Ветеран джазовой критики и историографии Нат Хентофф (1925-2017)

inmemoriam7 января в Нью-Йорке скончался прославленный джазовый критик и историк джаза Нат Хентофф. Ему был 91 год.

Натан Хентофф родился в Бостоне 10 июня 1925 г. Его родители, Семён Хентов и Елена Катценберг, были выходцами с территории бывшей Российской империи. Он учился в бостонском Северо-Восточном университете, а позднее в Гарварде и парижской Сорбонне.

Нат Хентофф на сцене клуба Birdland в Нью-Йорке во время церемонии вручения премии Jazz Awards, лето 2001 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Нат Хентофф на сцене клуба Birdland в Нью-Йорке во время церемонии вручения премии Jazz Awards, лето 2001 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Его интерес к джазу начался с молодых лет. В конце 40-х и в 50-е Хентофф вёл джазовые радиопрограммы в Бостоне, а затем в Нью-Йорке, где с 1953 г. работал также редактором нью-йоркского офиса выходящего в Чикаго джазового журнала DownBeat. С 1958 по 1961 г. он был редактором другого джазового журнала — The Jazz Review. Вместе с Натом Шапиро он в 1955 г. выпустил первое издание книги «Hear Me Talkin’ to Ya: The Story of Jazz by the Men Who Made It» (в русском переводе Юрия Верменича — «Послушай, что я тебе расскажу. Джазмены об истории джаза», 2000, изд-во «Синкопа», и 2006, Сибирское университетское издательство — это издание всё ещё можно купить), представлявшей собой изложение истории джаза на тот момент, состоящее из интервью с музыкантами разных поколений джаза, от нью-орлеанских первопроходцев и Пола Уайтмана до Диззи Гиллеспи и других боперов. Эта книга — наиболее известная работа Хентоффа; множество известнейших музыкантов и специалистов по истории джаза признавались, что именно эта книга со множеством интервью, при всей их неполноте, а зачастую и неточности (авторы воспроизводили рассказы музыкантов «как есть», не подвергая их проверке по независимым источникам), сработала как детонатор, породив у читателей интерес и любовь к джазовому искусству.

На протяжении полувека Нат Хентофф вёл авторскую колонку во влиятельном нью-йоркском еженедельнике Village Voice, пока в канун нового 2009 года газета не закрыла его рубрику — несмотря на то, что её широко перепечатывало множество других изданий. Была у Хентоффа и многолетняя регулярная рубрика в Wall Street Journal. Он публиковался также в New Yorker, Washington Post, New York Herald Tribune, Esquire и множестве других американских изданий — причём далеко не всегда как джазовый критик. Дело в том, что Хентофф был политическим активистом и специалистом по конституционному праву США: регулярно выступал в печати в защиту первой поправки к американской конституции, писал о гражданских правах, проблемах образовательной системы, загадках нераскрытых убийств, борьбе с цензурой и т. п. Хентофф выпустил, помимо нескольких книг о джазе, ряд книг нон-фикшн о политических проблемах, целую серию романов для молодых читателей (в том числе роман «Джазовая страна», 1965 — о юном белом музыканте, пытающемся стать частью афроамериканской джазовой сцены) и книгу мемуаров («Говорить свободно», 1997) и т. п. — всего около 35 заглавий.

Журналист «Нью-Йорк Таймс» Роберт Д. Макфадден писал о Хентоффе:

Он был, безусловно, в точности таким, как его любимая музыка — джаз: импровизировал, быстро менялся, сам сочинял, сам исполнял, был вполне доволен собственной противоречивостью, хотя оппоненты называли его неглубоким и недобросовестным автором, и даже поклонников он иногда раздражал… Хотя он симпатизировал либертарианству, он часто приводил в ярость друзей левого направления тем, что выступал против абортов и эвтаназии, нападал на «политкорректность» и критиковал активистов различных меньшинств, которых обвинял в том, что они пытаются заткнуть рот оппонентам, вводя в СМИ собственную цензуру… Впрочем, его нападки, в печати или в личном общении, обычно были облечены в мягкую, юмористическую форму и выдержаны в уважительном тоне.

С 1998 по 2012 г. Нат Хентофф ежемесячно публиковал авторскую колонку «Заключительный квадрат» («Final Chorus») в журнале JazzTimes: его рубрика всегда печаталась на последней странице номера, отсюда её название. Сотрудники журнала вспоминают, что его рабочие методы вполне соответствовали его старомодному газетному стилю, в котором отсутствовала специальная лексика или продвинутое музыковедение, но зато в изобилии присутствовали яркие, исполненные человечности истории о ярких артистах. Нат так и не вошёл в «цифровую эру»: свои колонки он писал на электрической печатной машинке и отправлял в редакцию по факсу, упрямо отказываясь пользоваться электронной почтой, а все деловые вопросы решал только по телефону.

Нат Хентофф в своём кабинете в нью-йоркском районе Гринвич-Вилледж, 2010 (фото © David L. Lewis/First Run Features)
Нат Хентофф в своём кабинете в нью-йоркском районе Гринвич-Вилледж, 2010 (фото © David L. Lewis/First Run Features)

Он часто писал, что джаз был для него жизненной силой, которая восстанавливала его силы, истощённые в непрестанной борьбе за соблюдение американской конституции. Хентофф рассматривал джазовую критику как важнейшее дело своей жизни — тогда как политическая журналистика была всего-навсего его «дневной работой».

В 2004 г. Национальный фонд искусств США присвоил Нату Хентоффу почётное звание «Мастер джаза» — высшую государственную награду для джазмена в США. Хентофф оказался первым не-музыкантом (специальная номинация «Защитник джаза»), получившим это отличие.

В 2014 г. на американские экраны вышел документальный фильм, посвящённый Нату Хентоффу — «Удовольствие шагать не в ногу» («The Pleasures of Being Out of Step», режиссёр Дэвид Л. Льюис).

Как сообщил в социальных сетях его сын Ник, Нат Хентофф ушёл из жизни у себя дома в Гринвич-Вилледж, в окружении семьи, слушая пластинку Билли Холидей…

Тромбонист и композитор Александр Сухих (1945-2017)

inmemoriam6 января в Москве на 72 году жизни ушёл из жизни тромбонист, композитор, джазовый педагог Александр Сухих.
Гражданская панихида состоится 11 января в 9:30 в ритуальном зале Центральной клинической больницы (ул. Маршала Тимошенко, 25, м. Крылатское).

Музыкант родился в Александрове Владимирской обл. 6 июля 1945 г. В 1969 Александр Григорьевич окончил Казанскую консерваторию по классу тромбона. Его дебют на джазовой сцене произошёл в период обучения в Казани, а в 1968 г. Сухих переехал в Москву, работал в оркестре Эдди Рознера, играл с пианистом Борисом Рычковым, в том же году выступил на Московском джаз-фестивале с квинтетом пианиста Владимира Кулля.

Александр Сухих
Александр Сухих

В Москве началась и его педагогическая деятельность: в 1974-1976 гг. Сухих преподавал в Царицынском музыкальном училище, а с 1976 г. — в Училище им. Гнесиных, где он вёл джазовый тромбон, гармонию, инструментовку, ансамбль и учебные оркестры. В начале 80-х джазовые специальности появились и в программе высших учебных заведений. Одним из первых на вновь созданную в Музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных (ныне Российская Академия музыки им. Гнесиных) был приглашен и Александр Григорьевич. Со студенческим биг-бэндом успешно выступал на нескольких фестивалях, участвовал как тромбонист в квинтете Валерия Кацнельсона, играл и в калужском биг-бэнде «Панорама» п/у трубача Владимира Василевского (1944-1988). В 1986 г. на фестивале в Москве Александр Сухих представил оркестр редкого состава — 17 тромбонистов! А два года спустя на фестивале JakJazz (Джакарта, Индонезия) он как солист-тромбонист выступал в составе ансамбля пианиста Игоря Бриля. Затем последовали поездки в Польшу и Австрию, где Александр Григорьевич преподавал джазовые дисциплины по программе обмена преподавателями, и выступление с международным биг-бэндом под управлением польского саксофониста Яна «Пташина» Врублевского.

Александр Сухих - бэндлидер. 1980-е гг.
Александр Сухих — бэндлидер. 1980-е гг.

В начале 90-х гг. Сухих руководил недолго просуществовавшим биг-бэндом «Москва». Когда для отечественного джаза наступил тяжёлый период экономического безвременья 1992-1994 гг., он несколько сезонов работал по контракту с оркестрами в Италии.

В новом столетии Александр Сухих писал много музыки и инструментовок, активно работал над созданием целого ряда учебных пособий для студентов джазовых учебных заведений, до последних дней жизни преподавал в Московском колледже импровизационной музыки и Государственном музыкальном училище эстрадного и джазового искусства («Ордынка»). Был отмечен званием заслуженного артиста России.

В последние дни жизни Александр Григорьевич оставил на своей странице в социальной сети несколько записей, ставших своего рода завещанием музыканта. Ему было трудно набирать текст, поэтому мы публикуем отредактированный фрагмент.

— …Я это пишу, потому что практически прощаюсь. Всех, кого обидел — простите меня. Надеюсь, в моих звуках вы услышите любовь…

Чтобы нашу Родину сделать красивой, нам надо стать профессионалами высокого уровня и вкладывать… Развиваться, забывая о «супер-материальной» жизни.

СЛУШАТЬ: Александр Сухих «Из тени к свету»

Канал Александра Сухих с его авторской музыкой в звуковой сети SoundCloud

Первопроходец джазового просветительства Юрий Верменич (1934-2016)

Редакция «Джаз.Ру»
фото: архив «Джаз.Ру», Геннадий Шакин, Центр исследования джаза (Ярославль)
LK

inmemoriamУтром 14 декабря в Воронеже на 83 году жизни скончался Юрий Верменич — один из первопроходцев джазовой публицистики и джазового просветительства в России, создатель Воронежского джаз-клуба 1960-70-х гг. Похороны состоятся 16 декабря.

Юрий Верменич (скетч 1970-х гг.)
Юрий Верменич (скетч 1970-х гг.)

«Джаз.Ру» писал о нём:

Юрий Тихонович Верменич (14.08.1934; «Эсквайр» — уважительное прозвище, соответствующее смыслу слова и характеризующее личность; употребляется в кругу очень близких, но не в присутствии обладателя) — инженер-радиофизик, публицист, джазовый критик, переводчик, музыкальный педагог, один из исследователей джаза, член Союза литераторов России, лауреат премии профессионального признания «Лучшие перья России» (1999). Создатель (1966) и бессменный президент Воронежского джазового клуба. Организатор джазовых фестивалей «Воронеж ‘69, ‘70, ‘71». Автор трёх книг («Каждый из нас», «Мои друзья — джазфэны», «И весь этот джаз») и более двухсот статей о джазе.

Мероприятия Воронежского джаз-клуба
Мероприятия Воронежского джаз-клуба отмечены в плане ДК Железнодорожников на июнь 1966 г. галочками (можно рассмотреть слова «Ответственный Верменич»)

С 1964 г. входил в ГИД («Группа изучения джаза в СССР»), перевёл с английского более тридцати книг. Член жюри многочисленных джазовых фестивалей России…

Юрий Верменич (2011)
Юрий Верменич (2011)

Для лучшего понимания нашими читателями роли Юрия Верменича в советском джазовом движении приводим обширный фрагмент ещё одного текста из бумажного «Джаз.Ру» (Джазовые просветители 60-х: Игорь Сигов, Юрий Верменич и «Группа изучения джаза», «Джаз.Ру» №6-2014):

Джазовое просветительство, распространение знаний о джазе, пропаганда джаза в нашей стране шли разными путями, следовавшими прихотливой и извилистой социальной истории XX столетия. Неоценим научный и просветительский подвиг первых серьёзных музыковедов и культурологов, начавших писать о джазе в «официальной» прессе ещё на рубеже 1950-х и 60-х гг. — прежде всего Валентины Конен в музыковедении и Леонида Переверзева в журналистике и культурологии, затем Алексея Баташёва, Аркадия Петрова и других. Но нельзя недооценивать и тех, кто работал в глубоком «андеграунде», стремясь насытить спрос зарождавшегося джазового сообщества на знания о джазе посредством перевода джазовой литературы на русский язык.

Вряд ли нужно объяснять, что в СССР 1950-х — 1960-х гг., да и вплоть до самого конца советского периода отечественной истории, не было и не могло быть частного, неподцензурного книгоиздания: все издательские и типографские мощности в стране монопольно контролировало государство, и контроль был не только организационно-экономическим, но и политическим. С 1922 по 1991 г. в СССР существовал специальный орган государственного управления, Главлит. На рубеже 50-60-х это расшифровывалось как «Главное управление по охране военных и государственных тайн в печати». Единственной задачей Главлита была цензура печати — как средств массовой информации, так и книгоиздания.

Отдельные книги о джазе, впрочем, иногда просачивались сквозь главлитовское сито. Вот только невозможно было предсказать, какие прорвутся, а какие — нет. Были эпохальные публикации, начиная с самой первой — брошюры Владимира Фейертага и Валерия Мысовского «Джаз» (1960). Были «популярные» издания, стремившиеся как-нибудь вписать джазовое искусство в официальную систему координат советской идеологии и сыгравшие важную, хотя и исторически ограниченную роль (как, скажем, «О лёгкой музыке, о джазе, о хорошем вкусе» Александра Чернова и Михаила Бялика, 1965). Были и переводные книги — но крайне мало, и рационально объяснить принцип, по которому к изданию отбирались именно они, достаточно сложно. Так, почему-то любимой джазовой книгой официального советского книгоиздания на долгие годы стала тенденциозная и антиисторичная «История подлинного джаза» французского теоретика и практика джазового ультраконсерватизма Юга Панасье, выдержавшая в СССР несколько весьма многотиражных переизданий.

И тут на сцену выходит джазовый самиздат.

Самиздатовские переводы и сборники материалов, изданные «Группой Исследования Джаза в СССР»
Самиздатовские переводы и сборники материалов, изданные «Группой Исследования Джаза в СССР»

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о советском джазовом самиздате и роли Юрия Верменича в истории советского джазового движения  Читать далее «Первопроходец джазового просветительства Юрий Верменич (1934-2016)»

In Memoriam. Бас-гитарист Виктор Бэйли (1960-2016)

Константин Волков KW

inmemoriam11 ноября в США умер бас-гитарист Виктор Бэйли. Смерть наступила от последствий усугублявшегося наследственного заболевания опорно-двигательного аппарата.

Больше всего, конечно, Бэйли известен по периоду 1982-86, когда он играл в прославленной фьюжн-супергруппе Weather Report. Но не меньшего внимания заслуживает и его участие в Zawinul Syndicate, и сольные его работы.

Виктор Бэйли в Новокузнецке, 2002 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Виктор Бэйли в Новокузнецке, 2002 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Родом из Филадельфии (27.03.1960), Виктор Бэйли — племянник барабанщика Дональда «Дака» Бэйли — начинал тоже как барабанщик, но, услышав легендарного изобретателя техники игры на бас-гитаре «слэп» Лэрри Грэма, переключился на электробас. Музыкальное образование он получил в бостонском музыкальном колледже Бёркли, после чего поселился в Нью-Йорке. Буквально на первой же своей студийной работе он познакомился с барабанщиком Омаром Хакимом, с которым тут же образовал устойчивый тандем — так, вместе, они работали у африканской певицы Мириам Макеба, вместе они вошли и в один из последних составов Weather Report — одной из главных фьюжн-формаций 70-80-х, где предшественником Бэйли был сам Джако Пасториус.

Weather Report: пресс-фото к альбому «Sportin' Life», 1985  Joe Zawinul, Mino Cinélu, Wayne Shorter, Omar Hakim, Victor Bailey. Photo  © Sam Emerson
Weather Report: пресс-фото к альбому «Sportin’ Life», 1985 Joe Zawinul, Mino Cinélu, Wayne Shorter, Omar Hakim, Victor Bailey. Photo © Sam Emerson

В течение своей долгой карьеры Виктор Бэйли в основном славился как отличный сессионный басист с изысканной техникой. Не достигая, возможно, творческих вершин таких гигантов электрического баса, как Пасториус, он числился среди самых лучших, самых востребованных сессионных электрических басистов мира — о чем свидетельствуют его бесчисленные записи с такими разными музыкантами, как Weather Report, Steps Ahead, Садао Ватанабэ, Энди Саммерс, Майкл Бреккер, Кевин Юбэнкс, а также выступления с Мадонной, Стингом, Леди Гага и т. д.
ВИДЕО: Виктор Бэйли в составе Steps Ahead играет «Birdland» соло, 1990

Сольную карьеру Виктор Бэйли начал сравнительно поздно: его первая авторская запись появилась только в 1989 г., после чего последовал десятилетний перерыв, в основном заполненный работой в группе Zawinul Syndicate бывшего со-лидера «Уэзер Рипорт», джаз-рокового клавишника Джо Завинула (в составе этого коллектива Бэйли, кстати, выступал и в Москве в 1997 г.) и параллельно — в гастрольной группе поп-певицы Мадонны. Мало того, Бэйли оказался единственным музыкантом, который участвовал во всех четырёх фьюжн-проектах Завинула: Weather Report, Weather Update, The Zawinul Syndicate и спецпроекте с кёльнским биг-бэндом — WDR Big Band with Joe Zawinul.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Виктора Бэйли, фото, ВИДЕО  Читать далее «In Memoriam. Бас-гитарист Виктор Бэйли (1960-2016)»

Самарский саксофонист, бэндлидер и организатор фестивалей Лев Бекасов (1933-2016)

Валерий Коннов VK

inmemoriam19 сентября в Самаре ушёл из жизни Лев Бекасов. Среди джазовой общественности Советского Союза, а затем России — и, в особенности, Куйбышева/Самары — Лев Степанович был известен как один из первых организаторов джазовых клубов и фестивалей в Куйбышеве с начала 1960-х гг.

Лев Бекасов (фото: Кирилл Мошков, 2002)
Лев Бекасов (фото: Кирилл Мошков, 2002)

Лев Бекасов родился 16 октября 1933 года в Куйбышеве. Когда учился в ремесленном училище, увлекся джазом — как это часто бывает, услышав на танцах игру хорошего самодеятельного оркестра. Он самостоятельно освоил кларнет и саксофон, постигал теорию музыки и законы гармонии. В 1957 г., отслужив в армии, пришёл в оркестр Куйбышевского клуба имени Дзержинского, где тогда играли отличные музыканты, настоящие джаз-фэны — пианист Игорь Вощинин, саксофонисты Владимир Лебедев, Олег Гребенников и Евгений Варламов, трубачи Геннадий Николаев и Борис Акимов, барабанщик Валерий Варламов и др. По свидетельству друзей, Бекасов очень быстро прогрессировал как саксофонист и на следующий год стал играть партии первого альта.

Лев БекасовВ 1958, будучи студентом Куйбышевского Индустриального института, Бекасов стал руководить студенческим оркестром. Именно с его именем связана вся дальнейшая биография институтского биг-бэнда. В это время в оркестр влились талантливые музыканты, в том числе пианист Владимир Виттих (впоследствии важное действующее лицо новосибирской джазовой сцены, в настоящее время — директор Института проблем управления сложными системами Российской Академии Наук в Самаре. — Ред.) и трубач Борис Брюханов. В оркестре выросли способные инструменталисты и вокалисты, причём для некоторых из них музыка позже стала профессией: Нина Крюкова была принята солисткой знаменитого оркестра Анатолия Кролла, а певица Ольга Шмакова сегодня руководит собственным эстрадным шоу-театром. Среди саксофонистов был воспитанник Бекасова Юрий Юренков, который затем играл в легендарном ансамбле «Каданс» Германа Лукьянова, а Эдуард Серебряков работал в театральных и престижных ресторанных ансамблях Москвы. Эдуард Доманский руководил ансамблем в Гурьевской филармонии, а Вадим Ласалкин был лидером биг-бэнда клуба «Родина» и музыкантом оркестра Самарского цирка. Вообще Лев Бекасов постоянно и упорно, я бы даже сказал, фанатично, занимался поиском молодых самодеятельных талантов, которых истово обращал в свою веру на протяжении всей своей творческой жизни.

С Бекасовым институтский оркестр стал уже чисто джазовым. Он неоднократно становился лауреатом джазовых фестивалей в Куйбышеве, а также в других городах страны, выступал в Москве, Ленинграде, Риге, Минске, Свердловске и Челябинске.

В 70-е годы Лев Степанович создал джазовый оркестр и в Куйбышевском авиационном институте, а его воспитанник бас-гитарист Вячеслав Клюшин много лет спустя будет руководить оркестром, который выступит в честь своего учителя на его 80-летии.

60-е годы ознаменовались появлением в разных городах страны джазовых клубов и кафе. Вот и в Куйбышеве в 1962 году группой энтузиастов был учрежден Городской молодёжный клуб под эгидой горкома комсомола. Среди активистов Клуба были архитекторы, врачи, инженеры, преподаватели и студенты. Были и музыканты. И у них появилась возможность организовать джаз-клуб, третий после Московского и Ленинградского. Он вначале скромно именовался секцией эстрадной и джазовой музыки и в июне 1962 года впервые в истории города провел джазовый концерт на площади Куйбышева. Среди организаторов клуба был и Лев Бекасов. Первым президентом клуба избрали Игоря Вощинина, также ветерана знаменитого оркестра Дзержинки, а после его отъезда из Куйбышева в 1966 году клубные дела принял Лев Бекасов.

Оркестр Куйбышевского политехнического института на Х Куйбышевском Всесоюзном джазовом фестивале, 1978. Справа - Лев Бекасов.
Оркестр Куйбышевского политехнического института на Х Куйбышевском Всесоюзном джазовом фестивале, 1978. Справа — Лев Бекасов.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Льва Бекасова  Читать далее «Самарский саксофонист, бэндлидер и организатор фестивалей Лев Бекасов (1933-2016)»

In Memoriam. Звукорежиссёр Руди Ван Гелдер (1924-2016): шесть десятилетий за пультом

Редакция «Джаз.Ру»
LK

inmemoriamУтром 25 августа 2016 в Нью-Джерси скончался звукорежиссёр, чья работа с ведущими джазовыми лейблами 1950-60-х гг., прежде всего Blue Note, помогла определить канон звучания акустического джаза в звукозаписи, создала идеал джазового звука, к которому с тех пор стремились целые поколения звукоинженеров, продюсеров и музыкантов. Его звали Руди Ван Гелдер, и ему был 91 год. Семь лет назад Ван Гелдер был удостоен высшей степени отличия для американского джазмена — звания «Мастера джаза Национального фонда искусств США» (NEA Jazz Master, 2009).

В память об уникальном джазовом инженере звука «Джаз.Ру» воспроизводит текст, который написал главный редактор нашего издания Кирилл Мошков. Этот биографический очерк выходил в 2008 и 2013 гг. в издательстве «Планета музыки» (С.-Петербург) как одна из глав книги «Индустрия джаза в Америке».


Руди Ван Гелдер, 2009 (фото: Jazz at Lincoln Center)
Руди Ван Гелдер, 2009 (фото: Jazz at Lincoln Center)

Ведущие джазовые специалисты, говоря о современных тенденциях в записи джаза, среди имён наиболее влиятельных звукорежиссёров неизменно называют имя Руди Ван Гелдера (Rudy Van Gelder) — причём не только как авторитета, как одного из законодателей джазовой записи, как создателя её стандартов, но и как активного действующего лица сегодняшней звукозаписи. И это при том, что профессиональная карьера Руди Ван Гелдера продолжается уже шестьдесят лет!

Ещё в 1952 году, двадцатилетним юношей, он начал записывать джазовых и поп-музыкантов в своём родном Нью-Джерси. Первоначально его студия была расположена в доме его родителей в Хакенсэке, а в 1959 году он переехал: перестав работать оптометристом (раньше он делал записи только вечерами или в уикэнд), Руди купил дом в городке Инглвуд-Клиффс (в том же штате, только в менее урбанизированных местах) и оборудовал в нём студию. С теми или иными улучшениями и изменениями студия эта функционирует до сих пор.

С тех пор, как Ван Гелдер в 1953 году начал делать записи для одного из ведущих джазовых лейблов тех лет — Blue Note, им была записана большая часть выпущенных этой компанией альбомов. Фактически — именно им был создан стандарт записи акустического джаза самых разных направлений, в основном хардбопа и соул-джаза, то есть основных стилей джазового мэйнстрима 50-60-х гг. Ван Гелдер записывал таких музыкантов, как Бад Пауэлл, Телониус Монк, Тэдд Дэмерон, Уинтон Келли, Хорас Силвер, Фэтс Наварро, Ховард Макги, Клиффорд Браун, Ли Морган, Фредди Хаббард, Декстер Гордон, Хэнк Мобли, Джекки Маклин, Сонни Роллинз, Джонни Гриффин, Кенни Баррон, Клиффорд Джордан, Арт Блэйки…

Деятельность Ван Гелдера ни в коем случае не исчерпывается продукцией Blue Note, он делал и делает записи для доброй дюжины других лейблов (и, кстати, записывал далеко не только джаз, но и множество отличных образцов рок-музыки). Однако именно наследие Blue Note в силу его значительной популярности (пожалуй, именно этот лейбл можно назвать наиболее «культовым» в истории американского джаза) считается основным в том, что сделал Ван Гелдер. Тем более что в 1999-2000 году в честь своего 60-летия обновленный лейбл, который в то время давно уже возглавлял не его покойный основатель Альфред Лайон, а представлявший уже третье поколение руководителей Blue Note Брюс Ландвалл, начал беспрецедентное по массовости переиздание классических работ 50-60-х на CD в 24-битном ремастеринге (и серия эта продолжалась вплоть до конца 2000-х гг.). Причём ремастерингом занимался сам Руди Ван Гелдер.

Расскажите, как вы начали вашу профессиональную деятельность…

— Я начал экспериментировать со звукозаписью ещё мальчишкой. И стал профессионально работать, ещё будучи довольно молодым человеком. Я записывал своих друзей, среди которых было много музыкантов-любителей. Записывал я их прямо дома у моих родителей. Друзья рассказывали об этом своим знакомым, среди которых были музыканты-профессионалы. Скоро местные музыканты и певцы стали мне звонить и просить сделать им демо-записи и тому подобное. Я стал записывать их и таким образом становился немного опытнее. Потом мне стали звонить люди из рекорд-бизнеса, с частных лейблов, и я стал делать для них записи для издания. Так я и начал.

Самая первая запись для издания, которую я сделал — моя первая коммерческая запись — была запись Джо Муни. Это был органист, который работал здесь, в Нью-Джерси: в то время с ним играл на гитаре Бакки Пиццарелли, а на контрабасе — парень по имени Боб Картер. У них была постоянная работа, играли они вместе уже долго, и я сделал довольно удачную запись для компании Carousel Records. Они её выпустили, её стали крутить по радио — в общем, она всем понравилась. Тогда в Нью-Йорке ещё было джазовое радио, WNEW. Там был диск-жокей Эл Коллинз, он крутил эту запись каждый день в обеденное время, и она стала довольно популярной.

Чем из оборудования вы располагали в те годы?

— Когда я только начинал — ещё на некоммерческом уровне — я не располагал практически ничем. Дел в том, что рынка профессионального оборудования для звукозаписи в начале 50-х просто не было. Поэтому мне пришлось и освоить радиомонтажное дело, и научиться изготовлять кое-какую собственную аппаратуру. Ну, например, в то время не было фирм, которые бы делали микшерные пульты. Крупные звукозаписывающие компании просто строили собственные пульты для своих студий, так что если вам что-то было нужно, вы должны были сделать это сами. И мне тоже пришлось.

Руди Ван Гелдер в своей студии в Инглвуд-Клиффс, 1960-е гг.
Руди Ван Гелдер в своей студии в Инглвуд-Клиффс, 1960-е гг. (photo © Francis Wolff/Mosaic Images LLC)

Впрочем, кое-что можно было всё-таки достать: единственное, что на рынке было — это оборудование для радиостудий. Фирмы, которые делали аппаратуру для радиостанций, выпускали, например, микшерные пульты для вещательных нужд. Так что мой первый пульт был мной вручную переделан из вещательного пульта. Недурная штучка, кстати. У него был всего один индикатор уровня, но на нём я сделал кое-какие неплохие записи, и теперь вот занимаюсь ремастерингом некоторых из них.

Каким образом началось ваше сотрудничество с Blue Note?

— Так получалось, что я до поры до времени ни разу не встречался с основателем Blue Note Альфредом Лайоном, хотя уже записал довольно много музыки для множества независимых лейблов. В один прекрасный день я записывал ансамбль музыканта по имени Гил Меллэ, его ко мне прислал какой-то лейбл — по-моему, Progressive Records. Альфред по своим каналам получил эту запись от Progressive Records, она ему понравилась, он её у них выкупил и выпустил на Blue Note в виде десятидюймового LP. Альбом, что называется, «пошёл», и Альфред захотел выпустить ещё одну запись того же ансамбля. Он пошёл в студию WOR в Нью-Йорке. Это была радиостудия, которая по совместительству сдавалась в аренду как студия звукозаписи. Альфред пришёл туда, поставил записанный мной альбом и сказал тамошнему звукоинженеру: «Я хочу запись, которая бы звучала точно так же». Тот парень послушал и ответил: «Слушайте, я не смогу записать точно так же — лучше обратиться к тому, кто это записал». Так это и произошло: Альфред приехал ко мне, и впредь мы так вместе и работали.
СЛУШАТЬ: Gil Mellé «Sunset Concerto», 1953

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о звукорежиссёре Руди Ван Гелдере  Читать далее «In Memoriam. Звукорежиссёр Руди Ван Гелдер (1924-2016): шесть десятилетий за пультом»

«Джаз.Ру», избранное. Легенда о Тутсе: мастер губной гармоники Тутс Тилеманс (1922-2016)

inmemoriamОт редакции. Этот текст нашего внештатного автора Ивана Кондратова вышел в 3-м бумажном номере журнала «Джаз.Ру» девять лет назад, весной 2007, по случаю 85-летия легендарного бельгийского джазмена — одного из немногих не рождённых в США музыкантов, которым была присвоена высшая степень отличия для американского джазмена, звание «Мастера джаза Национального фонда искусств США» (NEA Jazz Master, 2009). Мы хотели опубликовать этот текст в интернет-версии к 95-летию артиста, то есть в 2017-м. Но пришлось поторопиться. Сегодня ночью, 22 августа 2016, барон Жан-Батист Фредерик Исидор Тилеманс, известный всему миру как «Тутс», мирно умер во сне в брюссельской больнице, в которую он был попал в конце июля после того, как у себя в деревенском доме упал и повредил плечо. С марта 2014 он почти безвыездно жил в своём доме в Ля-Ульпе, городке в 25 км от бельгийской столицы, объявив, что хочет наконец «воспользоваться давно заслуженным отдыхом». На момент ухода на покой музыканту оставался месяц до 92-летия, а из жизни он ушёл в возрасте 94 лет.


Toots Thielemans (photo © Pavel Korbut)
Toots Thielemans (photo © Pavel Korbut)
Иван Кондратов
фото © Павел Корбут
ИК

Словосочетание «легендарный джазовый музыкант» в последнее время несколько затаскано: его используют слишком часто, и слишком часто — не по назначению. Однако в случае Тутса Тилеманса это определение — нисколько не преувеличение. Во-первых, потому, что Тилеманс, начав играть во времена, когда только зарождался бибоп, за свою шестидесятилетнюю деятельность на музыкальном поприще всегда был активным и востребованным музыкантом и оставил заметный след в самых различных джазовых стилях. Даже сейчас, когда музыканту уже 85 лет (текст 2007 г. — Ред.), язык не поворачивается назвать его «джазовым раритетом»;:его музыка свежа и интересна, а концерты захватывающи и непредсказуемы. Другая сторона легендарности Тилеманса — в том, что он, по сути, является единоличным творцом истории введения в джаз хроматической губной гармоники и выразительного средства, которое трудно назвать инструментом — по-русски его принято называть «художественный свист» (по-английски это просто whistling). Уже привычным стало то, что Тилеманс — регулярный победитель опросов среди критиков и читателей журнала Down Beat в номинации «miscellaneous instruments» (буквально — «различные инструменты»; к этой категории традиционно относят любые инструменты, «не характерные» для джаза, в силу чего на них играет меньше музыкантов, чем нужно для формирования полноценной выборки — и в одной категории оказываются банджист, валторнист, тубист и мастер игры на гармонике. — Ред.), а также лауреат многочисленных, подобных этой, премий и наград. В прошлом (2006. — Ред.) году, к примеру, Ассоциация джазовых журналистов наградила Тутса премией «Player of the Year of Instruments Rare in Jazz» («Лучший исполнитель на инструменте, редком в джазе»). И здесь уместно будет вспомнить слова трубача Клиффорда Брауна, который как-то сказал Тилемансу: «Тутс, неверно говорить о гармонике как о не характерном для джаза инструменте после того, как ты начал на ней играть» («Toots, the way you play the harmonica they should not call it a miscellaneous instrument»).

Обложка журнала «Джаз.Ру» №3-2007 (в основе - фото Павла Корбута 2002 г.)
Обложка журнала «Джаз.Ру» №3-2007 (в основе — фото Павла Корбута 2005 г.)

Жан-Батист Фредерик Исидор «Тутс» Тилеманс (Jean-Baptiste Frédéric Isidor «Toots» Thielemans — в Америке его фамилию произносят как «Тилманс») родился 29 апреля 1922 г. в Брюсселе (Бельгия). Известно, что играть будущий музыкант начал ещё в возрасте трёх лет. В то время его родители содержали небольшое открытое кафе, где каждое воскресенье выступали аккордеонисты. Ребёнок был заворожён игрой музыкантов и долго пытался имитировать движения их рук, тиская коробку из-под обуви, пока один из посетителей не посоветовал родителям Тилеманса купить мальчику аккордеон. На своем первом инструменте, игрушечном картонном диатоническом аккордеоне, Жан научился играть национальный гимн, а также разные популярные мелодии.

Впрочем, никто не задумывался тогда о музыкальных способностях мальчика. Жан учился в обычной школе, увлекался науками и в восемнадцать лет планировал стать учителем математики. Однако в те же годы у него возникло и новое увлечение. Его привлекла игра популярного в те годы Лэрри Адлера, американского виртуоза-исполнителя на губной гармонике, чью игру можно было наблюдать во многих фильмах. Вскоре у Тилеманса уже была своя губная гармоника, и он старательно обучался игре на ней, слушая записи того же Адлера, а также других исполнителей, например — Borrah Minevitch’s Harmonica Rascals. Тогда, в 1940-41 гг., игра на гармонике оставалась для Жана Тилеманса лишь увлечением, которому он уделял время после учёбы. Будущий джазмен ещё не был знаком с джазом и играл в основном популярные мелодии.

В 1941 году, спасаясь от нацистской оккупации, семья Тилемансов переехала во Францию. Именно там, по-видимому, Тилеманс и «подцепил вирус джаза», впервые услышав по BBC музыку биг-бэндов. Когда немецкие войска заняли и Францию, семья Тилеманса вернулась на родину. Жан понемногу начал знакомиться с джазовыми записями, у него появились пластинки Луи Армстронга и европейских джазменов — Стефана Граппелли и Джанго Райнхардта. Последний стал для молодого человека настоящим идолом. Под влиянием записей этого гитариста Жан Тилеманс и сам начал учиться игре на гитаре, одолжив инструмент у приятеля. В одном из своих интервью Тутс рассказывал, что, когда в клубах он рвался поиграть джаз, бельгийские музыканты советовали ему выбросить свою игрушку (имея в виду гармонику) и освоить настоящий инструмент. Такое положение вещей во многом послужило толчком к освоению гитары.

Toots Thielemans (photo © Pavel Korbut)
Toots Thielemans (photo © Pavel Korbut)

К 1944 г. он уже играл на гитаре в клубах и кафе освобождённого Брюсселя, и после того, как получил первый гонорар, решил полностью посвятить себя музыке. Во время одного из таких клубных выступлений Тилеманс и получил своё прозвище — «Тутс». Имя Жан, и уж тем более «Жан Тилеманс», было совсем неподходящим для джазового музыканта, оно «не свинговало». В то время на слуху были имена джазового саксофониста Тутса Манделло, работавшего тогда у Бенни Гудмана, а также трубача и аранжировщика Тутса Камарата. Недолго думая, партнёры-музыканты предложили молодому гитаристу это самое джазовое по тем временам имя «Тутс». «Почему нет?» — отозвался музыкант… и с тех пор прозвище это навеки прицепилось к Тилемансу, о чём, впрочем, сам он нисколько не сожалеет.

Toots Thielemans рекламное фото 1950-х гг.
Toots Thielemans — рекламное фото 1950-х гг.

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о Тутсе Тилемансе, много уникальных фото, ВИДЕО  Читать далее ««Джаз.Ру», избранное. Легенда о Тутсе: мастер губной гармоники Тутс Тилеманс (1922-2016)»

Вибрафонист Бобби Хатчерсон (1941-2016)

Константин Волков KW

inmemoriam15 августа в собственном доме в местности Монтара, штат Калифорния, на 76 году жизни скончался один из ведущих вибрафонистов мирового джаза — Бобби Хатчерсон. Представитель его семьи сообщил, что причиной смерти стала эмфизема лёгких, от которой музыкант лечился долгие годы.

Bobby Hutcherson
Bobby Hutcherson (photo © Tim Dickeson)

Роберт Хатчерсон родился в Лос-Анджелесе 17 января 1941 в семье каменщика и парикмахерши. Он вырос в афроамериканских кварталах города Пасадена, и джаз вошёл в его жизнь довольно рано: его старший брат учился в одном классе с Декстером Гордоном, будущим прославленным джазовым саксофонистом, а сестра Пегги пела в джаз-оркестра Джералда Уилсона и впоследствии гастролировала с Рэем Чарлзом как участница вокального трио Raelettes, сопровождавшего выступления великого певца. В детстве Бобби учился играть на рояле, но однажды ему было явлено настоящее откровение: проходя мимо магазина грампластинок, он услышал какие-то божественные звуки… и зашёл в магазин узнать, что это такое играет. Играла пластинка вибрафониста Милта Джексона. Жизнь юного Хатчерсона изменилась навсегда.

Ещё школьником ему удалось скопить достаточно денег, чтобы купить подержанный вибрафон — вообще говоря, один из самых дорогих инструментов в джазовом арсенале. Вскоре он уже играл в ансамбле своего одноклассника, контрабасиста Хёрби Луиса, хотя поначалу и без особого успеха. «Надо же ему было убедиться в том, что на роду ему написано класть кирпичи», усмехался папаша Хатчерсон. Но Бобби не сдавался и быстро овладевал секретами вибрафонного мастерства. Вскоре он уже играл в ансамбле юного Эрика Долфи, который был бойфрендом его сестры, а затем в группе ещё никому не известного саксофониста Чарлза Ллойда — задолго до того, как тот стал одной из крупнейших звёзд джаза второй половины 60-х.

Bobby Hutcherson
Bobby Hutcherson

История прославленного музыканта началась в первой половине 1960-х, когда попал в ансамбль двух бывших участников оркестра Каунта Бэйси — тенориста Билли Митчелла и тромбониста Ала Грея. С ними он поехал в Нью-Йорк… и остался там на долгие годы. Прорывом для него оказалось участие в записи ярчайшего альт-саксофониста нового поколения начала 60-х — Джекки Маклина: на альбоме 1963 г. «One Step Beyond» вибрафон Хатчерсона был единственным гармоническим инструментом. Это и определило роль Бобби в истории джазового вибрафона.
СЛУШАТЬ: Jackie McLean «Saturday And Sunday», с альбома «One Step Beyond», 1963
Маклин — альт-саксофон, Хатчерсон — вибрафон, Грэм Монкьюр III — тромбон, Эдди Хан — бас, Тони Уильямс — барабаны

Хатчерсон оказался одним из первых джазовых вибрафонистов, пытавшихся приспособить этот единственный гармонический инструмент среди ударных к импровизационному языку нового джаза — направлений, возникших после бибопа и его производных, и стилей, в которых музыканты искали новые выразительные средства. Хатчерсон был одним из пионеров использования вибрафона именно как гармонического инструмента: в отличие от своих предшественников (Лайонел Хэмптон, Милт Джексон), он играл не только мелодические линии двумя молоточками, но и гармонию (цепочки аккордов) — четырьмя молоточками, удерживая по два «маллета» в каждой руке.

В результате звучание инструмента Хатчерсона сильно отличалась от манеры его предшественников. Он широко использовал не только основной тон вибрафона, но и его расширенные тембральные возможности: в его игре резонирующие обертона инструмента и долгие переливы послезвучания длинных нот играли огромную роль. Его достижения в развитии вибрафонной джазовой школы повлияли на целые поколения музыкантов, пришедших в джаз в последующие десятилетия: среди своих главных творческих влияний его называют такие разные вибрафонисты, как Джо Локк и Стифон Харрис.

Его игра звучала на ключевых альбомах джазовой истории 1960-х — в частности, он играет на эпохальной пластинке саксофониста, флейтиста и бас-кларнетиста Эрика Долфи «Out to Lunch!» (Blue Note, 1964) и последнем записанном для Blue Note перед вхождением легендарного лейбла в период стагнации альбоме саксофониста Джо Хендерсона «Mode for Joe» (1966). Участие Хатчерсона в этих хрестоматийных записях было обусловлено его постоянной работой с Blue Note, начавшейся с участия в записи Маклина в 1963 и продолжавшейся, несмотря на упадок прославленной фирмы грамзаписи, до 1977 г. Он был частью молодого поколения «блюнотовских» артистов, выходившего далеко за пределы джазового мэйнстрима (альтист Джекки Маклин, пианист Эндрю Хилл), но прекрасно умевшего вписываться в рамки более консервативной стилистики хардбопа: в частности, Хатчерсон записывался с надёжнейшим традиционалистом той эпохи — тенористом Декстером Гордоном. Универсальность Бобби как вибрафониста проявилась и в годы упадка «Блю Ноут», когда он успешно и вполне креативно работал в более коммерческих инструментальных идиомах того времени — в стилистике джаз-фанка и афро-латинской музыки.

Первым альбомом, вышедшим под именем самого Хатчерсона (также на Blue Note), стал «Dialogue» (1965), где играл великолепный состав с участием пианиста Эндрю Хилла, трубача Фредди Хаббарда и саксофониста-флейтиста Сэма Риверса. Хорошо принят слушателями и критикой был и альбом 1966 г. «Stick-Up!», с которого началось многолетнее сотрудничество Хатчерсона с пианистом Маккоем Тайнером.
СЛУШАТЬ: Бобби Хатчерсон «Verse» (с альбома «Stick-Up!», запись 17.07.1966)
Хатчерсон — вибрафон, Маккой Тайнер — ф-но, Джо Хендерсон — тенор-саксофон, Хёрби Луис — бас, Билли Хиггинс — барабаны

ДАЛЕЕ: конец нью-йоркского периода, переезд в Калифорнию, работа Хатчерсона в 1970-2010-е гг….  Читать далее «Вибрафонист Бобби Хатчерсон (1941-2016)»

Нижегородский пианист Александр Шишкин (1948-2016)

Светлана Кукина
фото: Илья Бубис
DK

inmemoriamНа рассвете 10 августа в нижегородской больнице умер Александр Шишкин. Джазовый пианист, композитор и аранжировщик, почти 50 лет он олицетворял горьковский, а затем нижегородский джаз. Казалось, что это незыблемо, что так будет всегда.

Музыкант классической школы, выпускник горьковского музыкального училища, а затем консерватории, он «перешёл на сторону джаза» и в числе первых горьковчан вышел на всесоюзную джазовую арену. Трио Александра Шишкина — лауреат трёх подряд Куйбышевских джазовых фестивалей (1967, 1968, 1969). Помимо полученных дипломов, лидер трио был дважды назван лучшим пианистом фестиваля.

Александр Шишкин
Александр Шишкин

«Тяга к технической игре, использованию народных музыкальных элементов была отмечена у этого ансамбля жюри Куйбышевских джаз-фестивалей, на одном из которых пьеса «Масленица» была признана лучшей композицией фестиваля», — писала горьковская молодёжка «Ленинская смена». Александр самостоятельно освоил все стили джазовой и популярной музыки и всегда следил за новыми музыкальными веяниями.

Гастрольные маршруты Горьковской филармонии, в штате которой Шишкин работал в джазовом коллективе «Лабиринт», привели его в город Грозный. После концерта к нему подошел познакомиться местный музыкант Сергей Манукян. Знакомство оказалось судьбоносным — Манукяна в качестве барабанщика и вокалиста приняли на работу в «Лабиринт», где началась его профессиональная джазовая жизнь.

— Он очень тепло меня принял и как музыкант был несказанно рад, что встретил еще одного музыканта и впоследствии друга. Наша творческая и человеческая дружба продолжается до сих пор, — вспоминал Сергей в 2013 году на праздновании 65-летия своего сценического партнёра и друга. — Родственную душу я почувствовал сразу, когда с ним познакомился и услышал его исполнение, — понял, что с этим человеком мне будет очень хорошо играть. И так оно и вышло. Мы довольно долго гастролировали, придумывали, сочиняли, писали аранжировки. Это уникальный в своем роде человек. Врожденное чувство партнёра, врожденное умение уступить, уйти — или, наоборот, взорваться, сыграть с блеском эмоций. Меня всегда радовало, что он, авантюрный в самом лучшем смысле музыки, не боялся разного рода экспериментов. Созвучные в мелодизме, гармоническом, импровизаторском мышлении, мы во многом совпадали и друг у друга учились.

Сергей Манукян, Александр Шишкин
Сергей Манукян, Александр Шишкин

Выступление с Сергеем Манукяном на Рижском джазовом фестивале 1981 года Александр Шишкин относил к своим наиболее удачным. В том числе и горьковский фестиваль «Джаз-70», самарская «Весна» (1983), ярославский «Джаз над Волгой» (1985), московские «Джазовые голоса» (1999).

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Александра Шишкина, мнения коллег-музыкантов, видео Читать далее «Нижегородский пианист Александр Шишкин (1948-2016)»

Челябинск прощается с режиссёром джаз-фестиваля «Какой удивительный мир» Алексеем Лейкиным

Наталья Риккер,
Челябинск
NR

inmemoriam15 июля на 70-м году жизни скончался Алексей Лейкин — директор ансамбля «Уральский диксиленд» (с 1999), режиссёр джазовых фестивалей «Какой удивительный мир» и множества важных городских мероприятий Челябинска.

Алексей Лейкин (1946-2016)
Алексей Лейкин (1946-2016)

В 1977 Алексей Юрьевич окончил кафедру театральной режиссуры ЧГИИК. С 1977 по 1990 там же преподавал режиссуру театрализованных представлений и праздников. Десятки его учеников трудятся сегодня в разных театрах страны.

От нас ушёл необычайно скромный, интеллигентный, мудрый, талантливый и добрый человек. Будучи тонким знатоком и поклонником джазовой музыки, он был энтузиастом челябинского джазового движения и в течение многих лет вносил большой вклад в становление Челябинска как одного из джазовых центров России. Многочисленные ученики, коллеги любили и уважали Алексея Юрьевича за профессионализм, невероятную самоотдачу и верность избранному делу. В числе последних проектов Алексея Лейкина – театрализованные концерты Челябинской государственной филармонии «Весёлые ребята», «Поэзия джаза», «Счастье моё».

Коллектив Челябинской филармонии и джазмены России — Валерий Гроховский, Константин Гевондян, Максим Пиганов, Ирина Остин, заслуженный деятель искусств России Владимир Фейертаг, народные артисты РФ Анатолий Кролл, Давид Голощёкин, Игорь Бутман, Игорь Бурко — выражают свои соболезнования родным и близким Алексея Юрьевича.

Прощание пройдёт 17 июля с 12:00 до 13:00 в храме Александра Невского (ул. Алое Поле, 1).