Юбилей. Ветеран самарской и петербургской джазовой сцены Олег Гребенников отмечает 80-летие

Валерий Коннов VK

Шестидесятые года в СССР рискну сравнить с ренессансом в мировой культуре. В эти годы в джазовом движении проявили себя многие представители так называемой технической интеллигенции. Уже было много написано про Георгия Гараняна и Алексея Козлова, Владимира Кулля и Алексея Зубова, Вадима Сакуна и др. Я же хочу рассказать об Олеге Петровиче Гребенникове, которому 6 января 2018 года исполняется 80 лет.

Олег Гребенников
Олег Гребенников (2014)

Кандидат технических наук, выпускник Куйбышевского авиационного института (Куйбышев — ныне Самара. — Ред.), доцент кафедры теоретической механики ИХиБТ (Институт холода и биотехнологий) Ленинграда — Санкт Петербурга… Джазовый саксофонист, кларнетист, до сих пор играющий в трио в одном из джаз-кафе Санкт-Петербурга, писатель, издавший три замечательные книги о себе, о своём мировоззрении и отношении к жизни.

Так получилось, что именно Олег заразил меня благотворным вирусом джаза.

В далеком 1967 году я, студент первого курса Куйбышевского политехнического института, ярый битломан, игравший на ритм-гитаре ещё в школьном ансамбле, случайно попал на репетицию квартета молодых преподавателей и аспирантов, игравших бибоп. Композиция Телониуса Монка «Straight, No Chaser» в исполнении Олега Гребенникова и стала вирусом, который поразил меня на всю оставшуюся жизнь.

Олег оказался на острие «трендов» 60-х благодаря родителям. Вот что он пишет об этом в своей книге:

У моей мамы была мечта — сын, играющий на рояле. Осуществлению её мешал один досадный пробел: сын был, но не было рояля. Не только рояля, но хоть какого-нибудь плохенького пианино, которое можно было бы разместить в нашей двадцатиметровой комнате, где обитали пять человек. И потому, чтобы мечта не угасла совсем, мама решила отдать меня в музыкальную школу хоть на какой-то инструмент. Этим «каким-то инструментом» оказалась ни много, ни мало — виолончель, которую я не без некоторого успеха осваивал в течение трёх лет, а потом заявил, что профессиональным музыкантом становиться не собираюсь. А для общего развития этого достаточно. Логика была довольно убедительная, так что мама, скрепя сердце, согласилась. Уже много позже она говорила мне, что ходила в музыкальную школу советоваться, прежде чем согласиться с моими доводами, и что ей решительно не советовали «идти на поводу у сына». «У вашего мальчика не то чтобы какие-то особые способности, но у него душа музыканта. Он любит и тонко чувствует музыку».

В джаз Олег Гребенников вошел в Куйбышеве в конце 50-х годов, где играл на альт-саксофоне в лучшем тогда в городе биг-бэнде клуба им. Дзержинского. Школу этого оркестра также прошли ветераны куйбышевского джаза пианисты Игорь Вощинин и Владимир Виттих, саксофонист Лев Бекасов, трубач Борис Брюханов и др.

В 62-ом Олег оказался в числе организаторов Куйбышевского джаз-клуба, ставшего третьим по времени возникновения в Советском Союзе.

Вот как он описывает то время:

Четверо технарей-музыкантов, кандидатов технических наук, учёных увлеченно играли джаз. Живший последние годы в Москве и ставший доктором наук Евгений Курочкин играл на рояле. Контрабасист Феликс Медников успешно работал по своей технической специальности в Германии, а барабанщик Лев Евфанов тогда трудился в одном из ведущих НИИ. Некоторое время в квартете играл нынешний москвич, барабанщик Валерий Коннов, который в конце 70-х был президентом Куйбышевского джаз-клуба. Будучи преподавателями ВУЗов, мы на летние отпуска выезжали на «халтуры» в Сочи, где играли в ресторанах, совмещая приятное с полезным. Как-то к нам в Сочи подошел молодой человек и попросил разрешения поиграть вместе. Выяснилось, что это был ставший затем одним из лучших пианистов страны, а ныне преподающий в одной из консерваторий Германии Леонид Чижик…

Евгений Курочкин, Олег Гребенников, Валерий Дворников
Евгений Курочкин, Олег Гребенников, Валерий Дворников

Тогда он со своим ансамблем регулярно выступал на джазовых фестивалях, на концертах. Ансамбль выделялся необычным составом. В нем в качестве мелодического инструмента использовался баритон-саксофон, что было тогда редкостью. На нем играл Юрий Збаранский, а трубачом был один из лучших музыкантов города Борис Акимов. В 1963 г. ансамбль участвовал в легендарном диспуте «Джаз и ты», в котором главным оппонентом был композитор [Дмитрий] Кабалевский. Собственно, в 60-х годах джазовыми лидерами в городе были оркестр Льва Бекасова и ансамбль Олега Гребенникова.

Разными путями он добывал ноты подлинных американских аранжировок или что-то «снимал» с фирменных грампластинок. Сообразно инструментальному составу, предпочтение отдавалось записям выдающегося баритонового саксофониста Джерри Маллигана. Это не было слепым копированием заокеанских мастеров, поскольку наши музыканты тогда уже освоили приемы импровизации. Но любовь Олега к творчеству Маллигана осталась на всю жизнь.

Среди куйбышевских джазовых ветеранов немало тех, кто в разные годы уехал из города и продолжал успешно заниматься музыкой в Москве и в Ленинграде. Саксофонисты Юрий Юренков и Эдуард Серебряков, гитаристы Виталий Туляков и Александр Соколов стали москвичами. В Питере работает пианист и композитор Александр Бердюгин.

В 70-х перебравшийся в Ленинград Олег стал активно приобщаться к джазовой жизни Северной столицы.
ДАЛЕЕ: продолжение очерка об Олеге Гребенникове  Читать далее «Юбилей. Ветеран самарской и петербургской джазовой сцены Олег Гребенников отмечает 80-летие»

Джазовый фотохудожник Владимир Садковкин: «Джаз — моя жизнь». К 80-летию

Валерий Коннов VK

19 октября отметил 80-летие Владимир Тихонович Садковкин.

Владимир Садковкин (фото © Павел Корбут, 2011)
Владимир Садковкин (фото © Павел Корбут, 2011)

Когда один из наших общих друзей сообщил мне недавно о предстоящем столь солидном юбилее Володи, я поверил в это с трудом! Мы познакомились в 1984 году на фестивале в Витебске и с тех пор общались на разных московских мероприятиях и в джаз-клубах. Честно говоря, я как-то не задумывался о его возрасте, хотя знал, что он свидетель джазовой истории и один из летописцев отечественного джаза. Выглядит он, по-моему, младше своих лет, а в общении прост и всегда доброжелателен.

Владимир Садковкин и одна из его работ. Фото 1960-х гг.
Владимир Садковкин и одна из его работ. Фото начала 1970-х гг.

Мне захотелось поподробнее узнать об этом замечательном, талантливом и очень скромном человеке.

Владимир Садковкин — москвич, уроженец Арбата: родился в знакомом каждому москвичу старше 40 роддоме №7 им. Грауэрмана (в то время на Большой Молчановке). После средней школы окончил техническое училище, работал токарем на режимном заводе. Затем окончил Московское художественно-промышленное училище им. М.И. Калинина (1958-1963). До ухода на пенсию работал ведущим дизайнером Специального художественно-конструкторского бюро. Член Союза дизайнеров СССР. До 1968 года проживал в подвале «Дома с рыцарями», что на Арбате, 35, напротив Государственного академического театра им. Евгения Вахтангова.

Арбатская комната Володи была увешана его картинами. Цвет одной стены был разграничен по диагонали, поверх которой тон был светло-голубым, а под ней — синим. Здесь красовалась пространственная композиция: диагональ стены делила участок, ограниченный огромной пустой рамой из широкого деревянного багетника; на синем был пришпилен маленький жёлтый бумажный кораблик с чёрными парусами. Эта инсталляция приводила в восторг фланирующую по Арбату многочисленную джазовую и околоджазовую богему — сюда забредали друзья, знакомые, знакомые знакомых с пластинками, подругами, горячительным, преодолевая мощный заслон бабки Соловьихи, комната которой была первой от входной двери в коммунальную квартиру.

Бацилла джаза попала во Владимира Садковкина, когда другой фотограф и музыкант — Юрий Нижниченко — привел его в кафе «Молодёжное» [один из первых московских джаз-клубов 60-х. — Ред.]. Это было решающее событие в жизни юного выпускника художественно-промышленного училища, оно определило смысл его творческих исканий и устремлений. В то время Володя был обладателем радиолы «Кама», позже — «Ригонда», магнитофона «Днепр-10», около 800 патефонных пластинок и кучи магнитофонных катушек с джазовой музыкой различных стилей. Он много слушал джаз, много фотографировал и создавал художественные образы музыкантов, представляя их живописные портреты и композиции.

1959, ДК «Энергетик» на Раушской наб. Игорь Берукштис — b, Идрис Сулейман — tp, Александр Гореткин — dr, Георгий Гаранян — as, Алексей Зубов — bs; джем-сешн.
1959, ДК «Энергетик» на Раушской наб. Игорь Берукштис — b, Идрис Сулейман — tp, Александр Гореткин — dr, Георгий Гаранян — as, Алексей Зубов — bs; джем-сешн.

В 1959 году, начав осваивать фотографию с фотоаппаратом ФЭД-2, Володя появляется в первом московском джаз-клубе в ДК «Энергетик» на Раушской набережной, 5. На открытии клуба выступал нью-йоркский джаз-квартет трубача Идриса Сулеймана. Память об этом событии — Володины любительские снимки.

1959, ДК «Энергетик» на Раушской наб. Леонард Орлов — dr, Сергей Березин — ts, Михаил Цуриченко — bs, Николай Брызгунов — tp; репетиция перед выступлением.
1959, ДК «Энергетик» на Раушской наб. Леонард Орлов — dr, Сергей Березин — ts, Михаил Цуриченко — bs, Николай Брызгунов — tp; репетиция перед выступлением.

К этому же событию Володя подготовил свой первый джазовый плакат. В дальнейшем он занимается художественным оформлением (плакаты, заставки, эмблемы, программки, значки) первых московских джаз-фестивалей — «Джаз-62, -65, -67, -68», а также проводимых в 70-80-х г.г. в московской Студии музыкальной импровизации в ДК «Москворечье» (ныне Московский колледж импровизационной музыки).

Афиша работы Владимира Садковкина, 1977
Афиша работы Владимира Садковкина, 1977

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о юбиляре  Читать далее «Джазовый фотохудожник Владимир Садковкин: «Джаз — моя жизнь». К 80-летию»

In Memoriam. Пианист и учёный Владимир Виттих (1940-2017)

Валерий Коннов VK

В ночь на 18 августа в Самаре скончался учёный и джазовый пианист Владимир Виттих. 9 июля текущего года ему исполнилось 77. Продолжительное время он боролся с тяжёлым заболеванием.

Владимир Андреевич был известным ученым, доктором технических наук, профессором, в последние 20 лет — директором Института проблем управления сложными системами Российской Академии наук (ИПУСС РАН), но он также был джазовым пианистом и сумел оставить яркий след в истории советского джаза.

Владимир Виттих, 2009
Владимир Виттих, 2009

И в моей жизни Володя сыграл очень большую роль.

Нас познакомил в самом начале 70-х трубач Борис Брюханов. Он учился с Виттихом в Куйбышевском Политехе (ныне Самарский государственный технический университет), и там они вместе начинали играть джаз. Какое-то время мы втроём играли у Володи в квартире, где имелся рояль и контрабас, а я приносил «тройник» (малый комплект ударных инструментов. — Ред.). Вспоминаю об этом с удовольствием. Играть с Виттихом было для меня большой школой. Из этих занятий получилась пара передач на Куйбышевском телевидении под названием «Домашнее музицирование».

А в 1974 году Виттих пригласил меня на работу в вычислительную лабораторию кафедры АСУ Куйбышевского авиационного института, где я проработал четыре года, но это предопределило мою профессиональную деятельность на 20 лет вперёд.

В январе 1975 он направил меня в Ленинград, где мы с коллегой три с половиной месяца изучали ЕС ЭВМ, а всё свободное время проводили в джаз-клубе «Квадрат». Это послужило мощным толчком для меня, и я по возвращении в Куйбышев стал активно возрождать деятельность джаз-клуба.

Таким образом, встреча с Володей, Владимиром Андреевичем стала для меня судьбоносной, не побоюсь этого слова.

Безмерно жаль, что уходят такие талантливые люди. Хочу выразить соболезнование родным и близким. Светлая память!

С разрешения авторов предлагаю очерк о Владимире Виттихе из книги Игоря Вощинина и Юрия Хмельницкого «Джаз в Самаре вчера и сегодня», 2013.

Марш энтузиаста Виттиха

Профессор, доктор технических наук, один из руководителей НИИ Академии наук РФ, специалист, активно участвовавший в процессе административной реформы и информатики в правительстве Самарской области, Владимир Виттих занимает в истории джаза губернии особое место, и вот уже более полувека не оставляет музыку.

Владимир Виттих
Владимир Виттих

Вообще же Вова Виттих проявил музыкальные способности довольно рано — в шестилетнем возрасте. Началось, как это часто бывает, с игры. Он ставил перед собой вешалку, превращая её в нотный пульт, на котором раскрывал снятую с книжной полки толстую «Историю ВКПб» и, вглядываясь в строчки, старательно колотил пальчиками по столу, при этом что-то напевая. Нечто подобное он видел в доме у тети, где стояло настоящее пианино. Внимательная мама заметила интерес ребенка к музицированию и отвела его в детскую музыкальную школу. На вступительном прослушивании Вова очень старательно и громко спел «Марш энтузиастов», ставший символом его дальнейшего жизненного пути. «Слух и способности у мальчика имеются, — сказали в школе. — А у вас пианино-то дома есть? Нет? Тогда давайте запишем ребенка в класс скрипки». Но мама была категорически против скрипки и пообещала взять инструмент напрокат. Случилось так, что Володя познавал азы музыки, сидя за одной партой с Лёней Вохмяниным, который сегодня — известный композитор, заслуженный деятель искусств России. После окончания музыкальной школы Владимиру настоятельно рекомендовали продолжить музыкальное образование, но он поступил в Индустриальный институт, как позже оказалось, самый джазовый ВУЗ в городе.

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о Владимире Виттихе, МУЗЫКА  Читать далее «In Memoriam. Пианист и учёный Владимир Виттих (1940-2017)»

Самарский саксофонист, бэндлидер и организатор фестивалей Лев Бекасов (1933-2016)

Валерий Коннов VK

inmemoriam19 сентября в Самаре ушёл из жизни Лев Бекасов. Среди джазовой общественности Советского Союза, а затем России — и, в особенности, Куйбышева/Самары — Лев Степанович был известен как один из первых организаторов джазовых клубов и фестивалей в Куйбышеве с начала 1960-х гг.

Лев Бекасов (фото: Кирилл Мошков, 2002)
Лев Бекасов (фото: Кирилл Мошков, 2002)

Лев Бекасов родился 16 октября 1933 года в Куйбышеве. Когда учился в ремесленном училище, увлекся джазом — как это часто бывает, услышав на танцах игру хорошего самодеятельного оркестра. Он самостоятельно освоил кларнет и саксофон, постигал теорию музыки и законы гармонии. В 1957 г., отслужив в армии, пришёл в оркестр Куйбышевского клуба имени Дзержинского, где тогда играли отличные музыканты, настоящие джаз-фэны — пианист Игорь Вощинин, саксофонисты Владимир Лебедев, Олег Гребенников и Евгений Варламов, трубачи Геннадий Николаев и Борис Акимов, барабанщик Валерий Варламов и др. По свидетельству друзей, Бекасов очень быстро прогрессировал как саксофонист и на следующий год стал играть партии первого альта.

Лев БекасовВ 1958, будучи студентом Куйбышевского Индустриального института, Бекасов стал руководить студенческим оркестром. Именно с его именем связана вся дальнейшая биография институтского биг-бэнда. В это время в оркестр влились талантливые музыканты, в том числе пианист Владимир Виттих (впоследствии важное действующее лицо новосибирской джазовой сцены, в настоящее время — директор Института проблем управления сложными системами Российской Академии Наук в Самаре. — Ред.) и трубач Борис Брюханов. В оркестре выросли способные инструменталисты и вокалисты, причём для некоторых из них музыка позже стала профессией: Нина Крюкова была принята солисткой знаменитого оркестра Анатолия Кролла, а певица Ольга Шмакова сегодня руководит собственным эстрадным шоу-театром. Среди саксофонистов был воспитанник Бекасова Юрий Юренков, который затем играл в легендарном ансамбле «Каданс» Германа Лукьянова, а Эдуард Серебряков работал в театральных и престижных ресторанных ансамблях Москвы. Эдуард Доманский руководил ансамблем в Гурьевской филармонии, а Вадим Ласалкин был лидером биг-бэнда клуба «Родина» и музыкантом оркестра Самарского цирка. Вообще Лев Бекасов постоянно и упорно, я бы даже сказал, фанатично, занимался поиском молодых самодеятельных талантов, которых истово обращал в свою веру на протяжении всей своей творческой жизни.

С Бекасовым институтский оркестр стал уже чисто джазовым. Он неоднократно становился лауреатом джазовых фестивалей в Куйбышеве, а также в других городах страны, выступал в Москве, Ленинграде, Риге, Минске, Свердловске и Челябинске.

В 70-е годы Лев Степанович создал джазовый оркестр и в Куйбышевском авиационном институте, а его воспитанник бас-гитарист Вячеслав Клюшин много лет спустя будет руководить оркестром, который выступит в честь своего учителя на его 80-летии.

60-е годы ознаменовались появлением в разных городах страны джазовых клубов и кафе. Вот и в Куйбышеве в 1962 году группой энтузиастов был учрежден Городской молодёжный клуб под эгидой горкома комсомола. Среди активистов Клуба были архитекторы, врачи, инженеры, преподаватели и студенты. Были и музыканты. И у них появилась возможность организовать джаз-клуб, третий после Московского и Ленинградского. Он вначале скромно именовался секцией эстрадной и джазовой музыки и в июне 1962 года впервые в истории города провел джазовый концерт на площади Куйбышева. Среди организаторов клуба был и Лев Бекасов. Первым президентом клуба избрали Игоря Вощинина, также ветерана знаменитого оркестра Дзержинки, а после его отъезда из Куйбышева в 1966 году клубные дела принял Лев Бекасов.

Оркестр Куйбышевского политехнического института на Х Куйбышевском Всесоюзном джазовом фестивале, 1978. Справа - Лев Бекасов.
Оркестр Куйбышевского политехнического института на Х Куйбышевском Всесоюзном джазовом фестивале, 1978. Справа — Лев Бекасов.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Льва Бекасова  Читать далее «Самарский саксофонист, бэндлидер и организатор фестивалей Лев Бекасов (1933-2016)»

В Петербурге вышел фотоальбом Александра Смирнова «Джаз в СССР»

Валерий Коннов VK

booksДержу в руках новый, ещё пахнущий типографской краской фотоальбом, который назван «Джаз в СССР»: подписано в печать в апреле 2016 года. Автор содержимого этого альбома — известный ленинградский (питерский, если хотите) фотограф, член джаз-клуба «Квадрат» с 1975 года Александр Смирнов. Не буду вдаваться в подробности его биографии: она была опубликована в «Полном Джазе 2.0» в октябре 2015  в связи с его 70-летним юбилеем.

обложка фотоальбома
обложка фотоальбома «Джаз в СССР»

В альбоме на 112 страницах формата несколько меньше стандарта А4 собрана сотня фотографий известных джазовых музыкантов и ансамблей СССР 70-80-х годов прошлого века. Это не постановочные кадры. Это — миг сценического действа, мастерски уловленный фотографом и запечатленный в кадре. Владимир Фейертаг в предисловии, по-моему, очень точно написал:

— Джаз для Смирнова — не только музыка, это — мир его близких друзей, за которыми он мог, абсолютно не интересуясь материальной выгодой, последовать в Витебск или Калининград, Москву или Новосибирск. Запечатлевать выразительные фигуры артистов и музыкантов, ловить на их лице моменты загадочного вдохновения — задача весьма нелёгкая. Ибо джаз — по сравнению с остальной музыкой — слишком непредсказуем, а его адепты ведут себя на сцене весьма раскованно. Самое интересное, что происходит во время джазового концерта — рождение импровизации, удовлетворение от удачно найденных музыкальных фраз и финальная радость от появления скульптурно завершенной художественной формы — все это давно интересует искусствоведов и психологов, поэтов и художников. Александр Смирнов как бы импровизирует вместе с любимыми героями своих фотографий, сопереживает, радуется вместе с ними истинным удачам и остроумно иронизирует по поводу некоторых нелепостей, коими всегда был богат наш гастрольно-концертный быт.

Александр Смирнов
Александр Смирнов

Все эти фотографии Александр выкладывал на своей странице в Фейсбуке, и его друзья не найдут для себя в альбоме ничего нового. Но, по моему мнению, смотреть фото в интернете и держать в руках и перелистывать книгу, — это как разница в ощущениях между скачиванием файлов с музыкой и обладанием виниловым диском или CD. Может, я слишком старомоден.

Надо сказать отдельное спасибо Наталье Пашковской, благодаря энергии и настойчивости которой всё и состоялось. Уверен, альбом займет достойное место в пока ещё не столь длинном ряду книг, посвященных советскому и российскому джазу.

«Джаз в СССР». Фотоальбом Александра Смирнова / Сост. Н. Пашковская. — Спб.: «Арт-Экспресс», 2016. — 112 с.; ил.
ISBN 978-5-4391-0209-9