Игорь Бутман в 4-й раз представит в подмосковной усадьбе Горки Ленинские фестиваль «Джазовые сезоны»

7 и 8 июля десять коллективов из России, Армении, Швеции и США выступят в одном из самых живописных уголков Подмосковья на одном из важнейших джазовых опен-эйров московского региона: продюсерская компания Игоря Бутмана представит в бывшей резиденции Владимира Ленина IV международный фестиваль «Джазовые сезоны».

Московский джазовый оркестр п/у Игоря Бутмана на фестивале «Джазовые сезоны» в Ленинских Горках (фото © «Джаз.Ру», 2017)
Московский джазовый оркестр п/у Игоря Бутмана на фестивале «Джазовые сезоны» в Ленинских Горках (фото © «Джаз.Ру», 2017)

Старинной усадьбой Горки на юго-востоке ближнего Подмосковья, возле нынешнего города Видное, в позапрошлом веке владели могущественные купеческие семьи — последней владелицей была вдова промышленника Саввы Морозова. После революции 1917 года усадьба была национализирована и стала пригородной резиденцией новых властей. В начале 1920-х гг. здесь прошли последние месяцы жизни председателя Совета народных комиссаров Владимира Ульянова, известного всему миру под партийной кличкой «Ленин». А с 2015 г. здесь каждое лето проходит джаз-фестиваль.

В течение двух дней на сцену фестиваля в Горках выйдут десять коллективов: группа Leonid & Friends — сенсационная русская сборная по исполнению репертуара классиков американского джаз-рока группы Chicago, квартет барабанщика Олега Бутмана с американским вокалистом Эллиоттом, квинтет трубача Айка Григоряна, группа «Число Пи», секстет альт-саксофониста Ильи Морозова и вокалистки Виктории Кауновой. Большой Джазовый Оркестр п/у трубача Петра Востокова, этно-джаз проект VAN Quartet (Армения-Россия), Игорь Бутман и Московский джазовый оркестр, а также американский трубач Амброуз Акинмусире (Ambrose Akinmusire) со своим квартетом и шведский вокалист Джона Нильссон (Jonah Nilsson), которого прославили выступления со звёздами YouTube — шведской фьюжн-группой Dirty Loops.

Ambrose Akinmusire (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2018)
Ambrose Akinmusire (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2018)

Артисты фестиваля и дни их выступлений:

  • 7 июля
    Jonah Nilsson (Швеция)
    Leonid & Friends
    Elliott (США) и квартет Олега Бутмана
    Квартет Айка Григоряна
    Большой Джазовый Оркестр п/у Петра Востокова.
  • 8 июля
    VAN Quartet (Армения-Россия)
    «Число Пи»
    Секстет Ильи Морозова и Виктории Кауновой
    Амброуз Акинмусире (США)
    Московский джазовый оркестр п/у Игоря Бутмана.

Московская обл., Горки Ленинские, Главная аллея, 1. Начало концертов в 15:00. Подробности и проезд на официальном сайте фестиваля и на официальной странице в социальной сети Facebook.
Билеты онлайн (один день 1500 ₽, абонемент на оба дня 2500 ₽)
ВИДЕО: Ambrose Akinmusire — «Regret (No More)»

Российско-американский проект «Vintskevich-Taylor & Ростань»: русская музыка и джаз

28 июня в Клубе Игоря Бутмана и 29 июня в Большом амфитеатре парка Зарядье выступит российско-американский проект «Vintskevich-Taylor & Ростань»: джазовый квартет, в составе которого — американские музыканты Джоэл Тейлор (Joel Taylor, ударные) и Кип Рид (Kip Reed, бас) и их российские партнёры — заслуженный артист России, пианист и композитор Леонид Винцкевич и его сын, саксофонист Николай Винцкевич, совместно с одним из ведущих фольклорных коллективов Курского края — фольклорным ансамблем «Ростань», руководит которым заслуженный работник культуры РФ Валентина Савенко.

Кип Рид, Леонид Винцкевич, Джоэл Тейлор, Николай Винцкевич
Кип Рид, Леонид Винцкевич, Джоэл Тейлор, Николай Винцкевич

Проект был создан в 2007 году, но эксперименты Леонида Винцкевича по органичному объединению богатства наследия фольклорной музыки России и музыкального языка джаза начались намного раньше. Когда его дуэт с эстонским саксофонистом Лембитом Саарсалу впервые посетил США и первым из советских джазовых ансамблей выступил на крупном американским джаз-фестивале в 1989 г., музыкальные критики родины джаза специально отмечали, что знание языка джаза и умение построить на этом языке стилистически точное высказывание сочеталось у советского дуэта с укоренённостью в музыкальных культурах их собственных народов. К тому моменту Винцкевич уже более 10 лет исполнял на советских джазовых фестивалях свои композиции, в которых стремился соединять язык джаза и русские интонации.

ITUNESВ 1999 году Винцкевич впервые представил в концертном зале им. Чайковского в Москве программу «Русский орнамент» с хором«Ростань», но только спустя 14 лет в Курске на фестивале «Джазовая провинция», который Леонид Владиславович продюсирует с 1997 г., состоялось представление совместного проекта квартета Винцкевича и Джоэла Тейлора с «Ростанью». И в том же 2013 г. на лейбле Butman Music Records вышел альбом проекта — «Russian Ornament».
ВИДЕО: Vintskevich-Taylor & Ростань» — «Ай, у зайки»
Леонид Винцкевич — ф-но, Николай Винцкевич — саксофон, Майк Миллер — гитара, Джоэл Тейлор — барабаны, Кип Рид — бас, фольклорный хор «Ростань» (Суджа Курской обл.)

В интервью «Джаз.Ру» в 2016 г. Леонид Винцкевич, в частности, говорил:

Говоря о джазе, я смотрю на него шире: не просто как на музыку, а как на повод пытаться быть свободным. Могу сказать, что все мои преставления о джазе серьёзно поменялись, когда мне пришлось много раз побывать в Америке. В чём они поменялись? В том, что это, как оказалось, не закостенелое искусство. Это искусство, в котором так или иначе невозможно сказать, что только ты единственный, удивительный, что только ты прав.

Например, в России все, кто пытались играть музыку с какими-то экспериментами, всегда были скованы сомнениями окружающих: имеет ли право это быть вообще. Самое интересное, что именно в Америке нам сказали — «будь самим собой». Послушав нас, они решили: это интересно, в этом есть влияние классики и этно-музыки. И о двух последних составляющих, «классика» и «этно-музыка», говорилось с пиететом, а не с пренебрежением. Могу сказать: нам подарили свободу, с которой до сих пор никто не знает, что делать… если говорить серьёзно. Это длительный процесс. И в джазе, о котором уже много раз пытались сказать, что история этого искусства закончилась, приходят новые таланты, и они заявляют, что это искусство живо.

Наверное, у джаза большое будущее и в нашей стране. И может быть, речь не только о музыке. В первую очередь подчеркну, что быть свободным — это та точка отсчёта, которую даёт джаз. И то, что сейчас в джазовой музыке происходит очень много синтетических экспериментов — это тоже время, это правильно, это нормально, это происходит, вообще витает в искусстве: джаз и сам по себе синтетический жанр…

Леонид Винцкевич (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Леонид Винцкевич (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

ДАЛЕЕ: ещё одно ВИДЕО, контакты, билеты  Читать далее «Российско-американский проект «Vintskevich-Taylor & Ростань»: русская музыка и джаз»

Репортаж «Джаз.Ру». Северные звучания: 32-й фестиваль «Апрельский джаз» в Эспоо, Финляндия

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

Вступление. Как устроен «Апрельский джаз»

Вот уже 32 года в Эспоо, городе на юге Финляндии, каждую весну проходит джазовый фестиваль April Jazz. По факту это крупнейший джаз-фестиваль в столичном регионе: ведь Эспоо, хоть и считается отдельным городом, вторым по населению после 650-тысячного Хельсинки, по факту — западный пригород финской столицы, а в самом Хельсинки есть только очень камерный по масштабу зимний фестиваль We Jazz. Теперь оснований считать Эспоо частью полуторамиллионного региона Большой Хельсинки стало ещё больше: прошлой зимой сюда пришло столичное метро, на котором всего за 20-25 минут можно доехать прямо до центра финской столицы.

Финский ансамбль Teemu Viinikainen Trio выступает на фестивале April Jazz 2018 года
Финский ансамбль Teemu Viinikainen Trio выступает на фестивале April Jazz 2018 года

Когда-то весь фестиваль вмещался в бар отеля Tapiola Garden, расположенного возле городского культурного центра — правда, бар там довольно обширный. Теперь фестиваль идёт пять дней, охватывает полдюжину концертных площадок в разных районах Эспоо — в том числе и тот самый бар, где теперь идут только ночные джемы — и каждый год представляет более чем 30 музыкальных коллективов из разных стран для более чем десяти тысяч слушателей.

Эспоо. Вид с Финского залива
Эспоо. Вид с Финского залива

Удивительно, но «Джаз.Ру» писал о крупнейшем фестивале одной из ближайших к крупнейшим российским городам европейских столиц до сих пор всего однажды — в 2016 г., когда April Jazz отмечал 30-летие. Дело в том, что фестиваль в Эспоо почти всегда проходит в те же даты, что и выставка-ярмарка Jazzahead! в германском городе Бремене, куда в эти дни стягиваются почти все джазовые журналисты Европы. Два года назад о фестивале написала наш петербургский автор Юлия Сотникова. И вот в текущем году даты бременской ярмарки и финского фестиваля наконец разошлись, и ваш корреспондент с удовольствием посетил 32 April Jazz, который проходил 25-29 апреля. Правда, посмотреть удалось три дня из пяти: 26, 27 и 28 апреля — 29-го ваш корреспондент должен был уже быть в Санкт-Петербурге на мероприятиях Международного Дня джаза (см. отчёт «Джаз.Ру» об этом событии).

Matti Lappalainen (photo © Justus Matto)
Matti Lappalainen (photo © Justus Matto)

Системообразующее сердце фестиваля в Эспоо — местный джаз-оркестр, Espoo Big Band. Директор и продюсер фестиваля, Матти Лаппалайнен, тоже играл когда-то в этом бэнде на тромбоне; мало того — побывал и руководителем оркестра, но после несчастного случая вынужден был оставить исполнительство и занялся продюсированием. Фестивалем он руководит с 2011 года, полностью формируя его программу и умело управляя обширным штатом волонтёров — в организации фестиваля их участвует более 60, многие возвращаются на April Jazz год за годом. Теперь, когда фестиваль распространился на несколько площадок в четырёх-пяти разных локациях — а Эспоо город довольно просторный, его три центра (!) привольно раскинулись вдоль Финского залива к западу от столицы, среди более чем 70 озёр, зелени национального парка Нууксио и других лесов — это особенно важно: у фестиваля сложная логистика по доставке артистов и гостей с одной площадки на другую, и всю эту логистику выполняют волонтёры.

Sello Hall
Sello Hall

Площадки весьма разные. Зал Sello Hall в восточном районе Леппяваара считается одним из лучших в Финляндии для камерной музыки. Два зала — 700-местный Tapiola Hall и 300-местный Louhi — находятся в одном здании, культурном центре района Тапиола, рядом с гостиницей, где живут участники фестиваля и где по вечерам идут фестивальные джемы.

Tapiola Center
Tapiola Center

Наконец, по одному специальному концерту было проведено на площадках музея современного искусства EMMA и Финского природного центра Haltia — своего рода музей финской природы посреди самой финской природы. В общем, большое и интересное хозяйство, а главное — наполненное музыкой, среди которой был, так сказать, большой международный джаз: The Bad Plus в новом составе, Ceramic Dog гитариста Марка Рибо, звезды скандинавского джаза Bobo Stenson Trio — но гораздо больше было артистов из Финляндии. Нам, приглашённым на фестиваль журналистам, деликатно намекнули, что от нас ждут освещения именно финской сцены — но и то сказать: джазовая сцена ближайшей к нам крупной страны Евросоюза всё ещё известна в России недостаточно широко, а послушать в Финляндии не просто есть что. Здесь много интересного джаза, как лежащего в русле главного течения, так и относящегося к смежным стилям. Вот их-то мы преимущественно и услышали, о чём и мой рассказ.

Юные финские джазмены играют в фойе культурного центра Тапиола перед началом «взрослого» концерта
Юные финские джазмены играют в фойе культурного центра Тапиола перед началом «взрослого» концерта

День первый. Фаду, гитары и биг-бэнд

Впрочем, первым для вашего корреспондента оказался концерт в «Тапиола Холл» как раз не финского, а португальского коллектива — вокалиста Каманэ и его группы. Каманэ (Camané) — имя артистическое; на самом деле португальский певец родился 51 год назад в лиссабонском пригороде Оэйрэш под звучным именем Карлуш Мануэль Мутинью Пайва душ Сантуш Дуарте. Фаду — традиционный португальский песенный жанр — музыка преимущественно женская, но ситуация меняется, сейчас в фаду появилось много певцов, и как раз дебют Каманэ в далёком уже 1979 году совпал с началом этого процесса. А сейчас он, видимо, самый популярный певец фаду. Шесть альбомов Каманэ, начиная с 1995 г., продались в Португалии тиражом более миллиона — а в стране с десятимиллионым населением это означает, что пластинки его есть буквально в каждом доме.

Camané
Camané

В Эспоо он выступил с инструментальным квартетом, состоящим из португальской гитары (это совсем не то же самое, что обычная испанская гитара), испанской гитары и контрабаса — на которых играли, соответственно, Жозе Мануэль Нету, Карлуш Мануэль Пройнса и Паулу Нунью Суареш да Паш. Звучало классическое фаду: ну, фаду и фаду. Чувственное, надрывное, то меланхоличное, то страстное — всё как любят северяне. Каманэ замечательный артист в своём традиционном жанре; ну а достаточно свободное понимание того, что может войти в программу джазового фестиваля, характерно для Северной Европы в целом и объясняет его появление на фестивале под названием «Апрельский джаз».

ДАЛЕЕ: а вот теперь переходим к анализу собственно финской сцены…  Читать далее «Репортаж «Джаз.Ру». Северные звучания: 32-й фестиваль «Апрельский джаз» в Эспоо, Финляндия»

Избранное «Джаз.Ру». Эрик Долфи (1928-1964): саксофонисту-эпохе исполнилось бы 90

Ким Волошин KV

20 июня 2018 года исполнилось 90 лет со дня рождения одного из самых ярких, влиятельных и одарённых музыкантов джаза. Эрик Долфи (Eric Dolphy) был не только альт-саксофонистом, сделавшим для развития импровизационной игры на альт-саксофоне столько же, сколько Джон Колтрейн сделал для тенора и сопрано; он был одним из лучших импровизирующих флейтистов, а что до бас-кларнета, то честь введения выразительного глубокого тембра этого инструмента в звуковой арсенал современного джаза принадлежит Эрику Долфи почти единолично. Новаторская техника импровизации Эрика, предпринятое им радикальное расширение тембрового арсенала альт-саксофона с широчайшим использованием «расширенного диапазона» сыграли огромную роль в развитии современной музыки.

Материал публиковался к 80-летию со дня рождения Долфи в бумажной версии журнала «Джаз.Ру» №15(6/2008) и лёг в основу главы о Долфи в книге «Великие люди джаза» (первое издание 2009, двухтомное расширенное переиздание 2012, «Планета Музыки», С.-Петербург)

Eric Dolphy
Eric Dolphy

Тем удивительнее, что столь монументального статуса в истории джаза Эрик Долфи достиг, строго говоря, всего за пять-шесть лет: возникнув в поле зрения коллег, критики, а затем и джазовой аудитории в 1958 г., в середине 1964 года музыкант, которому только что исполнилось всего 36, уже ушёл из жизни. Можно говорить, что звезда Эрика Долфи принадлежала к числу ослепительных, но короткоживущих сверхновых, вроде трубача Клиффорда Брауна поколением раньше или тенор-саксофониста Алберта Айлера, который шёл по стопам Долфи (и прожил всего на шесть лет дольше). Музыку, которую Долфи играл на зрелом этапе своей карьеры, часто называют фри-джазом, но, несомненно оставаясь в русле джазового авангарда первой половины 1960-х, она была достаточно укоренена и в джазовой традиции, и в современной академической музыке, всегда была чётко структурирована, тщательно выписана и — весьма часто — хорошо отрепетирована и далека от фри-джазовой спонтанности, сохраняя, впрочем, свойственную фри-джазу тех времён эмоциональную насыщенность.

Eric Dolphy (photo © Jerry Schatzberg. 1960)
Eric Dolphy (photo © Jerry Schatzberg. 1960)

Эрик Аллан Долфи родился в Лос-Анджелесе 20 июня 1928 г. «Он был ангелом, — рассказывал много лет спустя контрабасист Ричард Дэйвис, много работавший с Долфи в начале 60-х. — О нём трудно сказать что-то иное, он просто был замечательным парнем, и, когда я как-то встретился в Калифорнии с его родителями, я понял, что его просто таким воспитали — они тоже были ангелы».

Эрик был единственным ребёнком в семье выходцев с островов Вест-Индии. В детстве он ходил вместе с матерью на репетиции церковного хора — она пела в Народной Независимой Церкви Христа в центральной части Лос-Анджелеса. Там мальчик слушал хоровые исполнения «Мессии» Генделя, а вскоре и сам запел. В семилетнем возрасте он уже играл на кларнете, в восемь лет — участвовал в школьном оркестре, а к четвёртому классу стал изучать также игру на гобое. В 13 лет он получил диплом за выдающуюся игру на кларнете в ходе фестиваля школьных оркестров Калифорнии, но к этому моменту у него уже была новая любовь — альт-саксофон. На нём он научился играть джазовые темы, копируя игру джазменов с пластинок, и, говорят, подражал голосам птиц, играя на саксофоне на заднем дворе родительского дома. Видимо, родители Долфи действительно были ангелы (или просто заботились о покое своих соседей), потому что они превратили семейный гараж в звуконепроницаемую студию, где юный Эрик мог вдосталь практиковаться — и не только сольно, но и с друзьями-музыкантами (среди них был его ровесник, пианист Хэмптон Хоуз, с которым он много играл в юные годы).

Первым кумиром Долфи был, естественно, ведущий альт-саксофонист 40-х — Чарли Паркер, а первым сознательно освоенным джазовым стилем, конечно же, бибоп. После средней школы Эрик продолжал обучаться музыке в городском колледже Лос-Анджелеса и в это время, 20-летним, получил первую профессиональную работу в лос-анджелесском оркестре Роя Портера, носившем красноречивое название «17 боперов». Тогда, в 1948-м, он сделал и первую запись: его короткое альтовое соло можно услышать в записанной оркестром Портера пьесе «Little Wig».
СЛУШАЕМ: Roy Porter and his 17 Boppers «Little Wig» (первое же соло альт-саксофона, по согласованному мнению историков джаза — Эрик Долфи)

В 1950-м оркестр распался, и Эрик был призван в армию. Два первых года службы он провёл на военно-морской базе в Форт-Луисе (штат Вашингтон), а затем около года занимался на флотских музыкальных курсах в другом конце страны, в федеральной столице — Вашингтоне. В 1953-м Долфи вернулся домой и стал играть в лос-анджелесских джазовых клубах. Среди его партнёров были заезжие знаменитости (барабанщик Макс Роуч, трубач Клиффорд Браун, саксофонист Джон Колтрейн), но в основном он играл с собственным ансамблем, в 1956-57 гг. преимущественно в клубе Oasis. До этого момента он оставался никому особенно не известным музыкантом локального уровня.

Chico Hamilton Quintet, 1958: вверху Эрик Долфи и Чико Хэмилтон
Chico Hamilton Quintet, 1958: вверху Эрик Долфи и Чико Хэмилтон

Всё изменилось в 1958 г., когда Эрик Долфи вошёл в состав одного из самых популярных джазовых составов Западного побережья, которым руководил барабанщик Чико Хэмилтон. В составе ансамбля не было фортепиано, зато присутствовали разные необычные сочетания инструментов (например, виолончель-флейта-электрогитара), а материал был всегда очень плотно и хитроумно аранжирован, что позволяло Хэмилтону достигать достаточно новаторских камерных звучаний. Плотность аранжировок не означала, что музыкантам было мало пространства для импровизаций, что хорошо слышно в игре молодого Долфи в ансамбле Хэмилтона на легендарном Ньюпортском фестивале 1958 г., зафиксированной в документальном фильме «Jazz on a Summer’s Day».
ВИДЕО: Chico Hamilton Quintet, Newport Jazz Festival, 1958. «Blue Sands» — фрагмент фильма «Jazz on a Summer’s Day» (Долфи солирует на флейте)

ДАЛЕЕ: продолжение эпического биографического очерка, много АУДИО и ВИДЕО!  Читать далее «Избранное «Джаз.Ру». Эрик Долфи (1928-1964): саксофонисту-эпохе исполнилось бы 90»

Альбомы отечественного джаза. Контрабасист Сергей Хутас выпустил новый альбом «Time»

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

16 июня 2018 контрабасист Сергей Хутас выпустил второй сольный альбом. Он озаглавлен «Time», «Время» (Hutas Music, 2018).

Sergey Hutas «Time» (Hutas Music, 2018)
Sergey Hutas «Time» (Hutas Music, 2018)

Всего второй? — скажут некоторые, и будут неправы. Да, первый альбом, «Москва… Небо» («Moscow… Sky») вышел на лейбле ArtBeat Music уже довольно давно, почти шесть лет назад — в конце 2012 г. Но за эти годы Хутас участвовал в записи нескольких десятков альбомов! Он очень востребованный инструменталист — и не только на строго джазовой сцене: широкая публика знает его как участника проектов Андрея Макаревича («Оркестр креольского танго» и др.), актрисы и певицы Екатерины Гусевой, как соавтора проекта «Визбор V.S. Хутас» с певицей Варварой Визбор

Контрабасист редко бывает лидером джазового ансамбля. Исключения наперечёт: Мингус, Хэйден, Холланд… Вот уже во второй раз примерил на себя эту роль и Хутас. Пять лет назад в интервью «Джаз.Ру» по случаю выхода своего первого альбома он говорил:

…Всё-таки басист в джазовом ансамбле — это не лидер по большому счёту, что касается музыки; это не ведущий голос, главное для басиста — умение аккомпанировать. В принципе, мне какие-то сольные пластинки даже самых выдающихся басистов слушать неинтересно. Мне интересно слушать ансамблевую музыку в целом. И на своей пластинке я к этому стремился. Не пытался быть лидером, старался думать прежде всего об ансамбле…

Сергей Хутас (фото © Маргарита Шол)
Сергей Хутас (фото © Маргарита Шол)

При прослушивании нового альбома впечатления сходные — но результаты явно более зрелые. Ансамбль получился весьма интересный, так как Сергей собрал на эту запись необыкновенный состав. Из тех, кто участвовал в записи первого альбома шесть лет назад, в новой работе присутствует только постоянный музыкальный партнёр, с которым у Хутаса за годы совместной работы в разных ансамблях развилось буквально телепатическое взаимопонимание — пианист Евгений Борец, с его капитальным ощущением музыкального времени, скульптурной аккордикой и деликатными мелодическими линиями. Он играет во всех треках, кроме стоящего в альбоме особняком  остросовременного «Right Feeling. Wrong Time», в котором фортепиано у молодого мастера Алексея Иванникова звучит намного агрессивнее и напористее. Но в целом, несмотря на опору на тандем Хутас-Борец, звучание ансамбля сильно отличается от первого альбома. Это и потому, что за барабанами здесь порывистый, импульсивный Саша Машин с его замысловатыми суперсовременными полиритмами. И потому, что за мелодические линии и импровизационные соло отвечают три чрезвычайно разных по стилистике и устремлениям музыканта: гитарист Максим Шибин (Jazzmobile Алины Ростоцкой, «Гитарные формы» Алексея Кузнецова), яркий саксофонист Павел Скорняков и самый известный в мире русский трубач современного джаза — Александр Сипягин, житель Нью-Йорка родом из Ярославля.

Что же мы слышим на альбоме?
ДАЛЕЕ: продолжаем изучать новый альбом Сергея Хутаса, СЛУШАЕМ ТРЕКИ С НЕГО, собираемся на презентацию 27 июня и СМОТРИМ ВИДЕО!  Читать далее «Альбомы отечественного джаза. Контрабасист Сергей Хутас выпустил новый альбом «Time»»