Выдели ночь. Джаз и этника на Ural Music Night в Екатеринбурге

Александр Беляев
фото: Александр Осипов, Елена Загородняя
DN

Ежегодный праздник «Ночь музыки» (29 июня) в Екатеринбурге носит международно-английское название Ural Music Night. Так вот: столица Урала, сотни площадок, тысячи артистов, десятки тысяч посетителей… Звучит как гипербола. Но нет, там действительно так: вся ночь в музыке, видели ночь, гуляли всю ночь и всё такое прочее — с широким размахом.

Причём проводится это уже несколько лет; я только в прошлом году туда попал и смог оценить этот самый размах. Екатеринбург, как не устают повторять местные, уникальный город, а уникальность его заключается в том — цитирую по памяти — что весь центр сосредоточен на площади в один квадратный километр. И на этом километре — театры, кафе, рестораны, открытые площадки, здания в стиле конструктивизм, небоскрёбы и «Ельцин-центр». То есть для автомобилей перекрывается относительно небольшой участок города (а Екат — это нормальный мегаполис, хоть и не Москва), и там начинается движуха. В прямом смысле — все движутся от площадки к площадке. И зрители, и артисты. Два-три-четыре концерта за ночь — норма.

Площадка перед центральной сценой
Площадка перед центральной сценой

Так вот, я лично — не поклонник выделить ночь на то, чтоб шататься от площадки к площадке, ухватывая по «кусочеку» разных «музык», как на эдаком меломанском шведском столе. Но многим как раз это и нравится. Система такая: шли, услыхали, зацепило, постояли, отпустило — дальше пошли. Ad libitum. Какая разница, что того бразильца или этих сербов мы слышим в первый и последний раз? Подегустировали — и хорошо.

Собственно, Ural Music Night при своём размахе и не подаёт себя как фестиваль со звёздами. Хотя хедлайнеры, конечно, есть, и в этом году один из них — Антон Беляев, начинавший, между прочим, в клубно-джазовой среде. Нет, концепция меломанского шведского стола, примерно как я выше обозначил: оригинальные, качественные музыканты разных стран и традиций.

Антон Беляев (Therr Maitz)
Антон Беляев (Therr Maitz)

Вот, собственно, это меня и заинтересовало: что в столь обширной программе есть из, допустим, импровизационной музыки, этнической, или вообще всякой странной? Организаторы предлагают строить свой маршрут с помощью приложения на мобильном телефоне. Ах, но гулять ночью по расписанию — что это такое вообще? Всякое ж может по пути подвернуться и по-другому повернуться.

Ну вот я лично в этом году прицельно ехал на джазменов и этнику. И того, и другого — достаточно. Этника — буквально от Африки до Японии. Все хорошие-любопытные, и, может быть, не так прославлены, как Сезария Эвора какая-нибудь, да и сама по себе этническая музыка интересует узкий круг специалистов, но настоящие мастера этого жанра заводят любую толпу. Вот, например, в нашем отеле жил коллектив из Южной Африки Abafana BakaMgqumeni; господи, да даже по их повседневному внешнему виду, улыбкам и свингующим походкам можно понять: эти — зажгут. А уж когда в национальных костюмах…

Понятно, неизменным спросом пользуются всякие балканские напевы. Меня заинтересовала не слишком известная в нашей стране музыка — венгерская. На нескольких площадках сыграл дуэт из Венгрии Kubinyi Júlia & Szokolay Dongó Balázs. Юлия Кубиньи и Балаш Соколай — певица и исполнитель на народных духовых. Эдакий венгерский вариант Старостин/Желанная — сугубо народная музыка, звучащая по-настоящему психоделично. Вокал — чистый, прозрачный, резковато-холодноватый, но очень страстный. Грубоватые, шероховатые обертоны флейты и бесконечный вой волынки, плюс к тому экзотические народные лады — не сразу воспринимаешь, непросто распробовать, но потом долго не можешь забыть. Про творческое кредо дуэта Балаш Соколай вот что сказал вашему корреспонденту: «Это всё исключительно народные песни из Венгрии, деревенские, конкретнее — пастушьи. Я играю на традиционной венгерской флейте, волынка тоже венгерская. Традиционную деревенскую музыку венгров мы сами собираем, ездим по разным местностям, включая Трансильванию… Ну да, делаем какие-то импровизации сами, джазовые, может быть!»

ДАЛЕЕ: а что же джаз?  Читать далее «Выдели ночь. Джаз и этника на Ural Music Night в Екатеринбурге»

Трубач Эндрю Кроули, лидер London Brass: «В Лондоне джаз сейчас повсюду». Интервью в Ярославле

Александр Беляев
фото: Алексей Молчановский
АБ

Уже несколько лет в Ярославле в майские праздники проходит Международный музыкальный фестиваль, у которого нет какого-то особенного яркого названия, но все его называют «башметовский». Юрий Башмет, выдающийся академический альтист, действительно, — инициатор и артистический директор фестиваля.

В этом году Фестиваль, который обычно захватывает и Ярославскую филармонию, и малые залы в окрестных городах со старинными названиями (Мышкин, Гаврилов-Ям…), состоялся в девятый раз. Открытие обычно происходит с большим державным пафосом — первые лица города, речи и так далее, — а продолжается нормальными аншлагами и восторгами неизбалованной публики. Тут надо добавить, что город Ярославль, хоть и не имеет высшего музыкального учебного заведения, но чувствительной публикой похвастаться может вполне. Поэтому реально хорошие музыканты, пусть и не достигающие звездности грэмминосного Башмета, тут всегда идут на ура.

London Brass на сцене Ярославской филармонии
London Brass на сцене Ярославской филармонии

В этом году по традиции в классическую программу затесался кроссовер-коллектив, то есть ансамбль музыкантов, играющих classical/jazz crossover. А именно — London Brass. Лондонский духовой децимет — ансамбль из десяти человек — работает на очень странной, фактически ничейной, земле. Они играют переложения классических произведений для медных духовых, попсовую киномузыку и джазовые произведения, написанные специально для них. На концерте в Ярославле London Brass сыграли довольно тяжелую версию произведения Джона Дауленда, в оригинале написанного для клавесина, а также один из «Славянских танцев» Дворжака, Мазурку №2 Вийа-Лобуша, Венгерскую рапсодию Листа — в общем, всё такое подвижное и с национальным колоритом. Начиналось, повторюсь, тяжеловато и не без шероховатостей исполнения, но к финалу музыканты раскачались и заставили зал чуть ли не плясать. Дело, в общем, в репертуаре: «Караван» Эллингтона (на самом деле Хуана Тисола. — Ред.), «Кариока» Винсента Юманса и смешное постмодернистское нечто «Вариации ‘Сюрприз’» современного английского композитора Пола Харта.

London Brass на сцене Ярославской филармонии
London Brass на сцене Ярославской филармонии

О том, как сложился этот странный London Brass, как подбирать для него репертуар и записывать его, мы поговорили с лидером коллектива трубачом Эндрю Кроули.

Andy Crowley
Andrew Crowley

Музыка для медных духовых ассоциируется с джазом. На вас какой ярлык можно навесить — вы классики или джазмены?

— Никакого: мы и те, и другие. Семь музыкантов группы — с академическим образованием, как я, трое — джазмены. Причём трубач, тромбонист и тубист, как ни странно. Наш трубач Джон Баркли долго играл в группе [британского джазового пианиста] Кенни Уиллера. И тубист Орин Маршалл тоже.

Я сам обожаю джаз. В детстве в Лондоне я ходил на концерты Майлза Дэйвиса, а также Чета Бейкера, Фредди Хаббрада, Бадди Рича, Гила Эванса…
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Эндрю Кроули  Читать далее «Трубач Эндрю Кроули, лидер London Brass: «В Лондоне джаз сейчас повсюду». Интервью в Ярославле»

Артуро Сандоваль: интервью на Зимнем международном фестивале искусств в Сочи

Александр Беляев
фото: Алексей Молчановский
АБ

interview«Самое интересное — это мостики между жанрами», считает Юрий Башмет, альтист с мировым именем, дирижёр, неоднократный номинант на премию Grammy и организатор фестиваля в Сочи. В этом году Зимний международный фестиваль прошёл в 10-й раз. Начавшийся как предвкушение Олимпийских игр в Сочи, фестиваль одно время носил полуофициальное название «Культурная Олимпиада», но по завершении Игр в Сочи 2014 года оказалось, что мероприятие прижилось и пользуется успехом. И безо всяких спортивных аллюзий!

«Джаз — моя неслучившаяся любовь», часто говорит Юрий Башмет, в юности игравший на электрогитаре и заслушивавшийся джаз-роком. Сейчас Юрий Абрамович часто делает всякие кроссовер-проекты: например, его оркестр плюс биг-бэнд Игоря Бутмана. Играл он и с Ларри Кориеллом и Жаном-Люком Понти. На сочинском фестивале всегда есть джазовый участник — причём не абы кто в сопровождении местных, как принято у нас в провинции, а — настоящая звезда-легенда со своим «родным составом». Среди них бывали Жан-Люк Понти, Абдулла Ибрагим, Чучо Вальдес, Swingle Singers. «У нас выступал однажды пианист такой… чернокожий крупный мужчина с Кубы… Чучо Вальдес! — вспоминает Юрий Башмет. — Я его слушал и думал: ну роскошно, звук абсолютно как у Оскара Питерсона. Мастер! Потом выяснилось, что сеньор Вальдес учился на Кубе у людей, которые получили музыкальное образование в Советском Союзе. Это школа, это слышно. И это те мостики, о которых я говорю».

Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)
Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)

Джазовый участник этого года — трубач Артуро Сандоваль. После того, как в его гастрольный маршрут вошёл Сочи, другие промоутеры пригласили в Москву и Санкт-Петербург. На кратком брифинге с сочинскими журналистами маэстро сразу признался, что никакой особенной российской программы не приготовил — играют то, что и во всём гастрольном туре. Собственно, это же самое услышали и столицы пару дней спустя. И, кстати, правильно сделали — потому что программа эта идеально выверена и сбалансирована. Сочинская публика любит латино, любит всякое веселье — и всего этого было в достатке; и не любит заумь. Да, как уже заметили московские и питерские коллеги, сеньор Сандоваль в своём почтенном возрасте уже довольно мало играет на трубе, предпочитая петь, играть на клавишах и рояле и даже барабанить. Но те моменты, в которых он солирует — они дорогого стоят. «Он, наверное, просто поёт в мундштук басом, — недоумевал один из посетителей. — Ну не может труба так низко звучать!» Конечно, не может. И высоко так — не может. Но — звучит, ибо это Сандоваль. У него и один мундштук будет звучать, без инструмента — есть на YouTube ролик в доказательство.

Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)
Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)

В полдень перед концертом в Сочи Артуро Сандоваль согласился пообщаться с вашим корреспондентом.

Мы с фотографом приехали в отель «Камелия» — роскошное знание вдали от центра Сочи. Нас проводили на какой-то отдельный этаж, на отдельный балкон с видом на море. И вот он — Артуро Сандоваль, импозантный господин в забавно-стильных очках, пиджаке, с толстой сигарой в зубах. Весёлый, живой. «Вы присаживайтесь, присаживайтесь», пригласил он широким жестом.

Очевидный вопрос: вы нечасто бываете в России…

— Я так не считаю! Мне кажется, я уже раз сто бывал у вас. Несколько лет назад, например, выступил в Санкт-Петербурге, на площади рядом с Эрмитажем. В прошлом году играл на Украине. А вообще впервые я приехал ещё в составе группы Irakere, это был год 1975-76 примерно. Так что я хорошо знаю русскую публику и очень её люблю. Вы — музыкальная публика, чуткая. Играть для вас — одно удовольствие.

Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)
Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)

А что вы помните про тот визит с Irakere?

— В тот раз мне удалось в Москве познакомиться с моим кумиром — русским трубачом по имени Тимофей Докшицер. Он играл на трубе в оркестре Большого театра. Мы подружились, он дал мне урок игры на трубе.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Артуро Сандоваля  Читать далее «Артуро Сандоваль: интервью на Зимнем международном фестивале искусств в Сочи»