Пианист Валерий Гроховский: три интервью в день рождения

interview12 июля исполняется 56 лет Валерию Гроховскому — выдающемуся российскому джазовому и академическому пианисту и педагогу, нынешнему главе кафедры инструментального джазового исполнительства Российской Академии музыки им. Гнесиных.

Валерий Гроховский
Валерий Гроховский

«Джаз.Ру» трижды публиковал интервью Валерия Александровича — в 2006 в «Полном Джазе 1.0» (Григорий Дурново), в 2010 к 50-летию музыканта — в бумажном «Джаз.Ру» №3/4-2010 (Зинаида Карташёва) и полтора года назад — также в бумажном журнале №6 (зима 2014/2015 — Елена Борисова). Сегодня, в день рождения артиста, мы публикуем фрагменты из этих трёх бесед, выстраивающихся в подробное биографическое интервью.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

«Полный Джаз 1.0», 2006. «Валерий Гроховский: между классикой и джазом» (Григорий Дурново)

…Как вы вообще пришли к джазу?

— Мне было четырнадцать лет, и по «Голосу Америки» передавали передачи пианиста Арта Тейтума. Когда я послушал соло, я обалдел. Я думал, так невозможно сыграть на рояле. Я пытался записать это нотами (смеётся), пробовал подражать, хотя это, конечно, глупость была, ведь невозможно по нотам воспроизвести импровизацию… Так я начал поигрывать немножко и пришел в джаз. Но в России я джазу не учился никогда, просто слушал музыкантов, Леонида Чижика, например, он был тогда очень популярен. И когда я поступал в Гнесинское училище, у меня был выбор: пойти на только что открывшееся эстрадное отделение Игоря Бриля или заниматься классической музыкой. И мне все сказали: иди на классику, джаз ты и так будешь играть. Уже когда я поступил в Гнесинский институт, у меня появилась своя джазовая группа «Старый Арбат», мы тусовались в студии «Замоскворечье», играли Анатолию Кроллу, ему очень понравилось, мы до сих пор дружим. Потом была ресторанная работа, приобретение навыков по части электронной музыки, аранжировок, все это было очень полезно. Где-то в 1985 году я познакомился с замечательным пианистом Аркадием Фиглиным, и мы с ним создали дуэт, поехали в Таллин на фестиваль и взяли какую-то премию, были на телевидении. Но потом как-то разошлись — он уехал [в США], я ушёл в классику. Так получилось, что в 1984-1986 годах я больше в джазе варился, а с 1987 прекратил, потом поступил в аспирантуру и сразу попал на конкурс Бузони в Италии, получил там призовое место, хотя конкурс был сумасшедший по сложности…

А после этого я получил приглашение из Америки по обмену министерства образования, в Иллинойский университет. Я хотел понять, как там занимаются джазом, есть ли какая-то программа. Потому что у нас джаз преподавали замечательные, талантливые люди, но в этом не было упорядоченности, системы. И меня на год отправили в Америку. Там произошла забавная история. Мой куратор сказал мне при первой встрече: «Я понимаю, что вы из России, что там джаз был запрещён, но ничего страшного, мы с вами сейчас все пройдём». А на следующий день я сыграл с его студенческим биг-бэндом, после чего он сказал: «Так, на этом уроки мы заканчиваем, начинаем просто работать». (Смеётся.) Мне предложили устроить сольный концерт — я сыграл сначала классическую программу, а через неделю — джазовую. А потом мне просто дали класс, чтобы я преподавал классическое фортепиано! У меня была куча учеников, они приходили, я им что-то рассказывал, играл, и они играли, что могли. Но я уже скоро начал понимать, что могут они не все — на университетском уровне не сравнить то, что играют классические музыканты у нас и там… Кстати, там все играют Патетическую сонату и Аппассионату. А у нас в институте Патетическую сонату нельзя было играть! Потому что нам сразу ставили двойку. Считалось, что это что-то неприкосновенное. Покойный Игорь Владимирович Кузнецов говорил (рычит): «Какое вы имели право?!» Или, например, была такая хохма на вступительных экзаменах: «Вы играете замечательно, а особенно — Патетическую сонату. Мы вам поставили два»…

Валерий Гроховский
Валерий Гроховский

И вот я начал работать. Ко мне приехала первая жена с ребенком, меня стали приглашать туда-сюда по Америке на фестивали и конкурсы, во Францию. Потом я приехал как турист на конкурс в Техас, и мне говорят: «А вы не хотите здесь работать?» Я говорю: «А почему же нет? Хочу!» (Смеётся.) Так я начал преподавать в Сан-Антонио, стал в жюри сидеть в Цинцинатти на конкурсе, собрал хороший класс, у меня было, наверно, человек тридцать выпускников за десять лет, из России ученики приезжали. Я преподавал академическое фортепиано и иногда — джазовый ансамбль. Потом я там даже провел один курс, который придумал сам — искусство фортепианной интерпретации. Мы слушали и обсуждали записи, сделанные великими мастерами. Потом они все делали доклады. Потому что в Америке нельзя заставить человека выучить, но его можно попросить приготовить доклад (посмеивается). В результате мне даже не нужно было устраивать финальный экзамен, потому что люди настолько разбирались в музыке, настолько распознавали этот классический репертуар, что это была бы просто формальность.

Я познал тамошнюю систему обучения, организовывал фестивали, выступал с оркестрами, играл соло и проработал так десять лет. Сейчас очень многое поменялось, с приходом республиканцев стали отменять стипендии, почему-то люди перестали поддерживать искусство. И я понял, что бороться с системой я не могу. Кроме того, я развёлся, поэтому надо было уезжать. И я уехал оттуда. […]

ДАЛЕЕ: продолжение «составного» биографического интервью Валерия Гроховского, ВИДЕО Читать далее «Пианист Валерий Гроховский: три интервью в день рождения»

Как это было. International Jazz Day в Доме Музыки: когда свингуют даже скрипки

Елена Борисова
фото: Юрий Машков
IN

report30 апреля в Международном доме музыки в рамках празднования Международного дня джаза под эгидой ЮНЕСКО прошёл фестиваль «Все цвета московского джаза».

Немного истории

Весь мир отмечает 30 апреля Международный день джаза — праздник, который появился на свет в 2012 году по инициативе Организации Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). Главная задача праздника — межкультурный диалог на «универсальном языке свободы», широкие возможности узнать больше о джазовом искусстве, его корнях, трансформациях и влиянии. «Каждая страна на всех континентах посвящает целые сутки джазу, делясь его красотой, страстью и ценностями», говорит Посол доброй воли ЮНЕСКО по межкультурному диалогу, легендарный джазовый музыкант Хэрби Хэнкок. В праздновании Международного дня джаза принимают участие не только музыканты, но и другие деятели искусства и культуры, ученые, преподаватели, писатели, философы, фотографы, блогеры, поклонники джаза — в общем, всё джазовое сообщество. Все они с готовностью обмениваются своими идеями посредством множества творческих и образовательных проектов, в том числе мастер-классов и круглых столов, которыми руководят музыканты и преподаватели.

В Москве в этот день также проходят музыкальные мероприятия, чествующие джазовое искусство. Первопроходец празднования Дня Джаза в российской столице — народный артист РФ, продюсер, бэндлидер, руководитель оркестрового класса кафедры инструментального джазового исполнительства Российской Академии музыки им. Гнесиных Анатолий Кролл.

Анатолий Кролл
Анатолий Кролл

— В 2012 году мне никто не поручал проводить этот праздник, — вспоминает Анатолий Ошерович. — Я случайно узнал об его учреждении от Григория Эдуардовича Орджоникидзе, ответственного секретаря Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО и, как выяснилось позже, музыканта.

Когда Анатолий Кролл понял, что это не просто частная инициатива, а действительно Всемирный день джаза, он решил «без каких-либо амбиций и чемпионских мыслей» проводить его в столице России. Так на свет появился фестиваль «Все цвета московского джаза» — творческая акция, где каждый раз по-разному раскрывается вся многоликость джазовой сцены. Артисты приглашаются не хаотично, а в зависимости от доминирующей в этом году идеи фестиваля. К чести Кролла, который в силу своего статуса имеет возможность приглашать на фестиваль одних лишь звёзд российского джаза, в афише однодневного фестиваля мы видим имена не только «маститых», но и молодых талантов. Последних отбирает сам маэстро, считающий, что «джазу покорны все возрасты». И даже номера в программе выстраиваются Анатолием Ошеровичем не в произвольной последовательности, как это иногда бывает, а в соответствии с замыслом, который всегда сводится к главному: показывать разные направления джаза, обитающие в Москве.

В этом году организаторы International Jazz Day, ЮНЕСКО и Институт джаза им. Телониуса Монка, прислали специальную благодарность Анатолию Кроллу и Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО за проведение Международного дня джаза в Москве в 2015 году.

— Джаз — не только форма музыкального искусства, но и наша способность мирно взаимодействовать, сохраняя существенные различия; выражать свою индивидуальность, не забывая о том, что мы являемся частью сообщества, — подчеркивается в письме, которое для включения в буклет фестиваля довелось переводить автору этих строк. — Ваше участие в Международном дне джаза служит важным подтверждением того, что люди по-прежнему положительно воспринимают эту идею и музыку, стоящую за ней.

Пожелание удачи в проведении праздничных мероприятий в этом году (совпадающих с 70-летним юбилеем ЮНЕСКО) от столь уважаемых людей, а также появление имени Кролла в составе Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, по его словам, усилило чувство ответственности за сценическое «детище»-2015, идея которого на сей раз была сформулирована его полным названием: «Все цвета московского джаза. От блюза, кантри и до свинга!»

«Академик-Бэнд» Анатолия Кролла
«Академик-Бэнд» Анатолия Кролла

ДАЛЕЕ: подробный рассказ о фестивале в честь Международного Дня Джаза в Доме музыки  Читать далее «Как это было. International Jazz Day в Доме Музыки: когда свингуют даже скрипки»