 24 января – фанк-фьюжн трио в составе Феликс Лахути, Анна Королёва и Дмитрий Илугдин, которых особенно и представлять не нужно. 31 января сыграет мой ученик, молодой пианист Роман Дмитриев.
7 февраля певица Анна Левшина представит свой новый альбом «That Summer», записанный с группой The Moscow Jazz Passengers и с моим непосредственным участием.
14 февраля выступит московская группа Fortuna Brass Band, с которой я познакомился в Оренбурге на фестивале «Евразия». Мне лично они очень понравились, и я очень хочу, чтобы они сыграли здесь, у нас в клубе. Они играют в традиции немецких джаз-брасс бэндов, это целый пласт культуры. 21 февраля запланирован концерт smooth-группы пианиста Евгения Ревнюка «LABer Band». И 28 февраля с программой «Туловище и Душа» выступит ещё один мой ученик пианист Владимир Луизо.

Круг музыкантов ограничивается только московскими коллективами?

— В основном, конечно, выступают музыканты из Москвы. Но у нас в программе заявлены не только московские группы. К примеру, в рамках «Джазовой Лаборатории» уже сыграли уфимцы Funky House Band, а 14 апреля выступит питерский саксофонист Леонид Сендерский со своим проектом «Ничей Квартет».

Большинство концертов «Джазовой Лаборатории» записываются, и мы очень постараемся по окончании сезона выпустить клубный mp3-сборник.

Marimba Plusпразднует


Так уж повелось, что каждый календарный джазовый год в России обычно начинает московская арт-фьюжн группа Marimba Plus, которая  5 января отмечает свой день рождения. Именно 5 января 1999 г. состоялся первый концерт группы в клубе «Китайский Лётчик Джао Да». С тех пор каждый год в этот день «Маримба» играет в «Китайском Лётчике» традиционный праздничный концерт «для своих». «Свои» в данном случае – это музыканты всех составов за время существования группы, многолетние друзья и постоянные слушатели. Некоторые из приглашённых выходят на сцену: 5 января это были барабанщик Александр Зингер и бас-гитарист Антон Давидянц. Кроме того, поздравить группу пришли Олег Бутман с Натальей Смирновой (в результате оказались на сцене и сыграли джем), на клавишных инструментах появился на сцене Дмитрий Илугдин. К сожалению, сотрудничающая с группой замечательная вокалистка Этери Бериашвили в этот раз была на гастролях и не смогла участвовать в празднике.

Marimba Plus
Marimba Plus (фото: Александр Никитин)

А 8 января «Маримба Плюс» сыграла акустический концерт, третий из серии «Пять стихий». Серия этих концертов проходит в помещении культурного центра «Покровские Ворота», в котором расположены книжный магазин, кафе и небольшой уютный выставочный зал.

Рассказывает лидер ансамбля Marimba Plus и автор большей части его репертуара, маримбафонист Лев Слепнер:

Лев Слепнер
Лев Слепнер (фото: Александр Никитин)

— У нас за 11 лет существования группы накопилось огромное количество композиций, и нам очень приятно, что в ходе этой серии концертов у нас есть возможность играть и старые акустические композиции с виолончелью и контрабасом, и редко звучащие в акустике вещи, которые обычно мы исполняем в электричестве. Кроме того, к каждому концерту мы стараемся подготовить новую композицию. Публика каждый раз заполняет этот зал до отказа, и здесь нам очень приятно играть, очень хорошая атмосфера.
Первый концерт назывался «Воздух», мы приглашали трубача Владислава Лаврика, играли там вещи из первых альбомов, с некоторым уклоном в медитативность.Во втором концерте «Земля» участвовала арфистка Валентина Борисова, для этого концерта мы специально написали новую пьесу «Земля Санникова».
Весной мы сыграем концерт «Вода». Это будет очень красивая программа на тему «весна, любовь, романтика, Париж». Мы хотим пригласить для этого концерта виолончелиста с мировым именем Борислава Струлёва. А пятый, заключительный концерт цикла будет называется просто — «Маримба Плюс», мы будем исполнять пьесы разных лет.

Антон Горбунов
Антон Горбунов (фото: Александр Никитин)

Для третьего концерта под названием «Огонь» были подобраны соответственно настроению наиболее драйвовые и энергичные композиции. Сцены как таковой не было, музыкантов и слушателей разделяла буквально пара шагов. «Маримба Плюс» предстала в следующем составе: Лев Слепнер (акустическая маримба), Илья Дворецкий (флейта), Сергей Нанкин (бас-кларнет), Тимур Некрасов (саксофоны), Александр Кульков (ударные). Специальными гостями в этот вечер стали Фёдор Досумов из «А-Студио» (гитара, уд) и бас-гитарист Антон Горбунов.
Музыканты начали концерт с вещи Билли Кобэма «Cancun Market», которую для группы аранжировал сам автор. Напомню, что в августе 2009 г. Билли Кобэм сыграл с «Маримбой» концерт в клубе «Дуровъ».
Далее прозвучали композиция «Аквамарин» из последнего на данный момент альбома «Киномания» и «27/16» (новая пьеса с таким сложным размером, видимо, даст название новому, шестому альбому группы). Следующий номер – дуэт акустической маримбы Льва Слепнера и экзотической ближневосточной лютни уд Фёдора Досумова – безусловная удача группы. Название этой совсем свежей пьесы «Oud Song» её автор Федор Досумов придумал только после концерта буквально под нажимом вашего корреспондента.
Затем музыканты сыграли ещё одну вещь для нового альбома «Waltz Queen», пьесу Евгения Лебедева «На Золотых Песках» (фрагмент которой Лев сыграл пальцами, отложив в сторону палочки). Окончили первый сет латинообразная композиция Тито Пуэнте «Филадельфия Мамбо».
Второй сет составили четыре пьесы – «Небесный Слон», вещь Салифа Кейта «Tomorrow» (попавшая в репертуар «Маримбы» с подачи Алекса Ростоцкого), «Smile» и «Grand Funky».

Группа «Маримба Плюс» входит в 2010 год полной творческих планов и идей. Снова предоставим слово Льву Слепнеру:

– 31 января во Дворце на Яузе мы делаем большой концерт-фестиваль «Этнодрайв. Афро-кельты по-русски». Мы сами – организаторы и авторы концепции. Причём это будет не один концерт в режиме «сделали и забыли», а серия концертов. Здесь мы смешиваем русский фольклор с африканскими ритмами-грувами, и всё это – плюс ирландские танцы и кельтские мелодии с волынками. И получается смесь. Вот, попробуй возьми «калинку-малинку», подложи в эту тему мощный африканский грув и сыграй эту тему широко на волынке… В концерте примут участие специальные гости Сергей Старостин, Сергей Клевенский, Михаил Смирнов, сёстры Краснопевцевы, Алекс Ростоцкий и многие другие известные музыканты.

Фёдор Досумов
Фёдор Досумов (фото: Александр Никитин)

А 21 марта «Маримба Плюс» даст большой юбилейный концерт в Театральном зале ММДМ. Мы в прошлом году отметили 10-летие группы, но праздничный концерт сыграем только сейчас. Программа будет состоять из лучших вещей группы, самых любимых и рейтинговых, но обязательно будут и новые пьесы, с использованием как электронной маримбы, так и акустической. Специально из Америки для участия в этом концерте прилетит наш друг — пианист и аранжировщик Евгений Лебедев. Мы опять что-то сделаем с видеоартом. Обязательно будет Антон Горбунов, Этери Бериашвили, будет много гостей, о которых я пока умолчу – секрет…

31января: Marimba Plus представляет ЭТНОДРАЙВ

 

Ансамбль Marimba Plus представляет: «ЭТНОДРАЙВ — АФРОКЕЛЬТЫ ПО-РУССКИ»
Театрально-концертный зал «Дворец на Яузе» — 31 января – 19.30

Ансамбль Marimba Plus,
а также
Сергей Старостин (вокал, духовые), Сергей Клевенский (духовые, волынка),
Сергей Филатов (фортепиано), Михаил Смирнов (аккордеон, клавишные),
Виталий Кись (гитара), Дмитрий Илугдин (клавишные), Алекс Ростоцкий (бас-гитара),
Антон Давидянц (бас-гитара), Владислав Окунев (перкуссия),
Таисия и Ольга Краснопевцевы (вокал), Елена Кись (вокал), Мария Сингал (ирландские танцы)

Marimba Plus
Marimba Plus

Мощные африканские ритмы, зажигательные ирландские мелодии, лиричные русские напевы – неужели возможно соединить их воедино? Marimba Plus с уверенностью ответили – да! И, задумав свой новый проект «Этнодрайв», пригласили в него лучших российских этно-исполнителей, чтобы вместе создать и исполнить музыку нового века, основываясь на тысячелетних африканских, ирландских и русских музыкальных традициях.

«Этнодрайв» – это концерт-трансформер. Представьте себе: в традиционную ирландскую мелодию вливаются африканская ритмическая основа и взрывные электронные сэмплы, а затем неожиданно она становится абсолютно русской, пусть даже ее играют на волынке. Добавьте в мощную африканскую композицию с бешеными барабанами русский фольклорный текст и манеру исполнения — и вдруг возникает новый смысл, разговор разных народов. А каковы ирландские танцы на африканский манер, можно будет увидеть только на концерте.

Marimba Plus уже десять лет удивляет зрителей умением соединять различные стили, в их музыке современный джаз, этнические краски, академическая музыка и электронные звуки сливаются, создавая новое звучание и яркие визуальные образы. Они первыми в российской импровизационной музыке вывели в ведущие инструменты маримбу (родственник ксилофона с африканскими корнями), окружив ее джазовыми и классическими инструментами.

Лев Слепнер
Лев Слепнер, лидер Marimba Plus

«Этнодрайв» – это новый проект ансамбля Marimba Plus, над созданием которого совместно работали все приглашенные участники. Marimba Plus выступает в роли объединяющего ядра, к которому в каждой из композиций присоединяются солисты – музыканты, вокалисты, танцоры.

Уникальность проекта в том, что впервые русские фольклорные традиции объединяются одновременно с двумя весьма экзотическими темами — африканской и ирландской, причём в проекте не участвует ни одного коренного представителя этих двух культур. «Этнодрайв» сводит вместе аутентичные инструменты, многоязычный вокал и почти симфоническое звучание плюс мощное вливание электроники. Но самое главное – настоящий драйв, который с ритмами и мелодиями разных народов оживает на сцене и передаётся зрителям.

Подробности и заказ билетов: сайт проекта «Этнодрайв» и сайт ансамбля Marimba Plus

«Джаз без границ» в Хельсинки

Сергей Соколов,
Хельсинки


CLICK TO ENLARGE5 февраля в Хельсинки в культурном центре Vuotalo пройдёт четвёртый международный джазовый фестиваль «Джаз без границ» (Rajaton jazz -festivaali) — концерт-диалог финских и российских музыкантов.

На этот раз организаторы фестиваля решили внести интересное новшество в программу русско-финского музыкального диалога и пригласили участвовать в концерте замечательную певицу из Германии Анне Чиховски (Anne Czichowsky), которая стала победительницей престижного конкурса джазовых вокалисток «Lady Summertime» в 2008 году в Финляндии. Она выступит совместно с виртуозным джазовым квартетом из Петербурга Saint-Petersburg Jazz Quartet. Вторая часть фестивальной программы — это совместное выступление знаменитого финского пианиста Сеппо Кантонена (Seppo Kantonen) в составе своего трио ТОККА и саксофониста из Москвы Александра Гуреева — одного из самых ярких саксофонистов России.

Проведение фестиваля «Джаз без границ» стало уже традиционным и является одним из многих проектов Русского Культурно-Демократического Союза в Финляндии.

Начало: 19.00
Билеты 10 / 8 евро. Заказ (09)310 12000 и vuotalo.lipunmyynti@hel.fi
Продажа билетов в сети Lippupalvelu, и за час до концерта перед входом в зал. Адрес Вуотало: Mosaiikkitori 2, метро Vuosaari

Ed Thigpen (1930-2010)

 


 

13 января в Копенгагене (Дания) в возрасте 79 лет скончался барабанщик Эдмунд Леонард “Эд” Тигпен (Edmund Leonard “Ed” Thigpen).

Ed Thigpen
Эд Тигпен (фото: SildaJazz)

Эд Тигпен хорошо известен прежде всего как барабанщик трио Оскара Питерсона (1959-1965), а также участник трио Билли Тейлора в 1956-1959 гг.
Тигпен вырос в Лос-Анджелесе (штат Калифорния) и окончил школу им. Томаса Джефферсона (Thomas Jefferson High School), в которой также обучались Арт Фармер, Декстер Гордон и Чико Хэмилтон. Эд был потомственным музыкантом. Его отец в тридцатые-сороковые годы шестнадцать лет играл на барабанах в составе оркестра Энди Кёрка (Andy Kirk).
Свою профессиональную музыкальную карьеру Эд Тигпен начал в Нью-Йорке в оркестре трубача Кути Уильямса (Cootie Williams), где он играл с 1951 по 1952 гг. Поработав с крупными джазовыми звёздами, среди которых были Дина Вашингтон, Оскар Петтифорд, Ленни Тристано, Джонни Ходжес, Бад Пуэлл и др., он в 1959 г. стал участником одной из самых известных замен в истории джаза: в трио Оскара Питерсона, ранее обходившемся без ударных инструментов, барабанщик Тигпен сменил гитариста Херба Эллиса.
В 1961 Тигпен записывался с квинтетом Тедди Эдвардса (Teddy Edwards) и Ховарда Макги (Howard McGhee) вместе с контрабасистом Рэем Брауном.
В 1966 Тигпен ушёл от Питерсона и записал свой собственный альбом “Out of the Storm” на лейбле Verve. Затем пять лет – с 1967 по 1972 гг. – гастролировал с Эллой Фитцджералд, после чего поселился в Европе (первоначально в Амстердаме). Здесь он работал с широким кругом европейских и американских музыкантов.
Эд Тигпен умер в Королевском госпитале в Копенгагене после продолжительной тяжёлой болезни.

Георгий Гаранян (1934-2010)

Гаранян действительно был символом советского джаза


Ушёл из жизни Георгий Гаранян. 14 января прощание с артистом прошло в Концертном зале им. Чайковского, затем его отпевали в храме Воскресения Словущего в Ваганькове и похоронили на Ваганьковском кладбище.

Георгий Гаранян, 22 октября 2009 г. (фото: Павел Корбут)

Говоря о «советском джазе», мы обычно выискиваем имена тех, кто продвигал вперёд джазовое искусство, кто (пусть зачастую и невидимо для основной части мировой джазовой аудитории) делал что-то необычное, искал новые пути, экспериментировал.

Но народу — я имею в виду не те два-три процента аудитории, которые действительно знают джаз, следят за ним и разбираются в нём; я имею в виду пресловутые «широкие массы» — народу эти поиски, как правило, оставались неизвестными.

И это нормально, так и происходит по всему миру: музыку двигают вперед Колтрейны, Коулманы, Долфи и Зорны, а широкие народные массы — вне узкого круга джазовых ценителей и знатоков — знают Кенни Джи и Фаусто Папетти, а звук саксофона Пола Дезмонда в «Take Five» узнают, но имени музыканта не знают.

Так же и в советском джазе. Самым узнаваемым саксофонным звуком для всего советского народа, безусловно, являются характерные широкие «подтяжки», «подъезды» и чуть рыдающая интонация альт-саксофона в музыкальном произведении малой прикладной формы — песне «Остров невезения» из кинофильма «Бриллиантовая рука» (1969) в исполнении Андрея Миронова. И это тоже не удивительно: кино в нашей стране (как, собственно, и повсюду) куда популярнее музыки.
Партию альт-саксофона в этой песенке исполнял Георгий Гаранян. В то время он ещё не был народным артистом Российской Федерации, лауреатом Государственной премии, не был руководителем популярных оркестров — он только играл на альт-саксофоне и писал аранжировки.
Позади было участие в известных джазовых проектах 50-х — «Восьмёрке» Центрального Дома работников искусств (Алексей Зубов, Константин Бахолдин, Игорь Берукштис и др.), в сознании нынешних журналистов трансформировавшейся в «Золотую восьмёрку», и оркестре того же ЦДРИ во главе с Юрием Саульским. Саульский, композитор с консерваторским образованием, беспощадно «дрючил» молодёжный оркестр, заставляя музыкантов-любителей бесконечно заниматься, чтобы добиться от них более или менее профессионального звучания. Эту муштру прошёл и Гаранян, учившийся вообще-то на инженера-станкостроителя и не имевший никакого формального музыкального образования. К 1957 г., легендарному прорывному году московского Международного фестиваля молодёжи и студентов, оркестр ЦДРИ был в весьма приличной форме, уверенно выступил на фестивале перед тысячами иностранных гостей и заслужил не только серебряную медаль фестиваля, но и высочайшую по тем временам оценку — беспощадный разнос от газеты «Советская культура», которая откликнулась на успех молодых советских джазменов статьёй «Музыкальные стиляги»: «…Пагубный пример утери самостоятельности являет собой молодежный эстрадный оркестр ЦДРИ. Мы с отвращением наблюдаем за длинноволосыми стилягами в утрированно узких брюках и экстравагантных пиджаках».
Вскоре оркестр был расформирован, а Гаранян в 1958 г. стал первым «советским» — т.е. родившимся в СССР — музыкантом, вошедшим в легендарный «шанхайский» состав оркестра Олега Лундстрема. Пересидевшие «эпоху разгибания саксофонов» в Казани лундстремовцы после переезда в Москву в 1957 г. вскоре начали пополнять свой оркестр, а «шанхайцев» и «харбинцев» — русских эмигрантов, вернувшихся на «историческую родину» после Второй Мировой — в наличии больше не было. Взяли «советских»: трубача Юрия Каврайского и альтиста Гараняна. «Когда я поступил в оркестр Лундстрема, понял, что играть совершенно не умею, — самокритично рассказывал Гаранян в интервью газете «Трибуна». — Из-за этого по собственной воле отказался от всех сольных партий, взял те, что поскромнее, и занимался с утра до ночи».
Во второй половине 60-х был уже другой оркестр — Концертный эстрадный оркестр Всесоюзного радио под управлением Вадима Людвиковского. Но были и малые составы, с которыми Гаранян появлялся на первых московских джаз-фестивалях — прежде всего отличный квартет с гитаристом Николаем Громиным. Американский автор Фредерик Старр, автор одной из немногих западных книг о советском джазе, писал о Гараняне 60-х: «Менее яркий саксофонист, чем [Алексей] Зубов, он не торопился бросаться во фри-джаз Джона Колтрейна или в восточную атональность, с которой заигрывали многие советские джазмены шестидесятых. Но американский критик Джон Хаммонд восхищался его владением саксофоном. Вечно беспокойный и нетерпеливый музыкант, Гаранян сначала эволюционировал в сторону амбициозно аранжированных дивертисментов для джаз-оркестра, а затем — джаз-рока и фьюжн с собственным ансамблем «Мелодия». Он никогда не был большим новатором, но его высокий профессионализм аранжировщика, организаторские способности и добродушная натура позволили ему делать много хорошего джаза» (S.Frederick Starr, «Red And Hot: The Fate of Jazz In Soviet Union, 1917-1980», Oxford Press, 1983, pp. 246-247)

К этой характеристике и сейчас, через 27 лет после выхода книги, мало что можно прибавить. Действительно, оркестровые аранжировки оказались самой сильной стороной Гараняна: он писал не только для оркестра Всесоюзного радио, но и для Оркестра кинематографии, так что его аранжировки (и, зачастую, игра) звучат в очень многих советских фильмах — это и упоминавшаяся выше «Бриллиантовая рука», и «Джентльмены удачи». Когда новый председатель Гостелерадио Сергей Лапин в 1973 г. разогнал оркестр Людвиковского, Георгий Гаранян стал работать как минимум сразу в двух коллективах: в Оркестре кинематографии, где продолжал трудиться дирижёром на записи саундтреков для кино- и телефильмов («Ирония судьбы, или С лёгким паром», «12 стульев», «Приключения Буратино»…), и во вновь созданном при Всесоюзной фирме грамзаписи «Мелодия» инструментальном ансамбле, который так и назывался — «Мелодия». Этот последний оказался сильнейшим студийным коллективом в СССР в 1970-е годы (и вплоть до 1982-го, когда Гаранян покинул его).

«В ансамбле уменьшилось число инструментов (одиннадцать вместо прежних семнадцати). Исчезли традиционные группы, характерные для свингового биг-бэнда… Три трубы, два (позже — три) тромбона, два саксофона (обычно играл один А. Зубов, а после его ухода — А. Пищиков, сам Гаранян, занятый дирижированием, брался за саксофон лишь изредка)… Такой состав позволял новорожденной «Мелодии» решать самые различные задачи: аккомпанировать певцам, записывать танцевальную музыку, исполнять (в сочетании со струнными и «деревом») различные эстрадные и полусимфонические партитуры. И, наконец, играть джаз. Но уже не «мейнстрим», не бибоп — а его «электронизированную» разновидность… Исполняемая ими музыка соединяла импровизационность джаза и ритмическую основу рока».
И опять лучше современника не скажешь: это фрагмент биографического очерка о Гараняне, написанного неким Аркадием Евгеньевым (несложно, впрочем, угадать Аркадия Евгеньевича Петрова) для сборника «Советский джаз. Проблемы, события, мастера» (Москва, «Советский композитор», 1987).

Надо чётко понимать, что «Мелодия» была прежде всего, и главным образом, студийным оркестром государственной фирмы грамзаписи (единственного лейбла в стране, как это ни странно читать современному слушателю: представим себе, что в СССР, допустим, было бы при этом всего одно книжное издательство и одна киностудия!). Это означало, что первая и главная обязанность оркестра, какие бы сильные джазовые импровизаторы в нём ни участвовали — обслуживать нужды фирмы грамзаписи, у которой был репертуарный план, график записей и т.д. Огромная заслуга Георгия Гараняна — в том, что в этом бесконечном потоке записей аккомпанемента для эстрадных певцов, фонограмм для аудиоспектаклей, тематических подборок обработок официозных «песен советских композиторов» и тому подобного прикладного материала ему удалось записать силами «Мелодии» несколько чисто джазовых работ — «долгоиграющих» виниловых альбомов, изданных ВФГ «Мелодия» исполинскими по нынешним меркам тиражами, продававшимися по всей гигантской стране в каждом магазине «культтоваров» и, безусловно, сыгравших важную роль в популяризации самого понятия «джаз» на пространствах СССР. И важнейшую роль среди этих альбомов, конечно же, сыграл «Лабиринт» — альбом, выпущенный в 1974 г. и состоявший из четырёх обширных авторских пьес четырёх участников «Мелодии» — басиста Игоря Кантюкова (заглавный трек), пианиста Бориса Фрумкина («Марина»), самого Гараняна («Ленкорань») и трубача Константина Носова («Огненная река»). Под своим собственным именем Аркадий Петров писал на обложке пластинки: «Диск этот является первым чисто джазовым «гигантом» ансамбля, рассчитанным не на танец, не на развлечение, а на внимательное слушание. Это джаз, каким он стал спустя 75 лет после своего рождения в Новом Орлеане, — джаз, подружившийся с ритмами бита, с ладовой импровизацией, с искусственным (синтезированным) звуком, с электроникой». В ретроспективе, более чем через 10 лет, он же как «Аркадий Евгеньев» более сдержанно писал в сборнике «Советский джаз»: «Работа эта носит в известной степени лабораторный характер: осваивались новые ритмические схемы, новые типы композиций… Не всё здесь удалось в равной степени».
Это правда. Альбом из нынешней перспективы и правда кажется местами ученическим, но ученичество это — новые ритмы, новые звуковые концепции, новые технологии, новый подход к импровизации — проходили не новички, а первоклассные музыканты с огромным джазовым опытом, и это не могло не сказаться на качестве этой работы. В лучших моментах «Лабиринт» интересно и увлекательно слушать до сих пор, а уж какое впечатление он производил на любознательных подростков в 70-е годы, какое количество не имевших доступа к «фирменным» записям Blood Sweat & Tears или Майлса Дэйвиса молодых людей по всему СССР увлёк джаз-роком — и вовсе трудно оценить. Ну а очевидные слабости альбома, прежде всего в плане игры и звучания ритм-секции — это извечные слабости советской (да и российской) музыки, основанной на попытках играть с приматом ритма, как в «настоящей американской» музыке: всё-таки когда в стране на протяжении сотен лет нет традиций ритмического музицирования и неоткуда эти традиции взять, т.к. в традиционной музыкальной культуре превалируют совсем другие элементы — трудно ожидать, что сильные и современно звучащие ритм-секции появятся сами собой. Достаточно сказать, что и через 35 лет после записи «Лабиринта» игра и звучание ритм-секций в массе своей остаются самым слабым местом в российской музыке — причём не только в джазе, но и в рок-музыке.

Гаранян 70-х — скорее продюсер, чем инструменталист. Он очень мало играл в этот период — больше дирижировал, аранжировал, сочинял… — и занимался звукорежиссурой: школы записи современной электрифицированной музыки в СССР не было, всё приходилось изобретать на ходу, делать «на коленке», придумывать собственные технические и творческие решения, вовсе не обязательно оптимальные, но действенные…

80-е годы, когда Гаранян расстался с «Мелодией», стали для него периодом крайне интенсивной работы. Он возглавлял симфонический оркестр кинематографии (откуда необходимые навыки у музыканта без музыкального образования? — очень просто: ещё в 1967 г. Георгий Гаранян поступил на курсы дирижёров при Московской консерватории), дирижировал оркестром Эстонского радио, эстрадно-симфоническим оркестром Центрального телевидения, писал музыку для телевидения (программы «Волшебный фонарь» и «Бенефис») и для кино («Рецепт её молодости», «Покровские ворота»). Музыка к «Покровским воротам» в силу «культового» характера, который обрёл этот фильм Михаила Козакова (1982), стала, наверное, самой часто упоминаемой киноработой Георгия Арамовича, хотя ему в результате постоянно приписывают «Неудачное свидание» Александра Цфасмана, звучащее в фильме (и едва ли не «Часовых любви» Булата Окуджавы, тоже использованных в фонограмме).

Новая экономическая реальность 1990-х многих ветеранов советского джаза застала врасплох. Но не Гараняна. Руководить одновременно несколькими оркестрами ему было не привыкать, музыкантские кадры в его распоряжении были любые, контакты по всей стране — широчайшие. Мало кто из постсоветских джазменов в последние два десятилетия гастролировал столько, сколько Георгий Гаранян. И никто, наверное, не работал в таком широчайшем диапазоне. Руководство оркестром Московского цирка. Звание народного артиста России (первым из отечественных джазменов). Государственная премия. Недолго просуществовавший на деньги предпринимателя Сергея Черкасова «Московский биг-бэнд» с превосходными солистами, успевший записать всего один альбом «Рождение оркестра» (кассета — 1992, CD —2005). Собственный абонемент в Большом зале Московской консерватории (ну, не единственный джазовый абонемент там, как утверждалось, положим: первым был всё-таки абонемент Алексея Баташёва!). Руководство Краснодарским муниципальным биг-бэндом. Руководство Саранским муниципальным джаз-оркестром. Руководство — с 2003 по 2006 годы — Государственным камерным оркестром джазовой музыки Олега Лундстрема. Восстановление (или, точнее, создание заново) ансамбля «Мелодия» с совершенно новым составом музыкантов и на новой организационной базе, а затем — на его основе, в качестве биг-бэнда Российского государственного музыкального телерадиоцентра (сам Гаранян по советской ещё привычке говорил «Гостелерадио») — создание «Биг-бэнда Георгия Гараняна».

Мне год назад довелось видеть, как Гаранян дирижировал в Минске этим биг-бэндом: подводя к неизбежному «Каравану» Хуана Тизола, он проскандировал в микрофон зачин классической музыкантской шутки: «Какая песня без баяна, какой концерт без…?» А публика в один голос ответила: «…Гараняна!».

И это правда. Оркестровый проект Гараняна ближе всего стоял к народному вкусу, к уровню восприятия самой широкой, совершенно неподготовленной публики. «Песню про зайцев» и «Остров невезения» в качестве джазовых аранжировок биг-бэнд Гараняна под его водительством играл с полным правом: ведь в основе лежали именно его оркестровки для оригинальных фонограмм фильма 1968 года. Какой там «Караван»? Поэтому и ответила эта публика «Гараняна», а не «Каравана». «Зайцы» шли гораздо лучше «Каравана». Кивая и улыбаясь знакомой мелодии, дружно хлопая в первую долю, широчайшая аудитория приобщалась к джазу — и слава Богу, что из рук многоопытного ветерана Гараняна, а не из чьих-то менее заинтересованных, менее джазовых рук.
Можно было хихикать над анекдотическими неточностями, которые Георгий Арамович допускал в текстах своих джазовых радиопрограмм на «Маяке», можно было пожимать плечами в ответ на его иногда совершенно произвольные оценки в конферансе к телепрограмме «Джем 5», в которой «Культура» раз в неделю глубокой ночью показывала видеозаписи концертов великих западных джазменов; но нельзя не признать, что всё это работало на джаз. Широчайшей публике, к которой умел обратиться Георгий Арамович, которую умел привлечь и удержать, было совершенно всё равно, что именно там говорится. Ошибки и произвольные интерпретации видели и слышали те самые два-три процента, которые и так всё это знали. Остальные слышали добрую, заинтересованную интонацию, видели улыбающееся лицо неравнодушного человека, явно находящегося внутри тех явлений, о которых он рассказывал — и это работало на широкую аудиторию лучше, чем можно себе представить.

Гаранян действительно был символом советского джаза — не в меньшей, а может — и в большей степени, чем Олег Лундстрем и Юрий Саульский, ушедшие из жизни в течение первых пяти лет нового столетия. То, что Гаранян сделал ДЛЯ советского джаза, наверняка перевесит, в конечном счёте, то, что он сделал В джазе. Бесконечные, изматывающие гастроли по всей стране с самыми разными оркестрами, ансамблями, проектами — наверняка были важны для него самого, но гораздо важнее для публики были не ноты, которые звучали со сцены, а любовь к джазу, которая стояла за этими нотами. Автору этих строк случилось видеть выступление 73-летнего тогда Георгия Арамовича на фестивале в Курске. В семь вечера — концерт уже шёл — его поезд прибыл на вокзал; через полчаса он уже был за сценой. Я был ведущим концерта, нас «поселили» в одну гримёрку; объявив очередной коллектив, я вернулся за сцену и выслушал полный юмора рассказ Гараняна о том, как он перепутал поезда, в результате чего оказался в Курске в последний возможный момент. Ещё через пять минут я знакомил Георгия Арамовича с тремя молодыми датчанами, которым было предназначено стать его ритм-секцией на этом выступлении. «Hi, I’m George», сказал он им на отличном английском, лучась неподражаемо добродушной улыбкой. За десять минут музыканты «на пальцах» договорились о нескольких джазовых стандартах, которые должны были играть. Через четверть часа я объявил: «…народный артист России Георгий Гаранян!» …Мне редко приходилось слышать такую овацию. Это было что-то невероятное. Курский драмтеатр едва не рухнул!.. Георгий Арамович и три молодых датчанина вышли на сцену. С невероятным куражом и заводом ветеран советского джаза хватил какой-то стандарт на альт-саксофоне, датчане искусно «поймали» его и вступили следом. Овация не смолкала все полчаса, что народный артист пробыл на сцене. После выступления — за сценой — артист слегка перекусил и умчался на вокзал, ехать в Москву. Совершенно неважно было, какие ноты прозвучали, потому что главным была невероятная харизма, умение создать на сцене и передать слушателю ощущение джазового счастья, музыки, рождающейся прямо на глазах у публики.
А на следующий день в «Курской правде» написали, что «в этот день можно было услышать Георгия Гараняна — щемящее, берущее за душу соло на трубе».

Но это было совершенно неважно, потому что вот это ощущение джазового праздника, музыкального счастья — было.

Спасибо вам за него, Георгий Арамович.