Альберт Мангельсдорфф: титан тромбона. 90 лет со дня рождения

Юрий Льноградский YL

5 сентября 2018 исполнилось 90 лет со дня рождения известнейшего представителя немецкого джаза — тромбониста Альберта Мангельсдорффа (Albert Mangelsdorff). Говоря о нём, трудно обойтись без терминов «новатор» и «революционер»: Мангельсдорффу, пожалуй, трудно найти достойных конкурентов в деле «осовременивания» джазового тромбона. Он широко известен своей уникальной техникой игры, позволяющей играть на инструменте гармонически (то есть извлекать из одноголосного по сути своей тромбона одновременно несколько нот — за счёт одновременно и «традиционного» направления потока воздуха, и пропевания каких-то мелодических линий). И если в случае со многими новаторами, добившимися чего-то сравнимого на своих инструментах, разработка новых методик сравнительно редко подкреплялась по-настоящему всемирной их демонстрацией, то Мангельсдорфф и тут взял едва ли не высшую планку в мировой истории: в 1972 году он был удостоен чести играть соло (!) на мюнхенских Олимпийских играх — событии, которое смотрел без преувеличения весь мир и отбор музыкантов на которое шёл куда более жёстко, чем на многие современные «Евровидения»…

Albert Mangelsdorff, 1986 (photo © Urban Kirchberg)
Albert Mangelsdorff, 1986 (photo © Urban Kirchberg)

Текст выходил к 80-летию со дня рождения артиста в №15 бумажной версии «Джаз.Ру» (№6-2008). Актуализирован для 2018. В сетевой версии публикуется впервые.

Становление музыканта пришлось на то время и место, которое при всём желании удачными не назовёшь. Реалии Франкфурта, в котором родился и рос Альберт, к моменту появления у него интереса к музыке были уже реалиями не просто Германии тех лет, а Германии Третьего рейха. Джаз, как музыка расово чуждых негров (а заодно и евреев), на официальном уровне попросту преследовался. Правда, источники тех лет порой упоминают о существовании каких-то полуподпольных концертов, а порой даже и небольших ресторанчиков с джазовой и околоджазовой музыкой, в которых вполне можно было «нахвататься» знаний и умений. Однако Мангельсдорфф получил свои первые знания о предмете из коллекции пластинок своего старшего брата Эмиля, а свой интерес к джазу вынужденно скрывал. Первыми же шагами в музыке для него стали уроки дяди, профессионального скрипача. Впоследствии Альберт самостоятельно научился играть на гитаре, и к тромбону, который прославил его имя на весь мир, его привёл именно этот инструмент: уже после окончания Второй мировой войны, в 1948, играя на гитаре ради небольшого заработка перед американскими солдатами, Мангельсдорфф завязал с ними разговор и, слово за слово, выменял у них подержанный тромбон на… сигареты. Поневоле задумаешься, так ли уж вредно курение для будущего духовика…

Прогресс Альберта на тромбоне был поразительным. Очень скоро о нём заговорили в узких кругах, затем эти круги стали широкими, и уже в 1952 г. 24-летнему Мангельсдорфу было предложено записаться на пластинку — это в послевоенной-то Германии, которой предстояло не только перестроиться на новые рельсы в плане восприятия «расово чуждой музыки», но и вообще опомниться от итогов Второй мировой, переломавшей и куда более важные для страны отрасли, чем звукозапись! Правда, лидером этого проекта был тенор-саксофонист Ханс Коллер, ещё с довоенных времён стоявший на беспрецедентной позиции пропаганды джаза в условиях его безусловного партийного запрета. Официально числясь в рядах германской армии и имея на руках консерваторский диплом, он умело балансировал на грани дозволенного и умудрился в течение всей войны иметь действующий джаз-ансамбль, который особо не маскировался под «популярную музыку», а Мангельсдорфф и вовсе попал в сферу его внимания ещё в 1947, когда ни о каком тромбоне не было ещё и речи.

Альберт Мангельсдорфф в конце 1950-х (фото с обложки выпущенного в 2015 альбома ранних записей артиста «Mainhatten Modern»)
Альберт Мангельсдорфф в конце 1950-х (фото с обложки выпущенного в 2015 альбома ранних записей артиста «Mainhatten Modern»)

В 50-х Мангельсдорфф сотрудничал, разумеется, не только с Коллером: музыкант такого класса, каким он обещал стать, просто обязан был пробовать разные варианты, разные стили, разные форматы. Среди лидеров, в коллективах которых он играл — пианист Джо Климм (1950-1953), пианистка Ютта Хипп (1954-1955), в 1955 и 1956 гг. он уже входил в состав с говорящим названием Frankfurt All Stars, а в 1957-м стал ставить своё имя в качество со-лидера: первым коллективом в ряду его собственных ансамблей стал исполнявший хардбоп квинтет, вторым фронтменом которого был тенор-саксофонист Йоки Фройнд. Наконец, к 1958 году Мангельсдорффа, достигшего тридцатилетнего возраста, распространённый стереотип обязывал выходить на международную арену, если он рассчитывал говорить о себе как о музыканте высшего эшелона своего государства. Мангельсдорфф вышел, причём мастерски: именно он стал единственным представителем Германии в сборном интернациональном оркестре Ньюпортского джаз-фестиваля 1958 года, куда получил путёвку из одного из многочисленных сборных молодёжных оркестров тех лет.

Любопытно то, что этот выезд в Америку (которая наверняка для выросшего при нацистах немецкого музыканта казалась таким же музыкальным раем, как и для выросшего при коммунистах советского) не стал отправной точкой для музыкальной эмиграции. Мангельсдорфф без малейших сомнений вернулся в Германию и пошёл на родине «по нарастающей» — благо и эхо войны всё отдалялось, и экономическая мощь и благосостояние государства росли на глазах, и молодое поколение партнёров внушало оптимизм.

32-летний Мангельсдорфф в 1970-м
32-летний Мангельсдорфф в 1970-м

В шестидесятых стоит отметить сразу несколько проектов. Мангельсдорфф повторил тему «всех звёзд», но на сей раз — на две ступеньки выше городского уровня, с European All Stars. Он образовал квинтет очень необычного инструментального состава с участием барабанщика Ральфа Хюбнера, басиста Гюнтера Ленца и двух саксофонистов — Хайнца Зауэра и Гюнтера Кронберга: ансамбль остаётся одним из самых интересных явлений европейского джаза 60-х, его игру могла видеть на концертах не только Германия и Европа, но и США, Азия и даже Южная Африка. После поворота в сторону фри-джаза и ухода Кронберга коллектив существовал в виде квартета вплоть до 1971 г. Кроме того, Мангельсдорфф сделал две любопытных записи: с пианистом Modern Jazz Quartet Джоном Льюисом (альбом 1962 года «Animal Dance», Atlantic) и со своим квинтетом (альбом «Now Jazz Ramwong», записанный в 1964 г. после тура по Азии по инициативе культурного института имени Гёте и включавший много материала, основанного на этнических азиатских мотивах).
ВИДЕО: Albert Mangelsdorff «Now Jazz Ramwong», 1964

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Альберта Манельсдорффа  Читать далее «Альберт Мангельсдорфф: титан тромбона. 90 лет со дня рождения»

Российский вибрафонист Владимир Голоухов и германский пианист Патрик Бебелаар вновь выступают дуэтом

23-27 июня в России состоятся выступления российско-германского джазового дуэта, в который входят московский вибрафонист Владимир Голоухов и пианист из Штутгарта — Патрик Бебелаар (Patrick Bebelaar). Музыканты дадут по два концерта в Екатеринбурге и Москве. Выступления проходят при поддержке Джазовой федерации земли Баден-Вюртемберг.

Дуэт появился в 2014 г., когда Владимир и Патрик вместе записали на легендарной студии MPS альбом «High In The Clouds» («Высоко в облаках»), который затем вышел на московском лейбле ArtBeat Music.

Patrick Bebelaar (2 шт.), Владимир Голоухов
Patrick Bebelaar (2 шт.), Владимир Голоухов

Лидер московской лаундж-фьюжн-группы Pervoe Solnce, выступавший буквально со всеми — от Рави Шанкара до Гарика Сукачёва и от Аркадия Шилклопера до Алекса Ростоцкого — познакомился с Патриком Бебелааром, выпускником джазовой программы Штутгартского университета 1999 г., по интернету. Но Патрик не новичок в деле сотрудничества с российскими музыкантами: он в 1990-е и 2000-е гг. много раз гастролировал по России в составе трио Limes X и даже давал мастер-классы в российских областных центрах, прилично говорит по-русски. Среди других его нынешних проектов — активная работа на джазовой сцене Южноафриканской Республики, куда он ежегодно ездит на несколько месяцев, и выступления по всей Европе с такими разными европейскими и американскими музыкантами, как Мишель Годар, Херберт Йоос, Бэби Зоммер, Джо Фонда и др.

Jazzverband Baden-Württemberg e.V.Их совместная запись состоялась в октябре 2014 в городке Филлинген-Швеннинген в живописном регионе Шварцвальд на юге Германии, где расположена прославленная студия MPS (HGBS). В 1960-80-е гг. там записывались Оскар Питерсон, Фридрих Гульда, Стефан Граппелли, Милт Джексон, Джордж Бенсон и десятки других джазовых звёзд. Студия сохранилась до наших дней в неприкосновенности, но сейчас к её винтажному аналоговому оборудованию добавлена и суперсовременная система цифровой записи, что делает её одной из лучших студий в Европе для записи акустической музыки.

Рассказывает Владимир Голоухов:

— Патрик воспитывался в детстве на русской музыке, отец его неплохо играл на гитаре, охотно пел русские романсы, и вся семья будущего пианиста заворожённо смотрела, как фигуристка Ирина Роднина танцует под «Калинку» — так что мы быстро нашли общий язык.

Говорит Патрик Бебелаар:

— Я считаю своим долгом в эти непростые времена осложнившихся отношений между нашими странами сделать всё, что в моих силах, чтобы культурные связи между нами не прерывались. Музыка — вне политики. И я счастлив, что могу выразить это не только в Москве, но и в других городах России, где особенно тёплая публика и непосредственная радость от творчества.

Patrick Bebelaar, Владимир Голоухов (Москва, 2015)
Patrick Bebelaar, Владимир Голоухов (Москва, 2015)

Далее: полное расписание концертов в России, ВИДЕО!  Читать далее «Российский вибрафонист Владимир Голоухов и германский пианист Патрик Бебелаар вновь выступают дуэтом»

Джаз из Германии на VII фестивале «Джаз осенью 2017» в Москве: полный анонс

Фестиваль «Джаз осенью», организованный Гёте-Институтом, каждый год старается показать срез разных поколений музыкантов джаза и свободной импровизации, практикующих разные подходы в музыке.

LOGO GOETHEНа седьмом по счёту фестивале 29 сентября — 23 октября 2017, как и в 2016 году, состав участников представлен в компактных форматах трио и дуэтов музыкантами в диапазоне от практически канонизированных фигур — например, трио ветеранов европейской новоджазовой сцены, пианиста Александра фон Шлиппенбаха, саксофониста Эвана Паркера и барабанщика Пауля Ловенса — до представителей новой экспериментальной импровизации: в этом году это Spill — дуэт пианистки Магды Майас и барабанщика Тони Бака. Ещё одно трио, PaPaJo Trio, делит с Schlippenbach Trio одного из своих участников, немецкого барабанщика Пауля Ловенса, партнерами которого в этом ансамбле выступают также признанные величины европейской сцены: немецкий тромбонист Пауль Хубвебер и британский контрабасист Джон Эдвардс. Дуэты Kühne / Ullmann (саксофонист, бас-кларнетист и флейтист Гебхард Ульманн и вокалистка Альмут Кюне) и Laubrock / Ex (саксофонистка Ингрид Лауброк и бас-гитарист Люк Экс) — импровизаторы среднего и младшего поколений из числа тех, кто определяет эстетику импровизационной музыки в первые два десятилетия нынешнего века — в том числе, через актуализацию джазовой традиции с помощью современного музыкального языка.

Schlippenbach Trio, Москва, 2010 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Schlippenbach Trio, Москва, 2010 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Фестиваль откроется 29 сентября в Культурном центре «Дом». Концерты пройдут также 6, 7, 13 и 23 октября.

ДАЛЕЕ: программа фестиваля «Джаз осенью 2017»  Читать далее «Джаз из Германии на VII фестивале «Джаз осенью 2017» в Москве: полный анонс»

Берлинский джазмен Себастьян Студницки: «Я не трубач и не пианист — я музыкант»

Артём Липатов AL

interviewВ Москву приезжает известный немецкий джазмен — трубач и клавшник Себастьян Студницки (Sebastian Studnitzky; по-немецки его фамилия произносится Штудницки. — Ред.). Участник Jazzanova и Mezzoforte приезжает с новейшим собственным проектом Memento, в которым воедино сплелись академическая музыка, джаз и электроника. В преддверии концерта в Доме Кино 16 ноября мы связались с музыкантом, только что вернувшимся домой в Германию с Международного джазового фестиваля в Баку.

Как прошло выступление в Баку, какие впечатления?

Всё было прекрасно, я представлял там свой новейший проект, Memento, выступал с местным струнным квартетом, всё прошло более чем прекрасно!

Sebastian Studnitzky
Sebastian Studnitzky

Давайте начнем сначала, от корней, так сказать. Как рождалась ваша страсть к музыке, как вы стали музыкантом?

Мой отец — дирижёр, и ещё он возглавлял музыкальную школу, так что мои отношения с музыкой начались очень рано. На фортепиано я начал играть в четыре года, на трубе — в девять; начинал я, понятно, с классической музыки, потом увлёкся джазом — и какое-то время на рояле играл классическую музыку, а на трубе — джаз. Джазовую трубу я изучал сначала в Штутгарте, затем в США, в Бостоне, в колледже Бёркли. Изучал композицию, оркестровку…

То есть вопрос, чем заниматься, перед вами не стоял?

Да, все было ясно с малых лет.

И не было никакого внутреннего противоречия?

Нет, абсолютно никакого. Потом, родители всегда поддерживали меня: ведь начать заниматься музыкой в четыре года — это было моё собственное желание. Единственное, когда пришлось побороться — это когда я решил играть джаз, это правда.

Вы были участником многих коллективов, у вас есть собственное трио, но вот что интересно — я впервые узнал ваше имя по компакт-диску, выпущенному в России в 2000 году. Странно, правда? Это был альбом группы Orbit Experience.

— Как же, как же! Это история довольно забавная. И чтобы её рассказать, надо вернуться не на семнадцать лет назад, а на все двадцать. Я выступал в России… это было в Саратове, кажется. Нет, в Самаре! И я потерял визу. Листок с визовой отметкой выпал из паспорта, наверное — до сих пор так и не могу понять, как я умудрился его потерять… может быть, много выпил: Россия, водка, сами понимаете. И выехать за пределы России я поэтому не мог. Пришлось остаться на десять дней, пока мне не выправят новую визу. Было мне одиноко, чувствовал я себя выброшенным на обочину жизни, и в самарском аэропорту я столкнулся с музыкантами. Навстречу мне шли ребята восточной наружности с инструментами, и я завязал с ними разговор… Рассказал им о своей печальной судьбе, а они мне: «Да что там, давай с нами, ты же музыкант? У нас тут концерты, сыграешь с нами!» Концерт, к слову, намечался в тот же день вечером. Они отвезли меня обратно в город, в гостиницу. Я понятия не имел, что это за группа, а это были «А-Студио»! И я, значит, играл с ними и подружился — вплоть до того, что мои партии есть на двух их альбомах. Они приглашали меня в Казахстан, я выступал с ними в Алматы… Собственно, так начались мои тесные отношения с Россией — я постоянно ездил сюда по приглашению моих друзей, «А-Студио», и где я только с ними не выступал — от роскошнейших концертных залов до каких-то закрытых вечеринок у непонятных людей мафиозного вида… Двадцать лет назад… это было занятное время, вы же помните, да? Ну и я начал обрастать какими-то связями в музыкальном мире России, что и привело в конце концов к выпуску этого альбома на Boheme Music.

Orbit Experience в Москве, апрель 1999
Orbit Experience в Москве, апрель 1999

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Себастиана Штудницки  Читать далее «Берлинский джазмен Себастьян Студницки: «Я не трубач и не пианист — я музыкант»»

VI фестиваль «Джаз осенью — Impro» представит москвичам европейскую импровизационную музыку

GOETHE INSTФестиваль «Джаз осенью — Impro», организованный Гёте-Институтом в Москве, откроется 13 октября в культурном центре «Дом». В фестивале примут участие выдающиеся представители немецкого и европейского фри-джаза и импровизационной музыки. В программе фестиваля четыре концерта: 13 октября, 6 ноября, 25 ноября и 1 декабря.

Astrid Wege— Импровизация — это девиз и одновременно главная идея фестиваля «Джаз осенью» этого года, — говорит руководитель отдела культурных программ Гёте-Института в Москве Астрид Веге. — Каждое выступление в рамках фестиваля — это своего рода путешествие в новый мир, сотворение которого происходит здесь и сейчас. Мы благодарны всем музыкантам за предоставленную нам возможность стать непосредственными участниками этого события и желаем им, а также слушателям фестиваля, незабываемых открытий!

Программа фестиваля «Джаз осенью — Impro» 2016

  • 13 октября, четверг — КЦ «Дом», 20:00
    Konk Pack Trio (Thomas Lehn / Tim Hodgkinson / Roger Turner)
  • 6 ноября, воскресенье — КЦ «Дом», 20:00
    Blume / Butcher/ De Joode Trio (Martin Blume / John Butcher / Wilbert de Joode)
  • 25 ноября, пятница — КЦ «Дом», 20:00
    Петеру Брётцманну 75! Peter Brötzmann / Heather Leigh Duo + Peter Brötzmann UK Trio (Peter Brötzmann / John Edwards / Steve Noble)
  • 1 декабря, четверг — КЦ «Дом», 20:00
    Kazuhisa Uchihashi + DDK Trio (Axel Dörner / Jacques Demierre / Jonas Kocher)

Организатор фестиваля — Гёте-Институт в Москве. Информационные партнеры — журнал «Джаз.Ру» и музыкальная энциклопедия «Звуки.ру»

Konk Pack Trio
Konk Pack Trio

Ближайший концерт фестиваля — выступление Konk Pack Trio 13 октября. Состав «Конк Пак Трио»: Томас Лен (Thomas Lehn) — аналоговый синтезатор; Тим Ходжкинсон (Tim Hodgkinson) — лэп-стил-гитара, электроника, кларнет; Роджер Тёрнер (Roger Turner) — ударные, перкуссия. Импровизационное трио Konk Pack уже около двадцати лет будоражит воображение слушателей всего мира. Его участники — видные деятели европейской джазово-импровизационной сцены: немецкий исполнитель на аналоговом синтезаторе Томас Лен, легендарный мультиинструменталист Тим Ходжкинсон, один из отцов-основателей движения Rock In Opposition и группы Henry Cow, и известный английский барабанщик Роджер Тёрнер.
ВИДЕО: Konk Pack Trio
Съёмка: Sergio Amadori, выступление в Centro Stabile di Cultura в городе S. Vito di Leguzzano (Италия), 2014

Как говорит Тим Ходжкинсон, Konk Pack — «очень динамичная группа», которая может вдруг переключиться с одного музыкального паттерна на другой, неожиданно всё поменять: «Когда мы играем очень деликатно, всегда существует опасность, что мы внезапно заиграем на полную громкость». Ровного ритма в неистовой, рваной, терзаемой музыке трио нет, но есть чёткое понимание необходимости постоянных метаморфоз и, по словам Ходжкинсона, «важности того, что что-то происходит вовремя». Критики считают, что «особенно завораживают плотность и непредсказуемость музыки Konk Pack».
КЦ «ДОМ»  (Б.Овчинниковский пер., 26, м. Новокузнецкая, тел. (495)953-7236).
Стоимость билетов на этот концерт: в предварительной продаже — 1000 р., в день концерта — 1300 р. (стоимость билетов на остальные концерты цикла будет сообщена дополнительно).
Стоимость абонемента на все четыре концерта фестиваля — 3500 р. Количество ограничено.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

Перед выступлением в Москве клавишник Konk Pack Томас Лен дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.

Что вы можете рассказать об ансамбле Konk Pack? В чём его специфика?

— Мы встретились втроём в конце 1997 года на фестивале в Будапеште. Я уже был знаком с Роджером (Тёрнером — Г.Д.), мы знакомы с 1994 года, играли в клубах в Лондоне. И синтезатор, на котором я играю с тех пор, достался мне от него. А Тим (Ходжкинсон — Г.Д.) был на одном из наших клубных концертов. В Будапеште в сентябре 1997 года был фестиваль, на который пригласили двенадцать или пятнадцать музыкантов — не в ансамблях, а индивидуально. И ансамбли там формировались по предложению самих музыкантов. Поступило предложение, чтобы Роджер, Тим и я сыграли сет, — его высказал скрипач и музыкант, создающий звуки с помощью лэптопа, Фил Даррант из Лондона. С этого всё и началось, благодаря ему наше трио и сформировалось. Тогда мы ещё не назывались Konk Pack

Konk Pack Trio
Konk Pack Trio

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Томаса Лена  Читать далее «VI фестиваль «Джаз осенью — Impro» представит москвичам европейскую импровизационную музыку»